Особенности обмена кальция при беременности в зависимости от насыщенности организма витамином D №02 2016

Акушерство и гинекология Гинекология - Особенности обмена кальция при беременности в зависимости от насыщенности организма витамином D

Номера страниц в выпуске:8-10
Для цитированияСкрыть список
Е.С.Шелепова, И.Е.Зазерская, Е.Л.Хазова, Л.В.Кузнецова, Н.Ю.Яковлева, Е.Ю.Васильева. Особенности обмена кальция при беременности в зависимости от насыщенности организма витамином D. Гинекология. 2016; 02: 8-10
Цель – оценка влияния насыщенности организма витамином D на обмен кальция при беременности.
Материалы и методы. Когортное ретроспективное и проспективное исследование. Обследованы 110 беременных (средний возраст 29,64±2,3 года), срок беременности – 30–38 нед. Время включения – с сентября 2013 по июнь 2014 г. Всем беременным произведен забор биообразцов крови с последующим определением уровня 25-гидроксикальциферола (25-OH-D), кальция, паратиреоидного гормона (ПТГ). Все пациентки проживали в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, с 12-й недели беременности получали поливитаминный комплекс, содержащий 400 МЕ витамина D.
Результаты. Проанализированы данные обследования 110 беременных. Нормальный уровень 25-OH-D в сыворотке крови выявлен у 49 (44,5%) из них, недостаточность – у 22 (20%), а дефицит – у 39 (35,5%). Содержание кальция в сыворотке крови у беременных при нормальном насыщении организма витамином D составило 2,32±0,06 ммоль/л, при недостаточном – 2,17±0,03 ммоль/л, при дефиците – 2,08±0,02 ммоль/л. Содержание ПТГ в сыворотке крови у беременных при нормальном насыщении организма витамином D составило 23,63±1,9 пг/мл, при недостаточном насыщении – 31,±2,3 пг/мл, при дефиците насыщения – 46,17±2,5 пг/мл.
Выводы. При недостаточном насыщении организма беременной женщины витамином D имеет место повышение ПТГ в сыворотке крови. У беременных с дефицитом и недостаточностью витамина D наблюдается относительная гипокальциемия. Полученные данные подтверждают взаимосвязь между насыщенностью организма витамином D и обменом кальция при беременности.
Ключевые слова: беременность, витамин D, обмен кальция, минеральный обмен, 25-OH-D.
garbunchik@mail.ru
Для цитирования: Шелепова Е.С., Зазерская И.Е., Хазова Е.Л. и др. Особенности обмена кальция при беременности в зависимости от насыщенности организма витамином D. Гинекология. 2016; 18 (2): 8–10.

Features of calcium metabolism during pregnancy depending on body saturation of vitamin D

E.S.Shelepova, I.E.Zazerskaya, E.L.Chazova, L.V.Kuznetsova, N.Yu.Yakovleva, E.Yu.Vasileva
V.A.Almazov North-West federal medical research center of the Ministry of Health of the Russian Federation. 197341, Russian Federation, 
Saint Petersburg, ul. Akkuratova, d. 2

Objective. The objective of this research was to estimate influence of vitamin D saturation on calcium metabolism in pregnancy.
Materials and methods. Cohort retrospective and prospective study. 110 pregnant  women (mean age 29,64±2,3 years) at 30–38 weeks of pregnancy were examined. Investigation time lasted from September 2013 to June 2014. All patients had blood sampling done with the following determination of the levels of 25-hydroxycalciferol, calcium, parathyroid hormone. All patients lived in Saint Petersburg and Leningrad region. From 12 gestational week all patients were using a multivitamin complex, which contained 400 IU of vitamin D.
Results. 110 pregnant were analyzed. Among all examined pregnant women the normal blood serum level of 25-OH-D was in 49 (44,5%) pregnant, 25-OH-D insufficiency – in 22 (20%) patients, 25-OH-D deficiency – in 39 (35,5%) pregnant. Calcium level in blood serum in pregnant with normal vitamin D saturation was 2,32±0,06 mmol/L, with insufficiency – 2,17±0,03 mmol/L, with vitamin D deficiency – 2,08±0,02 mmol/L Parathyroid hormone levels in blood serum in pregnant with normal vitamin D saturation was 23,63±1,9 pg/ml, with vitamin D deficiency – 31,±2,3 pg/ml.
Conclusion. The increase of parathyroid hormone in blood serum occurs during the insufficient saturation of vitamin D in pregnant women. In pregnant with vitamin D deficiency and insufficiency relative hypocalcemia occurs. Received data confirm correlation between body saturation of vitamin D and calcium metabolism during pregnancy.
Key words: pregnancy, vitamin D, mineral metabolism, 25-ОН-D.
garbunchik@mail.ru
For citation: Shelepova E.S., Zazerskaya I.E., Chazova E.L. et al. Features of calcium metabolism during pregnancy depending on body saturation of vitamin D. Gynecology. 2016; 18 (2): 8–10.

Введение

Проблема дефицита и недостаточности витамина D является актуальной. Особую значимость приобретает витамин D для женщины во время беременности и в послеродовом периоде. Беременные находятся в группе риска по развитию дефицита витамина D, несмотря на прием добавок витамина D и кальция [1–3]. Дефицит витамина D во время беременности приводит к нарушению минерального обмена, остеопении в послеродовом периоде и увеличению риска переломов. Работ, посвященных изучению насыщенности организма беременных витамином D на территории России, нет.
Цель исследования – оценить влияние насыщенности организма витамином D на обмен кальция при беременности.

Материалы и методы

2r-1-2.jpg
Когортное ретроспективное и проспективное исследование выполнено в Институте перинатологии и педиатрии, отделении патологии беременности и родильном отделении ФГБУ «СЗФМИЦ им. В.А.Алмазова» Минздрава России.
С сентября 2013 по июнь 2014 г. обследованы 110 беременных, проживающих в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Критериями включения для пациенток обеих групп явилось следующее: возраст 20–36 лет, подписание информированного согласия, прием с 12-й недели беременности поливитаминного комплекса, содержащего 400 МЕ витамина D. Все женщины по поводу настоящей беременности регулярно посещали женскую консультацию.
Критериями исключения из исследования явились: хроническая артериальная гипертензия, сахарный диабет, хроническая почечная недостаточность; заболевания желудочно-кишечного тракта; женщины, имеющие в анамнезе операции на органах желудочно-кишечного тракта; онкологические заболевания; ревматоидный артрит, пациентки, принимающие препараты, влияющие на усвоение витамина D (кортикостероиды, иммунодепрессанты, антиконвульсанты, антациды, содержащие алюминий, низкомолекулярные гепарины, нестероидные противовоспалительные препараты).
Пациенты были поделены на 3 подгруппы в зависимости от насыщенности организма витамином D. Первую подгруппу (n=49; 44,5%) составили беременные с нормальным уровнем витамина D, 2-ю (n=22; 20%) – с недостаточностью, 3-ю (n=39; 35,5%) – с дефицитом витамина D.
Все исследуемые пациентки, входящие в подгруппы, были сходны по возрасту – от 20 до 36 лет (средний возраст обследованных – 29,64±2,3 года) и сроку беременности – 30–38 нед.
Среди наблюдавшихся 50 женщин первобеременные, 24 – повторнобеременные первородящие и 36 – повторнородящие.
Из осложнений беременности встречались: угроза прерывания беременности в I триместре – у 5 женщин, угроза прерывания беременности во II триместре – у 6. У 9 пациенток в I триместре беременности отмечался токсикоз – рвота легкой степени. Явления преэклампсии умеренной степени выявлены у 43 беременных, у 13 пациенток развилась тяжелая преэклампсия.
Жалобы на судороги икроножных мышц преимущественно в ночное и утреннее время суток в 1-й подгруппе у 49 беременных зарегистрированы 1 раз в неделю, во 2-й подгруппе – 1 раз в неделю у 7 женщин, ежедневно – у 15 беременных, в 3-й подгруппе – ежедневно у 39 пациенток.
Всем беременным в сыворотке крови определены уровни 25-гидроксикальциферола (25-OH-D), кальция, паратиреоидного гормона (ПТГ).
Для определения уровня 25-OH-D был использован электрохемилюминесцентный метод с применением анализатора Architect 2000, оценка ПТГ в сыворотке крови проводилась методом иммуноферментного анализа на анализаторе Architect 2000, уровень кальция оценивался ионоселективным методом на анализаторе Architect 8000 на базе ЦКДЛ ФГБУ «СЗФМИЦ им. В.А.Алмазова» Минздрава России.
За критерии насыщенности организма витамином D принято: «дефицит витамина D» соответствует уровню 25-OH-D в сыворотке крови ниже 20 нг/мл, «недостаточность витамина D» устанавливается при концентрации в сыворотке крови 25-ОН-D>21<32 нг/мл, «нормальной» концентрацией витамина D соответствуют показатели в сыворотке крови 25-ОН-D≥32 нг/мл [4–6].
Для обработки данных использовался статистический программный пакет Statistica 10 En (StatSoft, Inc.).

Результаты

2t-1.jpg
Среди всех обследованных беременных нормальный уровень 25-OH-D в сыворотке крови выявлен у 49 (44,5%), недостаточность – у 22 (20%), а дефицит – у 39 (35,5%) женщин.
Средний уровень 25-OH-D в сыворотке крови: в 1-й подгруппе – 44,66±0,5 нг/мл, что соответствует значению нормы, во 2-й подгруппе недостаточность – 26,41±0,3 нг/мл, в 3-й подгруппе – 13,04±0,4 нг/мл. Таким образом, средние значения 25-OH-D в сыворотке крови в подгруппах отличаются в 2 раза (табл. 2).
Содержание кальция в сыворотке крови у беременных при нормальном насыщении организма витамином D составило 2,32±0,06 ммоль/л, при недостаточном – 2,17±0,03 ммоль/л, при дефиците – 2,08±0,02 ммоль/л (рис. 1).
При уровне витамина D в сыворотке крови менее 13,3 нг/мл наблюдается относительная гипокальциемия (содержание кальция в сыворотке крови от 2,0 до 2,09 ммоль/л), при уровне витамина D 13,5–20,5 нг/мл уровень кальция находился на нижней границе нормы (2,1–2,19 ммоль/л), при уровне витамина D в сыворотке крови более 20 нг/мл уровень кальция находился в пределах нормальных референсных значений – от 2,2 до 2,55 ммоль/л. У 8 беременных уровень кальция в сыворотке крови был выше верхней границы нормы от 2,56 до 2,6 ммоль/л, при этом уровень витамина D соответствовал норме (55,2–80,8 нг/мл). Таким образом, наблюдается закономерная корреляция между насыщенностью организма витамином D и уровнем кальция. При недостаточном насыщении организма беременной витамином D имеет место относительная гипокальциемия (рис. 2).
Содержание ПТГ в сыворотке крови у беременных при нормальном насыщении организма витамином D составило 23,63±1,9 пг/мл, при недостаточном насыщении – 31,±2,3 пг/мл, при дефиците – 46,17±2,5 пг/мл. Уровень ПТГ в сыворотке крови во всех подгруппах наблюдения не выходит за пределы референсных значений, однако при недостаточном насыщении организма витамином D увеличивается уровень ПТГ в сыворотке крови, что является закономерным и подтверждает механизм регуляции минерального обмена и качество лабораторной диагностики (см. рис. 1).

Выводы

2t-2.jpg
При недостаточном насыщении организма беременной женщины витамином D имеет место повышение ПТГ в сыворотке крови. У беременных с дефицитом и недостаточностью витамина D наблюдается относительная гипокальциемия. Полученные данные подтверждают взаимосвязь между насыщенностью организма витамином D и обменом кальция при беременности.

Обсуждения

Главную роль в регуляции минерального обмена играют ПТГ и активные метаболиты витамина D (кальцитриол). Витамин D поступает в организм с пищей, а также образуется в коже из 7-дегидрохолестерина под влиянием ультрафиолетового излучения. Витамин D является прогормоном, из которого в печени и почках образуются активные метаболиты. Под влиянием 25-гидроксилазы печени, активность которой возрастает при повышении уровня кальция в крови, образуется кальцидиол. 1a-Гидроксилаза почек превращает кальцидиол в кальцитриол – 1,25-(ОН) 2-витамина D [7]. Период полураспада кальцитриола несколько минут, более точная оценка состояния витамина D в сыворотке крови определяется с помощью измерений 25-OH-D, который имеет период полураспада 2–3 нед [8].
Во время беременности происходит увеличение скорости клубочковой фильтрации, в результате повышается экскреция кальция с мочой, вследствие чего потеря кальция компенсируется усилением его канальциевой реабсорбции, а также на протяжении всей беременности происходит усиление абсорбции кальция в кишечнике за счет повышения активности 1,25-дигидроксихолекальциферола [1,25(ОН)2D3] [9, 10]. Под влиянием кальцитриола образуется белок кальбиндин, который осуществляет активный перенос кальция, в результате усиливается абсорбция кальция [11].
Еще в 1980-х годах проводились исследования положительного влияния дополнительного приема витамина D на минеральный обмен у беременных женщин и их детей [12–15]. Исследование 1139 беременных показало, что на 6-е сутки жизни уровни кальция и 25-OH-D выше у детей, матери которых получали 400 МЕ витамина D с 12-й недели беременности [12].
Гомеостаз кальция в организме беременной женщины поддерживается потреблением кальция с пищей, его кишечной абсорбцией, костной резорбцией и регуляцией почечной экскреции. При недостаточности или дефиците витамина D происходит нарушение этих механизмов, что в результате приводит к гипокальциемии. Наше исследование показало, что при снижении уровня витамина D в сыворотке крови уровень кальция в сыворотке крови ниже средних значений. При нормальном насыщении организма витамином D содержание кальция в сыворотке крови составило 2,32±0,06 ммоль/л, при недостаточном – 2,17±0,03 ммол/л, при дефиците – 2,08±0,02 ммоль/л. Таким образом, при недостаточном насыщении организма беременной витамином D имеет место относительная гипокальциемия.
У беременных известна связь между ПТГ и уровнем метаболитов витамина D [16, 17]. К увеличению синтеза ПТГ приводит гипокальциемия. Стабильный уровень кальция в сыворотке крови в течение длительного времени поддерживается за счет усиления резорбции костной ткани при высокой концентрации ПТГ [18]. Секреция паратгормона выключается, когда уровень витамина D в крови достигает приблизительно 30–40 нг/мл [19]. Основная функция ПТГ – поддержание гомеостаза кальция в крови. На основании нашего исследования был сделан вывод, что содержание ПТГ в сыворотке крови у беременных при нормальном насыщении организма витамином D составило 23,63±1,9 пг/мл, при недостаточном насыщении – 31,±2,3 пг/мл, при дефиците насыщения – 46,17±2,5 пг/мл. Уровень ПТГ в сыворотке крови не выходил за пределы референсных значений в подгруппах наблюдения. Таким образом, при недостаточном насыщении организма витамином D увеличивается уровень ПТГ в сыворотке крови.

Сведения об авторах
Шелепова Екатерина Сергеевна – науч. сотр. НИЛ репродукции и здоровья женщины Института перинатологии и педиатрии ФГБУ СЗФМИЦ им. В.А.Алмазова. 
E-mail: garbunchik@mail.ru
Зазерская Ирина Евгеньевна – д-р мед. наук, зав. каф. акушерства и гинекологии ФГБУ СЗФМИЦ им.В.А.Алмазова
Хазова Елена Леонидовна – науч. сотр. НИЛ репродукции и здоровья женщины Института перинатологии и педиатрии ФГБУ СЗФМИЦ им. В.А.Алмазова
Кузнецова Любовь Владимировна – канд. мед. наук, зав. НИЛ репродукции и здоровья женщины Института перинатологии и педиатрии ФГБУ СЗФМИЦ им. В.А.Алмазова
Яковлева Наталья Юрьевна – науч. сотр. НИЛ физиологии и патологии беременности и родов Института перинатологии и педиатрии ФГБУ СЗФМИЦ им. В.А.Алмазова
Васильева Елена Юрьевна – зав. ЦКДЛ ФГБУ СЗФМИЦ им. В.А.Алмазова, ассистент каф. клин. лабораторной диагностики

Список исп. литературыСкрыть список
1. Hollis BW, Wagner CL. Vitamin D requirements during lactation: high-dose maternal supplementation as therapy to prevent hypovitaminosis D for both the mother and the nursing infant. Am J Clin Nutr 2004;80 (Suppl. 6):1752S–8S.
2. Lee JM, Smith JR, Philipp BL et al. Vitamin D deficiency in a healthy group of mothers and newborn infants. Clin Pediatr (Phila) 2007; 46 (1): 42–4.
3. Bodnar LM, Simhan HN, Powers RW et al. High prevalence of vitamin D insufficiency in black and white pregnant women residing in the northern United States and their neonates. J Nutr 2007; 137 (2): 447–52.
4. Dawson-Hughes B, Mithal A, Bonjour JP et al. IOF position statement: vitamin D recommendations for older adults. Osteoporos Int 2010; 21 (7): 1151–4.
5. Bischoff-Ferrari HA, Burckhardt P, Quack-Loetscher K et al. Vitamin D deficiency: Evidence, safety, and recommendations for the Swiss population. Report written by a group of experts on behalf of the Federal Commission for Nutrition (FCN) 2012.
6. Gómez de Tejada Romero MJ, Sosa Henríquez M, Del Pino Montes J et al. Position document on the requirements and optimum levels of vitamin D. Rev Osteoporos Metab Miner 2011; 3 (1): 53–64.
7. Singht H J, Mohammad NH, Nila A. Serum calcium and parathormone during normal pregnancy in Malay women. J Maternal-Fetal med 1999; 8 (Issue 3): 95–100.
8. Hollis BW, Wagner CL, Drezner MK, Binkley NC. Circulating vitamin D3 and 25-hydroxyvitamin D in humans: An important tool to define adequate nutritional vitamin D status. J Steroid Biochem Mol Biol 2007; 103 (3–5): 631–4.
9. Ritchi LD, King JC. Dietary calcium and pregnancy induced hypertension: is there a relation? Am J Clin Nutrit 2000; 71 (5): 1371–4.
10. O' Brien KO, Nathanson MS, Mancini J, Witter FR. Сalcium absorption is significantly higher in adolescents during pregnancy than in early postpartum period. Am J Clin Nutrit 2003; 78 (6): 1188–93.
11. Абрамченко В.В. Профилактика и лечение нарушений обмена кальция в акушерстве, гинекологии и перинатологии. СПб.: ЭЛБИ, 2006. / Abramchenko V.V. Profilaktika i lechenie narushenii obmena kal'tsiia v akusherstve, ginekologii i perinatologii. SPb.: ELBI, 2006. [in Russian]
12. Cockburn F et al. Maternal vitamin D intake and mineral metabolism in mothers and their newborn infants. Br Med J 1980; 281 (6232): 11–4.
13. Brooke OG et al. Vitamin D supplements in pregnant Asian women: effects on calcium status and fetal growth. Br Med J 1980; 80: 751–4.
14. Datta S et al. Vitamin D deficiency in pregnant women from a non-European ethnic minority population – an interventional study. BJOG 2002; 109: 905–8.
15. Delvin ЕE et al. Vitamin D supplementation during pregnancy: effect on neonatal calcium gomeostasis. J Pediatr 1986; 109 (2): 328–34.
16. Davis OK et al. Serum parathyroid hormone (PTH) in pregnant women determined by an immunoradiometric assay for intact PTH. J Clin Endocrinol Metab 1988; 67 (4): 850–2.
17. Seely EW et al. A prospective study of calciotropic hormones in pregnancy and post partum: reciprocal changes in serum intact parathyroid hormone and 1,25-dihydroxyvitamin D. Am J Obstet Gynecol 1997; 176 (1): 214–7.
18. Кеттайл В.М., Арки Р.А. Патофизиология эндокринной системы. Пер. с англ. М.: БИНОМ, 2007. / Kettail V.M., Arki R.A. Patofiziologiia endokrinnoi sistemy. Per. s angl. M.: BINOM, 2007. [in Russian]
19. Holick MF. Vitamin D, sunlight and cancer connection. Anticancer Agents Med Chem 2013; 13: 70–82.
Количество просмотров: 671
Предыдущая статьяРоль микронутриентных препаратов в периконцепционной профилактике акушерских осложнений и врожденных пороков развития
Следующая статьяПатология шейки матки у беременных: обследование и лечебная тактика (обзор литературы)