Коррекция нарушений кишечного микробиоценоза в аспекте профилактики респираторных инфекций дыхательных путей: возможности Lactobacillus rhamnosus GG

Гастроэнтерология №02 2018 - Коррекция нарушений кишечного микробиоценоза в аспекте профилактики респираторных инфекций дыхательных путей: возможности Lactobacillus rhamnosus GG

Номера страниц в выпуске:39-44
Для цитированияСкрыть список
Д.И.Трухан, И.А.Викторова . Коррекция нарушений кишечного микробиоценоза в аспекте профилактики респираторных инфекций дыхательных путей: возможности Lactobacillus rhamnosus GG. Consilium Medicum. Гастроэнтерология | Хирургия | Интенсивная терапия. (Прил.) 2018; 02: 39-44
Острые респираторные вирусные инфекции относятся к наиболее массовым заболеваниям и занимают существенное место в практике врача первого контакта. Широкий спектр возбудителей острых респираторных вирусных инфекций обусловливает невозможность и нерациональность проведения масштабных профилактических мероприятий, как это делается в отношении вируса гриппа, и обусловливает интерес к неспецифическим средствам их профилактики. В этом аспекте весьма важным мероприятием в педиатрической и терапевтической практике, особенно у категории часто болеющих пациентов, являются профилактика и коррекция нарушений кишечного микробиоценоза. В представленном обзоре обсуждаются возможности Lactobacillus rhamnosus GG в профилактике и лечении нарушений кишечного микробиоценоза, а также ряда других заболеваний и состояний, в том числе в плане профилактики инфекций респираторного тракта.
Ключевые слова: нарушения кишечного микробиоценоза, профилактика, острые респираторные вирусные инфекции, пробиотики, Lactobacillus rhamnosus GG, Нормобакт L.
Для цитирования: Трухан Д.И., Викторова И.А. Коррекция нарушений кишечного микробиоценоза в аспекте профилактики респираторных 
инфекций дыхательных путей: возможности Lactobacillus rhamnosus GG. Гастроэнтерология. Хирургия. Интенсивная терапия. Consilium Medicum. 2018; 2: 39­­–44.DOI: 10.26442/26583739.2018.2.180103

REVIEW

Correction of infringements of intestinal microbiocenosis in the aspect of prevention of respiratory infections of respiratory tract: opportunities of Lactobacillus rhamnosus GG

D.I.Trukhan, I.A.Viktorova

Omsk State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation. 644099, Russian Federation, Omsk, ul. Lenina, d. 12
dmitry_trukhan@mail.ru

Abstract
Acute respiratory viral infections are among the most widespread diseases and occupy a significant place in the practice of the doctor of the first contact. A wide range of causative agents of acute respiratory viral infections causes the impossibility and irrationality of carrying out large-scale preventive measures, as is done with respect to the influenza virus, and causes interest in nonspecific means of their prevention. In this aspect, a very important event in pediatric and therapeutic practice, especially in the category of “frequently ill patients”, is the prevention and correction of disorders of the intestinal microbiocenosis. This review discusses the potential of Lactobacillus rhamnosus GG in the prevention and treatment of disorders of the intestinal microbiocenosis, as well as a number of other diseases and conditions, including in terms of prevention of infections of the respiratory tract.
Key words: intestinal microbiocenosis disorders, prevention, acute respiratory viral infections, probiotics, Lactobacillus rhamnosus GG, Normobact L.
For citation: Trukhan D.I., Viktorova I.A. Correction of infringements of intestinal microbiocenosis in the aspect of prevention of respiratory infections of respiratory tract: opportunities of Lactobacillus rhamnosus GG. Gastroenterology. Surgery. Intensive care. Consilium Medicum. 2018; 2: 39–44.
DOI: 10.26442/26583739.2018.2.180103

Oстрые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ) занимают существенное место в практической работе врача первого контакта (терапевта, врача общей практики, педиатра). ОРВИ относятся к наиболее массовым заболеваниям, которыми, по данным Всемирной организации здравоохранения [1, 2], ежегодно заболевает каждый третий житель планеты.
ОРВИ считаются плохо контролируемыми инфекциями и характеризуются умеренно выраженным постоянным ростом. В России число ежегодно болеющих ОРВИ и гриппом превышает 30 млн человек (до 10–15% трудоспособного населения и 45–60% – дети). С ОРВИ связано более 30% случаев общей временной нетрудоспособности и 60–80% пропусков школьных занятий у детей. Ежегодный суммарный экономический ущерб от ОРВИ оценивается в 40 млрд руб., составляя около 80% ущерба от всех инфекционных болезней [2, 3].
На сегодняшний день известно около 300 возбудителей респираторных инфекций, более 200 из них – вирусы: представители 4 семейств РНК-содержащих вирусов (ортомиксовирусы, парамиксовирусы, коронавирусы и пикорнавирусы) и 2 семейств ДНК-содержащих вирусов (аденовирусы и герпес-вирусы) [2].
Широкий спектр возбудителей ОРВИ обусловливает невозможность и нерациональность проведения масштабных профилактических мероприятий, как это делается в отношении вируса гриппа (специфические вакцины и противогриппозные химиопрепараты) [3–5], что обосновывает интерес ученых и практиков разных стран к неспецифическим средствам профилактики гриппа и ОРВИ. 
В предэпидемический период на первый план выступает весь комплекс санитарно-оздоровительных мероприятий (особенно для групп повышенного риска): использование (по выбору) наряду со средствами специфической профилактики (вакцинация против гриппа) многочисленных средств, повышающих естественную резистентность организма (иммуномодуляторы, адаптогены, поливитамины и др.) [6, 7]. 
Респираторные вирусы особенно досаждают малышам, и в педиатрической практике выделена особая группа – часто болеющие дети [6, 8]. Однако и часто болеющие взрослые не такое уж редкое явление в практике терапевта и врача общей практики [9, 10]. При профилактике и лечении ОРВИ у таких пациентов желательно использовать средства с полинаправленной, в том числе с иммунотропной активностью [11].
Комплексная терапия острых респираторных инфекций нередко включает антибактериальные препараты, причем часто без обоснованных показаний. Антибактериальные препараты оказывают отрицательное влияние на состояние кишечной микрофлоры: развивается синдром диспепсии и антибиотикоассоциированной диареи [12]. Нарушения кишечного микробиоценоза негативно влияют на гомеостаз, приводят к существенным сдвигам в функциональной активности разных органов и систем. Именно поэтому весьма важным мероприятием в педиатрической и терапевтической практике, особенно у категории часто болеющих пациентов, являются профилактика и коррекция нарушений кишечного микробиоценоза [12–14]. 
Учение о микробиоценозе кишечника зародилось еще в 1681 г., когда нидерландский натуралист, конструктор микроскопов Антони Ван Левенгук (Antoni van Leeuwenhoek) впервые обнаружил бактерии в фекалиях человека. С той поры прошло более трех столетий, но проблема содружества человека и микроорганизмов до сих пор окружена множеством тайн и загадок. Более 400 различных видов и подвидов микроорганизмов населяют кишечник, их общая биомасса достигает 2,5–3 кг (эквивалентно весу печени), а общая численность клеток интестинальной микрофлоры составляет в среднем 1013–1015 КОЕ/г, что в 10 раз превышает количество собственных клеток организма [15]. 
В настоящее время не вызывает сомнения тот факт, что кишечная микрофлора играет ключевую роль в поддержании здоровья человека. Более того, кишечную микробиоту нередко относят к скрытому «метаболическому органу» человека, оказывающему существенное влияние на физиологические и метаболические процессы в организме, функционирование иммунной системы. 
Дефицит бифидобактерий связан с нарушением всасывания кальция, железа, витамина D, нарушениями синтеза витаминов B1, В2, B3, В6, K, фолиевой кислоты. Лактобактерии ответственны за антимикробный, антиаллергический и иммуномодулирующий эффекты. Соответственно, нарушение кишечного микробиоценоза может способствовать развитию некоторых заболеваний, влиять на их течение, сопровождаться иммунопатологическими и аллергическими состояниями [16].
В связи с этим применение про- и пребиотиков в качестве средств профилактики или в составе комплексной терапии данных заболеваний может иметь положительный эффект.
Микрофлора кишечника участвует в формировании как местного (активация продукции иммуноглобулинов класса А – IgA, фагоцитарной активности), так и системного иммунитета. Само наличие бактерий в кишечнике приводит к постоянному антигенному тренингу иммунной системы. Кроме этого, в слизистой оболочке кишечника локализовано около 80% иммунокомпетентных клеток. 
С этих позиций кишечник образно можно рассматривать как самый большой «иммунный орган» человека.
Иммунокомпетентные ткани пищеварительного тракта получили название лимфоидной ткани. Этой ткани принадлежит важная роль в защите организма от антигенов. Следует заметить, что к механизмам защиты принадлежат также секреция слизи и перистальтика кишечника. Лимфоидная ткань в стенке пищеварительного тракта существует в четырех анатомических зонах [17]:
1) интраэпителиальные лимфоциты, расположенные базально, между эпителиальными клетками слизистой оболочки;
2) лимфоциты собственного слоя, расположенные в соединительной ткани собственного слоя слизистой оболочки;
3) пейеровы бляшки – специфические скопления лимфоидных клеток в слизистой оболочке тонкой кишки, в частности в тощей кишке;
4) солитарные лимфоидные фолликулы слизистой оболочки. 
Особого внимания заслуживает способность кишечной микробиоты, и прежде всего лактобактерий, влиять на иммунитет: участие в регуляции многих процессов, направленных на поддержание иммунологического гомеостаза и функционирования местного и системного иммунитета. Доказана взаимосвязь бактерий-комменсалов с образованием внутриэпителиальных лимфоцитов, которые участвуют в местном иммунитете. Нормальная микрофлора кишечника также способствует дифференцировке Т-клеток в пейеровых бляшках, отвечает за формирование толерантности к пищевым аллергенам, препятствует адгезии условно-патогенной микрофлоры и патогенных микроорганизмов к слизистой оболочке кишечника. Кишечная микробиота также участвует в образовании пристеночной слизи, интерферонов, поддержании целостности кишечного эпителия, синтезе лизоцима, секреторного IgА, регуляции функций гуморального и клеточного иммунитета [18].
Пробиотики – живые микроорганизмы, которые при применении в адекватных количествах вызывают улучшение здоровья организма хозяина. К пробиотикам относятся лечебно-профилактические препараты, конструируемые на основе живых бактерий родов Lactobacillus, Bifidobacterium, Enterococcus, Aerococcus, Escherichia или апатогенных спорообразующих микроорганизмов и сахаромицет, при естественном способе введения положительно влияющие на физиологические, биохимические и иммунные реакции организма хозяина через стабилизацию функции его нормальной микрофлоры [13].
Современные пробиотики должны соответствовать следующим требованиям: высокая жизнеспособность и биологическая активность; содержание пробиотических штаммов не менее 108–109; высокая адгезивность; антагонизм по отношению к условно-патогенной и патогенной флоре; устойчивость к физико-химическим факторам (кислотность, осмотический шок, температура, действие желчных кислот и т.п.); сохранение стабильности на протяжении срока хранения; антибиотикоустойчивость и клинически доказанные эффективность и безопасность [19, 20]. 
Пребиотики – это пищевые вещества (в основном состоящие из некрахмальных полисахаридов и олигосахаридов, плохо перевариваемых человеческими ферментами), которые питают определенную группу кишечных микроорганизмов. В отличие от пробиотиков большинство пребиотиков используется в качестве пищевых добавок – в бисквитах, кашах, шоколаде, пастообразных и молочных продуктах [14]. Современная концепция коррекции нарушенного кишечного микробиоценоза заключается в комбинированном применении про- и пребиотиков или синбиотиков – продуктов, содержащих пробиотики и пребиотики и совмещающих эффекты тех и других [13, 14, 20]. 
Вместе с тем целесообразно учитывать, что коррекция микробного пейзажа кишечника с использованием пробиотиков, пребиотиков, синбиотиков, проводится не in vitro, а in vivo [21], поэтому в ряде клинических ситуаций может потребоваться дополнительная коррекция хронической билиарной недостаточности [22–25], внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы [26], нарушений моторики кишечника [21, 27] и проявлений астеноневротического синдрома [28–30].
Механизм взаимодействия «пробиотик/хозяин» включает неиммунологические и иммунологические эффекты [20, 21]. Из неиммунологических эффектов выделяют:
1) переваривание пищи и конкуренцию за питательные вещества с патогенами;
2) изменение локальной pH для создания невыгодного местного окружающего пространства для развития патогенов;
3) конкуренцию с патогенами за адгезию;
4) модификацию патогенных токсинов;
5) производство бактериоцинов для подавления патогенов;
6) стимуляцию продукции эпителиального муцина;
7) устранение супероксидных радикалов;
8) усиление барьерной функции кишечника. 
К иммунологическим эффектам пробиотиков относят:
1) активацию локальных макрофагов для увеличения презентации антигенов B-лимфоцитам и увеличения производства секреторного IgA местно и системно;
2) модулирование цитокиновых профилей;
3) вызов гиперергического ответа на пищевые аллергены.
В связи с этим в настоящее время пробиотики рассматриваются не только как средства коррекции нарушений кишечного микробиоценоза, но и как перспективные инструменты иммуномодуляции. В последние десятилетия существенно увеличилась доказательная база их эффективности в профилактике и лечении иммуноассоциированных заболеваний, уточнены описанные ранее и раскрыты новые механизмы иммунокорригирующего действия пробиотических бактерий. Показано, что пробиотики могут модулировать иммунные реакции не только на уровне желудочно-кишечного тракта, но и за его пределами – на уровне всего организма в целом [31].
Эксперты Национального института аллергии и инфекционных заболеваний (США) предлагают рассматривать пробиотики как эффективный инструмент коррекции иммунных расстройств, а исследование взаимосвязей микробиоты и иммунной системы предполагает получение новой информации для разработки иммуномодуляторов [32, 33].
Базисные механизмы взаимодействия пробиотических бактерий с иммунной системой хозяина рассматриваются в настоящее время в контексте их влияния на баланс Th1/Th2/Th17/Treg-cубпопуляций лимфоцитов [34, 35] и взаимодействия лиганд-рецепторных систем, обеспечивающих иммунную толерантность и противоинфекционный ответ макроорганизма [36].
Именно лактобактерии, относящиеся к симбионтам/ комменсалам, обладают свойством потенцировать противоинфекционную защиту и одномоментно блокировать избыточные иммунные реакции, которые лежат в основе аутоиммунных и аллергических заболеваний [37].
Исследователи из Пенсильванского университета (США) проводили лабораторным мышам курс антибиотикотерапии, чтобы сократить количество кишечной флоры, после чего заражали их вирусом гриппа. У подопытных мышей развивался крайне слабый иммунный ответ на внедрение вируса, отмечались серьезные поражения органов дыхательной системы, и болезнь зачастую заканчивалась летальным исходом. В дальнейшем ученые проанализировали гены иммунных клеток-макрофагов мышей, которых лечили антибиотиками, и при этом отметили выраженное снижение в макрофагах активности генов, отвечающих за антивирусный иммунитет и выработку интерферонов. 
Полученные результаты, по мнению авторов, наглядно свидетельствуют, что симбионты/комменсалы посылают особые сигналы иммунной системе при появлении в организме вирусов и под влиянием этих сигналов ускоряется созревание клеток иммунной системы и повышается их чувствительность к вирусам. Без этих сигналов полноценный иммунный ответ развиться не может [38].
Lactobacillus rhamnosus GG (LGG) относится к одним из наиболее апробированных и изученных пробиотических штаммов. К его основным характеристикам относятся высокая устойчивость к кислой среде желудка и желчи, высокая адгезия in vitro и высокая степень колонизации и выживаемости за счет прочного прикрепления к эпителию слизистой оболочки кишечника (in vivo), способность к продукции молочной кислоты, высокая противомикробная активность против кишечных патогенов [39, 40].
В настоящее время штамм LGG является одним из наиболее изученных в направлении его биологических свойств и клинической эффективности/безопасности [41]. В базе данных PUBMED по запросу «Lactobacillus rhamnosus GG» на 1 октября 2018 г. содержится свыше 930 научных статей [42], в которых описаны и доказаны положительные эффекты LGG на организм человека. Установлено, что LGG активно подавляет рост кишечных патогенов, при этом в отношении других симбионтов/комменсалов этот штамм демонстрирует синергизм, оказывает позитивное влияние на адгезию бифидобактерий, не конкурирует и не вытесняет других представителей рода Lactobacillus [43]. 
Безопасность LGG документально подтверждена EFSA Scientific Committee (Научным комитетом европейского агентства по безопасности продуктов питания) присвоенным статусом безопасности (Qualified Presumption of Safety). По данным Управления по контролю пищевых продуктов и лекарств в США, использование LGG в детских молочных смесях не несет никакого риска для здоровья. Отсутствуют сведения о риске для здоровья, связанного с употреблением культур LGG. Все исследования, проводившиеся с участием людей, не выявили побочных эффектов. Добавление культуры в продукты питания, включая детские молочные смеси, считается безопасным [44].
Результаты многочисленных клинических и экспериментальных исследований свидетельствуют о наличии у LGG иммуномодулирующего эффекта [37, 45–53].
Иммуномодулирующий эффект LGG позволяет предполагать возможность использования LGG для профилактики ОРВИ, что подтверждается в ряде клинических и экспериментальных исследований [54–60], в которых была продемонстрирована эффективность применения LGG для профилактики и комплексной терапии респираторных инфекций бактериальной и вирусной этиологии. Так, метаанализ пробиотических исследований свидетельствует, что у пациентов отделений интенсивной терапии без нарушений кишечного микробиоценоза на 25% ниже частота развития вентилятороассоциированной пневмонии и на 18% ниже уровень развития других инфекционных осложнений [54]. Предварительные результаты, полученные на пилотном этапе экспериментального международного исследования PROSPECT (Probiotics: Prevention of Severe Pneumonia and Endotracheal Colonization Trial), подтверждают целесообразность проведения крупного исследования для изучения влияния LGG на развитие вентилятороассоциированной пневмонии и других нозокомиальных инфекций у пациентов отделений интенсивной терапии [55].
В совместном исследовании американских и бельгийских ученых [56] изучались прямые антипатогенные эффекты видов Lactobacillus, включая несколько хорошо документированных пробиотических штаммов, на одного из частых возбудителей бактериальных инфекций респираторного тракта (Moraxella catarrhalis) с использованием агаровых анализов, анализа временного курса, анализов биопленки и тестирования минимальной ингибирующей концентрации. Исследователи отметили, что штаммы Lactobacillus, включая пробиотик LGG, проявляли сильную и прямую активность против M. catarrhalis. Кроме того, LGG также уменьшал адгезию M. catarrhalis в культурах эпителиальных клеток человека Calu-3, экспрессию муцина MUC5AC, уровень провоспалительных цитокинов – интерлейкина-8, 1β и фактора некроза опухоли α не менее чем в 1,2 раза. По мнению авторов исследования, LGG и ее ключевой метаболит молочная кислота являются наиболее вероятными кандидатами на пробиотические терапевтические вмешательства при инфекциях респираторного тракта.
В финском рандомизированном плацебо-контролируемом двойном слепом исследовании у взрослых призывников на фоне приема пробиотической комбинации LGG и Bifidobacterium animalis ssp. лактис BB12 было отмечено снижение общей заболеваемости респираторными и желудочно-кишечными инфекциями [57], а при экспериментальной риновирусной инфекции на фоне приема LGG отмечено уменьшение выраженности клинических симптомов инфекции [58].
В экспериментальном канадском рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании у пожилых пациентов в домах сестринского ухода [59] изучалась эффективность LGG в аспекте снижения заболеваемости гриппом и другими ОРВИ. Участники были рандомизированы на 2 группы: 1-я – 100 человек, принимавших 2 капсулы LGG (приблизительно 10 млрд КОЕ LGG на капсулу); и 2-я – 96 человек, принимавших плацебо (карбонат кальция) ежедневно в течение 6 мес. Лабораторно подтвержденные респираторные вирусные инфекции наблюдались у 15,0% в пробиотической группе и 22,9% – в группе плацебо (отношение рисков 0,65, 95% доверительный интервал 0,32–1,31).
В систематическом обзоре ученых из Дании и Хорватии [60] авторы оценивали профилактическое действие пробиотиков на респираторные инфекции у организованных детей. В метаанализ были включены 15 рандомизированных клинических исследований с 5121 ребенком (в возрасте от 3 мес до 7 лет). По сравнению с плацебо применение LGG существенно уменьшало продолжительность респираторных инфекций (3 рандомизированных клинических исследования, n=1295, средняя разница – 0,78 дня, 95% доверительный интервал 1,46–0,09), тогда как при использовании других пробиотиков никакого эффекта не было обнаружено.
В Российской Федерации LGG представлен в нескольких препаратах и продуктах, в некоторых из них – в сочетании с другими пробиотическими штаммами. Эффективная комбинация LGG (4×109) и фруктоолигосахаридов (800 мг) содержится в синбиотике Нормобакт L производства компании Polpharma (Польша), представленном на российском фармацевтическом рынке компанией АО «Акрихин» (Россия). Нормобакт L разрешен к применению у взрослых и детей в возрасте от 1 мес. Форма порошок-саше делает прием Нормобакта L младенцами и детьми раннего возраста удобным, а особенности производства лиофилизата LGG обеспечивают высокую жизнеспособность этого штамма при длительном хранении вне холодильника. 
Эффективность и безопасность Нормобакта L была подтверждена в российских условиях [37, 45–47].
Нормобакт L принимают внутрь во время еды. Содержимое саше перед применением необходимо растворить в воде, йогурте или молоке. Нормобакт L принимают сразу после растворения в жидкости. Препарат разрешен к применению у детей в возрасте старше 1 мес. Детям старше 3 лет и взрослым назначают по 1–2 саше в сутки. Продолжительность применения в среднем составляет 10–14 дней. 
Таким образом, опыт эффективного практического использования LGG позволяет рассматривать этот штамм и, соответственно, синбиотик Нормобакт L в качестве возможного направления для профилактики острых инфекционных заболеваний респираторного тракта.

Сведения об авторах
Трухан Дмитрий Иванович – д-р мед. наук, доц., проф. каф. внутренних болезней и поликлинической терапии ФГБОУ ВО ОмГМУ. E-mail: dmitry_trukhan@mail.ru
Викторова Инна Анатольевна – д-р мед. наук, проф., зав. каф. внутренних болезней и поликлинической терапии ФГБОУ ВО ОмГМУ. E-mail: vic-inna@mail.ru
Список исп. литературыСкрыть список
1. Всемирная организация здравоохранения. http://www.who.int/mediacentre/events/ru / Vsemirnaia organizatsiia zdravookhraneniia. http://www.who.int/mediacentre/events/ru
[in Russian]
2. Инфекционные болезни. Национальное руководство. Под общ. ред. Н.Д.Ющука, Ю.Я.Венгерова. М.: ГЭОТАР-МЕД, 2009. / Infektsionnye bolezni. Natsional'noe rukovodstvo. Pod obshch. red. N.D.Iushchuka, Iu.Ia.Vengerova. M.: GEOTAR-MED, 2009.
[in Russian]
3. Ершов Ф.И., Касьянова Н.В. Современные принципы профилактики и лечения гриппа и ОРВИ. Consilium Medicum. 2004; 6 (1): 1–13. / Ershov F.I., Kas'ianova N.V. Sovremennye printsipy profilaktiki i lecheniia grippa i ORVI. Consilium Medicum. 2004;
6 (1): 1–13. [in Russian]
4. Малышев Н.А., Колобухина Л.В., Меркулова Л.Н., Ершов Ф.И. Современные подходы к повышению эффективности терапии и профилактики гриппа и других острых респираторных вирусных инфекций. Consilium Medicum. 2005; 7 (10): 831–5. / Malyshev N.A., Kolobukhina L.V., Merkulova L.N., Ershov F.I. Sovremennye podkhody k povysheniiu effektivnosti terapii i profilaktiki grippa i drugikh ostrykh respiratornykh virusnykh
infektsii. Consilium Medicum. 2005; 7 (10): 831–5. [in Russian]
5. Тарасова Л.В., Трухан Д.И. Острые респираторно-вирусные инфекции в практике врача первого контакта: особенности клиники, профилактики и реабилитации. Справочник поликлинического врача. 2013; 7–8: 29–32. / Tarasova L.V., Trukhan D.I. Ostrye respiratorno-virusnye infektsii v praktike vracha pervogo kontakta: osobennosti kliniki, profilaktiki i reabilitatsii. Handbook for Practitioners Doctors. 2013; 7–8: 29–32.
[in Russian]
6. Острые респираторные вирусные инфекции в амбулаторной практике врача-педиатра. Пособие для врачей. Под ред. Н.А.Коровиной. М., 2004. / Ostrye respiratornye virusnye infektsii v ambulatornoi praktike vracha-pediatra. Posobie dlia vrachei. Pod red. N.A.Korovinoi. M., 2004. [in Russian]
7. Трухан Д.И., Мазуров А.Л., Речапова Л.А. Острые респираторные вирусные инфекции: актуальные вопросы диагностики, профилактики и лечения в практике терапевта. Терапевтический архив. 2016; 11: 76–82. / Trukhan D.I., Mazurov A.L., Rechapova L.A. Ostrye respiratornye virusnye infektsii: aktual'nye voprosy diagnostiki, profilaktiki i lecheniia v praktike terapevta. Therapeutic Archive. 2016; 11: 76–82. [in Russian]
8. Балаболкин И.И., Булгакова В.А., Ушакова В.В. Современное состояние проблемы часто болеющих детей. Педиатрическая фармакология. 2007; 2: 48–52. / Balabolkin I.I., Bulgakova V.A., Ushakova V.V. Sovremennoe sostoianie problemy chasto boleiushchikh detei. Pediatricheskaia farmakologiia. 2007; 2: 48–52. [in Russian]
9. Трухан Д.И., Тарасова Л.В. Особенности клиники и лечения острых респираторных вирусных инфекций в практике врача-терапевта. Врач. 2014; 8: 44–7. / Trukhan D.I., Tarasova L.V. Osobennosti kliniki i lecheniia ostrykh respiratornykh virusnykh infektsii v praktike vracha-terapevta. Vrach. 2014; 8: 44–7. [in Russian]
10. Трухан Д.И. Комплексная терапия воспалительных заболеваний дыхательных путей на этапе оказания первичной медико-санитарной помощи. Болезни органов дыхания (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2015; 1: 44–50. / Trukhan D.I. Kompleksnaia terapiia vospalitel'nykh zabolevanii dykhatel'nykh putei na etape okazaniia pervichnoi mediko-sanitarnoi pomoshchi. Respiratory Organs Diseases (Suppl. Consilium Medicum). 2015; 1: 44–50. [in Russian]
11. Трухан Д.И., Голошубина В.В. Острые респираторные вирусные инфекции в практике врача первого контакта: актуальные аспекты клиники, лечения и профилактики. Справочник поликлинического врача. 2016; 5: 6–11. / Trukhan D.I., Goloshubina V.V. Acute respiratory viral infections in medical practitioners of first contact: actual issues clinics, treatment and prevention. Handbook for practitioners doctors. 2016; 5: 6–11.
[in Russian]
12. Сурков А.Н. Возможности коррекции и профилактики нарушений микробиоценоза кишечника у часто болеющих детей. Вопр. совр. педиатрии. 2013; 2: 59–65. / Surkov A.N. Vozmozhnosti korrektsii i profilaktiki narushenii mikrobiotsenoza kishechnika u chasto boleiushchikh detei. Vopr. sovr. pediatrii. 2013; 2: 59–65. [in Russian]
13. Тарасова Л.В., Трухан Д.И. Болезни кишечника. Клиника, диагностика и лечение. СПб.: СпецЛит, 2013. / Tarasova L.V., Trukhan D.I. Bolezni kishechnika. Klinika, diagnostika i lechenie. SPb.: SpetsLit, 2013. [in Russian]
14. Трухан Д.И., Филимонов С.Н. Заболевания кишечника: клиника, диагностика и лечение. Новокузнецк: Полиграфист, 2017. / Trukhan D.I., Filimonov S.N. Zabolevaniia kishechnika: klinika, diagnostika i lechenie. Novokuznetsk: Poligrafist, 2017. [in Russian]
15. Egert M, De Graaf AA, Smidt H et al. Beyond diversity: functional microbiomics of the human colon. Trends Microbiol 2006; 14: 86–91.
16. Бабаян М.Л. Современные представления о влиянии кишечной микрофлоры
на здоровье человека. Педиатрия (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2014; 3: 20–2. / Babaian M.L. Sovremennye predstavleniia o vliianii kishechnoi mikroflory na zdorov'e cheloveka. Pediatrics (Suppl. Consilium Medicum). 2014; 3: 20–2. [in Russian]
17. Норматов Р.А., Марьяновская Ю.В. Лимфоидная ткань кишечника как основа иммунной системы пищеварительного тракта. Молодой ученый. 2017; 20: 201–3. / Normatov R.A., Mar'ianovskaia Iu.V. Limfoidnaia tkan' kishechnika kak osnova immunnoi sistemy pishchevaritel'nogo trakta. Molodoi uchenyi. 2017; 20: 201–3. [in Russian]
18. Щеплягина Л.А., Круглова И.В. Условно-патогенная микрофлора в кишечнике – так ли это серьезно? Педиатрия (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2009; 4: 51–4. / Shchepliagina L.A., Kruglova I.V. Uslovno-patogennaia mikroflora v kishechnike – tak li eto ser'ezno? Pediatrics (Suppl. Consilium Medicum). 2009; 4: 51–4. [in Russian]
19. Парфенов А.И., Ручкина И.Н. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника. Лечащий врач. 2010; 7: 16–9. / Parfenov A.I., Ruchkina I.N. Postinfektsionnyi sindrom razdrazhennogo kishechnika. Lechashchii vrach. 2010; 7: 16–9. [in Russian]
20. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации, Ассоциации колопроктологов России по диагностике и лечению больных с синдромом раздраженного кишечника. Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2014; 24 (2): 92–101. / Klinicheskie rekomendatsii Rossiiskoi gastroenterologicheskoi assotsiatsii, Assotsiatsii koloproktologov Rossii po diagnostike i lecheniiu bol'nykh s sindromom razdrazhennogo kishechnika. Ros. zhurn. gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii. 2014; 24 (2): 92–101. [in Russian]
21. Трухан Д.И. Функциональные гастроинтестинальные расстройства: актуальность оптимизации лекарственной терапии. Журн. междунар. медицины. 2016; 6: 82–6. / Trukhan D.I. Funktsional'nye gastrointestinal'nye rasstroistva: aktual'nost' optimizatsii lekarstvennoi terapii. Zhurn. mezhdunar. meditsiny. 2016; 6: 82–6. [in Russian]
22. Бутов М.А., Ардатова В.Б., Шелухина С.В. Дисфункции билиарного тракта: диагностика, медикаментозная коррекция. Рязань, 2004. / Butov M.A., Ardatova V.B., Shelukhina S.V. Disfunktsii biliarnogo trakta: diagnostika, medikamentoznaia korrektsiia. Riazan', 2004. [in Russian]
23. Танченко О.А., Нарышкина С.В., Сивякова О.Н. Урсодезоксихолевая кислота в комплексном лечении больных с метаболическим синдромом. Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2012; 1: 82–6. / Tanchenko O.A., Naryshkina S.V., Siviakova O.N. Ursodezoksikholevaia kislota v kompleksnom lechenii bol'nykh s metabolicheskim sindromom. Ros. zhurn. gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii. 2012; 1: 82–6. [in Russian]
24. Чихачева Е.А., Селиверстов П.В., Ситкин С.И. Тактика коррекции нарушений микробиоценозов кишечника в комплексной терапии больных циррозом печени. Терапевтический архив. 2014; 4: 52–7. / Chikhacheva E.A., Seliverstov P.V., Sitkin S.I. Taktika korrektsii narushenii mikrobiotsenozov kishechnika v kompleksnoi terapii bol'nykh tsirrozom pecheni. Therapeutic Archive. 2014; 4: 52–7. [in Russian]
25. Трухан Д.И. Возможности гепатопротектора с пребиотическим действием. Мед. совет. 2016; 9: 64–9. / Trukhan D.I. Vozmozhnosti gepatoprotektora s prebioticheskim deistviem. Med. sovet. 2016; 9: 64–9. [in Russian]
26. Крюков Н.Н., Качковский М.А., Бабанов С.А., Вербовой А.Ф. Настольная книга терапевта. Диагностический справочник. М.: Астрель, 2012. / Kriukov N.N., Kachkovskii M.A., Babanov S.A., Verbovoi A.F. Nastol'naia kniga terapevta. Diagnosticheskii spravochnik. M.: Astrel', 2012. [in Russian]
27. Трухан Д.И. Функциональные гастроинтестинальные расстройства: выбор прокинетика с позиций коморбидности, клинической эффективности и лекарственной безопасности. Мед. совет. 2017; 5: 108–15. / Trukhan D.I. Funktsional'nye gastrointestinal'nye rasstroistva: vybor prokinetika s pozitsii komorbidnosti, klinicheskoi effektivnosti i lekarstvennoi bezopasnosti. Med. sovet. 2017; 5: 108–15. [in Russian]
28. Сивякова О.Н., Конюк Е.Ф. Диагностика и лечение нейроциркуляторной дистонии. Рос. кардиологический журн. 2006; 1: 44–7. / Siviakova O.N., Koniuk E.F. Diagnostika i lechenie neirotsirkuliatornoi distonii. Ros. kardiologicheskii zhurn. 2006; 1: 44–7. [in Russian]
29. Бутов М.А., Ворначева И.Ю., Еремина Ю.О. и др. Сульпирид в лечении заболеваний органов пищеварения. Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2007; 1: 43–7. / Butov M.A., Vornacheva I.Iu., Eremina Iu.O. i dr. Sul'pirid v lechenii zabolevanii organov pishchevareniia. Ros. zhurn. gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii. 2007; 1: 43–7. [in Russian]
30. Трухан Д.И. Тревожно-депрессивные расстройства у гастроэнтерологических пациентов в амбулаторно-поликлинической практике. Фармация и фармакология. 2015; Прил. 1: 116–7. / Trukhan D.I. Trevozhno-depressivnye rasstroistva u gastroenterologicheskikh patsientov v ambulatorno-poliklinicheskoi praktike. Farmatsiia i farmakologiia. 2015; Pril. 1: 116–7. [in Russian]
31. Wells JM. Immunomodulatory mechanisms of lactobacilli. Microb Cell Fact 2011; 10 (Suppl. 1): S17. DOI: 10.1186/1475-2859-10-S1-S17
32. Treating infectious diseases in a microbial world: Report of two workshops on novel antimicrobial therapeutics. Washington: National Academies Press, 2006. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK19849/
33. Promising Approaches to the Development of Immunomodulation for the Treatment of Infectious Diseases. Report of a Workshop. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK19846/
34. Cong Y, Feng T, Fujihashi K et al. A dominant, coordinated T regulatory cell-IgA response to the intestinal microbiota. Proc Natl Acad Sci USA 2009; 106 (46): 19256–61. DOI: 10.1073/pnas.0812681106
35. Smith PM, Garrett WS. The gut microbiota and mucosal T cells. Front Microbiol 2011; 2: 111. DOI: 10.3389/fmicb.2011.00111
36. Taverniti V, Guglielmetti S. The immunomodulatory properties of probiotic microorganisms beyond their viability (ghost probiotics: proposal of paraprobiotic concept). Genes Nutr 2011; 6 (3): 261–74. DOI: 10.1007/s12263-011-0218-x
37. Калюжин О.В. Пробиотические штаммы лактобацилл как иммуномодуляторы: в фокусе – Lactobacillus rhamnosus GG. Мед. совет. 2017; 9: 108–15. / Kaliuzhin O.V. Probioticheskie shtammy laktobatsill kak immunomoduliatory: v fokuse – Lactobacillus rhamnosus GG. Med. sovet. 2017; 9: 108–15. [in Russian]
38. Abt MC, Osborne LC, Monticelli LA et al. Commensal bacteria calibrate the activation threshold of innate antiviral immunity. Immunity 2012; 37 (1): 158–70. DOI: 10.1016/j.immuni.2012.04.011
39. Doron S, Snydman DR, Gorbach SL. Lactobacillus GG: Bacteriology and clinical applications. Gastroenterol Clin North Am 2005; 34: 483–98. DOI: 10.1016/j.gtc.2005.05.011
40. Goldin BR, Gorbach SL, Saxelin M et al. Survival of Lactobacillus species (strain GG) in human gastrointestinal tract. Dig Dis Sci 1992; 37 (1): 121–8.
41. Segers ME, Lebeer S. Towards a better understanding of Lactobacillus rhamnosus GG – host interactions. Microb Cell Fact 2014; 13 (Suppl. 1): S7. DOI: 10.1186/1475-2859-13-S1-S7
42. Pubmed. Lactobacillus rhamnosus GG. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/?term=Lactobacillus+rhamnosus+GG
43. Collado MC, Grzeskowiak L, Salminen S. Probiotic strains and their combination inhibit in vitro adhesion of pathogens to pig intestinal mucosa. Curr Microbiol 2007; 55: 260–5.
44. Нормобакт L (Normobact L). Инструкция по применению. https://www.vidal.ru/drugs/ normobact-l / Normobakt L (Normobact L). Instruktsiia po primeneniiu. https://www.vidal.ru/ drugs/normobact-l [in Russian]
45. Горелова Е.А., Олисова О.Ю., Усенко Д.В. Исходы и пути оптимизации лечения ротавирусной инфекции у детей с атопическим дерматитом. Инфекционные болезни. 2016; 14 (1): 80–5. / Gorelova E.A., Olisova O.Iu., Usenko D.V. Iskhody i puti optimizatsii lecheniia rotavirusnoi infektsii u detei s atopicheskim dermatitom. Infektsionnye bolezni. 2016; 14 (1): 80–5. [in Russian]
46. Стекольщикова И.А., Воронова Ю.О., Боровкова М.Г. и др. Опыт клинического применения синбиотика Нормобакт L в комплексном лечении острых кишечных инфекций вирусной этиологии у детей. Мед. совет. 2018; 11: 154–7. / Stekol'shchikova I.A., Voronova Iu.O., Borovkova M.G. i dr. Opyt klinicheskogo primeneniia sinbiotika Normobakt L v kompleksnom lechenii ostrykh kishechnykh infektsii virusnoi etiologii u detei. Med. sovet. 2018; 11: 154–7. [in Russian]
47. Бабаян М.Л. Современные принципы терапии острой ротавирусной инфекции у детей. Педиатрия (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2018; 1: 101–5. / Babayan M.L. Modern principles of therapy for acute rotavirus infection in children. Pediatrics (Suppl. Consilium Medicum). 2018; 1: 101–5. DOI: 10.26442/2413-8460_2018.1.101-105 [in Russian]
48. Szajewska H, Kołodziej M. Systematic review with meta-analysis: Lactobacillus rhamnosus GG in the prevention of antibiotic-associated diarrhoea in children and adults. Aliment Pharmacol Ther 2015; 42 (10): 1149–57. DOI: 10.1111/apt.13404
49. Trivić I, Hojsak I. Use of Probiotics in the Prevention of Nosocomial Infections. J Clin Gastroenterol 2018. DOI: 10.1097/MCG.0000000000001070
50. Valdés-Varela L, Gueimonde M, Ruas-Madiedo P. Probiotics for Prevention and Treatment of Clostridium difficile Infection. Adv Exp Med Biol 2018; 1050: 161–76.
DOI: 10.1007/978-3-319-72799-8_10
51. Монахов К.Н., Домбровская Д.К. Современные представления о возможностях профилактики атопического дерматита у детей при помощи пробиотиков. Фарматека. 2016; 14: 20–4. / Monakhov K.N., Dombrovskaia D.K. Sovremennye predstavleniia o vozmozhnostiakh profilaktiki atopicheskogo dermatita u detei pri pomoshchi probiotikov. Farmateka. 2016; 14: 20–4. [in Russian]
52. Shen X, Li M, Shi L et al. The Immunomodulatory and Anti-allergy Effects of Lactobacilli. Sichuan Da Xue Xue Bao Yi Xue Ban 2016; 47 (2): 192–6.
53. Kaeid Sharaf L, Shukla G. Probiotics (Lactobacillus acidophilus and Lactobacillus rhamnosus GG) in Conjunction with Celecoxib (selective COX-2 inhibitor) Modulated DMH-Induced Early Experimental Colon Carcinogenesis. Nutr Cancer 2018: p. 1–10. DOI: 10.1080/01635581.2018.1490783
54. Johnstone J, Meade M, Marshall J et al. PROSPECT Investigators and the Canadian Critical Care Trials Group. Probiotics: Prevention of Severe Pneumonia and Endotracheal Colonization Trial-PROSPECT: protocol for a feasibility randomized pilot trial. Pilot Feasibility Stud 2015; 1: 19.
55. Cook DJ, Johnstone J, Marshall JC et al. PROSPECT Investigators and the Canadian Critical Care Trials Group. Probiotics: Prevention of Severe Pneumonia and Endotracheal Colonization Trial-PROSPECT: a pilot trial. Trials 2016; 17: 377. DOI: 10.1186/s13063-016-1495-x
56. Van den Broek MFL, De Boeck I, Claes IJJ et al. Multifactorial inhibition of lactobacilli against the respiratory tract pathogen Moraxella catarrhalis. Benef Microbes 2018; 9 (3):
429–39. DOI: 10.3920/BM2017.0101
57. Kalima K, Lehtoranta L, He L et al. Probiotics and respiratory and gastrointestinal tract infections in Finnish military conscripts – a randomised placebo-controlled double-blinded study. Benef Microbes 2016; 7 (4): 463–71. DOI: 10.3920/BM2015.0172
58. Tapiovaara L, Kumpu M, Mäkivuokko H et al. Human rhinovirus in experimental infection after peroral Lactobacillus rhamnosus GG consumption, a pilot study. Int Forum Allergy Rhinol 2016; 6 (8): 848–53. DOI: 10.1002/alr.21748
59. Wang B, Hylwka T, Smieja M et al. Probiotics to Prevent Respiratory Infections in Nursing Homes: A Pilot Randomized Controlled Trial. J Am Geriatr Soc 2018; 66 (7): 1346–52. DOI: 10.1111/jgs.15396
60. Laursen RP, Hojsak I.Probiotics for respiratory tract infections in children attending day care centers – a systematic review. Eur J Pediatr 2018; 177: 979–94. DOI: 10.1007/s00431-018-3167-1
Количество просмотров: 153
Предыдущая статьяГастроэзофагеальная рефлюксная болезнь: современные тенденции в диагностике и лечении
Следующая статьяПерсонализированный подход к выбору обезболивания при операционной травме

Поделиться ссылкой на выделенное