Состояние микрофлоры верхних отделов пищеварительного тракта у больных с аномальной подвижностью правого отдела толстого кишечника и недостаточностью функции илеоцекального аппарата №04 2012

Хирургия и интенсивная терапия Инфекции в хирургии - Состояние микрофлоры верхних отделов пищеварительного тракта у больных с аномальной подвижностью правого отдела толстого кишечника и недостаточностью функции илеоцекального аппарата

Для цитированияСкрыть список
Г.Б.Исаев, Х.З.Джафаров Научный центр хирургии им. акад. М.А.Топчибашева, Баку. Состояние микрофлоры верхних отделов пищеварительного тракта у больных с аномальной подвижностью правого отдела толстого кишечника и недостаточностью функции илеоцекального аппарата. Инфекции в хирургии. 2012; 04: 
Резюме. Цель настоящей работы заключалась в определении влияния аномальной подвижности правого отдела толстого кишечника (АППОТК) в отдельности и в сочетании с недостаточностью функции илеоцекального аппарата (НИЦА) на микрофлоры толстого кишечника.
Материал и методы. Под нашим наблюдением находились 94 больных с аномальном расположением ПОТК. Из них у
60 больных выявляли НИЦА. Женщин было 39, мужчин – 21 больной.
Бактериологическое исследование проведено у 50 больных: 20 больных, страдающих только АППОТК, 20 больных с недостаточностью функции Баугинового клапана, протекающих на фоне указанной патологии, и 10 больных с паховой грыжей (контрольная группа).
Результаты исследования и их обсуждения. Подытоживая результаты анализа полученных данных, можно прийти к выводам, что при АППОТК происходят серьезные изменения в составе и количестве микрофлоры кишечника. Эти изменения усугубляются при присоединении к данной патологии НИЦА; наступает дисбиоз в той или иной степени; в большинстве подобных случаев дисбиоз протекает в виде уменьшения числа бифидо- и лактобактерий с увеличением числа условно-патогенной микрофлоры и грибков из рода Candida.
Ключевые слова: патологическая подвижность правого отдела толстого кишечника, недостаточность функции илеоцекального аппарата.

Condition of microflora of at patients from abnormal mobility of colon right segment and insufficient function of bauhinia valve

H.B.Isayev, H.Z.Jafarov
Acad. M.A.Topchibashev Research Center of Surgery, Baku

Summary. The purpose of the present work was definition of influence of abnormal mobility of colon right segment (AMCRS) separately and in a insufficient function of bauhinia valve (IBV) the device on microflora.
The material and methods. Was our supervision were 94 patients with abnormal an arrangement of the right department of thick intestines. From them at 60 patients revealed IBV. Women were 39, men – 21 patients.
Bacteriological research is spent at 50 patients: 20 sick suffering only abnormal mobility of the right half of thick intestines, 20 patients from insufficiency of function of Bauhinia of the valve proceeding against specified pathologies and 10 patients with an inguinal hernia (control group).
Results of research and their discussion. Sum up the analysis of the received results it is possible to come to conclusions that at AMCRS serious change in structure and quantity of microflora of intestines. These changes are aggravated at joining to given pathology IICA; comes disbios to some extent; in the majority similar cases disbios the number bifida – and lactobacteria with increase number of conditionally – pathogenic microflora and fungi from a sort Candida proceeds in the form of reduction.
Key words: abnormal mobility of colon right segment, insufficient function of bauhinia valve.

Сведения об авторах
Исаев Гидаят Билал оглы – д-р мед. наук, проф., зам. дир.по науке Центра хирургии Минздрава Азербайджанской Республики, Баку
Джафаров Хафиз Зохраб оглы – науч. сотр. отд-ния колопроктологии Центра хирургии Минздрава Азербайджанской Республики, Баку. E-mail: azprorektor@rambler.ru

Биологический масса микрофлоры в кишечнике в норме достигает 5% от массы тела человека. В 1 грамме содержимого слепой кишки имеются до 2 млрд микробов. Баугиновая заслонка препятствует проникновению этой микрофлоры из слепой в подвздошную кишку [1–4]. Слизистая подвздошной кишки анатомо-физиологически не рассчитана на длительное соприкосновение с микрофлорой толстого кишечника. Поэтому при недостаточности барьерной функции илеоцекального аппарата проникновение в тонкую кишку содержимого слепой кишки нарушает всасывание, что выражается в нарушении обмена веществ и витаминов, а также нарушении водно-солевого баланса и эндокринного статуса организма [5–7]. С другой стороны, всасывание из слизистой тонкого кишечника метаболитов проникших туда микробов в кровь составляют дополнительную нагрузку на органы детоксикации, и в итоге, поражая их, приводит к интоксикации организма [8–10]. Для здоровых людей характерно преобладание в содержимом толстой кишки анаэробных бифидобактерий и молочнокислых микробов; у них общее количество достигает 2310–2510 в 1 г кала; из них бифидобактерий – 1010, кишечной палочки –310–410 в 1 г кала; гемолизирующие штаммы кишечной палочки отсутствуют; общее количество кокковых флоры не превышают 25%; грибы или не определяются, или обнаруживаются в незначительном количестве. Уменьшение или исчезновение бифидо- и лактобактерий является благоприятным условием для роста гнилостных и патогенных микроорганизмов в пищеварительном канале [11–13].
Целью настоящей работы являлось определение влияния аномальной подвижности правого отдела толстого кишечника (АППОТК) в отдельности и в сочетании с недостаточностью функции илеоцекального (НИЦА) аппарата на микрофлоры толстого кишечника.

Материал и методы
Под нашим наблюдением находились 94 больных с аномальным расположением ПОТК. Из них у 60 больных выявляли НИЦА. Женщин было 39, мужчин – 21 больной в возрасте 16–56 лет. У 5 пациентов, страдающих аномалией ПОТК без нарушений НИЦА, и 55 больных с наличием НИЦА применяли хирургическое лечение.
Бактериологическое исследование проведено у 50 больных: 20 – страдающих только АППОТК, 20 – с недостаточностью функции Баугинового клапана, протекающих на фоне указанной патологии, и 10 больных с паховой грыжей (контрольная группа). Материал для бактериологического анализа изъят из кала. Взятые пробы непосредственно помещались на бульон с сахаром и в последующем через 24 ч переводили на кровяной агар (с целью получения роста всей флоры), в среду Чистовича (для роста кокковой флоры) и эндосреду (с целью роста кишечной флоры). Анализы выполнены в дооперационном периоде и повторялись на 5–6 и 7–10-е сутки после операции. После получения роста флоры проводили ее идентификации. Количественный и качественный состав микрофлоры проводился с использованием микробиологического анализатора AES Chemunex. Уникальность системы маркирования учитываемых микроорганизмов для анализаторов AES Chemunex заключается прежде всего в том, что она способна обеспечить полное и селективное мечение (окрашивание) всех жизнеспособных микроорганизмов заданной группы, присутствующих в образце. Количество микробов выражали в КОЕ на 1 г исследуемого материала. Форма представления результатов: в КОЕ/см3 (или КОЕ/исследуемый объем) в виде электронных таблиц, пригодных для выведения на печать и/или сохранения на любых носителях.
Статистическая обработка полученных результатов исследования проводилась общепринятыми методами вариационной статистики [14].

Результаты исследования
и их обсуждения

Результаты микробиологических исследований отражены в таблице.

2-t1.jpg

Как видно из таблицы, если в кале больных контрольной группы число колоний энтеробактерий достигало 108–1010, то у больных с аномалией ПОТК (2-я группа) они встречались в несколько раз меньшем количестве (102–105); однако при присоединение к АППОТК НИЦА (3-я группа) эти показатели приближались к данным больных, страдающих только АППОТК.
В посеве из кала больных контрольной группы число кокковой флоры не превышал 0–102++0–103 , тогда как в группе больных с АППОТК эти показатели были в 2–3 раза выше; с присоединением к АППОТК НИЦА число кокковой флоры в кале превышало число контрольной группы в 4–5 раза.
Число лактобациллов по сравнению с контрольной группой было увеличено в группе больных, страдающих НИЦА, в то же время их количество у больных с АППОТК без НИЦА почти не отличалось от контрольной группы.
Проведенные исследования показали, что число грибков в контрольной группе не превышало 0–5; а у больных с АППОТК число грибков почти сравнялось с числом кишечной палочки – до 102–103. При присоединении к АППОТК НИЦА количество грибков в кале превышало число этих показателей контрольной группы 10–12 раз.
Как видно из таблицы, число бактероидов в 1 и 2-й группе больных по сравнению с контрольной особых изменений не претерпели. В то же время число энтерококков резко варьировало среди исследуемых трех групп больных: в 1-й контрольной группе оно достигало 103–109; во 2-й – 102–105 и в 3-й группе – 108–1014.
Основной интерес представляла изменчивость числа бифидобактерий среди обследуемых групп больных; в норме их число достигало 109–1010.
У наших больных число бифидобактерий в 1-й группе было 108–1010; во 2-й – 103–105, а в 3-й группе – 108–1013, достигая, а иногда превышая число контрольной группы.
Микробиологические анализы свидетельствовали, что число клостридий во 2-й группе превышало таковые в контрольной группе в 2–4 раза, а в 3-й группе в 10–16 раз!
Эубактерии в 1 и 2-й группе редко выявлены, в 3-й группе они отмечались в количестве 102.
У больных 2-й группы общее количество аэробной микрофлоры увеличилось до 1011 в 1 г кала в основном за счет кишечной палочки. Уменьшилось количество бифидобактерий до 104, лактобактерий – до 103 в 1 г кала. У 1/2 больных эти бактерии отсутствовали. Вместе с тем у 54% пациентов при исследовании обнаружена условно-патогенная микрофлора, у 18% высеяна гемолитическая кишечная палочка. Значительно увеличилось количество патогенного стафилококка, гемолитического стрептококка, протея, грибов рода Саndida. В некоторых исследованиях выявлена синегнойная палочка, а также различные ассоциации микроорганизмов.
При изучении видового и количественного состава микробов содержимого толстой кишки у больных 2-й и особенно 3-й группы в сравнении с таковыми у 1-й установлено нарушение соотношения основных групп аэробных и анаэробной флоры. Общее количество аэробной микрофлоры в 2-й группе достигало 106, кишечная палочка составляла 105–108 в 1 г кала; а в 3-й группе 108 и 1012 соответственно; во 2-й группе в 47% и в 3-й группе в 68% посевов отмечали снижение выделения бифидо- и лактобактерий. Вместе с этим увеличились частота выделения гемолитической и лактозонегативной кишечной палочки, гемолитического стрептококка, патогенных стафилококков, протеев и грибов рода Саndida. Причем указанные микроорганизмы высевались как в монокультуре (57%), так и в их ассоциациях (11%).
Таким образом, у больных 2 и 3-й групп отмечались более выраженные изменения видимого и количественного состава кишечной микрофлоры.
Подытоживая результаты анализа полученных данных, можно прийти к выводам:
1. При АППОТК наступают серьезные изменения в составе и количестве микрофлоры кишечника. Эти изменения усугубляются при присоединении к данной функции илеоцекального аппарата.
2. У больных с АППОТК и НИЦА наступает дисбиоз в той или иной степени; в большинство подобных случаев дисбиоз протекает в виде уменьшения числа бифидо- и лактобактерии с увеличением числа условно-патогенной микрофлоры и грибов рода Саndida.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Ачкасов С.И., Саламов К.Н., Капуллур Л.Л. и др. Запоры при аномалиях развития и положения толстой кишки у взрослых. Рос. журн. гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2000; 2: 58–62.
2. Блохина И.Н., Соколова К.Я. Аутофлора человека в норме и патологии и ее коррекция. Горький, 1988; с. 143.
3. Judith L, Trudel M. Clostridium difficile Colitis. Clinics in Colon and Rectal Surgery 2007; 20 (1): 013–7.
4. Yehuda R. Surgical Treatment of Chronic Functional Constipation. Medscape Gastroenterology 2005; 7: 1.
5. Дякин В.М. Характеристика илеоцекального запирательного аппарата у детей и роль его недостаточности в патологии: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. Челябинск, 1972.
6. Карленко П.Н. Об аномалиях и вариантах слепой кишки, илеоцекального угла и червеобразного отростка и их клиническое значение. Труды Самарского университета. 1964; 137: 168–73.
7. Wingate D. Disorders of gastrointestinal motility: towards a new classification. D.Wingate, M.Hongo, J.Kellow. J Gastroenterol Hepatol 2002; 17: 1–14.
8. Киргизов И.В. Взаимосвязь нарушения микробиоценоза толстой кишки и системы гемостаза у больных с хроническим толстокишечным стазом. Актуальные проблемы колопроктологии. Тезисы доклада. Ростов-на-Дону, 2001: с. 192–3.
9. Крылов А.А., Козлович И.В. Дисбактериоз кишечника. СПб., 1994.
10. Курыгин А.А., Кочеровец В.И., Перегудов С.Н. Клинические аспекты синдрома избыточной колонизации тонкой кишки толстокишечной микрофлорой. Вестник хир. 1993; 5: 118–23.
11. Гончарова Г.И., Дорефейчук В.Г. Микробная экология толстого кишечника в норме и при патологии. Антибиотикотерапия и химиотерапия. 1989; 6: 462–5.
12. Смирнова Е.С. Смирнова Т.В., Нестерова М.Ф. Иванова А.С. Характеристика микрофлоры желудка и двенадцатиперстной кишки при хроническом энтероколите. Врач. дело. 1977; 11: 29–32.
13. Ackasov SI, Kapuller LL, Zarodmuk IV, Moscalev AI. Surgical Treatment of Colon Anatomic Abnormalities Manifested as Constipation. ISUCRS XlX-th Biennial Congress 2002; p. 94.
14. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTIKA. М.: Медиа Сфера, 2002.
В избранное 0
Количество просмотров: 1051
Предыдущая статьяРоль маркеров дисфункции эндотелия сосудов при абдоминальном сепсисе желчного происхождения
Следующая статьяМикробиологическая оценка послеоперационной раневой инфекции в многопрофильной хирургической клинике