О причине смерти И.В.Сталина №02 2016

Неврология Газета невролога - О причине смерти И.В.Сталина

Номера страниц в выпуске:9
Для цитированияСкрыть список
О причине смерти И.В.Сталина . Неврологическая газета. 2016; 02: 9
12r.jpg
Поздно вечером 2 марта 1953 г. к Мясникову приехал сотрудник спецотдела Кремлевской больницы со словами о том, что его вызывают к «больному хозяину». Вместе с Александром Леонидовичем на дачу Сталина в Кунцево были доставлены невропатолог профессор Н.В.Коновалов и терапевт-нефролог профессор Е.М.Тареев. В Кунцеве уже находились министр здравоохранения А.Ф.Третьяков, главный терапевт Минздрава профессор П.Е.Лукомский, невропатологи Р.А.Ткачев, И.Н.Иванов-Незнамов, терапевт Д.В.Филимонов.  До сведения собравшихся было доведено, что в ночь  на 2 марта у Сталина произошло кровоизлияние в мозг с потерей сознания, речи, параличом правой руки и ноги.

Осмотр

Как впоследствии вспоминал сам Александр Леонидович, Сталин лежал грузный и неподвижный. Он показался ему коротким и толстоватым. Лицо больного было перекошено, правые конечности лежали как плети. Определялась мерцательная аритмия. Артериальное давление находилось на уровне 210/110 мм рт. ст. Температура тела была выше 38°С. При перкуссии и аускультации сердца особых отклонений не отмечалось. Наблюдалось патологическое периодическое дыхание Чейна–Стокса. При физикальном обследовании органов и систем других патологических признаков не было выявлено. Количество лейкоцитов в крови достигало 17 тыс. в 1 микролитре. В анализах мочи определялось небольшое количество белка и эритроцитов.

Диагноз

Диагноз консилиуму представлялся достаточно ясным: кровоизлияние в левое полушарие головного мозга на почве артериальной гипертонии и атеросклероза. 

Терапия

Сразу же было назначено лечение: введение препаратов камфоры, кофеина, строфантина, глюкозы, вдыхание кислорода, пиявки и, для профилактики инфекционных осложнений, пенициллин. Порядок лечебных назначений поначалу был строго регламентирован, но вскоре он стал нарушаться из-за укорочения временных интервалов между инъекциями сердечных средств. В дальнейшем, когда «пульс стал падать», а расстройства дыхания стали угрожающими, инъекции производились каждый час, а то и чаще.
Весь состав консилиума решил остаться около больного на все время, каждый из них нес свои часы дежурства у постели больного. По общему мнению, смерть Сталина была неизбежна.

Анамнез

В течение трех последних лет Сталин не обращался к врачам за медицинской помощью. На даче в Кунцеве не было даже аптечки с необходимыми средствами первой помощи. С каких пор у него существовала артериальная гипертензия, тоже никто не знал и, естественно, Сталин никогда по этому поводу не лечился.

Наблюдение

Как вспоминал А.Л.Мясников, Сталин все время находился в бессознательном состоянии, иногда постанывал. В ночь с 3 на 4 марта дежурившим много раз казалось, что больной умирает. Утром 4 марта кем-то была высказана идея, нет ли вдобавок ко всему у Сталина инфаркта миокарда. Из Кремлевской больницы быстро прибыла молодая врач, сняла электрокардиограмму и безапелляционно заявила, что у больного инфаркт. Это заявление вызвало у присутствовавших буквально шоковую реакцию. Драматизм ситуации был понятен – ведь до сих пор в медицинских заключениях не указывалось на возможность наличия у больного инфаркта миокарда. А тексты заявлений уже были известны всему миру. Жаловаться на боли, столь характерные для симптома инфаркта, Сталин, будучи без сознания, естественно, не мог. Лейкоцитоз и повышенная температура могли говорить о наличии инфаркта.

Дифференциальный диагноз

12r-1.jpg
Консилиум был в нерешительности. Александр Леонидович первый решил пойти ва-банк, заявив, что имеющиеся во всех отведениях электрокардиографические изменения не характерны для инфаркта миокарда. Он назвал это «мозговыми псевдоинфарктными электрокардиограммами», сославшись на то, что его сотрудники из ВММА получали аналогичные кривые в экспериментах с закрытой травмой черепа, и указал, что вполне возможно, что они могут быть и при инсультах. Мясникова поддержали невропатологи, согласившись, что действительно данные изменения на электрокардиограмме могут иметь мозговое происхождение. Во всяком случае основной диагноз – кровоизлияние в головной мозг – им был достаточно ясен. Несмотря на заявления врача – специалиста по электрокардиографии, консилиум не согласился с диагнозом инфаркта миокарда. В диагноз был, впрочем, внесен новый штрих о возможности очаговых кровоизлияний в миокард в связи с тяжелыми сосудодвигательными нарушениями на почве кровоизлияния в базальные отделы мозга.

Ухудшение

Утром 5 марта у Сталина появилась кровавая рвота. На этом фоне произошло выраженное снижение артериального давления. Для поддержания артериального давления требовалось практически непрерывное введение кардиотонических средств. Как вспоминал Александр Леонидович, природа кровавой рвоты несколько озадачила профессоров. В тот период от ЦК дежурил Н.А.Булганин. Александр Леонидович заметил, что он стал посматривать на профессоров подозрительно и, пожалуй, даже враждебно. Стоя у дивана, на котором лежал Сталин, он спросил непосредственно у Александра Леонидовича о причине кровавой рвоты. На что тот ответил ему о возможности мелких множественных кровоизлияний в стенке желудка сосудистого характера в связи с артериальной гипертонией и мозговым инсультом, приведшими к кровотечению. Объяснение желудочно-кишечных кровоизлияний в редакции А.Л.Мясникова было записано в дневнике и вошло в подробный эпикриз, составленный в конце дня, когда больной еще дышал, но смерть ожидалась уже с часу на час.
Смерть наступила в 21 час 50 минут вечером 5 марта 1953 г.

Результаты патологоанатомического исследования

6 марта около 12 часов дня на улице Садовой-Триумфальной во флигеле во дворе здания, которое занимала кафедра биохимии I МОЛМИ, состоялось вскрытие тела Сталина. Присутствовали из состава консилиума только А.Л.Мясников и П.И.Лукомский. Вскрывал профессор I МОЛМИ А.И.Струков, присутствовали президент АМН СССР Н.Н.Аничков, биохимик профессор С.Р.Мордашев, который должен был бальзамировать труп, а также патологоанатомы Скворцов, Мигунов, Русаков. Александр Леонидович вспоминал, что вместе с Лукомским по ходу вскрытия они очень беспокоились. Больше всего волновали вопросы об инфаркте миокарда и причине кровавой рвоты.
В ходе вскрытия диагноз инфаркта миокарда не был подтвержден, были найдены лишь очаги кровоизлияний в сердечную мышцу. Вся слизистая желудка и кишечника была также покрыта мелкими геморрагиями. Очаг кровоизлияния в области подкорковых узлов левого полушария был величиной со сливу. Также были найдены очаги размягчения мозга очень давнего происхождения. Артерии головного мозга были сильно поражены атеросклерозом, просвет их был резко сужен.
«Результаты патологоанатомического исследования, – было сказано в заключении, – полностью подтверждают диагноз, поставленный профессорами-врачами, лечившими И.В.Сталина. Данные патологоанатомического исследования установили необратимый характер болезни И.В.Сталина с момента возникновения кровоизлияния в мозг. Поэтому принятые энергичные меры лечения не могли дать положительного результата и предотвратить роковой исход».

(По материалам журнала «Соnsilium Medicum»)

Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 820
Предыдущая статьяОтветственность за неоказание медицинской помощи
Следующая статьяДисциркуляторная энцефалопатия в структуре цереброваскулярных заболеваний

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир