Инфекции в хирургии №02 2012

Инфекции в хирургии, №02 2012
Гельфанд Борис Романович – известный в России и за ее пределами специалист по анестезиологии-реаниматологии и интенсивной терапии.
В настоящее время установлено, что ишемические и реперфузионные повреждения (ИРП) являются главным фактором в патогенезе многих критических состояний. Живая ткань для поддержания своей функции требует постоянной доставки кислорода и питательных веществ. Реперфузия оксигенированной кровью является неотъемлемым условием для предотвращения гибели ишемизированной ткани. Вместе с тем реперфузия ишемизированной ткани сама по себе может повлечь целый каскад лавинообразных трудноуправляемых и нередко фатальных для клеток постишемических расстройств. Результаты наблюдений и большого числа экспериментальных и клинических исследований дали основание выделить реперфузионные повреждения в особую категорию патофизиологических процессов, получивших название «реперфузионный синдром» [31]
Д.А.Басараб, В.В.Багдасаров, Е.А.Багдасарова, А.А.Зеленский, А.А.Атаян
В последнее десятилетие увеличилось количество случаев бактериемии, вызванных Staphylococcus
aureus (BSA), который стал важнейшим возбудителем ангиогенных инфекций (АИ) в развитых странах [1–3]. АИ, вызванные S. aureus, характеризуются неблагоприятными исходами и возникновением значительного количества вторичных очагов инфекций, таких как инфекционный эндокардит (ИЭ), септический артрит, остеомиелит [4–6]. Бактериемия, вызванная резистентными к метициллину S. aureus (MRSA), обычно развивается у госпитализированных пациентов, в случае рецидивов инфекций существенно ухудшается прогноз по сравнению с инфекциями, вызванными чувствительными к метициллину S. aureus (MSSA) [7]. Рост количества MRSA приводит к необходимости разработки новых антибиотиков (АБ) с улучшенными качествами для лечения BSA [8, 9].
В.Б.Белобородов
Заболеваемость и летальность больных с острым деструктивным панкреатитом растут с каждым годом. У 40–70% панкреонекроз осложняется инфицированием, при котором летальность в Москве достигает 15–20% (И.И.Затевахин и соавт., 2002; А.С.Ермолов, 2010).
М.Д.Дибиров, Г.С.Рыбаков, А.А.Ашимова, А.А.Юанов, Ю.И.Рамазанова, Т.А.Атаев, В.М.Талханов, А.М.Алиев, А.А.Магомедов
Несмотря на достигнутые успехи в изучении патогенеза, диагностике, интенсивной терапии и хирургической тактике лечение больных с панкреонекрозом остается одной из актуальных проблем медицины. Летальность при тяжелом остром панкреатите на протяжении последних десятилетий практически не изменилась и составляет от 10 до 30%, при инфицированном панкреонекрозе смертность достигает 80–85%, при фульминантном течении заболевания приближается к 100% [1–3]. Отмечается изменение структуры летальности. В настоящее время больные умирают на поздних стадиях заболевания от прогрессирования инфекционного процесса и сепсиса [4, 5].
Т.П.Гвоздик, В.С.Кононов, М.А.Нартайлаков, В.Н.Ткаченко
В настоящее время абдоминальный сепсис остается одной из ведущих причин летальности хирургических пациентов отделений реанимации. Несмотря на современные достижения в области диагностических и лечебных подходов, добиться положительного результата удается не всегда. Летальность при тяжелом сепсисе достигает 30–70% [1].
Л.С.Саенко, И.Н.Тюрин
Проблема совершенствования диагностического и тактического алгоритма при панкреонекрозе сохраняет свою актуальность до настоящего времени вследствие его достаточно широкой распространенности в Российской Федерации, которая не имеет тенденции к снижению и высокого уровня летальности при тяжелых формах заболевания [1–4]. Известно, что летальность при деструктивном панкреатите во многом зависит от тяжести органно-системной дисфункции, присоединения инфекционных осложнений и своевременности внесения корректив в лечебную тактику [5, 6]. Между тем, выраженность системной воспалительной реакции (СВР) на очаг деструкции в поджелудочной железе и ее динамика носят индивидуальный характер. Одним из перспективных путей для оценки направленности СВР и принятия оптимального решения в конкретной клинической ситуации при ведении пациентов с панкреонекрозом на этапе интенсивной терапии служит использование шкал оценки тяжести состояния, интегрирующих в количественную систему – комплекс гомеостатических нарушений [7]. В настоящее время имеются исследования, посвященные определению чувствительности и специфичности отдельных оценочных шкал, но недостаточно представлено сравнение их информационной значимости между собой, а следовательно, отсутствует аргументированное обоснование их выбора для повседневной клинической практики [7, 8]. В частности, остается неясным, имеется ли преимущество классической специализированной шкалы Ranson над системами оценки тяжести общего состояния APACHE-II, SAPS II и тяжести полиорганной дисфункции – SOFA [9–12].
Н.Н.Сафронова, В.А.Руднов
Диагностические критерии синдрома системного воспалительного ответа (ССВО) и сепсиса у детей отличаются от таковых у взрослых, учитывают возрастные особенности детей и основываются на решениях международной согласительной конференции по дефиниции педиатрического сепсиса, приемлемость которой подтверждена в результате мультицентровых исследований [1]. ССВО изначально диагностируется у большинства детей (70–80%), поступающих в отделения реанимации, при этом прогрессирование ССВО в сепсис отмечается у 15–30% и зависит от возрастной группы: у детей младшего возраста частота перехода ССВО в сепсис больше, чем у детей старшего возраста [2]. Летальность в группе детей с ССВО остается достаточно высокой и составляет, по данным разных авторов, 13–15% [3, 4]. В то же время известно, что имеется взаимосвязь системного воспалительного ответа и системы гемостаза, которые реализуются через общие цитокиновые механизмы и приводят к нарушениям гемоста-
за – коагулопатиям [5, 6].
И.Б.Заболотских, С.В.Синьков, Н.М.Бгане, А.В.Трембач
Инфекции области хирургического вмешательства (ИОХВ) являются одним из самых тяжелых осложнений в хирургии, оставаясь самой частой (до 77%) причиной послеоперационной летальности [1].
А.В.Голуб, С.В.Сехин
Сепсис занимает 10-е место в списке ведущих причин смерти в США. Сепсис развивается у 11–12% больных отделений интенсивной терапии (ОИТ) с показателями смертности 48,4–55,2% (в ОИТ и госпитальной). Несмотря на своевременную постановку диагноза и раннее начало антибиотикотерапии смертность у больных сепсисом по-прежнему высока. Очевидно, это объясняется вовлечением других механизмов, в частности избыточного иммунного ответа, которые приводят к развитию полиорганной недостаточности (ПОН) с неблагоприятным исходом для больного. Поэтому одним из ключевых направлений в лечении сепсиса является воздействие на иммунный ответ.