И.И.Чукаева1, И.В.Комарова1, А.В.Кравченко2, Т.Е.Кушакова2 №02 2013

Кардиология Кардиологический вестник - И.И.Чукаева1, И.В.Комарова1, А.В.Кравченко2, Т.Е.Кушакова2

Для цитированияСкрыть список
Гендерный фактор и риск развития факторов сердечно-сосудистых заболеваний у ВИЧ-инфицированных пациентов с сохранной функцией иммунной системы. И.И.Чукаева1, И.В.Комарова1, А.В.Кравченко2, Т.Е.Кушакова2. Кардиологический вестник (архив 2006-2013 гг.). 2013; 02: 
Резюме
Цель работы. Выявить гендерную роль в развитии традиционных и «новых» факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) у ВИЧ-инфицированных пациентов с сохранной функцией иммунной системы и естественным течением ВИЧ-инфекции, получающих антиретровирусную терапию (АРВТ).
Материалы и методы. Обследовали 21 ВИЧ-инфицированного пациента с естественным течением ВИЧ-инфекции без сопутствующих хронических заболеваний, 106 ВИЧ-инфицированных пациентов, получающих АРВТ, без сопутствующих хронических заболеваний, контрольную группу (КГ) составили 39 пациентов без ВИЧ-инфекции, без сопутствующих хронических заболеваний. У всех пациентов был оценен липидный, углеводный, провоспалительный и прокоагулянтный профиль.
Результаты. Выявлен достоверно более низкий уровень общего холестерина (ОХС), липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) и липопротеинов высокой плотности (ЛПВП) у ВИЧ-инфицированных мужчин с естественным течением инфекции, чем у ВИЧ-инфицированных пациентов, получающих АРВТ, и из КГ. Также нами выявлен достоверно более высокий уровень αa-фактора некроза опухоли (a-ФНО) у мужчин и женщин с естественным течением ВИЧ-инфекции, чем у мужчин и женщин из группы ВИЧ-инфицированных пациентов, получающих АРВТ, и КГ. Выявлен достоверно более высокий фактор Виллебранда (ФВ) у ВИЧ-инфицированных мужчин с естественным течением инфекции, чем у ВИЧ-инфицированных женщин с естественным течением инфекции и мужчин, получающих АРВТ, и из КГ.
Заключение. Можно считать, что у ВИЧ-инфицированных пациентов имеет место протективная роль женского пола в развитии традиционных и «новых» факторов риска (ФР) развития ССЗ и что эффективная АРВТ помогает уменьшить их выраженность у ВИЧ-инфицированных лиц мужского пола.
Ключевые слова: сердечно-сосудистые заболевания, факторы риска, гендерный фактор, ВИЧ, антиретровирусная терапия.

Gender factor and risk of the development cardiovascular diseases
in HIV – infected patients with safe immune function
I.I.Chukayeva, I.V.Komarova, A.V.Kravchenko, T.E.Kushakova
Summary
Aim. To evaluate the role of gender factor in the development of traditional and «new» cardiovascular risk factors in HIV – infected naïve and on antiretroviral therapy patients with safe immune function.
Materials and methods. We have examined 21 naïve HIV – infected patients without chronic disesases, 106 HIV – infected patients on antiretroviral therapy without chronic diseases, in control group was included 29 patients without HIV infection and chronic diseases. In all patients was evaluated lipid, carbohydrate, inflammatory and coagulator profile.
Results. We have discovered significant lower level of total cholesterol, low density lipoproteins and high density lipoproteins in naïve HIV – infected man in comparison with HIV – infected patients man on antiretroviral therapy and men in control group. Also we have discovered significant higher level of tumor necrosis factor – aα in naïve HIV – infected men and women in comparison with HIV – infected men and women on antiretroviral therapy and men and women in control group. We have found significant higher level of WF in naïve HIV – infected men in comparison with naïve HIV – infected women and HIV – infected men on antiretroviral therapy and men in control group.
Conclusion. Based on received data we can conclude, that in HIV – infected patients is retained the protection role of female sex in the development of traditional and «new» risk factors and effective antiretroviral therapy helps to decrease theirs expression in HIV – infected men.
Key words: cardiovascular diseases, risk factors, gender factor, HIV, antiretroviral therapy.

Сведения об авторах
Чукаева Ирина Ивановна – д-р мед. наук, проф., зав. каф. поликлинической терапии №2 лечебного факультета Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И.Пирогова
Комарова Ирина Владимировна – ассистент каф. поликлинической терапии №2 лечебного факультета Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И.Пирогова
Кравченко Алексей Викторович – д-р мед. наук, проф., ФБУН Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии
Кушакова Татьяна Евгеньевна – аспирантка ФБУН Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии


Сердечно-сосудиcтые заболевания (ССЗ) – одна из ведущих причин смертности. Большое значение в развитии ССЗ придается роли факторов риска (ФР). В то же время есть данные о протективной роли женского пола в развитии ФР ССЗ. Эстрогенный гормональный фон оказывает положительное влияние на липидный, углеводный, провоспалительный и прокоагулянтный профили. У лиц женского пола в сравнении с мужчинами ниже уровни общего холестерина (ОХС), липротеинов низкой плотности (ЛПНП), липопротеинов очень низкой плотности (ЛПОНП), триглицеридов (ТГ) и выше уровень ЛПВП. Причем степень влияния эстрогенов на разные фракции липидного профиля неодинакова. Уровень ОХС и ЛПНП ниже на 5–15%, ТГ на 20–25%, ЛПВП выше на 10% [1, 2]. Это различие начинает наиболее ярко проявляться после полового созревания и нивелируется после достижения женщинами 70-летнего возраста и мужчинами 60-летнего возраста [3]. Известно также протективное действие женского пола на углеводный профиль. Эстрогены подавляют печеночный глюконеогенез, оказывают протективное действие на р-клетки поджелудочной железы, участвуют в регуляции биосинтеза и секреции инсулина, влияют на пролиферативные процессы клеток островков Лангерганса [4, 5]. При снижении уровня эстрогенов снижается чувствительность к инсулину, повышается тощаковой уровень глюкозы [6, 7]. Эстрогены оказывают воздействие и на систему гемостаза. Есть данные о том, что у женщин в постменопаузе выше уровень фактора Виллебранда (ФВ), фибриногена и VII фактора [8]. Эстрогены также оказывают влияние на провоспалительный профиль. У женщин в постменопаузе уровни С-реактивного белка (СРБ) и интерлейкина-6 (ИЛ-6) выше, чем у женщин в пременопаузе [9, 10].
В то же время сведений о роли гендерного фактора в развитии ФР ССЗ у ВИЧ-инфицированных пациентов недостаточно. Есть данные о более высоком уровне ХС ЛПВП у ВИЧ-инфицированных женщин с естественным течением ВИЧ-инфекции, чем у мужчин [11, 12]. Было выявлено также, что у ВИЧ-инфицированных пациенток с естественным течением инфекции и сохраненной менструальной функцией гиперинсулинемия встречается реже, чем у женщин в постменопаузе [13]. Данных о роли гендерного фактора в развитии изменений в провоспалительном и прокоагулянтном профиле у ВИЧ-инфицированных пациентов с естественным течением инфекции в настоящее время нет. Недостаточно также данных о роли гендерного фактора в развитии ФР ССЗ у ВИЧ-инфицированных пациентов, получающих антиретровирусную терапию (АРВТ).
Целью исследования было выявление роли гендерного фактора в развитии традиционных и «новых» ФР ССЗ у ВИЧ-инфицированных пациентов с сохранной функцией иммунной системы с естественным течением ВИЧ-инфекции и получающих АРВТ.

Материалы и методы
Обследовали 21 пациента с естественным течением ВИЧ-инфекции в возрасте 25–40 лет (средний возраст 31,95±0,84 года), из них 52% мужчин, 53% из всех обследованных пациентов курящие, без сопутствующих хронических заболеваний, средний уровень CD4+ клеток – 399,05±159,47 кл/мл, с длительностью естественного течения ВИЧ-инфекции не более 5 лет и не получавших АРВТ, и 106 пациентов с ВИЧ-инфекцией, получающих АРВТ (42% получают ингибиторы протеазы, 58% – ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы), 55% мужчины, 47% из всех обследованных пациентов курящие, без сопутствующих хронических заболеваний, средний уровень CD4+ клеток – 480,8±172,75. Контрольную группу (КГ) составили 39 пациентов (средний возраст 32,08±0,84 года), 46% мужчины, 33% из всех обследованных пациентов курящие, без сопутствующих хронических заболеваний.
У всех пациентов определяли уровни ОХС, ЛПНП, ЛПОНП, ЛПВП, ТГ, апопротеина В (апо-В), глюкозы, а также маркеров воспаления [a-ФНО, интерлейкинов 12 и 18 (ИЛ-12, -18)], гомоцистеина, ФВ, эндотелина, тромбомодулина. Измерение уровней ОХС, ХС ЛПНП, ХС ЛПОНП, ХС ЛПВП, ТГ, апо-В, глюкозы в плазме крови проводили на автоматическом биохимическом анализаторе Architect ci8200 (ABBOTT, США). Уровни инсулина, гомоцистеина определяли на автоматическом биохимическом анализаторе Immulite 2000, Siemens, США. Уровни a-ФНО, ИЛ-12, -18, эндотелина, тромбомодулина измеряли методом иммуноферментного анализа с использованием стандартных планшетов. Уровень ФВ определяли реакцией агглютинации.
Статистическую обработку данных производили с использованием пакета статистической обработки данных Statistica 8.0. Числовые данные приведены в виде медианы (25% процентиль – 75% процентиль). Сравнение средних показателей производили с помощью стандартных методов вариационной статистики медико-билогического профиля. Для оценки достоверности различий между двумя группами использовали критерий Манна – Уитни. Различия считались достоверными при p<0,05.

Результаты и обсуждение
Нами выявлены достоверно более высокие уровни ОХС и ХС ЛПНП у ВИЧ-инфицированных мужчин, получающих АРВТ, и у мужчин из КГ, чем у ВИЧ-инфицированных пациентов с естественным течением ВИЧ-инфекции; в то время как у женщин достоверных различий по этим показателям отмечено не было. Также в группе с естественным течением ВИЧ-инфекции уровни ОХС и ХС ЛПНП были достоверно ниже у мужчин, чем у женщин. Учитывая, что для ВИЧ-инфицированных пациентов с естественным течением инфекции характерно снижение уровней ОХС и ХС ЛПНП, достоверно более высокие уровни ОХС и ХС ЛПНП у женщин с естественным течением ВИЧ-инфекции, чем у мужчин, может говорить о сохранении у первых протективного действия эстрогенов, препятствующих развитию характерных для ВИЧ-инфекции изменений липидного профиля. Достоверное повышение уровней ОХС и ХС ЛПНП у ВИЧ-инфицированных мужчин, получающих эффективную АРВТ, по сравнению с их уровнями у ВИЧ-инфицированных пациентов с естественным течением инфекции (достоверных различий по уровню ОХС и ХС ЛПНП по сравнению с КГ не получено), может говорить о нормализации липидного профиля на фоне адекватного лечения [14]. Выявленный нами достоверно более высокий уровень ХС ЛПОНП у женщин, получающих АРВТ, чем у женщин из КГ, может говорить о нивелировании этого защитного механизма эстрогенов на фоне проведения АРВТ. Выявлен достоверно более высокий уровень ХС ЛПВП у ВИЧ-инфицированных мужчин, получающих АРВТ, и у мужчин из КГ (достоверных различий по уровню ЛПВП в указанных группах не получено), по сравнению с ВИЧ-инфицированными мужчинами с естественным течением инфекции, что также может говорить о антиатерогенных изменениях в липидном профиле у мужчин на фоне проведения эффективной АРВТ. Нами выявлен также достоверно более высокий уровень ХС ЛПВП у женщин с естественным течением ВИЧ-инфекции и получающих АРВТ, чем у мужчин из соответствующих групп, что говорит о сохранении протективного влияния женского пола на уровень ХС ЛПВП на фоне ВИЧ-инфекции. Выявлен также достоверно более высокий уровень ТГ у ВИЧ-инфицированных женщин в обеих группах, чем у женщин из КГ, что может говорить о нивелировании влияния эстрогенов на уровень ТГ на фоне ВИЧ-инфицирования. Это предположение подтверждается тем, что между мужчинами и женщинами в группах с естественным течением ВИЧ-инфекции и получающими АРВТ отсутствуют отличия по уровню ТГ, в то время как в КГ получены достоверные различия по уровню ТГ между лицами мужского и женского пола. Отмечен также достоверно более высокий уровень апо-В у ВИЧ-инфицированных пациентов, получающих АРВТ, чем у ВИЧ-инфицированных пациентов с естественным течением инфекции, что может являться проатерогенным фактором. Достоверных различий по уровням глюкозы и инсулина получено не было. Выявлен достоверно более высокий уровень RBP-4 у женщин из КГ, чем у ВИЧ-инфицированных женщин из обеих групп. Среди мужчин достоверных различий по уровню RBP-4 получено не было (табл. 1).

4-t1-2.jpg

При оценке провоспалительного профиля выявлен достоверно более высокий уровень 
a-ФНО у ВИЧ-инфицированных мужчин и женщин с естественным течением инфекции, чем у ВИЧ-инфицированных мужчин и женщин, получающих АРВТ, и мужчин и женщин из КГ соответственно, что может говорить о более высоком провоспалительном статусе на фоне естественного течения ВИЧ-инфекции и снижении его на фоне применения АРВТ. Достоверных различий по уровням ИЛ-12 и ИЛ-18 получено не было (табл. 2).
При оценке прокоагулянтного профиля был выявлен достоверно более высокий уровень гомоцистеина у ВИЧ-инфицированных мужчин, с естественным течением инфекции и получающих АРВТ, чем у женщин из соответствующих групп, что может говорить о более высоком риске тромботических осложнений у ВИЧ-инфицированных мужчин, чем у женщин. Выявлен достоверно более высокий уровень ФВ у ВИЧ-инфицированных мужчин с естественным течением инфекции, чем у женщин с естественным течением ВИЧ-инфекции и мужчин, получающих АРВТ, и из КГ (табл. 3).

4-t3.jpg

Заключение
Исходя из полученных в исследовании данных, можно сделать вывод о сохранении у ВИЧ-инфицированных пациентов протективного влияния женского пола на уровень ЛПВП и нивелировании его влияния на уровень ТГ. Учитывая достоверно более низкий уровень a-ФНО как у мужчин, так и у женщин, получающих АРВТ, по сравнению с ВИЧ-инфицированными пациентами с естественным течением инфекции, можно сделать вывод и о снижении провоспалительного профиля на фоне проведения эффективной АРВТ вне зависимости от пола, что можно расценить как кардиопротективный фактор. Учитывая достоверно более низкие показатели прокоагулянтного профиля у женщин с ВИЧ-инфекцией, чем у мужчин, и снижение их уровня на фоне проведения АРВТ, можно предположить, что у ВИЧ-инфицированных пациентов женский пол ассоциирован с более низким риском развития тромбозов и что этот риск у мужчин снижается на фоне проведения эффективной АРВТ.
Таким образом, можно заключить, что у ВИЧ-инфицированных пациентов сохраняется протективная роль женского пола в развитии традиционных и «новых» ФР развития ССЗ и эффективная АРВТ помогает уменьшить их выраженность у ВИЧ-инфицированных лиц мужского пола.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Kovanen PT, Brown MS, Goldstein JL. Increased binding of LDL to liver membranes from rats treated with 17-ethinyl estradiol.
J Biol Chem 1979; 254: 11367–73.
2. Tikkanen MJ, Nikkia EA, Kuusi T, Sipinen S. HDL-2 and hepatic lipase; reciprocal changes produced by estrogen and norgestrel.
J Clin Endocrinol Metab 1982; 54: 1113–7.
3. Freedman DS, Jacobsen SJ, Barboriak JJ et al. Body fat distribution and male/female differences in lipids and lipoproteins. Circulation 1990; 81 (5): 1498–506.
4. Nadal A, Alonso-Magdalena P, Soriano S et al. The pancreatic beta-cell as a target of estrogens and xenoestrogens: Implications for blood glucose homeostasis and diabetes. Mol Cell Endocrinol 2009; 304 (1–2): 63–8.
5. Louet JF, LeMay C, Mauvais-Jarvis F. Antidiabetic actions of estrogen: insightfrom human and genetic mouse models. Curr Atheroscler Rep 2004; 6 (3): 180–5.
6. Liu ML, Xu X, Rang WQ et al. Influence of ovariectomy and
17 b-estradiol treatment on insulin sensitivity, lipid metabolism and post-ische-mic cardiacfunction. IntJ Cardiol 2004; 97 (3): 485–93.
7. Barros RP, Machado UF, Gustafsson JA. Estrogen receptors: new players in diabetes mellitus. Trends Mol Med 2006; 12 (9): 425–31.
8. Meilahn EN, Kuller LH, Mathews KA, Kiss JE. Hemostatic factors according to menopausal status and use of hormone replacement therapy. Ann Epidemiol 1992; 2: 445–55.
9. Sites CK, Toth MJ, Cushman M et al. Menopause-related differences in inflammation markers and their relationship to body fat distribution and insulin-stimulated glucose disposal. Fertil Steril 2002; 77: 128–35.
10. Cioffi M, Esposito K, Vietri M et al. Cytokine pattern in postmenopause. Maturitas 2002; 41: 187–92.
11. El-Sadr WM, Mullin CM, Carr A et al. Effects of HIV disease on lipid, glucose and insulin levels: results from a large antiretroviral-naive cohort. HIV Med 2005; 6 (2): 114–21.
12. Denue BA, Alkali MB, Abjah AU et al. Changes in Lipid Profiles and Other Biochemical Parameters in HIV-1 Infected Patients Newly Commenced on HAART Regimen Infectious Diseases. Research and Treatment 2013; 6: 7–14.
13. Hadigan C, Miller K, Corcoran C et al. Fasting Hyperinsulinemia and Changes in Regional Body Composition in Human Immunodeficiency Virus-Infected Women. J Clin Endocrinol Metab 1999; 84: 1932–7.
14. Grunfeld C, Kotler DP, Hamadeh R et al. Hypertriglyceridemia in the acquired immunodeficiency syndrome. Am J Med 1989; 86: 27–31.
15. Dolan SE, Hadigan C, Killilea KM et al. Increased Cardiovascular Disease Risk Indices in HIV-Infected Women. J Acquir Immune Defic Syndr 2005; 39: 44–54.
16. Dolan SE, Hadigan C, Killilea KM et al. Increased Cardiovascular Disease Risk Indices in HIV-Infected Women. J Acquir Immune Defic Syndr 2005; 39: 44–54.
В избранное 0
Количество просмотров: 304
Предыдущая статьяГоспитальные результаты лечения острого коронарного синдрома без подъема сегмента ST при многососудистом поражении коронарных артерий в зависимости от метода и стратегии реваскуляризации
Следующая статьяВлияние компонентов окислительно-восстановительного взаимодействия на сравнительный фибринолиз фибринового сгустка в модельной системе in vitro