Синтезированная векторкардиограмма: прошлое и будущее №02 2013

Кардиология Кардиологический вестник - Синтезированная векторкардиограмма: прошлое и будущее

Для цитированияСкрыть список
Е.В.Блинова, Т.А.Сахнова. Синтезированная векторкардиограмма: прошлое и будущее. Кардиологический вестник (архив 2006-2013 гг.). 2013; 02: 
Аннотация
В обзоре представлены история применения синтезированной векторкардиографии при различной сердечно-сосудистой патологии, основные способы вычисления векторкардиограмм из 12 отведений электрокардиограммы (ЭКГ), подробно освещается прогностическое и диагностическое значение пространственного угла QRS-T.
Ключевые слова: электрокардиограмма, синтезированная векторкардиограмма, векторкардиография из
12 отведений, пространственный угол QRS-T.

Synthesized vectorcardiogram: past and future
E.V.Blinova, T.A.Sakhnova

Annotation
The review presents the history of the use of synthesized vectorcardiography in various cardiovascular diseases, the basic methods of calculating vectorcardiogram from 12-lead ECG, highlights the prognostic and diagnostic value of the spatial QRS-T angle.
Key words: electrocardiogram, synthesized vectorcardiogram, 12-lead vectorcardiography, the spatial QRS-T angle.

Сведения об авторах
Блинова Елена Валентиновна – канд. мед. наук, науч. сотр. отд. новых методов диагностики ИКК им. А.Л.Мясникова ФГБУ РКНПК. E-mail: blinova2009.73@mail.ru
Сахнова Тамара Анатольевна – канд. мед. наук, ст. науч. сот. отд. новых методов диагностики ИКК им. А.Л.Мясникова ФГБУ РКНПК. E-mail:tamara-sahnova@mail.ru


Поиск способов графического изображения электрокардиограммы (ЭКГ), которые бы соответствовали теоретическим представлениям о ее происхождении, велся практически с момента возникновения электрокардиографии. В 1914 г., когда еще только закладывались представления об электрическом генераторе сердца как о едином диполе, был описан способ ручного построения «векторкардиограммы» из стандартных отведений; особенно широкое распространение векторкардиография (ВКГ) получила после внедрения в практику осциллоскопа [1]. Стандарты изображения векторкардиографических петель в трех ортогональных плоскостях были выработаны к 1975 г. [2].
К концу 1980-х годов появился ряд работ, свидетельствующих о том, что ВКГ обладает большей специфичностью, чувствительностью и точностью, чем обычная ЭКГ в диагностике различных заболеваний сердца [3, 4]. Тем не менее (возможно, вследствие инертности мышления) практики предпочитали использовать систему
12 отведений ЭКГ. В связи с этим внимание исследователей было направлено на разработку способов вычисления трех ортогональных компонент вектора сердца по сигналам 12 обычных отведений, записанным синхронно (точнее восьми из них, являющихся независимыми), т.е. получение так называемой «синтезированной ВКГ».
При анализе ЭКГ и синтезированных ВКГ 351 здоровый человек и 65 больных с инфарктом миокарда (ИМ) нижней локализации, подтвержденном при сцинтиграфии миокарда или коронаровентрикулографии, чувствительность ВКГ была на 14% выше, чем ЭКГ – 72% против 58% [5]. При обследовании 272 пациентов с ИМ передней локализации, 356 больных с ИМ нижней локализации и 830 здоровых лиц сочетание критериев синтезированной ВКГ с известными критериями ЭКГ имело чувствительность 80 и 72% для диагностики ИМ передней и нижней локализации соответственно. Чувствительность обычных критериев ЭКГ была значительно ниже [6].
Использование синтезированной ВКГ оказалось эффективным и при решении такой трудной диагностической задачи, как дифференциация умеренной гипертрофии правого желудочка и неполной блокады правой ножки пучка Гиса. Статистическое сравнение показателей ЭКГ и синтезированной ВКГ в группах 117 больных с гипертрофией правого желудочка, 96 – с неполной блокадой правой ножки пучка Гиса и 199 здоровых лиц, у которых конфигурация комплексов QRST на обычной ЭКГ была визуально неотличима, показало значительные различия в направлении начальных и конечных векторов в горизонтальной плоскости. При использовании нового алгоритма, включающего анализ как ЭКГ, так и синтезированной ВКГ, была достигнута значительно более высокая точность классификации по сравнению с существующим алгоритмом [7].
В 1980-е годы было показано, что комбинированное диагностическое заключение группы экспертов или набора программ превосходило по точности заключения «среднего» эксперта или «среднюю» программу, а иногда срабатывало даже лучше, чем лучший эксперт. Предполагалось, что результаты работы диагностических компьютерных программ точно так же могут быть улучшены путем объединения программ интерпретации ЭКГ и ВКГ. Чтобы устранить необходимость регистрации ортогональных отведений ЭКГ, были предприняты попытки использовать ВКГ, пересчитанную из 12 отведений ЭКГ. Такая «реконструированная ВКГ» затем интерпретировалась автоматизированной диагностической программой оценки ВКГ, после чего интерпретации диагностических программ для ЭКГ и реконструированных ВКГ объединялись. При проверке на большой базе верифицированных ЭКГ и ВКГ (n=1220) было показано, что сочетание интерпретации ЭКГ и ВКГ дает лучшие результаты диагностики, чем каждая программа по отдельности. Таким образом, компьютерная интерпретация ЭКГ может быть улучшена путем применения программ интерпретации ВКГ к сигналам ЭКГ [8, 9].
Таким образом, при обсуждении преимущества использования «ВКГ из 12 отведений» подчеркивалось, что использование сочетания 12-канальной ЭКГ и полученной из нее ВКГ обеспечивает оптимальный подход к интерпретации данных по сравнению с использованием любого из этих методов в отдельности [10].
Недавние исследования показали, что ВКГ в целом ряде случаев по-прежнему превосходит ЭКГ, например, при выявлении электрически неактивных областей в миокарде желудочков сердца, при нарушениях внутрижелудочковой проводимости, в том числе в сочетании с постинфарктным кардиосклерозом, при выявлении и определении локализации предвозбуждения желудочков, в дифференциальной диагностике отклонений электрической оси сердца, при оценке синдрома Бругада, определении степени выраженности увеличения камер сердца и др. [11, 12].
При обследовании 32 пациентов, которым проводили селективную коронарную ангиопластику и однофотонную эмиссионную компьютерную томографию (ОФЭКТ), вектор ST, рассчитанный по синтезированной ВКГ, проецировали на модель левого желудочка с нормальной анатомией коронарных артерий. Направление вектора ST совпадало с локализацией дефекта при ОФЭКТ в 75% случаев, в том числе у 96% пациентов с ишемией, затрагивающей более 12% левого желудочка. Модуль вектора ST коррелировал (r=0,68; р<0,0001) с размером очага ишемии на ОФЭКТ [13].
Интересные данные были получены и при попытках использования ВКГ для оптимизации ресинхронизирующей терапии (РСТ). При анализе ВКГ, зарегистрированной у 126 пациентов непосредственно перед началом РСТ, интервал времени между максимальным вектором QRS и концом петли QRS коррелировал с изменениями гемодинамики после начала РСТ и позволял предсказывать положительный гемодинамический ответ на РСТ с чувствительностью 96%, специфичностью 76%, положительной прогностической ценностью 94% и отрицательной прогностической ценностью 79%, что было лучше, чем при измерении обычной ширины QRS в 12 отведениях ЭКГ [14]. В эксперименте на животных было показано, что амплитуда максимального вектора QRS во фронтальной плоскости коррелирует с показателями механической межжелудочковой диссинхронии (r=0,94) и позволяла подбирать АВ задержку для оптимизации режима ресинхронизирующей терапии [15].
Предпринимались попытки разработать ВКГ-критерии дифференциации острой и хронической блокады левой ножки пуча Гиса (БЛНПГ). При анализе ЭКГ 39 больных с острой (меньше 24 ч) и 1760 больных с хронической (больше 24 ч) БЛНПГ было показано, что первая характеризовалась большей амплитудой максимального вектора петли T, меньшей амплитудой максимального вектора QRS и меньшей величиной отношения векторов QRS и Т, чем вторая. Пороговое значение QRS/T<2,25 обладало чувствительностью 100% и специфичностью 96% в диагностике острой БЛНПГ [16].
Методология. В настоящее время для получения синтезированной ВКГ из 12 отведений ЭКГ наиболее часто применяют обратную матрицу Дауэра [17], а также матрицу Корса [18] (см. таблицу). Визуальное сравнение петель QRS, полученных при регистрации ортогональных отведений Франка и синтезированных ВКГ с использованием обратной матрицы Дауэра тремя независимыми экспертами, показало хорошие результаты [17]. Для данного метода были рассчитаны нормальные значения некоторых клинически важных показателей ВКГ. Так, по результатам обследования 660 здоровых лиц в возрасте 18–29 лет были выяснены нормальные значения угла QRS-T, рассчитанного с помощью обратной матрицы Дауэра. При этом было показано, что значения пространственного угла QRS-T зависят от пола [19].

11-t1.jpg

Однако при сопоставлении значений пространственного угла QRS-T, рассчитанных разными методами (обратная матрица Дауэра, матрица Корса, а также расчет пространственного угла QRS-T непосредственно из ЭКГ в 12 отведениях) с использованием 1220 одновременно записанных ЭКГ в 12 отведениях и ВКГ, зарегистрированных по системе отведений Франка, наибольшее сходство с ВКГ, зарегистрированными по системе отведений Франка, наблюдалось при использовании матрицы Корса [20].
Та же закономерность наблюдалась при анализе значений углов QRS-T у 100 пациентов, перенесших ИМ, и 50 здоровых лиц, которым одновременно регистрировались ЭКГ в 12 отведениях и в системе отведений Франка [21].
С целью сравнить прогностическую ценность пространственного угла QRS-T, рассчитанного разными способами, в плане возникновения потенциально опасных аритмий были проанализированы данные 412 пациентов с ИБС и систолической дисфункцией левого желудочка (ЛЖ), которым в качестве первичной профилактики был имплантирован кардиовертер-дефибриллятор. Углы QRS-T, рассчитанные с помощью матрицы Корса, по возможности прогнозировать адекватное срабатывание кардиовертера-дефибриллятора превосходили углы QRS-T, рассчитанные с помощью обратной матрицы Дауэра, в широком диапазоне значений и имели более высокие коэффициенты риска при одномерном и многомерном регрессионном анализе [22].
В связи с этим в случаях, когда нет особых причин использовать обратную матрицу Дауэра, предлагается проводить синтез ВКГ из ЭКГ в 12 отведениях с помощью матрицы Корса.
Внедрение в практику компьютерного анализа ВКГ позволяет не только облегчить регистрацию и обработку данных, но и вычислять целый ряд новых количественных параметров, в связи с чем будущее этой методики представляется еще более перспективным. Создана система, позволяющая отображать движение вектора сердца в трехмерном пространстве в реальном времени. Для повышения информационной насыщенности траектории имеют цветовую маркировку, что позволяет отображать такие свойства сигнала ВКГ, как кривизна, скорость, октант и фазовые углы. С помощью данной системы было показано, что у 68% больных ИМ пик волны T находился за пределами нормального октанта. Подобное представление сигнала ВКГ облегчает пространственно-временную характеристику патологических процессов в сердце и улучшает автоматизированное выявление сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) [23].
Высказано предположение, что вариабельность трехмерной ВКГ от комплекса к комплексу может быть предиктором желудочковых аритмий у пациентов со структурными заболеваниями сердца, систолической дисфункцией ЛЖ и имплантированными кардиовертерами-дефибрилляторами. У 414 пациентов пики R и T
30 последовательных комплексов ортогональной ЭКГ были представлены в трех измерениях, образуя «облако пиков R» и «облако пиков T». Объем облака пиков рассчитывали как объем внутри выпуклой оболочки. Пациентов наблюдали в течение не менее 6 мес; конечной точкой считалось развитие устойчивой желудочковой аритмии и адекватное срабатывание кардиовертера-дефибриллятора. При многофакторном анализе высокие значения соотношения объема облака пиков T и R были значимым предиктором желудочковой аритмии [24].
К новым методам визуализации и параметризации сигналов ортогональных отведений ЭКГ можно отнести и дипольную электрокардиотопографию (ДЭКАРТО) – методику, которая позволяет изобразить сигналы ортогональной ЭКГ в виде карт, отражающих основные электрофизиологические состояния и характеристики сердца [25, 26].
Пространственный угол QRS-T. В последние годы появляется все больше данных о значении пространственного угла QRS-T для прогнозирования сердечно-сосудистых осложнений (ССО) и смертности в различных группах. Концепция пространственного угла QRS-T появилась несколько десятилетий назад в рамках метода ВКС. Пространственный угол QRS-T характеризует согласованность или же рассогласованность ЭКГ. Одинаковая полярность комплексов QRS и зубцов Т в большинстве отведений обычно приводит к относительно малым значениям угла QRS-T, в то время как относительно большие значения угла QRS-T наблюдаются, когда в большинстве отведений комплекс QRS и зубец Т имеют противоположную полярность. Неоднократно было показано, что пространственный угол QRS-T имеет большое диагностическое и прогностическое значение, в том числе при оценке эффективности лечения артериальной гипертонии, сахарного диабета, ИБС, сердечной недостаточности, а также для выявления высокого риска сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности.
При анализе ВКГ 110 больных артериальной гипертонией, получавших лекарственную терапию, было выявлено, что пространственный угол QRS-T был значительно увеличен у пациентов с высокими значениями АД (систолическое 160 мм рт. ст. и более или диастолическое АД 95 мм рт. ст. и более) по сравнению с больными с более низкими цифрами АД [27].
При анализе ВКГ молодых, практически здоровых мужчин пространственный угол QRS-T был достоверно выше у курильщиков, чем у некурящих [28], а также у лиц с феноменом ранней реполяризации желудочков, чем у контрольной группы [29].
Увеличение пространственного угла QRS-T наблюдалось на ранних этапах развития экспериментальной легочной артериальной гипертонии и усугублялось при тяжелой легочной гипертонии с наличием анатомических и функциональных изменений в правом желудочке [30]. У 30 пациентов с тетрадой Фалло через 6 мес после замены клапана легочной артерии параллельно с уменьшением конечного диастолического объема правого желудочка отмечалась нормализация пространственного угла QRS-T [31].
Было показано, что значения угла QRS-T были почти в 2 раза выше у пациентов, страдающих сахарным диабетом (СД) типа 2, чем у лиц без СД. При многофакторном анализе у лиц без диабета значения угла QRS-T были независимо связаны с возрастом, уровнем гликозилированного гемоглобина крови и уровнем липопротеинов низкой плотности, а у пациентов с СД с уровнем гликозилированного гемоглобина и показателем «глобальной» сократимости миокарда – Tei-индексом [32]. Также пространственный угол QRS-T был выше у больных СД с сердечной автономной нейропатией, чем у больных без вегетативной нейропатии. Многофакторный анализ продемонстрировал значимые независимые связи между пространственным углом QRS-T, с одной стороны, и присутствием и тяжестью сердечной автономной нейропатии, параметрами вариабельности сердечного ритма, индексом массы миокарда ЛЖ и Tei-индексом – с другой [33].
Пространственный угол QRS-T был значительно выше у пациентов с метаболическим синдромом, чем у пациентов без метаболического синдрома. Высокие значения пространственного угла QRS-T были ассоциированы с ухудшением сократительной функции ЛЖ и более высокими уровнями С-реактивного белка [34].
При анализе данных ЭКГ и холтеровского мониторирования у 69 больных системной склеродермией без клинических признаков поражения сердца было показано, что пространственный угол QRS-T у больных системной склеродермией больше, чем в контрольной группе, и не зависел от степени фиброза кожи, специфических клинических проявлений и уровня аутоантител. Пространственный угол QRS-T был выше у больных, имевших парные желудочковые экстрасистолы и пробежки неустойчивой желудочковой тахикардии при холтеровском мониторировании [35].
Особое внимание исследователей пространственный угол QRS-T начал привлекать после того, как была отмечена его прогностическая значимость. При анализе данных 6134 мужчин и женщин в возрасте 55 лет и старше, включенных в проспективное популяционное исследование в Роттердаме, оказалось, что пространственный угол QRS-T является сильным и независимым предиктором сердечной смертности у пожилых людей. В данном исследовании он был более сильным предиктором плохого прогноза, чем классические сердечно-сосудистые факторы риска и прогностические показатели ЭКГ, и обеспечивал дополнительную информацию при прогнозировании фатальных ССО [36].
При анализе 2261 ЭКГ, зарегистрированных на догоспитальном этапе у пациентов с симптомами острой сердечной патологии, было показано, что увеличение пространственного угла QRS-T связано с повышением вероятности сердечно-сосудистых заболеваний и увеличением риска смерти от всех причин в течение краткосрочного и долгосрочного наблюдения [37].
Для оценки прогностического значения интегральных пространственных показателей ЭКГ в общей популяции были проанализированы цифровые ЭКГ 46 573 пациентов, наблюдавшихся с 1987 г. Основной конечной точкой считалась сердечно-сосудистая смертность, средний период наблюдения составлял 6 лет. При регрессионном анализе после поправки на возраст, частоту сердечных сокращений и пол, пространственный угол QRS-T был самым значимым предиктором сердечно-сосудистой смертности [38].
При анализе значения показателей ЭКГ в прогнозировании ССО (смерти, сердечной недостаточности и нефатального ИМ) у женщин с подозрением на ишемию миокарда, которым проводили коронарографию, было показано, что широкий угол QRS-T являлся независимым предиктором плохого прогноза [39]. При оценке риска развития сердечной недостаточности и смерти от всех причин у 38 283 женщин без явных проявлений сердечно-сосудистых заболеваний в течение 9-летнего наблюдения увеличение угла QRS-T сопровождалось повышением риска почти в
3 раза. Широкий угол QRS-T наряду с ЭКГ-признаками ИМ был самым сильным предиктором сердечно-сосудистой смертности [40].
В крупном исследовании, включавшем 13 973 человека со средним периодом наблюдения 14 лет, при учете демографических и клинических характеристик, угол QRS-T оставался сильным предиктором общей смертности с повышением риска более чем на 50% [41].
Угол QRS-T также оценивали у 455 пациентов с неишемической кардиомиопатией и неустойчивой желудочковой тахикардией или частой желудочковой экстрасистолией. В этой группе больных угол QRS-T больше 90° оставался значимым предиктором первичной конечной точки (общая смертность, адекватное срабатывание кардиовертера-дефибриллятора, нефатальная остановка сердца) даже после поправки на проводимое лечение, возраст, пол, длительность QRS, наличие блокады левой ножки пучка Гиса, фракцию выброса ЛЖ, сердечную недостаточность класса III по классификации Нью-Йоркской кардиологической ассоциации, фибрилляцию предсердий и СД. Изменения угла QRS-T коррелировали с изменениями фракции выброса ЛЖ и продолжительностью [42]. При оценке пространственного угла QRS-T у 412 больных ИБС с фракцией выброса ЛЖ 40% и меньше, которым впоследствии был имплантирован кардиовертер-дефибриллятор, значения угла QRS-T больше 90° до имплантации устройства увеличивали вероятность последующего адекватного срабатывания кардиовертера-дефибриллятора в 2,4 раза, а пространственный угол QRS-T больше 100° увеличивал эту вероятность в 7 раз [43].
При исследовании связи между пространственным углом QRS-T и смертностью у 2347 пациентов, которым проводили нагрузочную эхокардиографию по поводу известной или подозреваемой ИБС, было показано, что при среднем периоде наблюдения 7±3,4 года аномальные значения угла QRS-Т (135°–180°) присутствовали у 21% пациентов и были предиктором сердечно-сосудистой смертности и смертности от всех причин [44]. При анализе ЭКГ 4453 ВИЧ-инфицированных больных (средний период наблюдения составил 28,7 мес) частота ССО у пациентов с увеличенным пространственным углом QRS-T была вдвое больше, чем у больных с нормальным пространственным углом QRS-T [45]. Пространственный угол QRS-T был сильным независимым предиктором летального исхода, и особенно внезапной сердечной смерти, у пациентов, находящихся на хроническом гемодиализе [46]. Увеличенный угол QRS-T был связан с повышенным риском сердечно-сосудистой и общей смертности в группе 7052 лиц старше 40 лет без признаков заболеваний сердца [47].
Не прекращаются и попытки использовать пространственный угол QRS-T для диагностических целей. Была предложена дискриминантная функция для диагностики гипертрофии ЛЖ, учитывающая площадь поверхности тела и пространственный угол QRS-T. Диагностическая точность данной функции (79%) была выше, чем диагностическая точность обычных ЭКГ-критериев гипертрофии ЛЖ (57%) [48]. Наши данные, полученные при использовании корригированной ортогональной системы отведений, также подтверждают высокую информативность пространственного угла QRS-T при диагностике гипертрофии ЛЖ [49, 50].
Определенный интерес вызывают механизмы изменения пространственного угла QRS-T при различных патологических состояниях. У больных, находящихся на перитонеальном диализе, угол QRS-T коррелировал с продолжительностью диализа, индексом кальцификации коронарных артерий и индексом атеросклеротических бляшек в сонных артериях (суммой максимальных толщин в мм всех бляшек с обеих сторон), а также с уровнем тропонина Т. Непосредственно после диализа отмечалось увеличение угла QRS-T, что коррелировало с изменениями уровня калия в плазме крови и ударного объема сердца [51, 52]. При анализе данных ЭКГ и ЭхоКГ 94 пациентов, находящихся на диализе, оказалось, что больные с увеличением пространственного угла QRS-T имели более низкую фракцию выброса ЛЖ и более высокую степень диссинхронии ЛЖ [53].
При сопоставлении данных ЭКГ и МРТ сердца у 66 больных, направленных на имплантацию кардиовертера-дефибриллятора, пространственный угол QRS-T был значительно больше у пациентов с постинфарктным кардиосклерозом, а также коррелировал со снижением сократительной функции ЛЖ, расширением его полости и увеличением массы миокарда [54].
У 40 больных артериальной гипертонией с низкими и средними значениями активности ренина в плазме крови были выявлены статистически значимые корреляции средней силы между пространственным углом QRS-T и активностью ренина в плазме крови и относительной толщиной стенок ЛЖ [55, 56].
Заключение
Несмотря на то что синтезированная ВКГ пока еще относительно редко используется в повседневной клинической практике, в последние годы отмечается возрождение интереса к этой методике. В первую очередь это связано с выявлением важного прогностического значения такого показателя, как пространственный угол QRS-T. Однако наряду с этим широкое внедрение компьютерных технологий позволяет вести поиск и других информативных диагностических и прогностических параметров и удобных способов визуализации сигналов ЭКГ. В прошлом использование синтезированной ВКГ в России было ограничено отсутствием соответствующей аппаратуры и подготовленных кадров. Однако в последние годы все более широкое применение находят цифровые технологии регистрации и анализа ЭКГ [57], в том числе с возможностью дистанционной передачи данных [58]. Все это позволяет надеяться, что в будущем диагностически и прогностически значимые параметры синтезированной ВКГ будут более широко использоваться как в клинической практике, так и в научных исследованиях, обеспечивая более глубокое понимание электрофизиологических процессов, происходящих в сердце.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Macfarlane PW. The coming of age of electrocardiology. In: P.Macfarlane, A.Oosterom, O.Pahlm et al. (eds) Comprehensive Electrocardiol Spring 2010; 3–48.
2. Pipberger HV, Arzbaecher R, Berson AS et al. Recommendations for standartization of leads and of specifications for instruments in electrocardiography and vectorcardiography. Circulation 1975; 52 (2): 381–401.
3. Willems JL, Lesaffre E, Pardaens J. Comparison of the classification ability of the electrocardiogram and vectorcardiogram. Am J Cardiol 1987; 59 (1): 119–24.
4. Edenbrandt L, Pahlm O, Lyttkens K, Albrechtsson U. Vectorcardiogram more sensitive than 12-lead ECG in the detection of inferior myocardial infarction. Clin Physiol 1990; 10 (6): 551–9.
5. Edenbrandt L, Pahlm O, Lyttkens K, Albrechtsson U. Improved ECG interpretation using synthesized VCG for the diagnosis of inferior myocardial infarction. J Electrocardiol 1990; 23 (3): 207–11.
6. Pettersson J, Pahlm O, Sörnmo L et al. Increased sensitivity for the diagnosis of healed myocardial infarction using vectorial information in the 12-lead ECG. J Electrocardiol 1995; 28 (3): 169–75.
7. Zhou SH, Liebman J, Dubin AM et al. Using 12-lead ECG and synthesized VCG in detection of right ventricular hypertrophy with terminal right conduction delay versus partial right bundle branch block in the pediatric population. J Electrocardiol 2001; 34 (Suppl.): 249–57.
8. Kors JA, van Herpen G, Willems JL, van Bemmel JH. Improvement of automated electrocardiographic diagnosis by combination of computer interpretations of the electrocardiogram and vectorcardiogram. Am J Cardiol 1992; 70 (1): 96–9.
9. van Bemmel JH, Kors JA, van Herpen G. Combination of diagnostic classifications from ECG and VCG computer interpretations. J Electrocardiol 1992; 25 (Suppl.): 126–30.
10. Macfarlane PW, Edenbrandt L. 12-lead vectorcardiography in ischemic heart disease. J Electrocardiol 1992; 24 (Suppl.): 188–93.
11. Pérez Riera AR, Uchida AH, Filho CF et al. Significance of vectorcardiogram in the cardiological diagnosis of the 21st century. Clin Cardiol 2007; 30 (7): 319–23.
12. Peréz-Riera AR, Ferreira Filho C, de Abreu LC et al. Do patients with electrocardiographic Brugada type 1 pattern have associated right bundle branch block? A comparative vectorcardiographic study. Europace 2012; 14 (6): 889–97.
13. Strauss DG, Olson CW, Wu KC et al. Vectorcardiogram synthesized from the 12-lead electrocardiogram to image ischemia.
J Electrocardiol 2009; 42 (2): 190–7.
14. Schau T, Koglek W, Brandl J et al. Baseline vectorcardiography as a predictor of invasively determined acute hemodynamic response to cardiac resynchronization therapy. Clin Res Cardiol 2012.
15. van Deursen CJ, Strik M, Rademakers LM et al. Vectorcardiography as a tool for easy optimization of cardiac resynchronization therapy in canine left bundle branch block hearts. Circ Arrhythm Electrophysiol 2012; 5 (3): 544–52.
16. Shvilkin A, Bojovic B, Vajdic B et al. Vectorcardiographic and electrocardiographic criteria to distinguish new and old left bundle branch block. Heart Rhythm 2010; 7 (8): 1085–92.
17. Edenbrandt L, Pahlm O. Vectorcardiogram synthesized from a 12-lead ECG: superiority of the inverse Dower matrix. J Electrocardiol 1988; 21 (4): 361–7.
18. Kors JA, Van Herpen G, Sittig AC, Van Bemmel JH. Reconstruction of the Frank vectorcardiogram from standard electrocardiographic leads: diagnostic comparison of different methods. Eur Heart J 1990; 11: 1083–92.
19. Scherptong RW, Henkens IR, Man SC et al. Normal limits of the spatial QRS-T angle and ventricular gradient in 12-lead electrocardiograms of young adults: dependence on sex and heart rate.
J Electrocardiol 2008; 41 (6): 648–55.
20. Schreurs CA, Algra AM, Man SC et al. The spatial QRS-T angle in the Frank vectorcardiogram: accuracy of estimates derived from the 12-lead electrocardiogram. J Electrocardiol 2010; 43 (4): 294–301.
21. Cortez DL, Schlegel TT. When deriving the spatial QRS-T angle from the 12-lead electrocardiogram, which transform is more Frank: regression or inverse Dower? J Electrocardiol 2010; 43 (4): 302–9.
22. Man S, Algra AM, Schreurs CA et al. Influence of the vectorcardiogram synthesis matrix on the power of the electrocardiogram-derived spatial QRS-T angle to predict arrhythmias in patients with ischemic heart disease and systolic left ventricular dysfunction. J Electrocardiol 2011; 44 (4): 410–5.
23. Yang H, Bukkapatnam ST, Komanduri R. Spatiotemporal representation of cardiac vectorcardiogram (VCG) signals. Biomed Eng Online 2012; 11: 16.
24. Tereshchenko LG, Han L, Cheng A et al. Beat-to-beat three-dimensional ECG variability predicts ventricular arrhythmia in ICD recipients. Heart Rhythm 2010; 7 (11): 1606–13.
25. Titomir LI, Trunov VG, Aidu EA et al. Electrocardiographic diagnosis of left ventricular hypertrophy on the basis of dipole electrocardiotopography method. J Electrocardiol 2008; 41 (6): 697.
26. Блинова Е.В., Сахнова Т.А., Сергакова Л.М. и др. Новые подходы к диагностике гипертрофии левого желудочка методом дипольной электрокардиотопографии (ДЭКАРТО). Терапевтический арх. 2005; 77 (4): 8–10.
27. Dilaveris P, Gialafos E, Pantazis A et al. The spatial QRS-T angle as a marker of ventricular repolarisation in hypertension.
J Hum Hypertens 2001; 15 (1): 63–70.
28. Dilaveris P, Pantazis A, Gialafos E et al. The effects of cigarette smoking on the heterogeneity of ventricular repolarization. Am Heart J 2001; 142 (5): 833–7.
29. Dilaveris P, Pantazis A, Gialafos E et al. Assessment of ventricular repolarization alterations in subjects with early repolarization. Int J Cardiol 2004; 96 (2): 273–9.
30. Henkens IR, Mouchaers KT, Vliegen HW et al. Early changes in rat hearts with developing pulmonary arterial hypertension can be detected with three-dimensional electrocardiography. Am J Physiol Heart Circ Physiol 2007; 293 (2): H1300–H1307.
31. Hooft van Huysduynen B, Henkens IR, Swenne CA et al. Pulmonary valve replacement in tetralogy of Fallot improves the repolarization. Int J Cardiol 2008; 124 (3): 301–6.
32. Voulgari Ch, Tentolouris N, Moyssakis I et al. Spatial QRS-T angle: association with diabetes and left ventricular performance. Eur J Clin Invest 2006; 36 (9): 608–13.
33. Voulgari C, Moyssakis I, Perrea D et al. The association between the spatial QRS-T angle with cardiac autonomic neuropathy in subjects with Type 2 diabetes mellitus. Diabet Med 2010; 27 (12): 1420–9.
34. Voulgari C, Tentolouris N, Papadogiannis D et al. Increased left ventricular arrhythmogenicity in metabolic syndrome and relationship with myocardial performance, risk factors for atherosclerosis, and low-grade inflammation. Metabolism 2010; 59 (2): 159–65.
35. Gialafos E, Konstantopoulou P, Voulgari C et al. Abnormal spatial QRS-T angle, a marker of ventricular repolarisation, predicts serious ventricular arrhythmia in systemic sclerosis. Clin Exp Rheumatol 2012; 30 (3): 327–31.
36. Kardys I, Kors JA, van der Meer IM et al. Spatial QRS-T angle predicts cardiac death in a general population. Eur Heart J 2003; 24 (14): 1357–64.
37. de Torbal A, Kors JA, van Herpen G et al. The electrical T-axis and the spatial QRS-T angle are independent predictors of long-term mortality in patients admitted with acute ischemic chest pain. Cardiology 2004; 101 (4): 199–207.
38. Yamazaki T, Froelicher VF, Myers J et al. Spatial QRS-T angle predicts cardiac death in a clinical population. Heart Rhythm 2005; 2 (1): 73–8.
39. Triola B, Olson MB, Reis SE et al. Electrocardiographic predictors of cardiovascular outcome in women: the National Heart, Lung, and Blood Institute-sponsored Women's Ischemia Syndrome Evaluation (WISE) study. J Am Coll Cardiol 2005; 46 (1): 51–6.
40. Rautaharju PM, Kooperberg C, Larson JC, La Croix A. Electrocardiographic predictors of incident congestive heart failure and all-cause mortality in postmenopausal women: the Women's Health Initiative. Circulation 2006; 113 (4): 481–9.
41. Zhang ZM, Prineas RJ, Case D et al. Comparison of the prognostic significance of the electrocardiographic QRS/T angles in predicting incident coronary heart disease and total mortality (from the atherosclerosis risk in communities study). Am J Cardiol 2007; 100 (5): 844–9.
42. Pavri BB, Hillis MB, Subacius H et al. Prognostic value and temporal behavior of the planar QRS-T angle in patients with nonischemic cardiomyopathy. Circulation 2008; 117 (25): 3181–6.
43. Borleffs CJ, Scherptong RW, Man SC et al. Predicting ventricular arrhythmias in patients with ischemic heart disease: clinical application of the ECG-derived QRS-T angle. Circ Arrhythm Electrophysiol 2009; 2 (5): 548–54.
44. Lipton JA, Nelwan SP, van Domburg RT et al. Abnormal spatial QRS-T angle predicts mortality in patients undergoing dobutamine stress echocardiography for suspected coronary artery disease. Coron Artery Dis 2010; 21 (1): 26–32.
45. Dawood FZ, Khan F, Roediger MP et al. Electrocardiographic spatial QRS-T angle and incident cardiovascular disease in HIV-infected patients (from the Strategies for the Management of Antiretroviral Therapy [SMART] study). Am J Cardiol 2013; 111 (1): 118–24.
46. de Bie MK, Koopman MG, Gaasbeek A et al. Incremental prognostic value of an abnormal baseline spatial QRS-T angle in chronic dialysis patients. Europace 2013; 15 (2): 290–6.
47. Whang W, Shimbo D, Levitan EB, Newman JD et al. Relations between QRS/T angle, cardiac risk factors, and mortality in the third National Health and Nutrition Examination Survey (NHANES III). Am J Cardiol 2012; 109 (7): 981–7.
48. Man S, Rahmattulla C, Maan AC et al. Role of the vectorcardiogram-derived spatial QRS-T angle in diagnosing left ventricular hypertrophy. J Electrocardiol 2012; 45 (2): 154–60.
49. Блинова Е.В., Сахнова Т.А., Саидова М.А. и др. Информативность показателей ортогональной электрокардиограммы в диагностике гипертрофии левого желудочка. Терапевтический арх. 2007; 4: 15–8.
50. Сахнова Т.А., Блинова Е.В., Сергакова Л.М. и др. Возможности использования количественных показателей реполяризации в диагностике гипертрофии левого желудочка у больных артериальной гипертонией. Терапевтический арх. 2009; 4: 13–7.
51. Jaroszynski A, Czekajska-Chechab E, Drelich-Zbroja A et al. Spatial QRS-T angle in peritoneal dialysis patients: association with carotid artery atherosclerosis, coronary artery calcification and troponin T. Nephrol Dial Transplant 2009; 24 (3): 1003–8.
52. Jaroszynski A, Wysokiński A, Bednarek-Skublewska A et al. The effect of a single dialysis session on spatial QRS-T angle in haemodialysis patients. Nephrol Dial Transplant 2010; 25 (11): 3723–9.
53. de Bie MK, Ajmone Marsan N, Gaasbeek A et al. Echocardiographical determinants of an abnormal spatial QRS-T angle in chronic dialysis patients. Nephrol Dial Transplant 2013.
54. Shi B, Ferrier KA, Sasse A et al. Correlation between vectorcardiographic measures and cardiac magnetic resonance imaging of the left ventricle in an implantable cardioverter defibrillator population. J Electrocardiol 2013.
55. Сахнова Т.А., Блинова Е.В., Чихладзе Н.М. и др. Изменения показателей ортогональной электрокардиограммы у больных артериальной гипертонией с гиперальдостеронизмом. Кардиологический вестн. 2013; 1: 41–4.
56. Blinova E, Sakhnova T, Chikhladze N et al. Changes of electrocardiogram in low-renin hypertension. J Electrocardiol 2013; 46: e11.
57. Рябыкина Г.В., Соболев А.В., Сахнова Т.А. и др. Дистанционная передача ЭКГ и системы централизованного анализа и архивирования ЭКГ. Опыт использования системы Easy ECG в ФГБУ РКНПК МЗСР России. Терапевтический арх. 2012; 4: 52–7.
58. Рябыкина Г.В., Соболев А.В., Сахнова Т.А. и др. Под ред. акад. Е.И.Чазова. Метод. пособие для врачей. Применение систем дистанционной регистрации и централизованного анализа ЭКГ в условиях крупного стационара и медицинских учреждений сельской местности. М.: ФГБУ РКНПК Минздрава России, 2013.
В избранное 0
Количество просмотров: 608
Предыдущая статьяСовременные методы диагностики ишемии миокарда у больных кардиальным синдромом Х