О друге и соратнике №01 2017

Акушерство и гинекология Гинекология - О друге и соратнике

Номера страниц в выпуске:5
Для цитированияСкрыть список
В.И.Покровский. О друге и соратнике. Гинекология. 2017; 01: 5
По книге: Портрет в воспоминаниях. Светлой памяти академика В.И.Кулакова посвящается. Под ред. Ю.В.Волкова. М., 2009.

Трудно представить, что среди нас нет обаятельного Владимира Ивановича Кулакова. Часто хочется с ним посоветоваться, неспешно поговорить. Я любил не приглашать его в мой кабинет президента Академии медицинских наук, где все время раздавались звонки, кто-то заходил по неотложным вопросам; а самому – нет-нет, да и заглядывать к нему, где было спокойнее и не так суетно. Неторопливые движения Владимира Ивановича – и на столе появлялись неизменное блюдечко с медом, печенье. Секретарь приносила чай. Все располагало к задушевной беседе, которая всегда касалась какой-либо животрепещущей темы: подготовки к сессии РАМН, обсуждения готовящейся реформы здравоохранения, демографической ситуации в России, проблем семей, «пробирочных» детей и т.п. Иногда Владимир Иванович рассказывал о сложной операции, которую ему удалось выполнить, о трудности ее решения. И это была не показуха, не хвастовство, а желание поделиться с друзьями чувством удовлетворения от своей работы.
Примерно с таким же удовольствием показывал он Центр, с гордостью говорил, что нового сделано – это, как правило, все было впервые в России – и что еще намечено сделать, какие успехи у сотрудников.
Владимир Иванович мог брать на себя ответственность в сложных ситуациях. Помню, как Евгений Иванович Чазов во время выборной части сессии, несмотря на предстоящее тайное голосование, поручил ему и мне срочно поехать на консультацию одной из высокопоставленных дам, перенесшей во время беременности вирусное заболевание. Вопрос стоял о прерывании беременности по медицинским показаниям, хотя сама пациентка хотела сохранить беременность. Мы оба прекрасно понимали, какая ответственность лежит на нас, и знали капризный и властный характер родителей пациентки. Тщательно проанализировав историю болезни, анализы, данные инструментальных исследований и осмотрев пациентку, пришли к выводу, что беременность можно сохранить. Владимир Иванович посмотрел на меня, я незаметно кивнул, после чего он изрек: «Беременность можно сохранить», – я поддержал его мнение.
Родился здоровый ребенок. Зима 1987 года, Белоруссия. Минздрав СCCР поднимает сложную проблему: что делать? Чем помочь? Как сохранить здоровье населения территорий Гомельской и Могилевской областей после аварии на Чернобыльской АЭС и, в первую очередь, как помочь беременным женщинам, кормящим матерям, детям в раннем возрасте? Концентрируется весь научный потенциал страны, лучшие из лучших вместе должны разработать стратегию и тактику этого сложнейшего вопроса. И конечно, в эту команду включают лидера советской школы акушеров и перинатологов – Владимира Ивановича Кулакова.
Здесь были очень востребованы его огромная научная эрудиция и жизненный опыт, а самое главное, его человеколюбие и доброжелательность. Ежедневный 14–16-часовой рабочий день, многокилометровые разъезды в самые глухие уголки Гомельщины и Могилевщины и, самое трудное, – смотря в глаза людям, переживавшим тяжелую психологическую травму, до конца не понимавшим сложившуюся ситуацию, на фоне разномастной противоречивой информации отечественных и зарубежных источников и уже никому не верящим, настойчиво объяснять необходимость определенных профилактических мероприятий, гарантирующих безопасность и матери, и ребенка, личным примером доказывать возможность употребления местных, разрешенных Санэпидслужбой, пищевых продуктов.
Циркулировали слухи, что московская медицинская команда привезла с собой продукты и употребляет только эту пищу. И как было удивлено местное население и посрамлены распространители этих слухов, когда московская профессура с большим удовольствием ела знаменитое белорусское сало, предложенное населением, с черным хлебом, и притом в немалых количествах. Эти многочасовые прямые контакты Владимира Ивановича с простыми людьми были, наверное, самым главным «успокоительным лекарством», вселявшим надежду и уверенность людям в завтрашнем дне.
Результаты этой длительной командировки были использованы Владимиром Ивановичем Кулаковым для разработки специальных нормативно-методических документов, доложены и подробно обсуждены на Президиуме Академии медицинских наук и в дальнейшем в полной мере реализованы не только в Белоруссии, но и на пораженных территориях Российской Федерации и Украины.
В 2001 г. избирался новый состав Президиума РАМН. После повторного избрания меня президентом необходимо было внести для общего тайного голосования кандидатуры общего состава Президиума, в первую очередь вице-президентов. Ю.Ф.Исаков по возрасту и по состоянию здоровья не хотел баллотироваться на новый срок. Кого же выдвигать?
Для меня вопрос был решен: Владимира Ивановича Кулакова. Он прекрасный специалист. Имеет достаточно большой опыт научно-организационной работы. В 38 лет возглавил Московский областной НИИ акушерства и гинекологии, через десять лет был назначен директором Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии Минздрава СССР, главный акушер-гинеколог Мин­здрава РСФСР и Медицинского центра Управления делами Президента РФ, председатель Межведомственной комиссии, председатель экспертного совета по хирургическим специальностям ВАК, заведующий кафедрой и др. К тому же он был инициатором и принимал активное участие в возвращении в лоно РАМН Института акушерства и гинекологии, который был одним из первых институтов в составе Академии, а затем был переведен в состав минздравовских институтов. Я уже к тому времени мог убедиться, что это порядочный, вдумчивый, доброжелательный человек.
И общее собрание РАМН отдало ему предпочтение, несмотря на то, что на эту должность претендовал А.И.Миронов (бывший вице-президент) и др. За годы совместной работы я мог убедиться, что сделанный мною и общим собранием шаг был правильным.
Развитие науки и здравоохранения в конце 90-х годов прошлого столетия – начале 2000 года требовало разработки новых организационных форм деятельности НИИ РАМН, средств на все направления не хватало. Необходимо было определить и обеспечить поддержку наиболее перспективных направлений с концентрацией внимания на программно-целевом планировании. Разработка этих программ возглавлялась академиками – секретарями отделений, но окончательное решение лежало на вице-президентах, которые и представляли их на Президиуме и сессиях РАМН.
Владимир Иванович – молодой, талантливый, по-государственному мыслящий, умеющий кратко, но веско обосновать необходимость приоритетного развития того или иного направления – мог легко убедить коллег. Именно он придал приоритетное значение охране материнства и детства, системе организации гинекологической помощи девочкам, гинекологической эндокринологии и др. 
Я не хотел бы представить Владимира Ивановича как человека, развивающего только свою профессию. Он был также заинтересован в развитии кардиохирургии, инфекционной патологии, неврологии, организации медицинской помощи населению. Он был приверженцем страховой медицины, реорганизации сети НИИ.
Его блестящие доклады на сессиях, президиумах РАМН не оставляли равнодушных. Я не касаюсь его научной деятельности, так как это освещено в других воспоминаниях. Я горжусь, что в течение многих лет мне довелось вместе с ним тянуть нелегкую ношу – руководство РАМН.
Очень тяжело писать эти воспоминания.
Перед глазами стоит спокойный, надежный, доброжелательный Владимир Иванович, много вложивший сил в развитие отечественного акушерства и гинекологии, Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии, медицинской науки.
Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 107
Предыдущая статьяСветлой памяти Владимира Ивановича Кулакова
Следующая статьяРепродуктивное здоровье населения России*