Алгоритм ведения взрослых пациентов с инфекцией Helicobacter pylori

Гастроэнтерология №01 2019 - Алгоритм ведения взрослых пациентов с инфекцией Helicobacter pylori

Номера страниц в выпуске:22-28
Для цитированияСкрыть список
Н.Н.Дехнич, Ю.А.Хохлова . Алгоритм ведения взрослых пациентов с инфекцией Helicobacter pylori. Consilium Medicum. Гастроэнтерология | Хирургия | Интенсивная терапия. (Прил.) 2019; 01: 22-28
Аннотация
В настоящем обзоре представлен алгоритм ведения взрослых пациентов с инфекцией Helicobacter pylori. В помощь врачу описаны методы первичной диагностики возбудителя, схемы эмпирической антихеликобактерной терапии 1 и 2-й линии с учетом имеющихся данных чувствительности H. pylori к антимикробным препаратам в Российской Федерации, а также оптимальные методы контроля эффективности эрадикационной терапии. Продемонстрированы варианты эмпирической терапии 3-й линии при невозможности определения чувствительности H. pylori к антибиотикам.
Ключевые слова: Helicobacter pylori, гистологический метод, устойчивость к антимикробным препаратам, кларитромицин, метронидазол.
Для цитирования: Дехнич Н.Н., Хохлова Ю.А. Алгоритм ведения взрослых пациентов с инфекцией Helicobacter pylori. Гастроэнтерология. Хирургия. Интенсивная терапия. Consilium Medicum. 2019; 1: 22–28.
DOI: 10.26442/26583739.2019.1.190293

review 

Algorithm for the adult patients with infection Helicobacter pylori

Natalia N. Dekhnich, Iuliia A. Khokhlova

Smolensk State Medical University, Smolensk, Russia n.dekhnich@mail.ru

Abstract
This review presents an algorithm for the management of adult patients with H. pylori infection. To help the doctor, methods of primary diagnosis of the causative agent, first-line and second-line empiric therapy are proposed, taking into account the available data on the susceptibility of H. pylori to antimicrobials in the Russian Federation, as well as optimal methods for monitoring the effectiveness of eradication therapy. Variants of the third-line empirical therapy are described when it is impossible to determine the susceptibility of H. pylori to antibiotics.
Key words: Helicobacter pylori, histological method, antimicrobial resistance, clarithromycin, metronidazole.
For citation: Dekhnich N.N., Khokhlova Iu.A. Algorithm for the adult patients with infection Helicobacter pylori. Gastroenterology. Surgery. Intensive care. 
Consilium Medicum. 2019; 1: 22–28.
DOI: 10.26442/26583739.2019.1.190293

Введение

Helicobacter pylori – микроаэрофильная грамотрицательная спиральная бактерия, которая находится в желудке человека в тесной связи с желудочным эпителием. Патогенность H. pylori основана на их способности колонизации, размножения и заражения новых индивидуумов [1]. H. pylori-инфекция имеет глобальное распространение среди 50% населения Земли. По данным эпидемиологических исследований H. pylori у взрослого населения в Российской Федерации обнаруживается c высокой частотой 65–92% [2]. Заражение происходит как в детском, так и в подростковом возрасте. Первичное инфицирование взрослых или повторное заражение после успешной эрадикации 
H. pylori происходит редко. Наиболее часто передача H. pylori происходит между близкими родственниками и людьми, живущими в одном доме [3]. Возбудитель передается орально-оральным или фекально-оральным путем. Исследователи из Японии установили, что матери и бабушки чаще передают H. pylori через слюну, используя общие ложки для дегустация детского питания [4].
На сегодняшний день доказано, что H. pylori является причиной развития активного хронического антрального гастрита, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, МАLT-лимфомы и рака желудка (РЖ) [5, 6]. Кроме того, имеются данные, связывающие H. pylori с развитием необъяснимой железодефицитной анемии, идиопатической тромбоцитопенической пурпуры и дефицитом витамина В12 [7–9].

Подходы к диагностике H. pylori

В диагностике инфекции H. pylori выделяют две основные задачи: провести первичную детекцию инфекции H. pylori и оценить эффективность эрадикации H. pylori после антихеликобактерной терапии (АХТ). Первичную диагностику отличает то, что H. pylori находится в желудке, как правило, в большом количестве. Исключения составляют ситуации, когда обследованию предшествует прием лекарственных препаратов, влияющих на жизнедеятельность H. pylorii (ингибиторы протонной помпы – ИПП, H2-блокаторы, препараты висмута, антимикробные лекарственные средства), а также клинические состояния, сопровождающиеся снижением степени колонизации H. pylori слизистой оболочки желудка – СОЖ (желудочно-кишечное кровотечение, атрофический гастрит, кишечная метаплазия). После проведенной АХТ оценка эффективности лечения может быть также затруднена ввиду резкого уменьшения количества H. pylori в СОЖ. Это сопровождается получением ложноотрицательных результатов диагностических тестов. В связи с этим контролировать эффективность уничтожения H. pylori рекомендуется не ранее чем через 4–6 нед после окончания АХТ. Этот период времени необходим для увеличения микробной массы возбудителя в СОЖ, достаточной для ее обнаружения современными методами при неэффективной терапии [10]. Таким образом, выбор метода диагностики H. pylori зависит от задач, стоящих перед клиницистом, предшествующей терапии и клинических состояний, определяющих степень обсемененности СОЖ.
Диагностические процедуры, направленные на определение H. pylori, базируются как на инвазивных, так и неинвазивных методах (рис. 1). Первые используются в клинической практике, когда есть показания для проведения эзофагогастродуоденоскопии и нет противопоказаний для взятия биопсии. Взятие биоптатов предусматривает изучение уреазной активности H. pylori в СОЖ с применением быстрого уреазного теста, прямую гистоморфологическую визуализацию инфекции гистологическим методом, культивирование микроорганизма из СОЖ с использованием бактериологического метода и определение ДНК H. pylori в гастробиоптате с применением полимеразной цепной реакции [11]. Последние два метода позволяют не только верифицировать наличие инфекции у пациента, но и определить антибиотикорезистентность возбудителя.
К неинвазивным методам относятся дыхательный тест с мочевиной, меченной 13С, определение антигена H. pylori в кале лабораторным способом, а также определение анти-IgG к H. pylori в крови серологическим методом [12, 13].
Screenshot_2.png

Диагностические предпочтения в выборе методов первичного обнаружения инфекции определяются распространенностью H. pylori в популяции и заболеваемостью РЖ в регионе. Неинвазивные методы предпочтительнее использовать в тех областях, где частота РЖ низкая, тогда как инвазивная диагностика с проведением эндоскопии рекомендуется пациентам с повышенным риском развития РЖ. К ним относятся лица старше 60 лет, отягощенный семейный анамнез, проживание в географических регионах с высокой распространенностью РЖ [14, 15]. По данным Всемирной организации здравоохранения, РФ относится к регионам с высокой заболеваемостью РЖ.
В настоящее время в нашей стране опубликованы обновленные Рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению инфекции H. pyloriу взрослых [16]. Согласно данному документу первичная диагностика H. pylori основана на подтверждении наличия H. pylori с использованием референсных методов: дыхательный тест с мочевиной, меченной 13С, и определение антигена H. pylori в кале лабораторным способом. 
В качестве метода первичной диагностики у лиц, у которых имеются показания к проведению эзофагогастродуоденоскопии, может быть использован быстрый уреазный тест с исследованием биоптата из антрального отдела и тела желудка. Необходимо учитывать, что при лечении с применением ИПП могу быть получены ложноотрицательные результаты указанных диагностических тестов, поэтому рекомендуется отменить ИПП не менее чем за 2 нед до проведения диагностических мероприятий [17]. Антибиотики и препараты висмута следует отменить не менее чем за 4 нед до выполнения диагностических тестов. Серологические методы определения антител к H. pylori могут быть использованы в качестве первичной диагностики инфекции, в том числе при состояниях, сопровождающихся снижением степени обсемененности H. pylori СОЖ [18]. Положительный результат обнаружения H. pylori любым из данных методов, если выполнен с гарантированной аккуратностью, является показанием для назначения эрадикационной терапии.
Оценку эффективности эрадикационной терапии инфекции H. pylori необходимо осуществлять с помощью дыхательного теста с мочевиной, меченной 13С, или определения антигена H. pylori в кале лабораторным способом не ранее чем через 4 нед после окончания курса АХТ либо после окончания лечения сопутствующих заболеваний любыми антибиотиками, препаратами висмута или антисекреторными лекарственными средствами [19, 20]. Недопустимо применение серологических методов определения антител к H. pylori в крови для оценки успешности эрадикационной терапии ввиду длительной циркуляции антител даже в случае уничтожения инфекции. При невозможности применения референсных методов диагностики целесообразно комбинировать доступные инвазивные диагностические тесты [16].

Показания для диагностики и лечения инфекции, вызванной H. pylori

Согласно рекомендациям Российской гастроэнтерологической ассоциации (2018 г.) и международным рекомендациям Маастрихт V (2016 г.) показаниями для проведения диагностики и лечения инфекции H. pylori служат [16, 18]:
• хронический гастрит, вызванный инфекцией H. pylori, в том числе при бессимптомном течении, а также атрофический гастрит;
• язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки в стадии обострения и ремиссии. При осложненных формах язвенной болезни эрадикационная терапия должна быть проведена после перевода пациента на пероральный прием лекарственных препаратов;
• MALT-лимфома желудка;
• состояния после операции по поводу РЖ, эндоскопической резекции ранних злокачественных новообразований желудка;
• гастропатия, индуцированная приемом нестероидных противовоспалительных, а также при необходимости длительного приема препаратов данной группы и ацетилсалициловой кислоты у пациентов с язвенной болезнью в анамнезе;
• функциональная диспепсия;
• необходимость длительного приема ИПП;
• аутоиммунная тромбоцитопения;
• железодефицитная анемия (при отсутствии других причин);
• дефицит витамина В12;
• желание пациента, в том числе имеющего кровных родственников, страдающих РЖ.

Терапия 1-й линии

Согласно современным рекомендациям схемы, которые обеспечивают уровень эрадикации H. pylori 90% и выше, могут быть использованы у населения для эмпирического лечения [21]. В соответствии с рекомендациями Маастрихт V при выборе схемы эмпирической терапии 1-й линии следует полагаться на локальные данные о резистентности H. pylori. В регионах с низкой устойчивостью H. pylori к кларитромицину (менее 15%) обосновано применение стандартной тройной терапии. Квадротерапия с препаратом висмута является альтернативной. Суммируя результаты российских исследований, средний уровень резистентности 650 штаммов H. pylori к кларитромицину, выделенных в некоторых регионах России за последние 10 лет, составил 8,3% [16].
В регионах с высоким уровнем резистентности H. pylori к кларитромицину (более 15%) выбор эмпирической терапии 1-й линии зависит от уровня двойной устойчивости H. pylori к кларитромицину и метронидазолу и уровня резистентности H. pylori к метронидазолу. В регионах с низкой частотой двойной устойчивости H. pylori к кларитромицину и метронидазолу (менее 15%) в качестве эмпирической терапии 1-й линии рекомендуется квадротерапия с препаратом висмута или сочетанная терапия (ИПП, кларитромицин, амоксициллин, метронидазол или тинидазол). В настоящее время опубликованы результаты чувствительности 48 штаммов H. pylori, выделенных у жителей Санкт-Петербурга, уровень резистентности которых к кларитромицину составил 25%. При этом частота выявления штаммов H. pylori с двойной резистентностью к кларитромицину и метронидазолу не превысила 15% и составила 4,4% [22].
В регионах с высокой частотой встречаемости двойной устойчивости H. pylori к кларитромицину и метронидазолу (более 15%) квадротерапия с препаратом висмута является предпочтительной (см. таблицу) [18]. Сведений о наличии высокой частоты двойной устойчивости H. pylori к кларитромицину и метронидазолу в РФ в настоящее время нет. Распространенность штаммов H. pylori с двойной устойчивостью к кларитромицину и метронидазолу в РФ, по имеющимся данным, составляет в среднем 3,3% [16].

Стандартная тройная терапия

Стандартная тройная терапия включает ИПП в стандартной дозировке 2 раза в сутки, кларитромицин 500 мг 2 раза в сутки и амоксициллин 1000 мг 2 раза в сутки или метронидазол 500 мг 2 раза в сутки. Замена амоксициллина на метронидазол целесообразна при наличии у пациента аллергии на пенициллины [23, 24]. Считается, что по эффективности данные схемы эквивалентны, если используются в регионах с низкой частотой устойчивости H. pylori к кларитромицину. Однако высокий уровень резистентности к метронидазолу (средний уровень 35,8%), по мнению экспертов Российской гастроэнтерологической ассоциации, не делает обоснованным применение данного препарата в схемах стандартной тройной терапии в РФ. 
В связи с чем клинические рекомендации по диагностике и лечению инфекции H. pylori у взрослых 2018 г. не содержат метронидазол в составе стандартной тройной терапии [16].
Тем не менее стандартная тройная терапия на основе кларитромицина остается одной из самых востребованных во всем мире. За последнее десятилетие эффективность такой терапии снизилась. По данным исследований, проведенных в разных странах, эффективность стандартной тройной терапии редко превышает 80% [24]. Выделяют несколько причин снижения эффективности стандартной тройной терапии: низкая приверженность больного лечению, повышенная кислотность, высокая степень обсемененности H. pylori СОЖ и наиболее важная – устойчивость H. pylori к кларитромицину. Было убедительно продемонстрировано, что частота эрадикации данной инфекции у пациентов, инфицированных кларитромицин-резистентными штаммами H. pylori, составляет 22%, а кларитромицин-чувствительными штаммами – 90% [25]. Эффективность стандартной тройной схемы в странах с высоким уровнем резистентности H. pylori к кларитромицину не превышает 75% [26]. Поэтому стандартная тройная терапия не рекомендуется в качестве терапии 1-й линии в регионах с высокой устойчивостью к кларитромицину [18, 24]. В то же время распространенность устойчивых штаммов H. pylori остается неизвестной в большинстве регионов не только нашей страны, но и в мире [27]. Недавние исследования подтвердили ассоциацию между количеством предыдущих приемов антимикробных препаратов (АМП) и повышением риска устойчивости к антибиотикам. Было показано, что продолжительность предыдущей терапии макролидными антибиотиками в течение 2 нед связана с высоким риском неудачного лечения тройной схемой с кларитромицином. В связи с чем эксперты Американского общества гастроэнтерологов и Европейского общества по изучению H. pylori рекомендуют при сборе анамнеза обратить внимание на предшествующий прием пациентом макролидов и фторхинолонов, рассматривая данный факт одним из ведущих причин формирования устойчивости к указанным АМП.
Screenshot_3.png

Кроме того, эффективность стандартной тройной терапии зависит от продолжительности лечения. Удлинение терапии с 7 до 14 дней повышает эффективность эрадикации H. pylori на 3–12% [28]. Результаты метаанализа показали, что 10-дневная терапия превосходит по эффективности 7-дневную, а 14-дневная превосходит 10-дневную без статистически значимого увеличения числа нежелательных реакций. В частности, Кокрановский метаанализ 45 рандомизированных контролируемых исследований в параллельных группах продемонстрировал повышение эффективности эрадикации H. pylori в результате проведения тройной терапии при увеличении ее продолжительности с 7 до 14 дней. Статистически значимое повышение эффективности стандартной тройной терапии было отмечено при увеличении продолжительности с 7 до 10 и с 10 до 14 дней [29]. Учитывая изложенное, в настоящее время для повышения эффективности лечения рекомендуется удлинять продолжительность стандартной тройной терапии до 14 дней, если не продемонстрирована высокая эффективность более коротких режимов терапии в конкретном регионе [18].
В составе эрадикационной терапии ИПП применяют в стандартных дозах: омепразол 20 мг 2 раза в сутки, пантопразол 40 мг 2 раза в сутки, лансопразол 30 мг 2 раза в сутки, рабепразол 20 мг 2 раза в сутки или эзомепразол 20 мг 2 раза в сутки. Применение ИПП в удвоенной дозе по сравнению со стандартной терапией способствует повышению эффективности эрадикации инфекции H. pylori в среднем на 8% [30]. По мнению исследователей, данная мера сопровождается повышением устойчивости кларитромицина и амоксициллина в слабокислых значениях рН, а также переходом H. pylori в репликативное состояние, более чувствительное к воздействию АМП. Кроме того, эффективность применения двойной дозы связано с широким распространением индивидуумов с генетическим полиморфизмом генов цитохрома Р4502С19, ответственных за быстрый метаболизм ИПП [31]. Однако существует ограничение применения двойной дозы ИПП в схемах эрадикации в РФ. Это связано с отсутствием в инструкциях по применению лекарственных препаратов указаний на удвоение стандартной дозы ИПП. В этой связи представляется перспективным использование ИПП, обладающих более мощным антисекреторным эффектом. Согласно данным метаанализов выраженное антисекреторное действие эзомепразола и рабепразола в составе эрадикационной терапии инфекции H. pylori обеспечивает более высокую эффективность лечения по сравнению с таковой при использовании омепразола, лансопразола и пантопразола на 4,7 и 4,1% соответственно [32].
Добавление к стандартной тройной терапии висмута трикалия дицитрата в дозе 240 мг 2 раза в сутки или 120 мг 4 раза в сутки служит мерой повышения ее эффективности и подтверждается данными российских исследований [16].

Квадротерапия с препаратом висмута

В качестве альтернативного варианта эрадикационной терапии 1-й линии может быть назначена квадротерапия с препаратом висмута, которая включает ИПП в стандартной дозировке 2 раза в сутки, висмута трикалия дицитрат 120 мг 4 раза в сутки, тетрациклин 500 мг 4 раза в сутки и метронидазол 500 мг 3 раза в сутки. Рекомендуемая продолжительность лечения составляет 10–14 дней. Данная схема показана пациентам с аллергией на пенициллины. Кроме того, является схемой выбора в регионах с высокой устойчивостью H. pylori к кларитромицину и высокой двойной резистентностью H. pylori к кларитромицину и метронидазолу [18]. Классическая квадротерапия с препаратом висмута демонстрирует приемлемую эффективность (85% и более), безопасность и хорошую переносимость в современных условиях даже в регионах с высокой резистентностью H. pylori к метронидазолу [33]. По данным исследования M.Dore квадротерапия на основе препаратов висмута показала высокую эффективность при использовании в течение 10 и 14 дней с частотой эрадикации инфекции H. pylori 92,6 и 91,6% соответственно [34]. По мнению других исследователей, оптимальная продолжительность квадротерапии не определена и должна зависеть от результатов локальных исследований по оценке эффективности и переносимости данной терапии [35].

Квадротерапия без препарата висмута

Квадротерапия без препарата висмута (сочетанная терапия) включает ИПП в стандартной дозе 2 раза в сутки, кларитромицин 500 мг 2 раза в сутки, амоксициллин 1000 мг 2 раза в сутки и метронидазол или тинидазол 500 мг 2 раза в сутки. Данная схема является терапией 1-й линии в регионах с высокой устойчивостью H. pylori к кларитромицину [18]. Метаанализ 19 исследований продемонстрировал эффективность эрадикации H. pylori данной схемы на уровне 88%. При этом частота возникновения нежелательных реакций была сопоставима с применением стандартной тройной терапии. Для повышения эффективности сочетанной терапии рекомендуется продлевать лечение до 14 дней, если не продемонстрирована высокая его эффективность в конкретном регионе в течение 10 дней [18].

Терапия 2-й линии

При неэффективности лечения 1-й линии с применением стандартной тройной или сочетанной терапии в качестве терапии 2-й линии рекомендуются квадротерапия с препаратом висмута или тройная терапия с левофлоксацином (рис. 2) [36]. При неэффективности терапии 1-й линии с использованием квадротерапии с препаратом висмута в качестве терапии 2-й линии рекомендуются схемы на основе левофлоксацина (см. таблицу, рис. 3) [18]. Тройная терапия с левофлоксацином включает ИПП в стандартной дозе 2 раза в сутки, левофлоксацин 500 мг раза в сутки и амоксициллин 1000 мг 2 раза в сутки.
Screenshot_4.png

При сравнении эффективности тройной терапии на основе левофлоксацина и квадротерапии с висмутом после неудачи терапии 1-й линии с использованием стандартной тройной схемы эффективность эрадикации H. pylori составляет 76 и 78% соответственно. При этом частота нежелательных реакций была ниже при применении тройной терапии, содержащей левофлоксацин, чем при квадротерапии с препаратом висмута. Широкое использование фторхинолонов во всем мире привело к масштабному развитию устойчивости H. pylori к левофлоксацину, что сопровождается снижением эффективности тройной терапии с левофлоксацином на 30–60%. Данные, имеющиеся по чувствительности H. pylori к левофлоксацину в РФ, свидетельствуют о высоком уровне устойчивости к данному антибиотику (24,5–42,3%) [37, 38]. При использовании тройной терапии с левофлоксацином у пациентов, инфицированных левофлоксацин-резистентными штаммами H. pylori, уничтожение инфекции было достигнуто лишь у 37% пациентов. Добавление к тройной терапии с левофлоксацином препарата висмута позволяло достичь эрадикации левофлоксацин-резистентных штаммов H. pylori у 71% пациентов. Таким образом, добавление висмута к тройной терапии с левофлоксацином является мерой, позволяющей преодолеть резистентность H. pylori к левофлоксацину. Уровень эрадикации при использовании 
10-дневной тройной терапии с левофлоксацином в среднем составляет 83%, при 14-дневной с добавлением препарата висмута – 90% [39]. При выборе эмпирической терапии 2-й линии следует полагаться на уровень резистентности H. pylori к левофлоксацину. Если этот показатель превышает 10%, то следует воздержаться от использования тройной терапии с левофлоксацином. Квадротерапия с препаратом висмута является терапией выбора [18]. При этом продолжительность квадротерапии с препаратом висмута 14 дней предпочтительнее, чем 7 дней, так как эффективность уничтожения инфекции H. pylori составляет (РР) 89,6% против 96,2% при сравнительно одинаковом количестве серьезных нежелательных реакций (21,8% против 15,3%) [40].
Однако существуют недостатки при применении квадротерапии с препаратом висмута, связанные с приемом 32 лекарственных форм (таблеток и капсул) в сутки. При минимальной продолжительности терапии 10 дней пациент принимает 320 таблеток и капсул на курс лечения, при максимальном курсе 14 дней – 448. Данный факт существенно снижает комплаентность пациента, а зачастую сопровождается категорическим отказом больного от предложенного лечения.

Терапия 3-й линии

При неэффективности терапии 1 и 2-й линии назначается терапия 3-й линии на основе результатов определения чувствительности к АМП штамма H. pylori, выделенного у пациента [16, 18].
При невозможности определения чувствительности к АМП, в соответствии с рекомендациями Маастрихт V, возможно назначение эмпирической терапии 3-й линии. При этом выбор схемы 3-й линии зависит от ранее назначенной терапии. После неудачи стандартной тройной и квадротерапии с препаратом висмута рекомендуется использовать в качестве терапии линии схемы на основе левофлоксацина (см. рис. 2). После неудачи стандартной тройной или квадротерапии без препарата висмута, а затем схемы на основе левофлоксацина рекомендуется использовать в качестве терапии 3-й линии квадротерапию с препаратом висмута. После неудачи квадротерапии с препаратом висмута и схемы на основе левофлоксацина рекомендуется применять в качестве терапии 3-й линии стандартную тройную терапию на основе кларитромицина (в регионах с низкой резистентностью к кларитромицину) или квадротерапию без препарата висмута (в регионах с высокой резистентностью к кларитромицину); см. таблицу, рис. 3 [18].

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Conflict of interests. The authors declare that there is not conflict of interests.

Информация об авторах / Information about the authors

Дехнич Наталья Николаевна – канд. мед. наук, доц. каф. факультетской терапии ФГБОУ ВО СГМУ. E-mail n.dekhnich@mail.ru
Хохлова Юлия Анатольевна – канд. мед. наук, доц. каф. факультетской терапии ФГБОУ ВО СГМУ. E-mail: kho.julia@list.ru
Natalia N. Dekhnich – Cand. Sci. (Med.), Assoc. Prof., Smolensk State Medical University. E-mail n.dekhnich@mail.ru
Iuliia A. Khokhlova – Cand. Sci. (Med.), Assoc. Prof., Smolensk State Medical University. E-mail n.dekhnich@mail.ru

Статья поступила в редакцию / The article received: 13.03.2019
Статья принята к печати / The article approved for publication: 29.03.2019
Список исп. литературыСкрыть список
1. Malfertheiner P, Link A, Selgrad M. Helicobacter pylori: Perspectives and time trends. Nat Rev Gastroenterol Hepatol 2014; 10: 628–38.
2. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Лапина Т.Л. и др. Лечение инфекции Helicobacter pylori: Мейнстрим и новации. Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2017; 27 (4): 4–21.
[Ivashkin V.T., Maev I.V., Lapina T.L. et al. Lechenie infektsii Helicobacter pylori: Meinstrim i novatsii. Ros. zhurn. gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii. 2017; 27 (4): 4–21 (in Russian).]
3. Didelot X, Nell S, Yang I et al. Genomic evolution and transmission of Helicobacter pylori in two South African families. Proc Natl Acad Sci U S A 2013; 110: 13880–5.
4. Urita Y, Watanabe T, Kawagoe N et al. Role of infected grandmothers in transmission of Helicobacter pylori to children in a Japanese rural town. J Paediatr Child Health 2013; 49: 394–8.
5. Capelle LG, de Vries AC, Looman CWN et al. Gastric MALT lymphoma: epidemiology and high adenocarcinoma risk in a nation-wide study. Eur J Cancer 2008; 44: 2470–6.
6. Malfertheiner P. The intriguing relationship of Helicobacter pylori infection and acid secretion in peptic ulcer disease and gastric cancer. Dig Dis 2011; 29: 459–64.
7. Yuan W, Li Yumin, Yang Kehu et al. Iron deficiency anemia in Helicobacter pylori infection: meta-analysis of randomized controlled trials. Scand J Gastroenterol 2010; 45: 665–76.
8. Sato R, Murakami K, Okimoto T et al. Development of corpus atrophic gastritis may be associated with Helicobacter pylori-related idiopathic thrombocytopenic purpura. J Gastroenterol 2011; 46: 991–7.
9. Stabler SP. Vitamin B12 deficiency. N Engl J Med 2013; 368: 2041–2.
10. Malfertheiner P. Diagnostic methods for H. pylori infection: choices, opportunities and pitfalls. United European Gastroenterol J 2015; 3: 429–31.
11. Ricci C, Holton J, Vaira D. Diagnosis of Helicobacter pylori: invasive and noninvasive tests. Best Pract Res Clin Gastroenterol 2007; 21: 299–313.
12. Ferwana M, Abdulmajeed I, Alhajiahmed A et al. Accuracy of urea breath test in Helicobacter pylori infection: meta-analysis. World J Gastroenterol 2015; 21: 1305–14.
13. Gisbert JP, de la Morena F, Abraira V. Accuracy of monoclonal stool antigen test for the diagnosis of H. pylori infection: a systematic review and meta-analysis. Am J Gastroenterol 2006; 101: 1921–30.
14. Moayyedi PM, Lacy BE, Andrews CN et al.: ACG and CAG Clinical Guideline: Management of Dyspepsia. Am J Gastroenterol 2017; 112 (7): 988–1013.
15. Smith S, Boyle B, Brennan D et al. The Irish Helicobacter pylori Working Group consensus for the diagnosis and treatment of H. pylori infection in adult patients in Ireland. Eur J Gastroenterol Hepatol 2017; 29 (5): 552–9.
16. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Лапина Т.Л. и др. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению инфекции Helicobacter pylori у взрослых. Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2018; 28 (1): 55–70.
[Ivashkin V.T., Maev I.V., Lapina T.L. et al. Klinicheskie rekomendatsii Rossiiskoi gastroenterologicheskoi assotsiatsii po diagnostike i lecheniiu infektsii Helicobacter pylori u vzroslykh. Ros. zhurn. gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii. 2018; 28 (1): 55–70 (in Russian).]
17. Gatta L, Vakil N, Ricci C et al. Effect of proton pump inhibitors and antacid therapy on 13C urea breath tests and stool test for Helicobacter pylori infection. Am J Gastroenterol 2004; 99: 823–9.
18. Malfertheiner P, Megraud F, O’Morain C et al. Management of Helicobacter pylori infection–Maastricht V/Florence consensus report. Gut 2017; 66 (1): 6–30.
19. Vaira D, Vakil N, Menegatti M et al. The stool antigen test for detection of Helicobacter pylori after eradication therapy. Ann Intern Med 2002; 136: 280–7.
20. Chey WD, Metz DC, Shaw S et al. Appropriate timing of the 14C-urea breath test to establish eradication of Helicobacter pylori infection. Am J Gastroenterol 2000; 95: 1171–4.
21. Sugano K, Tack J, Kuipers EJ et al. Kyoto global consensus report on Helicobacter pylori gastritis. Gut 2015; 64: 1–15.
22. Симаненков В.И., Захарова Н.В., Жебрун А.Б. и др. Резистентность Helicobacter pylori к антимикробным препаратам по результатам бактериологического тестирования. Лечащий врач. 2015; 4: 91–5.
[Simanenkov V.I., Zakharova N.V., Zhebrun A.B. et al. Rezistentnost' Helicobacter pylori k antimikrobnym preparatam po rezul'tatam bakteriologicheskogo testirovaniia. Lechashchii vrach. 2015; 4: 91–5 (in Russian).]
23. Malfertheiner P, Megraud F, O’Morain CA et al. Management of Helicobacter pylori infection–the Maastricht IV/ Florence Consensus Report. Gut 2012; 61: 646–64.
24. Chey WD, Leontiadis GI, Howden CW et al. ACG Clinical Guideline: treatment of Helicobacter pylori infection. Am J Gastroenterol 2017; 112: 212–38.
25. Luther J, Higgins PD, Schoenfeld PS et al. Empiric quadruple vs. triple therapy for primary treatment of Helicobacter pylori infection: Systematic review and meta-analysis of efficacy and tolerability. Am J Gastroenterol 2010; 105: 65–73.
26. Feng L, Wen MY, Zhu YJ et al. Sequential therapy or standard triple therapy for Helicobacter pylori infection: an updated systematic review. Am J Ther 2016; 23 (3): 830–93.
27. Shiota S, Reddy R, Alsarraj A et al. Antibiotic resistance of Helicobacter pylori among male United States veterans. Clin Gastroenterol Hepatol 2015; 13: 1616–24.
28. Fuccio L, Minardi ME, Zagari RM et al. Meta-analysis: duration of first-line proton-pump inhibitor based triple therapy for Helicobacter pylori eradication. Ann Intern Med 2007; 147 (8): 553–62.
29. Yuan Y, Ford AC, Khan KJ et al. Optimum duration of regimens for Helicobacter pylori eradication. Cochrane Database Syst Rev 2013; 12: CD008337.
30. Villoria A, Garcia P, Calvet X et al. Meta-analysis: high-dose proton pump inhibitors vs. standard dose in triple therapy for Helicobacter pylori eradication. Aliment Pharmacol Ther 2008; 28: 868–77.
31. Choi HS, Park DIl, Hwang SJ et al. Double-dose, new-generation proton pump inhibitors do not improve Helicobacter pylori eradication rate. Helicobacter 2007; 12: 638–42.
32. McNicholl AG, Linares PM, Nyssen OP. Meta-analysis: esomeprazole or rabeprazole vs. first-generation pump inhibitors in the treatment of Helicobacter pylori infection. Aliment Pharmacol Ther 2012; 36 (5): 414–25.
33. Ford AC, Malfertheiner P, Giguere M et al. Adverse events with bismuth salts for Helicobacter pylori eradication: systematic review and meta-analysis. World J Gastroenterol 2008; 14: 7361–70.
34. Dore MP, Farina V, Cuccu M et al. Twice-a-day bismuth-containing quadruple therapy for Helicobacter pylori eradication: a randomized trial of 10 and 14 days. Helicobacter 2011; 16: 295–300.
35. De Francesco V, Ierardi E, Hassan C et al. Helicobacter pylori therapy: present and future. World J Gastrointest Pharmacol Ther 2012; 3 (4): 68–73.
36. Yanai A, Sakamoto K, Akanuma M et al. Non-bismuth quadruple therapy for first-line Helicobacter pylori eradication: a randomized study in Japan. World J Gastrointest Pharmacol Ther 2012; 3 (1): 1–6.
37. Дехнич Н.Н., Иванчик Н.В., Козлов Р.С. и др. Антибиотикорезистентность Helicobacter pylori в Смоленске. Клин. микробиология и антимикробная химиотерапия. 2018; 20 (1): 42–8.
[Dekhnich N.N., Ivanchik N.V., Kozlov R.S. et al. Antibiotikorezistentnost' Helicobacter pylori v Smolenske. Klin. mikrobiologiia i antimikrobnaia khimioterapiia. 2018; 20 (1): 42–8 (in Russian).]
38. Саблин О.А., Михайлов Н.В., Юрин М.В. и др. Первичная резистентность Helicobacter pylori к антибиотикам в Санкт-Петербурге. Эксперимент. и клин. гастроэнтерология. 2012; 8: 18–23.
[Sablin O.A., Mikhailov N.V., Iurin M.V. et al. Pervichnaia rezistentnost' Helicobacter pylori k antibiotikam v Sankt-Peterburge. Eksperiment. i klin. gastroenterologiia. 2012; 8: 18–23 (in Russian).]
39. Liao J, Zheng Q, Liang X et al. Effect of fluoroquinolone resistance on 14-day levofloxacin triple and triple plus bismuth quadruple therapy. Helicobacter 2013; 18: 373–7.
40. Chung JW, Lee JH, Jung HY et al. Second-line Helicobacter pylori eradication: a randomized comparison of 1-week or 2-week bismuth-containing quadruple therapy. Helicobacter 2011; 16: 289–94.
Количество просмотров: 144
Предыдущая статьяДиагностика инфекции Helicobacter pylori и контроль эффективности антихеликобактерной терапии: в фокусе – 13С-уреазный дыхательный тест
Следующая статьяБилиарный сладж: разбор клинического случая

Поделиться ссылкой на выделенное