Коронарное шунтирование при рецидиве стенокардии после ангиопластики со стентированием коронарных артерий №02 2013

Кардиология Кардиологический вестник - Коронарное шунтирование при рецидиве стенокардии после ангиопластики со стентированием коронарных артерий

Для цитированияСкрыть список
Р.С.Акчурин1, А.А.Ширяев1, Д.М.Галяутдинов1, В.П.Васильев1, Б.А.Руденко2, А.С.Колегаев1, Д.И.Черкашин1, А.В.Емельянов1, Ю.В.Вдовенко1. Коронарное шунтирование при рецидиве стенокардии после ангиопластики со стентированием коронарных артерий. Кардиологический вестник (архив 2006-2013 гг.). 2013; 02: 
Резюме
Цель исследования. Оценка эффективности коронарного шунтирования (КШ) и повторного чрескожного коронарного вмешательства (ЧКВ) у пациентов с рецидивом стенокардии после предшествовавшего стентирования коронарных артерий.
Материалы и методы. Проанализированы результаты повторного лечения пациентов, которым была выполнена повторная ангиопластика со стентированием (группа ЧКВ – 80 пациентов) или коронарное шунтирование после стентирования (группа КШ – 72 пациента). Всем им ранее, в сроки от 3 мес до 6 лет, проводили ЧКВ. Конечными точками сравнения являлись рецидив стенокардии, повторное вмешательство, повторная госпитализация, связанная с сердечно-сосудистыми заболеваниями, инфаркт миокарда (ИМ), летальный исход. Длительность наблюдения – 1 год.
Результаты. На госпитальном этапе клинические результаты в исследуемых группах не отличались. Через
1 год отмечены различия по летальности (2,5% в группе ЧКВ и 0% в группе КШ) и заболеваемости ИМ (5,0 и 1,3% соответственно), не достигшие статистической значимости. Тем не менее отмечены достоверные различия по рецидивам приступов стенокардии (36,0 и 9,2%; р<0,05), повторным вмешательствам (21 и 1,3%; р<0,05), а также в необходимости приема антиангинальных препаратов (26 и 4%; р<0,05) с лучшими результатами в группе КШ.
Заключение. Через 1 г после вмешательства эффективность хирургической реваскуляризации значительно выше, чем при повторных эндоваскулярных вмешательствах у пациентов с рецидивом приступов стенокардии после стентирования коронарных артерий.
Ключевые слова: ишемическая болезнь сердца, коронарное шунтирование, коронарное стентирование, микрохирургическая техника, коронарная эндартерэктомия.

Coronary artery bypass grafting for patients with recurrence angina after angioplasty
and coronary stenting

R.S.Akchurin, A.A.Shiryaev, D.M.Galyautdinov, V.P.Vasilev, B.A.Rudenko,
A.S.Kolegaev, D.I.Cherkashin, A.V.Emelianov, Yu.V.Vdovenko

Abstract
Objective. Evaluation of the efficiency of coronary artery bypass grafting (CABG) and repeated percutaneous coronary intervention (PCI) for patients with recurrence angina after preceding coronary stenting.
Materials and methods. Outcomes of patients who had repeated angioplasty and stenting (80 observations in PCI group) or CABG after stening (72 observations in CABG group) were analyzed. All patients had PCI during periods from 3 months to
6 years. The endpoints of our study were: recurrence angina, reintervention, repeated hospitalization, due to cardiovascular disease, myocardial infarction (MI) and mortality. The follow-up period was one year.
Results. The clinical outcomes in the groups did not vary at the hospital stage. After one year of follow-up the differences in mortality (2,5% in PCI group and 0% in the CABG group) and incidence of MI (5,0 and 1,3% respectively) did not reach the statistical significance. However, reliable differences in recurrence angina (36 и 9,2%; р<0,05), repeated interventions (21 and 1,3%; р<0,05) and the necessity of antianginal drugs intake (26 and 4%; р<0,05) with the best results in the CABG group were distinguished.
Conclusion. IN one year after intervention the efficacy of surgical coronary revascularisation was significantly higher than repeated endovascular interventions for patients with recurrence angina after coronary stenting.
Key words: coronary artery disease, coronary artery bypass grafting, coronary stenting, microsurgical technique, coronary endarterectomy.

Сведения об авторах
Акчурин Ренат Сулейманович – акад. РАН, проф., рук. отд. сердечно-сосудистой хирургии ФГБУ РКНПК. E-mail: 3cardio@list.ru
Ширяев Андрей Андреевич – д-р мед. наук, проф., вед. науч. сотр. отд. сердечно-сосудистой хирургии ФГБУ РКНПК.
E-mail: evsey101@mail.ru
Галяутдинов Дамир Мажитович – канд. мед. наук, ст. науч. сотр. отд. сердечно-сосудистой хирургии ФГБУ РКНПК. E-mail: damirmaga@mail.ru
Васильев Владислав Петрович – канд. мед. наук, ст. науч. сотр. отд. сердечно-сосудистой хирургии ФГБУ РКНПК.
E-mail: vladpetrovich@mail.ru
Руденко Борис Александрович – д-р мед. наук, проф., вед. науч. сотр., врач отд-ния рентгенэндоваскулярных методов диагностики и лечения ФГБУ ГНИЦ ПМ. E-mail: rudenkoboris@rambler.ru
Колегаев Александр Сергеевич – канд. мед. наук, врач отд. сердечно-сосудистой хирургии ФГБУ РКНПК.
E-mail: kolegaev-as@yandex.ru
Черкашин Дмитрий Игоревич – врач отд. сердечно-сосудистой хирургии ФГБУ РКНПК. E-mail: cherkashin83@yandex.ru
Емельянов Александр Владимирович – врач отд. сердечно-сосудистой хирургии ФГБУ РКНПК. E-mail: emav@inbox.ru
Вдовенко Юлия Владимировна – аспирант-кардиолог отд. сердечно-сосудистой хирургии ФГБУ РКНПК.
E-mail: julliava@gmail.com

В настоящее время хирургические и эндоваскулярные методы лечения занимают лидирующие позиции в интервенционном лечении ишемической болезни сердца (ИБС). Ежедневно проводятся тысячи процедур по реваскуляризации миокарда с помощью чрескожных коронарных вмешательств (ЧКВ) и операций коронарного шунтирования (КШ). Однако известно, что коронарная реваскуляризация не гарантирует радикальное лечение ИБС и отсутствие приступов стенокардии в будущем. Несмотря на высокую эффективность ЧКВ, а также их благоприятное влияние на клиническое состояние больных и показатели гемодинамики, нередко причинами повторных госпитализаций остаются возврат приступов стенокардии и развитие сердечной недостаточности, обусловленной в основном прогрессированием атеросклероза и/или рестенозом коронарных артерий (КА) [1]. В соответствии с рекомендациями по лечению ИБС, представленными в руководствах Американской ассоциации кардиологов и Американской коллегии кардиологов, коронарная реваскуляризация показана при наличии тяжелых симптомов заболевания у пациентов со стабильной стенокардией напряжения и значительным поражением КА, не поддающихся контролю, несмотря на оптимальную консервативную терапию [2–4]. Реваскуляризация миокарда осуществляется по разным схемам, причем единой тактики и показаний к тем или иным вмешательствам до настоящего времени не выработано.

Материалы и методы
В исследование были включены данные о 152 пациентах с ИБС и многососудистым поражением КА, выбранные из баз данных отдела сердечно-сосудистой хирургии и лаборатории ангиографических и рентгенологических методов исследования Российского кардиологического научно-производственного комплекса. Всем им ранее была проведена ангиопластика со стентированием КА с последующим рецидивом стенокардии, и потребовалось повторное вмешательство. При всех первичных ЧКВ была достигнута полная реваскуляризация. Все пациенты получали дезагрегантную и гиполипидемическую терапию. Нами было выделено две группы: группа КШ – 72 пациента, перенесшие аортокоронарное шунтирование, и группа ЧКВ – 80 пациентов, которым выполняли повторную ангиопластику со стентированием. Из базы данных были исключены сведения о больных после экстренной пластики, неудачных пластики или стентирования КА, после стентирования ствола левой КА (СЛКА), с фракцией выброса левого желудочка менее 30%, с аневризмой левого желудочка. Клиническими критериями были исключения: стентирование в остром периоде инфаркта миокарда (ИМ), перенесенный в предшествующие 6 мес ИМ, сочетанное поражение клапанного аппарата и КА, клинические признаки застойной недостаточности кровообращения, наличие острой почечной недостаточности, сопутствующая онкопатология, сочетанные операции.
Большинство обследованных повторно пациентов двух групп – мужчины (82%). Из сопутствующих заболеваний наиболее часто встречалась гипертоническая болезнь – 118 (77%). Атеросклероз множественной локализации выявлен у 115 (76%) пациентов. Клинические данные представлены в табл. 1.

2-t1.jpg

Большинство кандидатов на КШ составили пациенты с рецидивом стенокардии, развившимся в течение 1-го года после катетеризации (рис. 1).
При изучении динамики поражения коронарного русла, формирующей показания к повторной реваскуляризации, отмечено, что доля изолированного рестеноза в структуре поражения составляет 7%, в 23% случаев стенозы формировались в других сегментах восстановленного просвета артерии и в 70% случаев – в других артериях (табл. 2).

2-t2-3.jpg

У 7 пациентов группы КШ был выявлен новый гемодинамически значимый стеноз СЛКА (табл. 3).
Состояние пациентов группы КШ было исходно тяжелее за счет большого числа пациентов с трехсосудистым поражением и стенозами СЛКА.
Коронарное стентирование (n=80) выполняли трансфеморальным или трансрадиальным дост2-1.jpgупом (стенты BX Velocity, BX Sonic, Cypher фирмы CORDIS, США). Ангиографически успешным считался результат при отсутствии остаточного стеноза в месте стентирования более 10%, признаков диссекции и тромбоза сосуда и кровоток TIMI 3 (Thrombolysis In Myocardial Infarction-trial) по сосуду, на котором производилось эндоваскулярное вмешательство.КШ (n=72) проводили в сроки от 3 мес до 6 лет после первичной ангиопластики. Операцию осуществляли по методу полной реваскуляризации миокарда. Предпочтительным считали использование большой подкожной вены, как альтернативный вариант применяли трансплантаты из малой подкожной вены. Все операции выполнены из срединной стернотомии и с использованием левой внутренней грудной артерии. Важной особенностью оперативного вмешательства было использование микрохирургической техники и операционного микроскопа с возможностью увеличения 4–48 крат (ОРМI 7D фирмы Zeiss, Германия). В случае тотального окклюзирующего поражения артерии на всем протяжении, при постановке нескольких стентов в одну артерию применяли коронарную эндартерэктомию по полуоткрытой методике. Зачастую атеросклеротическую бляшку удаляли вместе с окклюзированным имплантированным ранее стентом (рис. 2, 3).
В раннем послеоперационном периоде (госпитальный период до 15 сут) эффективность процедуры в двух группах оценивали по наличию или отсутствию симптомов стенокардии и других осложнений (ИМ, острое нарушение мозгово2-2-3.jpgго кровообращения – ОНМК). Клинически эффективным считали результат при исчезновении симптомов стенокардии или снижении ее выраженности на 2 функциональных класса, а также при отсутствии осложнений. Сбор информации о состоянии больного через 1 год проводили по модифицированной версии анкеты SF-36.
Статистическую обработку данных выполняли при помощи программы STATISTICA 6.0. ля определения достоверности изменений и межгрупповых различий использовали показатели Фишера, статистически значимыми считали различия при р<0,05.

Результаты
В госпитальном периоде наблюдения летальных исходов не было. Развитие ИМ без зубца Q наблюдалось у 1 (1,25%) пациента в группе ЧКВ и у 1 (1,3%) пациента в группе КШ (р=ns). Сохранение симптомов стенокардии в раннем послеоперационном периоде достоверно не отличалось в группах сравнения (по одному пациенту в каждой из групп). В группе КШ у 1 (1,3%) пациента развилось ОНМК, в этой же группе у 3 (4,1%) пациентов в раннем послеоперационном периоде возникла фибрилляция предсердий, аналогичных осложнений в группе ЧКВ не отмечено.
За 1 год наблюдения в группе эндоваскулярного лечения наступило 2 летальных исхода. В одном из них вскрытие не проводилось, но известно, что смерть наступила внезапно через 1 мес после вмешательства, в другом – пациент скончался через 6 мес после ЧКВ и на вскрытии был обнаружен острый ИМ как следствие тромбоза стента.
В группе КШ через 1 год после вмешательства летальных исходов не было. В группе эндоваскулярного лечения проведение повторной процедуры реваскуляризации понадобилось 17 (21%) пациентам, из них 6 (7,5%) была выполнена баллонная ангиопластика рестеноза стента, 9 (11%) – стентирование и 2 (2,5%) – КШ. В группе КШ проведение дополнительной реваскуляризации – стентирования – понадобилось лишь 1 (1,3%) больному. Клинические результаты лечения через 1 год после вмешательства в исследуемых группах представлены в табл. 4.

2-t4-5.jpg

Через 1 год после лечения в группе ЧКВ 40% пациентов продолжали курить, адекватный контроль артериального давления проводился у 64% больных, гиперлипидемии – 34%. В группе КШ 48% пациентов курили, проводили контроль артериального давления 66% пациентов, контроль гиперлипидемии – 72%.
Медикаментозная терапия, проводимая в исследуемых группах через 1 год после лечения, представлена в табл. 5.
Как свидетельствуют полученные данные, через 1 год после проведенного вмешательства у больных, перенесших эндоваскулярное лечение, необходимость в приеме антиангинальных препаратов была достоверно выше по сравнению с хирургической группой.

Обсуждение
Совершенствование технологии ЧКВ определяет постоянный рост числа этих процедур во всем мире. С 1994 г. в Европе количество коронарных ангиопластик с имплантацией стента уже значительно превышает число операций КШ, и, по данным European Medical Association, к 2006 г. на 1 КШ выполнялось в среднем 3 ЧКВ [5–7].
В течение последнего десятилетия наблюдается неуклонный рост числа пациентов, у которых после вмешательства развился рецидив стенокардии, что потребовало повторной реваскуляризации. При этом, как показывают рандомизированные клинические исследования (от GABI [8] до SYNTAX [9]), основную роль в структуре причин рецидивов стенокардии играют рестенозирование, прогрессирование ИБС и неполная реваскуляризация.
Несмотря на постоянное совершенствование технологий ангиопластики и стентирования, 20–25% больных c многососудистым поражением, перенесших ЧКВ, в ближайшие годы после ангиопластики становятся кандидатами на хирургическое лечение. Вместе с тенденцией к увеличению числа интервенционных вмешательств неуклон­но растет и доля пациентов, направленных на КШ после ЧКВ. Если еще в 2005 г. доля пациентов, имеющих в анамнезе стентирование КА и поступающих для проведения КШ, составляла 5%, то в 2012 г. их стало 17–22%, что в первую очередь связано с увеличением числа самих процедур ЧКВ [10–17]. Наряду со стремительным развитием техники стентирования операции КШ также совершенствуются за счет использования микрохирургической техники наложения дистальных анастомозов, широкого применения аутоартериального шунтирования, оптимизации технологического и медикаментозного обеспечения операции и раннего послеоперационного периода, ранней активации и реабилитации пациентов после КШ [18]. Все это привело к минимизации госпитальной летальности, осложнений и к достижению максимально длительного эффекта реваскуляризации у больных с ИБС.
По данным двух последних исследований (SYNTAX) 12 мес и (MASSII) 10 лет, необходимость в повторной реваскуляризации после КШ составила 6 и 10% [19–20]. Учитывая эти данные, можно сказать, что ни один из перечисленных методов не гарантирует полное избавление от рецидива стенокардии и прогрессирования ИБС [21].
Общая частота развития рестеноза после первичной пластики в среднем составляет менее 10% [STRESS], – в нашей работе было 7% рестенозирования после первого ЧКВ [22]. Однако, как показали последние исследования, суть проблемы рецидива стенокардии после ЧКВ заключается не только в рестенозировании [23]. Помимо рестенозирования существует проблема возникновения тромбоза стента. Общая частота тромбозирования стента составляет 1,5–2% [24, 25]. В нашем исследовании тромбоз стента в передней нисходящей артерии наблюдался у одного пациента в группе ре-ЧКВ, вследствие чего больной получил фатальный ИМ.
Еще одной причиной рецидива стенокардии является естественное прогрессирование атеросклероза. Скорость нарастания атеросклеротических стенозов в КА может значительно различаться у разных пациентов. Появляются данные об ускорении этого процесса под влиянием повреждений интимы артерий во время процедур ЧКВ [26–28]. По нашим данным, большинство случаев рецидивов стенокардии приходилось на срок от полугода до 1 года после ЧКВ. Из всех обследованных нами пациентов у 56% рецидив возник именно в этот срок после первичной ЧКВ. Это диктует необходимость изучения причин развития рецидива стенокардии.
При проведении коронароангиографии нами были выявлены рестенозы в области стентов в 7% случаев, вновь образовавшиеся или прогрессировавшие стенозы в стентированных артериях – в 23%, в 70% случаев определялись значимые стенозы в КА без стентов. Из этих данных можно заключить, что проблема раннего рецидива стенокардии не всегда связана с процессом рестенозирования стентов, вызванным реакцией пролиферации интимы в ответ на инородное тело.
Прогрессирование ИБС может быть отчасти связано с тем, что при первичном ЧКВ проводили реваскуляризацию артерий с гемодинамически значимыми стенозами. В этом случае рецидив может быть связан с прогрессированием стенозов других КА. Однако тот факт, что более 50% обследованных пациентов через такой короткий срок стали нуждаться в повторной реваскуляризации, нельзя объяснить только этими двумя причинами.
В последние годы появились данные, свидетельствующие о возникновении стеноза СЛКА и проксимальных стенозов как следствии повреждения интимы после эндоваскулярных вмешательств [29]. Отмечалось развитие стеноза СЛКА у пациентов, прошедших процедуру ЧКВ на ветвях левой КА, что потребовало проведения операции КШ. При этом среднее время между проведением ЧКВ и КШ составило 18 мес. Более чем 50% пациентов этой группы вмешательство было выполнено более одного раза.
За последние десятилетия роль и место эндоваскулярных методов лечения в кардиологической клинике претерпели существенные изменения. Диапазон их применения, показания к их проведению существенно расширились благодаря технологическому прогрессу, а также накоплению опыта и повышению квалификации персонала. В последнее время отмечается направленность в сторону интервенционного лечения пациентов с тяжелым многососудистым поражением коронарного русла, в том числе со стенозом СЛКА. Непосредственная эффективность таких вмешательств крайне высока, что зачастую является предопределяющим фактором для врача, стоящего перед выбором – КШ или ЧКВ. Берутся во внимание также малоинвазивность вмешательств и короткие сроки пребывания в стационаре.
Наряду с операцией КШ процедура стентирования КА является одним из эффективных способов радикального устранения симптомов ишемии миокарда [30]. Учитывая современные возможности эндоваскулярных методов, применение коронарных стентов существенно расширило возможности врача. При этом необходимо помнить, что, согласно рекомендациям Европейской ассоциации кардиоторакальных хирургов и кардиологов от 2010 г., основанным на результатах многоцентровых исследований по сравнению результатов КШ и ЧКВ, интервенция при многососудистом поражении, стенозе СЛКА, окклюзионном поражении коронарного русла является методом лечения 2-го порядка и выполняется в случае невозможности выполнения КШ. ЧКВ показано только пациентам при одно- и двухсосудистом поражении коронарного русла и отсутствии проксимальных стенозов, во всех остальных случаях – двухсосудистом проксимальном и диффузном поражении, при любом трехсосудистом поражении, поражении СЛКА с любой комбинацией сосудистого поражения – рекомендовано КШ. Примечательно, что указанные рекомендации даны для пациентов с впервые выявленным поражением КА. Контингент наших пациентов представлен вторичными поражениями, что предполагает больше аргументов в пользу проведения КШ.
Результаты нашего исследования демонстрируют высокую клиническую эффективность КШ по сравнению с повторным ЧКВ при лечении пациентов с рецидивом стенокардии после стентирования КА. Наиболее сложной категорией хирургического лечения остаются пациенты с необходимостью в повторных процедурах реваскуляризации после стентирования нескольких сегментов одной КА, так как это препятствует адекватному наложению дистальных анастомозов.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Abrams J. Chronic stable angina. N Engl J Med 2005; 352: 2524–52.
2. Gibbons R, Abrams J, Chatterjee К et al. ACC/AHA 2002 guideline update for the management of patients with chronic stable angina–summary article: a report of the American College of Cardiology/American Heart AssociationTask Force on practice guidelines (Committee on the Management of Patients With Chronic Stable Angina). J Am Coll Cardiol 2003; 41: 159–68.
3. Silber S, Albertsson P, Francisco F et al. Eur Heart J Guidelines for percutaneous coronary interventions. The Task Force for Percutaneous Coronary Interventions of the European Society of Cardiology. Eur Heart J 2005; 26: 804.
4. Wijns W, Kolh P, Danchin N et al. Task Force on Myocardial Revascularization of the European Society of Cardiology (ESC) and the European Association for Cardio-Thoracic Surgery (EACTS), European Association for Percutaneous Cardiovascular Interventions (EAPCI), Guidelines on myocardial revascularization Eur Heart J 2010; 31: 2501–55.
5. Massoudy P, Thielmann M, Lehmann N et al. Impact of prior percutaneous coronary intervention on the outcome of coronary artery bypass surgery: a multicenter analysis. J Thorac Cardiovasc Surg 2009; 137: 840–5.
6. Society of Thoracic Sugeons. Spring 2007 Report-Adult Cardiac Database Executive Summary. 2007; Available from; http://www.sts.org/sections/stsnationaldatabase/publications/executive/article.html
7. King S, Aversano T, Ballord W et al. ACCF/AHA/SCAI 2007 update of the clinical competence statement on cardiac interventional procedures. Circulation 2007; 116: 98–124.
8. Kaehler J, Koester R, Billmann W. 13-year follow-up of the German angioplasty bypass surgery investigation. Eur Heart J 2005; 26: 2148–53.
9. Chakravarty T, Buch MH, Naik H et al. Predictive accuracy of SYNTAX score for predicting long-term outcomes of unprotected left main coronary artery revascularization. Am J Cardiol 2011; 107: 360–6.
10. Rigatelli GL, Rigatelli G. Coronary artery angiography in the interventional era: a combination of technological advancements and improved skill. Minerva Cardioangiol 2004; 52: 183–7.
11. Rigatelli GI, Docali G, Rossi P, Rigatelli G. Changes in the way diagnostic coronary arteriography is performed due to the interventional prospect: the clinical impact. Int J Cardiovasc Imag 2004; 20: 79–82.
12. Rao С, Stanbridge Rex De Lisle, Chikwe J et al. Percutaneous Coronary Stenting Compromise the Long-Term Efficacy of Subsequent Coronary Artery Bypass Surgery? A Microsimulation Study.
J Ann Thorac Surg 2008; 85: 501–7.
13. SoS Investigators Coronary artery bypass surgery versus percutaneous coronary intervention with stent implantation in patients with multivessel coronary artery disease (the Stent or Surgery trial): a randomized controlled trial. Lancet 2002; 360: 965–70.
14. Serruys PW, Ong ATL, van Herwerden LA et al. Five-year outcomes after coronary stenting versus bypass surgery for the treatment of multivessel disease: the final analysis of the Arterial Revascularization Therapies Study (ARTS) randomized trial J Am Coll Cardiol 2005; 46: 575–81.
15. Rodriguez AE, Baldi J, Fernández Pereira C et al. Five-year follow-up of the Argentine randomized trial of coronary angioplasty with stenting versus coronary bypass surgery in patients with multiple vessel disease (ERACI II). J Am Coll Cardiol 2005; 46: 582–8.
16. Hannan EL, Racz MJ, Walford G et al. Long-term outcomes of coronary-artery bypass grafting versus stent implantation N Engl J Med 2005; 352: 2174–83.
17. Cutlip DE, Chhabra AG, Baim DS et al. Beyond restenosis: fiveyear clinical outcomes from second-generation coronary stent trials. Circulation 2004; 110: 1226–30.
18. Акчурин Р.С., Ширяев А.А. Актуальные проблемы коронарной хирургии. М.: ГЕОТАР Медицина, 2004.
19. http://www.cardiachealth.org/syntax-trial-after-five-years-final-results
20. http://circ.ahajournals.org/content/122/10/949.full
21.Rensing, BJ, De Feyter PJ. Interventional cardiology 2007–2012. Randomised trials 2012. EuroIntervention Supplement. EUROINTERVENTION 2012; 12 (Suppl. 8): 161, 196, 198, 212.
22. Savage MP, Fischman DL, Rake R et al. Efficacy of coronary stenting versus balloon angioplasty in small coronary arteries. Stent restenosis Study (STRESS) Investigators. J Am Coll Cardiol 1998; 31: 307–11.
23. Versaci F, Gaspardone A, Tomai F et al. A comparison of coronary-artery stenting with angioplasty for isolated stenosis of the proximal left anterior descending coronary artery. N Engl J Med 1997; 336: 817–22.
24. Palmerini T, Biondi-Zoccai G, Della Riva D et al. Stent thrombosis with drug-eluting and bare-metal stents: Evidence from a comprehensive network meta-analysis. Lancet 2012; 379: 1393–402.
25. Stähli BE, Camici GG, Tanner FC. Drug-eluting stent thrombosis. Ther Adv Cardiovasc Dis 2009; 3: 45–52.
26. Kastrati A, Schomig A, Elezi S et al. Predictive factors of restenosis after coronary stent placement. J Am Coll Cardiol 1997; 30: 1428–36.
27. Waller B, Pinkerton C, Foster L. Morphologic evidence of accelerated left main coronary artery stenosis: A late complication of percutaneous transluminal balloon angioplasty of the proximal left anterior descending coronary artery. J Am Coll Cardiol 1987; 9: 1019–23.
28. Lai H, Lee W, Wang K et al. Late proximal coronary artery stenosis complicating percutaneous endovascular catheterisation procedures. Neth Heart J 2011; 19: 379–85.
29. Faggian G, Rigitelli G, Santini F et al. Left main coronary stenosis as a late complication of percutaneous angioplasty: an old problem, but still a problem. J Geriatric Cardiol 2009; 6: 26–30.
30. Акчурин Р.С., Ширяев А.А., Руденко Б.А. Ангиографические характеристики инвазивных вмешательств. Кардиологический вест. 2011; 2: 37–45.
В избранное 0
Количество просмотров: 673
Предыдущая статьяМезенхимальные стволовые клетки: перспективы применения в кардиологии
Следующая статьяГоспитальные результаты лечения острого коронарного синдрома без подъема сегмента ST при многососудистом поражении коронарных артерий в зависимости от метода и стратегии реваскуляризации