Клиническая значимость пресепсина при инфекционных осложнениях у хирургических больных и пациентов с ожоговой травмой №04 2014

Хирургия и интенсивная терапия Инфекции в хирургии - Клиническая значимость пресепсина при инфекционных осложнениях у хирургических больных и пациентов с ожоговой травмой

Номера страниц в выпуске:44-46
Для цитированияСкрыть список
В.С.Демидова, Т.А.Ушакова, А.А.Звягин, А.Э.Бобровников, О.В.Медова, И.А.Коряков. Клиническая значимость пресепсина при инфекционных осложнениях у хирургических больных и пациентов с ожоговой травмой. Инфекции в хирургии. 2014; 4: 44-46
Резюме. Пресепсин (P-SEP) – укороченная форма растворимого рецептора моноцитов/макрофагов (sCD14-ST) – гуморальный белок, выделяемый в циркуляцию фагоцитами при фагоцитозе, новый наиболее ранний и специфичный биомаркер сепсиса. Маркеры воспаления, такие как P-SEP (пг/мл), С-реактивный белок (CRP, мг/л) и прокальцитонин (PCT, нг/мл), определяли у здоровых добровольцев (n=16), в динамике у хирургических больных при инфекционных осложнениях (n=50) и у тяжелообожженных пациентов (n=41). Наиболее высокие базовые уровни P-SEP выявлены у хирургических пациентов, у которых в дальнейшем развился сепсис с неблагоприятным исходом (1544,92±426,71), что достоверно (p=0,023) выше, чем у выживших (590,75±270,87). Для CRP и PCT не выявлено достоверных различий. При сепсисе у погибших в дальнейшем пациентов в динамике отмечено достоверное (p=0,035) нарастание P-SEP до 3827,50±1744,30, у выживших наблюдали снижение и в дальнейшем нормализацию P-SEP. При ожоговой травме наиболее высокие базовые уровни маркеров выявлены у выживших пациентов с сепсисом и обширными и глубокими ожогами (ИФ≥100): P-SEP 632,3±74,26; CRP 166±20,86; PCT (частый тренд к 10). У больных с сепсисом и погибших в дальнейшем базовые уровни маркеров были ниже, чем у выживших: P-SEP 402,66±67,49 и CRP 110,56±24,52 при cтойком тренде PCT≥10. При дальнейшем мониторинге выявлено повышение P-SEP до 6488,1±1926,97, у выживших отмечено менее значительное повышение P-SEP: 2098,0±875,77. Учитывая основную функцию CD14 – участие в инициации фагоцитоза, то полученные нами результаты отражают активность фагоцитоза. Гиперпресепсинемия, особенно при неблагоприятном исходе, по-видимому, отражает системную сверхэкспрессию CD14 с последующей клеточной гибелью. P-SEP является наиболее информативным лабораторным показателем ранней диагностики сепсиса, мониторинга его тяжести и прогнозирования неблагоприятных исходов.
Ключевые слова: пресепсин, прокальцитонин, С-реактивный белок, хирургическая инфекция, ожоговая травма.

The clinical significance of presepsine in infectious complications in patients with surgical infection and burn trauma

V.S.Demidova, T.A.Ushakova, A.A.Zvyagin, A.Ye.Bobrovnikov, O.V.Medova, I.A.Koryakov
Institut of surgery by A.V.Vishnevsky, Moscow

Summary. Presepsin (P-SEP) – the truncated form of a soluble receptor of monocytes/macrophages (sCD14-ST) – humoral protein secreted in circulation by phagocytes at phagocytosis, a new earliest and specific biomarker of a sepsis. Markers of inflammation such as P-SEP (pg/ml) C-reactive protein (CRP, mg/l) and procalcitonin (PCT, ng/ml) were determined in healthy volunteers (n=16), the dynamics in surgical patients with infectious complications (n=50) and tilovbergen patients (n=41). The highest base levels P-SEP are revealed at surgical patients at whom the sepsis with a failure (1544,92±426,71) further has developed that is authentic (p=0,023) above, than at survived (590,75±270,87). For CRP and PCT it is not revealed authentic distinctions. At a sepsis at victims further patients in dynamics it is noted authentic (p=0,035) increase P-SEP to 3827,50±1744,30, at the survived observed decrease and further normalisation P-SEP. At a burn trauma the highest base levels of markers are revealed at the survived patients with a sepsis both extensive and deep burns (ИФ≥100): P-SEP 632,3 ±74,26; CRP 166±20,86; PCT (a frequent trend to 10). At patients with a sepsis and victims further base levels of markers were more low, than at survived: P-SEP 402,66±67,49 and CRP 110,56±24,52 the steady trend PCT≥10. Upon further monitoring showed increased P-SEP to 6488,1±1926,97, at the survived substantial increase P-SEP is noted less: 2098,0±875,77. Considering basic function CD14 – participation in the initiation of phagocytosis the results received by us reflect activity of phagocytosis. Giperpresepsinemiya, especially at a failure, apparently, system superexpression CD14 with the subsequent cellular destruction. P-SEP is the most informative laboratory indicator of early diagnostics of a sepsis, monitoring of its weight and forecasting of failures.
Key words: presepsin, procalcitonin, C-reactive protein, surgical infection, burns trauma, sepsis.

Сведения об авторах
Демидова Валентина Семеновна – д-р биол. наук, зав. клин.-диагност. отд. ФГБУ Институт хирургии им. А.В.Вишневского. E-mail: demidova@ixv.ru
Ушакова Тамара Алексеевна – д-р мед. наук, зав. лаб. экспресс-диагностики ожогового центра ФГБУ Институт хирургии им. А.В.Вишневского
Звягин Альфред Аркадьевич – д-р мед. наук, проф., зав. отд-нием анестезиологии и реанимации отд. хирургической инфекции ФГБУ Институт хирургии им. А.В.Вишневского
Бобровников Александр Эдуардович – д-р мед. наук, зав. приемным отд-нием ожогового центра ФГБУ Институт хирургии им. А.В.Вишневского
Медова Ольга Викторовна – науч. сотр. 1-й лаб. экспресс-диагностики клин.-диагност. отд. ФГБУ ожогового центра ФГБУ Институт хирургии им. А.В.Вишневского
Коряков Иван Александрович – врач анастезиолог-реаниматолог отд-ния анестезиологии и реанимации отд. хирургической инфекции ФГБУ Институт хирургии им. А.В.Вишневского

Введение

В настоящее время в клинико-лабораторной практике весьма актуальной проблемой остается ранняя и точная диагностика сепсиса. Существует множество лабораторных маркеров для диагностики этого состояния, однако наиболее широко и традиционно используются такие, как прокальцитонин (PCT) и
С-реактивный белок (CRP) [1–4].
В последнее время особое внимание уделяется изучению пресепсина (P-SEP), который позиционируется как новый наиболее ранний и специфичный биомаркер сепсиса.
P-SEP – укороченная форма растворимого рецептора моноцитов/макрофагов (sCD14-ST) – гуморальный белок, выделяемый в циркуляцию фагоцитами при фагоцитозе. Механизм его образования и значение подробно описаны в доступной литературе [5–8]. Несмотря на многочисленные публикации о высокой специфичности и чувствительности этих лабораторных тестов при сепсисе, однозначного мнения по этому вопросу среди клиницистов не сформировано.

Материалы и методы

В нашей работе мы определяли клиническую значимость P-SEP, CRP и PCT у хирургических больных при инфекционных осложнениях и у тяжелообожженных пациентов в зависимости от тяжести травмы, состояния и исхода. Обследованы 16 здоровых добровольцев (группа сравнения) и в динамике 50 хирургических пациентов с инфекционными осложнениями. Виды осложнений: сепсис (n=16, из них 12 погибших), системная воспалительная реакция (SIRS) с декомпенсацией сопутствующих заболеваний (n=11, из них 9 погибших), локальный раневой процесс (n=23).
С ожоговой травмой пациенты (n=41) были распределены на группы: больные с локальными ожогами (n=4), пострадавшие с SIRS при обширных ожогах, определяемых индексом травмы (ИФ)≤100 (n=6), ИФ≥100 (n=6); пациенты с сепсисом, выжившие с обширными и глубокими ожогами, – ИФ≥100 (n=16); пациенты с сепсисом с летальным исходом на фоне обширных и глубоких ожогов – ИФ≥100 (n=9).
Лабораторные тесты определяли в экспресс-режиме: P-SEP – количественное определение иммунохемилюминесцентным методом (PATHFAST, Япония). PCT – полуколичественное измерение иммунохроматографическим методом (BRAHMS PCT – Q, Германия); CRP – количественное определение: у обожженных больных – иммунохемилюминесцентным методом (AQT-90, Дания), у хирургических пациентов – турбидиметрическим методом (ILab650, Япония).

Результаты и обсуждение

Значения маркеров, полученные у здоровых добровольцев, представлены в табл. 1.
8-t1.jpg
Результаты лабораторных исследований P-SEP и CRP, полученные у пациентов с хирургической инфекцией, представлены в табл. 2.
8-t2.jpg
В начале инфекционного осложнения у пациентов, у которых в дальнейшем развился сепсис с неблагоприятным исходом (n=12), уровень P-SEP в среднем составил (M±m) 1544,92±426,71 пг/мл, что достоверно (p=0,023) выше, чем при благоприятном исходе, – 590,75±270,87 пг/мл. При сепсисе у погибших в дальнейшем пациентов в динамике отмечено достоверное (p=0,035) нарастание уровня до 3827,50±1744,30 пг/мл с эпизодами подъема до 20 000 пг/мл и выше. Наиболее высокие уровни P-SEP (до 22 542 пг/мл) обнаружены у пациентов с сепсисом, оперированных по поводу онкозаболеваний органов брюшной полости. У выживших отмечены снижение и в дальнейшем нормализация уровня
P-SEP, как и уровня CRP, который не имел достоверных отличий: у погибших пациентов он составил 140,88±14,29 мг/л с тенденцией к нарастанию в динамике, у выживших – 144,80±20,70 мг/л с тенденцией к снижению в дальнейшем. Уровень PCT колебался от 0,5 до 2,0 нг/мл у всех пациентов при поступлении их в палату интенсивной терапии (ПИТ) при подозрении на сепсис. У погибших в дальнейшем пациентов в процессе лечения наблюдались периодические подъемы PCT от 0,5 до 10 нг/мл и более, тогда как у выживших выявлено четкое снижение до значений 0,5 нг/мл и менее.
Пациенты с SIRS (n=11) при поступлении в ПИТ имели высокие уровни P-SEP – от 400 до 4516 пг/мл (при альвеококкозе – 10 207 пг/мл), CRP – от 59 до 229 мг/л, PCT – от 0,5 до 10 нг/мл и более. При благоприятном исходе (n=2) все маркеры в динамике имели тенденцию к снижению. При неблагоприятном исходе (n=9) при поступлении в ПИТ уровень P-SEP был в среднем равен 1261,63±482,25 пг/мл, в дальнейшем при мониторинге наблюдали возрастание до 2000,20±495,34 пг/мл. При этом CRP у погибших был в среднем 148,85±15,55 мг/л, а уровень PCT≥0,5 и имел тенденцию к нарастанию до 10 нг/мл и более. Следует отметить, что при остеомиелите с неблагоприятным исходом (n=2) все маркеры имели наиболее высокие уровни: P-SEP 1574, 4516 пг/мл; CRP 184, 229 мг/л; PCT≥10 нг/мл.
В группу с локальным раневым процессом были включены 23 пациента с разными нозологиями, в том числе с критической ишемией нижних конечностей и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Базовый уровень P-SEP в среднем составил 230,81±109,40 пг/мл, максимальное повышение уровня наблюдали до 503,46±80,60 пг/мл со снижением в дальнейшем до референсных значений. На высоте воспаления уровень CRP незначительно отличался от исходных показателей при положительной динамике к снижению в дальнейшем. Значения PCT у пациентов с локальными ранами в процессе лечения были в широком диапазоне концентраций: 0,5 и менее, 0,5 и более, 2,0 и более, 10 нг/мл и более с неуклонным снижением в дальнейшем до 0,5 нг/мл и менее.
Также оценивали маркеры сепсиса у пациентов с ожоговой травмой. Представленные результаты (табл. 3) отражают данные при поступлении пациентов в клинику.
8-t3.jpg
Несмотря на локальность поражения, у пациентов выявлено повышение CRP: 13,68±2,87 мг/л на фоне нормальных значений P-SEP: 21,3±4,3 пг/мл и PCT<0,5 нг/мл. Пострадавшие с SIRS (ИФ≤100) имели системный воспалительный ответ на обширное поражение, что отразилось в повышении CRP: 57,69±5,87 мг/л и P-SEP: 81,3±17,7 пг/мл, при этом PCT оставался в пределах 0,5 нг/мл и более с эпизодами до 2 нг/мл. Наиболее тяжелые больные (ИФ≥100) продемонстрировали резкие отличия в уровне воспалительного ответа на травму: выявлено логичное повышение CRP и P-SEP с периодическими подъемами PCT до 2–10 нг/мл.
При сепсисе с благоприятным исходом отмечен дальнейший рост P-SEP в среднем до 632,3±74,26 пг/мл и PCT (частый тренд к 10 нг/мл), CRP 166±20,86. Наконец, у больных с сепсисом и неблагоприятным в дальнейшем исходом отмечено при поступлении сравнительное снижение P-SEP: 402,66±67,49 пг/мл и CRP: 110,56±24,52 мг/л при cтойком тренде PCT≥10 нг/мл. Учитывая основную функцию CD14 – участие в инициации фагоцитоза, полученные нами результаты отражают активность фагоцитоза.
Дальнейший мониторинг этих больных (табл. 4) демонстрировал подъем P-SEP до 6488,1±1926,97 пг/мл. При этом у выживших пострадавших отмечено менее значительное повышение P-SEP: 2098,0±875,77 пг/мл.
8-t4.jpg
Выявлено также, что у выживших пациентов с пневмонией уровень P-SEP достигал более высоких цифр, чем при отсутствии пневмонии (табл. 5).
8-t5.jpg
Гиперпресепсинемия, особенно при неблагоприятном исходе, по-видимому, отражает системную сверхэкспрессию CD14 с последующей клеточной гибелью.

Выводы

  1. Комплексная диагностика пациентов с исследованием нескольких маркеров воспаления позволяет оценить адаптивность воспалительного ответа тяжести повреждения и прогнозировать угрозу генерализации инфекции. При этом P-SEP и CRP в большей степени, чем PCT, маркеры уровня воспаления.
  2. У хирургических пациентов с инфекционными осложнениями P-SEP является наиболее информативным лабораторным показателем ранней диагностики сепсиса, мониторинга его тяжести и прогнозирования неблагоприятных исходов.
  3. У пациентов с ожоговой травмой базовый уровень P-SEP коррелирует с тяжестью травмы
  4. Мониторинг уровня P-SEP позволяет оценить риск развития инфекционных осложнений (пневмония, сепсис) у тяжелообожженных.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Савельев В.С., Галстян Г.М., Гельфанд Б.Р. и др. Сепсис: определение, этиопатогенез и клинико-диагностическая концепция. В кн.: Сепсис, классификация, клинико-диагностическая концепция, лечение. Под ред. В.С.Савельева, Б.Р.Гельфанда М.: Мед. информ. агентство, 2013; с. 25–53.
2. Синдром системной воспалительной реакции и сепсис. Интенсивная терапия. Национальное руководство. Под ред. Б.Р.Гельфанда, А.И.Салтанова. Т. 2. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009; с. 220–9.
3. Морозов Ю.А. Лабораторная диагностика сепсиса: биологические маркеры. Справочник заведующего КДЛ. 2014; 2: 65–78.
4. Шевченко О.П. Белки острой фазы воспаления. Лаборатория. 1996; 1: 3–7.
5. Sexton PM, Christopoulos G, Christopou-
los A et al. Procalcitonin has bioactivity at calcitonin receptor family complexes: potencial mediator implications in sepsis. Crit Care Med 2008; 36 (950): 1637–40.
6. Yo CH, Hsieh PS, Lee SH et al. Comparison of the test characteristics of procalcitonin to C-reactive protein and leukocytosis for the detection of serious bacterial infections in children presenting with fever without source: a systematic review and meta-analysis. Ann Emerg Med 2012; 60 (5): 591–600.
7. Yaegashi Y, Shirakawa K, Sato N et al. Evalution of a newly identified soluble CD14 subtype as a marker for sepsis. J Infect Chemother 2005; 11: 234–8.
8. Shozushima T, Takahashi G, Matsumoto N. Usefulness of presepsin (sCD14-ST) measurements as a marker for the diagnosis and severity of sepsis that satisfied diagnostic criteria of systemic inflammatory response syndrome. J Infect Chemother 2011; 17 (6): 764–9.
9. Вельков В.В. Пресепсин – новый высокоэффективный биомаркер сепсиса. Клинико-лабораторный консилиум. 2012;
2 (42): 56–62.
10. Vodnik T, Kaljevic G, Tadic T, Majkic-Singh N. Presepsin (sCD14-ST) in preoperative diagnosis of abdominal sepsis. Clin Chem Lab Med 2013; 5: 1–10.
Количество просмотров: 683
Предыдущая статьяВзаимосвязь течения системного воспалительного ответа с характером нутритивной поддержки при видеоэндохирургических операциях у детей с разлитым гнойным перитонитом
Следующая статьяДивертикулярная болезнь двенадцатиперстной кишки, осложненная перфорациями и множественными свищами дигестивного тракта: случай из практики