Особенности терапии сердечно-сосудистых заболеваний во время тепловых волн

Consilium Medicum №10 2017 - Особенности терапии сердечно-сосудистых заболеваний во время тепловых волн

Номера страниц в выпуске:43-48
Для цитированияСкрыть список
М.Д.Смирнова, Ф.Т.Агеев. Особенности терапии сердечно-сосудистых заболеваний во время тепловых волн. Consilium Medicum. 2017; 10: 43-48
В условиях потепления климата с учащением тепловых волн, ассоциирующихся с ростом сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности, особый интерес вызывает влияние кардиопрепаратов на адаптацию к высоким температурам. Обзор отражает результаты европейских и отечественных исследований, посвященных безопасности терапии во время длительных и коротких тепловых волн. Даны рекомендации по коррекции лечения в этот период. Обязательным компонентом терапии артериальной гипертонии во время тепловых волн является самоконтроль артериального давления (АД). При развитии клинически значимой гипотонии необходимо снижение дозы гипотензивных препаратов. Начать рекомендуется с уменьшения дозы и/или отмены диуретиков и нитратов. Не рекомендована полная отмена гипотензивной терапии из-за риска гипертонических кризов, характерных для аномальной жары, а также из-за повышения АД при смене погоды и снижении температуры. При повышении АД во время тепловой волны рекомендуется отдать предпочтение антагонистам кальциевых каналов, ингибиторам ангиотензинпревращающего фермента и селективным b-адреноблокаторам. Необходимо информировать больных о дополнительном протективном эффекте статинов с целью увеличения приверженности терапии. Пациентам, принимающим диуретики, требуется индивидуальный ежедневный контроль приема жидкости и массы тела.
Ключевые слова: тепловые волны, адаптация к высоким температурам, коррекция терапии, артериальная гипертензия, артериальная гипотензия.
Для цитирования: Смирнова М.Д., Агеев Ф.Т. Особенности терапии сердечно-сосудистых заболеваний во время тепловых волн. Consilium Medicum. 2017; 19 (10): 43–48. DOI: 10.26442/2075-1753_19.10.43-48


Review
Features therapy of cardiovascular diseases during heat waves



M.D.Smirnova, F.T.Ageev

A.L.Myasnikov Institute of Clinical Cardiology, National Medical Research Center of Cardiology of the Ministry of Health of the Russian Federation. 121552, Russian Federation, Moscow, ul. 3-ia Cherepkovskaia, d. 15a
naliya1@yandex.ru

Abstract
In the context of global warming with an increase in heat waves, associated with an increase in cardio – vascular morbidity and mortality of particular interest is the effect of cardiac drugs on adaptation to high temperatures. This review represents the results of European and national research on the safety of therapy during the long and short heat waves. Recommendations are presented on the correction of therapy during this period. Required component of therapy of hypertension during heat waves is a home blood pressure monitoring. The development of clinically significant hypotension requires a reduction in the dose of antihypertensive drugs. We recommend starting with a reduction in the dose and/or elimination of diuretics and nitrates. Complete withdrawal is not recommended. It is recommended to prefer to calcium channel antagonists, angiotensin converting enzyme inhibitors and selective beta-blockers in the case of increased blood pressure during the heat wave. Patients should be informed about the additional protective effect of statins in order to increase adherence. Taking diuretics patients need individual daily monitoring fluid intake and body weight.
Key words: heat waves, adaptation to high temperatures, correction of therapy, arterial hypertension, arterial hypotension.
For citation: Smirnova M.D., Ageev F.T. Features therapy of cardiovascular diseases during heat waves. Consilium Medicum. 2017; 19 (10): 43–48. DOI: 10.26442/2075-1753_19.10.43-48

Если вы постоянно принимаете какое-либо лекарство,

 убедитесь у лечащего врача, не может ли это 

повлиять на терморегуляцию и баланс жидкости.

(Природные пожары и аномальная жара в Российской 

Федерации. Медико-санитарные рекомендации

19 августа 2010)


Климатические модели предсказывают увеличение вероятности как отдельных дней с аномально высокими температурами, так и тепловых волн (heat wave) – нескольких последовательных аномально жарких дней – в результате потепления климата [1]. Тепловые волны ведут к росту смертности и заболеваемости как общей, так и сердечно-сосудистой, что подтверждено целым рядом зарубежных и отечественных эпидемиологических исследований [2–5]. В настоящее время фактор потепления климата приходится рассматривать наравне с другими известными факторами риска для здоровья: курением, злоупотреблением алкоголем, избыточным питанием, малой физической активностью и т.п. Особо актуален, равно как и малоизучен, вопрос влияния препаратов, в частности кардиологических, на адаптацию к тепловым волнам. Несмотря на актуальность проблемы, исследований, посвященных этому вопросу, крайне мало, а их результаты часто противоречивы. Небольшое число экспериментальных работ было посвящено изучению адсорбции, метаболизма и элиминации препаратов под воздействием высоких температур [6]. Эти исследования были выполнены в период короткого и интенсивного воздействия, часто в условиях сауны, что трудно соотнести с длительным влиянием жары в повседневных городских условиях [7, 8]. Что касается крупных эпидемиологических исследований, проведенных во время волн жары, прокатившихся по Америке и Европе в последние десятилетия, то в них отсутствуют данные о медикаментозной терапии, так как эту информацию нельзя почерпнуть ни из свидетельств о смерти, ни из статистических отчетов больниц и служб скорой медицинской помощи [9–12].
«Под подозрение» попали несколько групп препаратов [6]:
• диуретики:
- нарушение электролитного баланса;
- уменьшение притока крови к печени и почкам и снижение клиренса лекарственных препаратов и токсинов;
- умеренная и тяжелая дегидратация, риск гиповолемии и ортостатической гипотензии.
• Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (ИАПФ) и блокаторы рецепторов к ангиотензину II (БРА):
- подавление центра жажды;
- уменьшение клубочковой фильтрации, гипотония (однако и то и другое относится к физиологическим ответам на жару).
• b-Адреноблокаторы (b-АБ):
- периферическая вазоконстрикция, затрудняющая теплоотдачу (относится главным образом к неселективным препаратам);
- уменьшение сердечного выброса и частоты сердечных сокращений (уменьшение притока крови к коже).
• Антагонисты дофамина, нейролептики и агонисты серотонина:
- нарушение терморегуляции;
- злокачественная гипертермия.
• Антихолинергические и трициклические антидепрессанты, антипаркинсонические препараты: уменьшение выработки пота за счет подавления парасимпатической системы.
• Симпатомиметики и антигистаминные препараты:
- периферическая вазоконстрикция;
- нарушение теплоотдачи;
- подавление работы потовых желез.
• Седативные средства, обезболивающие и наркотические средства: снижение бдительности и восприятия тепла.
• Нестероидные противовоспалительные препараты, сульфаниламиды: снижение функции почек.
Однако большинство этих утверждений носят чисто теоретический характер или основаны на немногочисленных опытах на животных. Так, мнение, что ИАПФ и БРА подавляют центр жажды, что, в свою очередь, может вести к дегидратации организма в жару, основано на результатах эксперимента на крысах [6], хотя питьевое поведение человека в отличие от этих животных определяется не только физиологическим чувством жажды. Одно из немногих доступных эпидемиологических исследований «случай–контроль» проведено во Франции во время аномальной жары 2003 г. Были проанализированы случаи смерти дома пожилых пациентов. Исследователи выявили тенденцию к увеличению риска смерти при назначении антидепрессантов (отношение шансов – ОШ 3,98; p<0,07), влияние других групп препаратов оказалось статистически незначимым [13]. Еще одно ретроспективное исследование было посвящено изучению серьезных нежелательных реакций на препараты у больных старше 70 лет на основании сообщений, поступивших в French Pharmaco Vigilance Database (Базу данных фармаконадзора Франции) во время волны жары во Франции в 2003 г. [14]. Отмечено возрастание числа нежелательных реакций на препараты во время жары, причем серьезных нежелательных реакций было столько же, сколько в аналогичный период 2002 г., а фатальных – в 4 раза больше. Большинство нежелательных реакций были либо метаболические (дегидратация, электролитные нарушения и т.п.), либо неврологические. С нежелательными явлениями ассоциировались следующие препараты: диуретики (21 нежелательная реакция), ИАПФ (21 реакция), селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (11 реакций), дигоксин 
(7 реакций), БРА (5 реакций). Наиболее интересное исследование, посвященное этому вопросу, опубликовали P.Hausfater и соавт. в 2010 г. [15]. В нем были проанализированы данные всех 1456 пациентов, обратившихся в отделения неотложной помощи Парижа во время аномальной жары 2003 г. При однофакторном анализе предиктором смерти стал прием нитратов (в 2,1 раза), антиаритмиков (на 44%), антиагрегантов и антикоагулянтов (на 43%), ИАПФ и БРА (на 35%), психотропных препаратов (на 22%). Однако по данным многофакторного анализа только прием диуретиков стал независимым предиктором смерти во время жары, увеличивая ее риск на 25%. Важное обстоятельство: в исследовании участвовали пациенты, средний возраст которых составлял 79±19 лет. Возможно, в другой возрастной категории влияние приема препаратов было бы иным.
Шведское исследование [16] 2010–2013 гг. показало увеличение риска гипонатриемии, связанной с приемом таких препаратов, как диуретики, психотропные и противосудорожные средства, в 2,2 раза при среднесуточной температуре более 20°С. По данным другого, 6-летнего, исследования увеличения частоты случаев гипонатриемии во время волн жары не было. Мало того, была прослежена корреляция между температурой воздуха и концентрацией натрия в плазме крови (r=0,2; p=0,004) [17]. Аналогичные результаты были получены и в нашем собственном исследовании [18], причем корреляция была даже более тесной (r=0,4; p<0,05).
По нашим данным, использование диуретиков показало себя независимым фактором риска при коротких тепловых волнах [19]. Во время аномальной жары 2010 г. прием диуретиков, главным образом гидрохлоротиазида и индапамида, также ассоциировался с возрастанием риска сердечно-сосудистых осложнений (ССО) на 66%, но только у больных с ишемической болезнью сердца (ИБС) [20].
Также по данным однофакторного анализа негативное влияние оказывал прием нитратов и ацетилсалициловой кислоты (АСК) [20]. По данным многофакторного анализа независимым ССО можно считать прием АСК (ОШ 2,8; 95% доверительный интервал – ДИ 1,41–3,35). При анализе подгрупп (пациенты низкого/умеренного, высокого/очень высокого риска ССО и больные с ИБС) выявлено, что прием АСК не влиял на риск ССО ни в группе ИБС, где его назначали согласно показаниям, ни в группе высокого риска. Только в группе низкого риска, где ее прием был ничем не оправдан, АСК увеличивала риск ССО более чем в 4 раза (ОШ 4,1; 95% ДИ 1,7–9). Негативное влияние АСК на адаптацию к жаре, которое отметили и P.Hausfater и соавт. [15], еще ждет своего объяснения. Были высказаны несколько предположений. Первая гипотеза – подавление АСК синтеза простагландинов, которые участвуют в процессах регуляции кожной вазодилатации, одного из ведущих механизмов теплоотдачи. Причем, поскольку у пожилых и больных с ИБС эти механизмы изначально неполноценны вследствие эндотелиальной дисфункции и нарушения функции капилляров, отрицательный эффект АСК у них не реализовывается. Вторая гипотеза – повышение АСК вязкости крови, а значит, ухудшение ее реологических свойств. Снижение вязкости крови – один из важных адаптационных механизмов во время волн жары. Есть данные, что простагландины группы E позитивно влияют на реологические свойства эритроцитов [21, 22], следовательно, АСК, подавляя синтез простагландинов, может их ухудшать. Это было показано в эксперименте in vitro, где АСК повышала вязкость крови больных с ИБС за счет повышения агрегируемости эритроцитов, несмотря на тенденцию к росту деформируемости этих клеток [23].
Прием статинов, напротив, оказал протективный эффект, снизив риск ССО на 50% [20]. По условиям протокола исследования это был розувастатин. У больных с ИБС риск ССО снизился на 56%. Возможно, причина протективного действия розувастатина в обсуждаемом в последнее время положительном воздействии статинов на микроциркуляцию [24]. По данным исследователей, терапия розувастатином увеличивает общий уровень перфузии в тканях, усиливает эндотелийзависимое снижение тонуса артериол и снижает нейрогенный и миогенный компонент тонуса в прекапиллярных артериолах кожи у больных с ИБС.
По результатам другого небольшого ретроспективного исследования (n=188), проведенного на более тяжелом контингенте больных сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ) [25], нами были получены данные о снижении риска ССО во время аномальной жары на фоне приема антагонистов кальциевых каналов и ИАПФ за счет меньшей частоты гипертонических кризов и вызовов скорой медицинской помощи. Прием селективных b-АБ ассоциировался с лучшим качеством жизни у пациентов старше 65 лет в связи с уменьшением жалоб на сердцебиение и нарушения ритма сердца. Прием диуретиков, напротив, ассоциировался со снижением качества жизни в этой возрастной категории.
Данных о влиянии БРА на адаптацию к жаре недостаточно, так как доля их назначений на момент исследований как 2003 г. во Франции, так и 2010 г. в России была относительно мала. Работы последних лет, показавшие роль ангиотензина (АТ) II и рецепторов АТ к АТ II в развитии окислительного стресса и повреждении кардиомиоцитов при тепловом стрессе, открывают новые перспективы профилактики ССО во время тепловых волн. БРА, а именно валсартан, в эксперименте на животных подавлял индуцированный жарой окислительный стресс и защищал кардиомиоциты от апоптоза [26].
В проспективных исследованиях показаны эффективность и безопасность приема во время коротких тепловых волн фиксированных комбинаций амлодипина с периндоприлом [27] и лозартаном [28]. С другой стороны, прием фиксированной комбинации лозартана с гипотиазидом [28] ассоциировался с повышением концентрации мочевины во время тепловой волны, что может служить ранним признаком дегидратации организма. Активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы – один из физиологических механизмов адаптации организма человека к высоким температурам. Подавляя ее, ИАПФ и БРА действуют против процессов тепловой адаптации, что и заставило «подозревать» их в негативном влиянии на здоровье в периоды аномальной жары. Однако эти влияния, по всей видимости, нивелируются вазодилатирующим эффектом этих препаратов. Увеличение кровенаполнения кожи и подкожной клетчатки в ответ на повышение внешней температуры – один из ведущих механизмов теплоотдачи. 
У пожилых людей и больных ССЗ и сахарным диабетом этот механизм регуляции страдает в первую очередь. ИАПФ, БРА и в еще большей мере антагонисты кальциевых каналов дигидропиридинового ряда потенцируют вазодилатацию кожных сосудов, тем самым способствуя увеличению теплоотдачи, и защищают организм от перегревания.
Важно, что факт отмены предписанной терапии во время аномальной жары – независимый фактор риска развития гипертонических кризов (ОШ 2,5; 95% ДИ 1,2–4,9) и нарушений ритма сердца (ОШ 2,5; 95% ДИ 1,2–4,9) [29]. Тем не менее наступление жары часто требует коррекции базовой терапии, получаемой больными ССЗ. Поводом к этому может служить не только ухудшение состояния: гипертонические кризы, усугубление появлений сердечной недостаточности, нарушений ритма сердца, – но и, напротив, улучшение самочувствия, снижение уровня артериального давления (АД), уменьшение частоты ангинозных приступов. По данным опроса пациентов [25] в период аномальной жары 2010 г. коррекция терапии в сторону усиления или ослабления имела место у 25% опрошенных. Решение об изменении лечения принимал врач только в 57,4%, в остальных случаях его принимал сам больной. Вряд ли такое положение дел может считаться правильным.
При необходимости коррекции получаемой пациентом регулярной терапии необходимо учитывать два момента.
Во-первых, жара может повлиять на биодоступность и фармакокинетику лекарственных препаратов. За счет усиления притока крови к коже, увеличения ее температуры и влажности увеличивается степень поглощения препаратов, используемых трансдермально и подкожно. Так, использование чрескожной формы нитроглицерина в жаркий период приводит к дополнительному снижению АД и росту частоты сердечных сокращений. Степень поглощения подкожно введенного инсулина во время жары увеличивается, что приводит к риску гипогликемии у пациентов с сахарным диабетом. Также увеличивается эффективность и потенциальный риск системного воздействия пластырей и мазей с нестероидными противовоспалительными препаратами.
Во-вторых, как уже говорилось, ряд препаратов могут отрицательно повлиять на адаптацию организма к высоким температурам. Поэтому во время жары следует очень осторожно подходить к назначению диуретиков, нитратов, АСК. При развитии стойкой гипотонии, сопровождающейся признаками гипоперфузии, такими как головокружение, слабость, пре- и синкопальные состояния, необходима коррекция дозы гипотензивных препаратов. Причем начать рекомендуется с уменьшения дозы и/или отмены диуретиков и нитратов. При этом следует помнить, что умеренная гипотония, не сопровождающаяся клиническими признаками гипоперфузии, является физиологическим ответом организма на повышение окружающей температуры и не требует коррекции. Снижение дозы нитратов у больных со стенокардией следует сопровождать рекомендациями по уменьшению физической активности на этот период. Лицам, получающим диуретики, показано регулярное клиническое обследование, позволяющее мониторировать состояние гидратации. Способность поддерживать массу тела считается лучшей мерой степени обезвоживания, чем чувство жажды или тургор тканей [30]. Поэтому в период жары рекомендуются регулярные взвешивания с записью результатов в дневник самоконтроля. Людям, страдающим гипертонией, сердечной и почечной недостаточностью, вынужденным по этой причине ограничивать потребление жидкости, в условиях теплового стресса требуется особый индивидуальный ежедневный дозиметрический контроль приема жидкости и массы тела. Потеря в массе тела 1 кг или более свидетельствует об обезвоживании организма и необходимости увеличения потребления жидкости [30]. Людям, принимающим мочегонные препараты, регулярное общее клиническое обследование позволяет мониторировать состояние гидратации. Если есть признаки снижения объема циркулирующей крови и гипоперфузии внутренних органов, такие как потеря тургора кожи, головокружение (ортостатическая гипотензия), повышение уровня мочевины в крови (более 5 ммоль/л), то доза мочегонного должна быть уменьшена [30].
Не рекомендована полная отмена гипотензивной терапии из-за риска гипертонических кризов, характерных для аномальной жары, а также из-за повышения АД при смене погоды и снижении температуры. При повышении АД в период аномальной жары рекомендуется отдать предпочтение антагонистам кальциевых каналов, ИАПФ и селективным b-АБ [31].
Очевидно, что тепловая волна – период, требующий особо тщательного контроля АД. Наличие домашнего тонометра, по данным как отечественных, так и зарубежных исследований, определяет более высокую приверженность лекарственной терапии [32–34]. Регулярный самоконтроль АД (СКАД) в домашних условиях значительно повышает приверженность пациентов лечению и во время аномальной жары. Возможность самостоятельно контролировать АД делает больного активным участником процесса лечения и позволяет воочию видеть его результаты. Вопреки распространенному мнению, электронные тонометры по точности не уступают механическим. Измерение АД аускультативным методом хотя и признано эталонным, все же далеко от идеала и не всегда может быть рекомендовано для СКАД. Так, не все больные способны точно идентифицировать тоны Короткова, что может привести к завышенной или заниженной оценке. Многие пациенты допускают вольные или невольные искажения при заполнении дневника самоконтроля. В условиях тепловых волн мы проводили исследования АД с использованием OMRON M3 Expert с памятью на 100 измерений и фиксацией даты и времени измерения [28]. Эти тонометры прошли успешную валидацию как в зарубежных [35–37], так и в отечественных исследованиях [38]. Постоянный СКАД позволял пациентам своевременно отследить эпизоды гипотонии, оценить ее степень и необходимость коррекции терапии, предварительно связавшись по телефону с лечащим врачом, а также избавлял больного от необоснованной тревоги. С другой стороны, СКАД не позволял пропустить подъем АД при наступлении похолодания или истощении адаптационных возможностей организма. Использование приборов с большим объемом памяти освобождало пациентов от необходимости вести дневники и помогало более точной оценке гипотензивного эффекта. Больными было отмечено удобство использования универсальной веерообразной манжеты нового поколения, позволяющей делать измерения более комфортными.
Особого внимания требуют пациенты, получающие антикоагулянтную терапию. Показан более частый контроль международного нормализованного отношения у больных, принимающих варфарин, из-за возможного колебания его эффективности.
Статины – группа препаратов, прием которых ассоциируется с 50% снижением риска у больных ССЗ в период аномальной жары. Это еще один повод добиваться их регулярного приема, не допускать «лекарственных каникул» в летнее время. Необходимо информировать больных о дополнительном протективном эффекте этой группы препаратов с целью увеличения приверженности терапии.
Важно помнить о правилах хранения медикаментов. Большинство препаратов, согласно инструкциям производителей, должны храниться при температуре до 25°C. Необходимо обеспечить надлежащий температурный режим хранения и транспортировки лекарств.
Следует помнить, что никаких стандартов по изменению схем медикаментозного лечения в периоды жары на сегодняшний день не существует. Все решения должны приниматься лечащим врачом индивидуально в каждом конкретном случае.


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Смирнова Мария Дмитриевна – канд. мед. наук, ст. науч. сотр. научно-диспансерного отд. ИКК им. А.Л.Мясникова ФГБУ «НМИЦ кардиологии». E-mail: naliya1@yandex.ru
Агеев Фаиль Таипович – д-р мед. наук, проф., рук. научно-диспансерного отд. ИКК им. А.Л.Мясникова ФГБУ «НМИЦ кардиологии». E-mail: ftageev@gmail.com
Список исп. литературыСкрыть список
1. Climate change and communicable diseases in the EU Member States. Hand-book for national vulnerability, impact and adaptation assessments. European Centre for Diseases Prevention and Control, 2010.
2. Baccini M, Biggeri A, Accetta G et al. Heat effects on mortality in 15 European citie. Epidemiology 2008; 19: 711–9.
3. Kysely J, Pokorna L, Kyncl J, Kriz B. Excess cardiovascular mortality associated with cold spells in the Czech Republic. BMC Public Health 2009; 9 (15): 19.
4. Ревич Б.А., Шапошников Д.А., Першаген Г. Новая эпидемиологическая модель по оценке воздействия аномальной жары и загрязненного атмосферного воздуха на смертность населения (на примере Москвы 2010 г.). Профилактическая медицина. 2015; 18 (5): 29–33. / Revich B.A., Shaposhnikov D.A., Pershagen G. Novaia epidemiologicheskaia model' po otsenke vozdeistviia anomal'noi zhary i zagriaznennogo atmosfernogo vozdukha na smertnost' naseleniia (na primere Moskvy 2010 g.). Profilakticheskaia meditsina. 2015; 18 (5): 29–33. [in Russian]
5. Чазов, Е.И., Бойцов С.А. Влияние аномального повышения температуры воздуха на смертность населения. Терапевт. архив. 2012; 1: 29–36. / Chazov, E.I., Boitsov S.A. Vliianie anomal'nogo povysheniia temperatury vozdukha na smertnost' naseleniia. Terapevt. arkhiv. 2012; 1: 29–36. [in Russian]
6. Stöllberger C, Lutz W, Finsterer J Heat-related side-effects of neurological and non-neurological medication may increase heat wave fatalities. Eur J Neurol. 2009;16(7):879-82
7. Vanakoski J, Seppala T. Heat exposure and drugs: A review of the effects of hyperthermia on pharmacokinetics. Clin Pharmacokinet 1998; 34: 311–22.
8. Kukkonen-Harjula K, Kauppinen K. Health effects and risks of sauna bathing. Int J Circumpolar Health 2006; 65 (3): 195–205.
9. Hajat S, O'Connor M, Kosatsky T. Health effects of hot weather: from awareness of risk factors to effective health protection. Lancet 2010; 6: 375 (9717): 856–63.
10. Michigan Heat-Related Illness, Emergency Department Visits: 2013 Summary. Accessed on 7 February 2014. Available online doi: http://www.michigan.gov/ documents/mdch/ Michigan_Heat_Summary_Summer_2013 __437200_7.pdf
11. Kilbourne EM. Heat-related illness: current status of prevention efforts. Am J Prevent Med 2002; 22: 328–9.
12. Mirabelli MC, Richardson DB. Heat-related fatalities in North Carolina. Am J Pub Health 2005; 95: 635–7.
13. Ledrans M. Summary of the mortality impact assessment of the 2003 heat wave in France, Eurosurveillance 2005; 10 (7–9): 153–5.
14. Sommet A, Durrieu G, Lapeyre-Mestre M, Montastruc JL. Association of French PharmacoVigilance Centres. A comparative study of adverse drug reactions during two heat waves that occurred in France in 2003 and 2006. Pharmacoepidemiol Drug Saf 2012; 21: 285–8.
15. Hausfater Р, Megarbane B, Dautheville S et al Prognostic factors in non-exertional heatstroke. Intensive Care Med 2010; 36 (2): 272–80.
16. Jönsson AR, Lövborg H, Lohr W. Increased risk of drug-induced hyponatremia during high temperatures. Int J Environ Res Pub Health 2017; 14: 827. DOI: 10.3390/ijerph14070827.
17. Chow KM, Szeto CC, Kwan BC, Li PK. Influence of climate on the incidence of thiazide-induced hyponatraemia. Int J Clin Pract 2007; 61: 449–52.
18. Смирнова М.Д., Агеев Ф.Т., Свирида О.Н. и др. Влияние летней жары на состояние здоровья пациентов с умеренным и высоким риском сердечно-сосудистых осложнений. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2013; 12 (4): 56–61. / Smirnova M.D., Ageev F.T., Svirida O.N. i dr. Vliianie letnei zhary na sostoianie zdorov'ia patsientov s umerennym i vysokim riskom serdechno-sosudistykh oslozhnenii. Kardiovaskuliarnaia terapiia i profilaktika. 2013; 12 (4): 56–61. [in Russian]
19. Смирнова М.Д., Свирида О.Н., Виценя М.В., Агеев Ф.Т. Предикторы развития сердечно-сосудистых осложнений у больных артериальной гипертонией во время тепловых волн. В кн.: Артериальная гипертония 2017 как междисциплинарная проблема. Сб. тезисов XIII Всероссийского конгресса. 2017; с. 91. / Smirnova M.D., Svirida O.N., Vitsenia M.V., Ageev F.T. Prediktory razvitiia serdechno-sosudistykh oslozhnenii u bol'nykh arterial'noi gipertoniei vo vremia teplovykh voln. V kn.: Arterial'naia gipertoniia 2017 kak mezhdistsiplinarnaia problema. Sb. tezisov XIII Vserossiiskogo kongressa. 2017; s. 91. [in Russian]
20. Смирнова М.Д., Фофанова Т.В., Яровая Е.Б., Агеев Ф.Т. Прогностические факторы развития сердечно-сосудистых осложнений во время аномальной жары 2010 г. (когортное наблюдательное исследование). Кардиологический вестник. 2016; XI (1): 43–51. / Smirnova M.D., Fofanova T.V., Iarovaia E.B., Ageev F.T. Prognosticheskie faktory razvitiia serdechno-sosudistykh oslozhnenii vo vremia anomal'noi zhary 2010 g. (kogortnoe nabliudatel'noe issledovanie). Kardiologicheskii vestnik. 2016; XI (1): 43–51. [in Russian]
21. Oonishi Т, Sakashita K, Uyesaka N. Regulation of red blood cell filter-ability by Ca2+ influx and cAMP-mediated signaling pathways. Am J Physiol Cell Physiol 1997; 42 (273): 1828–34.
22. Баталова Е.А. Анализ комплекса факторов, определяющих текучесть крови и ее транспортный потенциал. Автореф. дис. … канд. биол. наук. Ярославль, 2010. / Batalova E.A. Analiz kompleksa faktorov, opredeliaiushchikh tekuchest' krovi i ee transportnyi potentsial. Avtoref. dis. … kand. biol. nauk. Iaroslavl', 2010. [in Russian]
23. Петроченко Е.П. Тихомирова И.А., Петроченко А.С. Влияние аспирина на реологические свойства крови пациентов с ишемической болезнью сердца. Математическая морфология. Электронный математич. и медико-биологич. журн. 2008; 1 (7). DOI: http://www.smolensk.ru/user/sgma/MMORPH/TITL.HTМ. / Petrochenko E.P. Tikhomirova I.A., Petrochenko A.S. Vliianie aspirina na reologicheskie svoistva krovi patsientov s ishemicheskoi bolezn'iu serdtsa. Matematicheskaia morfologiia. Elektronnyi matematich. i mediko-biologich. zhurn. 2008; 1 (7). DOI: http://www.smolensk.ru/ user/sgma/ MMORPH/TITL.HTM. [in Russian]
24. Бойко В.В., Соболева Г.Н.., Федорович А.А., Карпова И.Е. Влияние розувастатина на показатели микроциркуляции у больных ишемической болезнью сердца. Кардиологический вестник. 2017; 1: 26–30. / Boiko V.V., Soboleva G.N.., Fedorovich A.A., Karpova I.E. Vliianie rozuvastatina na pokazateli mikrotsirkuliatsii u bol'nykh ishemicheskoi bolezn'iu serdtsa. Kardiologicheskii vestnik. 2017; 1: 26–30. [in Russian]
25. Агеев Ф.Т., Смирнова М.Д., Свирида О.Н. и др. Влияние приема кардиопрепаратов на адаптацию к высоким температурам больных сердечно-сосудистыми заболеваниями в условиях аномально жаркого лета 2010 года. Терапевтич. архив. 2013; 3: 45–51. / Ageev F.T., Smirnova M.D., Svirida O.N. i dr. Vliianie priema kardiopreparatov na adaptatsiiu k vysokim temperaturam bol'nykh serdechno-sosudistymi zabolevaniiami v usloviiakh anomal'no zharkogo leta 2010 goda. Terapevtich. arkhiv. 2013; 3: 45–51. [in Russian]
26. Wang X, Yuan B, Dong W et al. Humid heat exposure induced oxidative stress and apoptosis in cardiomyocytes through the angiotensin II signaling pathway. Heart Vessels 2015; 30 (3): 396–405.
27. Агеев Ф.Т., Смирнова М.Д., Фофанова Т.В. и др. Влияние фиксированной комбинации амлодипина и периндоприла (препарат Престанс) на механизмы тепловой адаптации у больных с артериальной гипертонией. Системные гипертензии. 2014; 3: 16–21. / Ageev F.T., Smirnova M.D., Fofanova T.V. i dr. Vliianie fiksirovannoi kombinatsii amlodipina i perindoprila (preparat Prestans) na mekhanizmy teplovoi adaptatsii u bol'nykh s arterial'noi gipertoniei. Systemic Hypertension. 2014; 3: 16–21. [in Russian]
28. Смирнова М.Д., Фофанова Т.В., Агеев Ф.Т. и др. Сравнительная оценка эффективности и безопасность фиксированных комбинаций лозартана с амлодипином или гидрохлортиазидом у больных артериальной гипертонией во время волн жары. Кардиологический вестник. 2017; 2: 34–40. / Smirnova M.D., Fofanova T.V., Ageev F.T. i dr. Sravnitel'naia otsenka effektivnosti i bezopasnost' fiksirovannykh kombinatsii lozartana s amlodipinom ili gidrokhlortiazidom u bol'nykh arterial'noi gipertoniei vo vremia voln zhary. Kardiologicheskii vestnik. 2017; 2: 34–40. [in Russian]
29. Смирнова М.Д., Фофанова Т.В., Агеев Ф.Т. Гипертонические кризы во время аномальной жары 2010 г. (когортное наблюдательное исследование). Системные гипертензии. 2016; 13 (2): 33–6. / Smirnova M.D., Fofanova T.V., Ageev F.T. Gipertonicheskie krizy vo vremia anomal'noi zhary 2010 g. (kogortnoe nabliudatel'noe issledovanie). Systemic Hypertension. 2016; 13 (2): 33–6. [in Russian]
30. Feinsod F, Levenson SA, Rapp K et al. Dehydration in Frail, Older Residents in Long-Term Care Facilities. J Am Med Direct Assoc 2004; 5: 36–41.
31. Чазова И.Е., Агеев Ф.Т, Смирнова М.Д. и др. Медико-санитарные рекомендации по снижению негативного влияния аномальной жары на состояние здоровья больных сердечно-сосудистыми заболеваниями. М., 2013. / Chazova I.E., Ageev F.T, Smirnova M.D. i dr. Mediko-sanitarnye rekomendatsii po snizheniiu negativnogo vliianiia anomal'noi zhary na sostoianie zdorov'ia bol'nykh serdechno-sosudistymi zabolevaniiami. M., 2013. [in Russian]
32. Смирнова М.Д., Цыгареишвили Е.В., Агеев Ф.Т. и др. Наличие домашнего тонометра как фактор, повышающий приверженность терапии больных артериальной гипертензией. Результаты исследования ВОПРОС. Системные гипертензии. 2012; 9 (4): 44–9. / Smirnova M.D., Tsygareishvili E.V., Ageev F.T. i dr. Nalichie domashnego tonometra kak faktor, povyshaiushchii priverzhennost' terapii bol'nykh arterial'noi gipertenziei. Rezul'taty issledovaniia VOPROS. Systemic Hypertension. 2012; 9 (4): 44–9. [in Russian]
33. Vrijens B, Goethebeur E. Comparing compliance patterns between randomized treatments. Control Clin Trials 1997; 18: 187–203.
34. Ощепкова Е.В., Цагареишвили Е.В., Зелвеян П.А., Рогоза А.Н. Самоконтроль артериального давления в домашних условиях – метод повышения приверженности к лечению больных артериальной гипертонией. Терапевтич. архив. 2004; 76 (4): 90–4. / Oshchepkova E.V., Tsagareishvili E.V., Zelveian P.A., Rogoza A.N. Samokontrol' arterial'nogo davleniia v domashnikh usloviiakh – metod povysheniia priverzhennosti k lecheniiu bol'nykh arterial'noi gipertoniei. Terapevtich. arkhiv. 2004; 76 (4): 90–4. [in Russian]
35. Doh I, Lim HK, Ahn B. Development of a simulator for the validation of noninvasive blood pressure-monitoring devices. Blood Press Monit 2016; 21 (3): 189–91.
36. Takahashi H, Yokoi T, Yoshika M. Validation of the OMRON HBP-1300 upper arm blood pressure monitor, in oscillometry mode, for clinic use in a general population, according to the European Society of Hypertension International Protocol revision 2010 [Internet]. Dublin: Dabl Educational Trust, 2014.
37. American National Standard. Non-invasive sphygmomanometers. Part 2: Clinical validation of automated measurement type. ANSI/AAMI/ISO 81060-2:2009. Association for the Advancement of Medical Instrumentation, Arlington, Virginia: AAMI, 2009.
38. Рогоза А.Н., Ощепкова Е.В., Цагареишвили Е.В., Гориева Ш.Б. Современные неинвазивные методы измерения артериального давления для диагностики артериальной гипертонии и оценки эффективности антигипертензивной терапии. Пособие для врачей. М.: Медика, 2007. / Rogoza A.N., Oshchepkova E.V., Tsagareishvili E.V., Gorieva Sh.B. Sovremennye neinvazivnye metody izmereniia arterial'nogo davleniia dlia diagnostiki arterial'noi gipertonii i otsenki effektivnosti antigipertenzivnoi terapii. Posobie dlia vrachei. M.: Medika, 2007. [in Russian]
Количество просмотров: 268
Предыдущая статьяСовременные подходы к использованию тройных комбинаций в лечении артериальной гипертензии
Следующая статьяЗначение полиморфизма генов АВСВ1 и CYP3А5 в прогнозировании эффективности и безопасности амлодипина у больных артериальной гипертензией 1–2-й степени

Поделиться ссылкой на выделенное