Что могло сделать Беликова счастливым

Участковый педиатр №05 2016 - Что могло сделать Беликова счастливым

Номера страниц в выпуске:32
Для цитированияСкрыть список
А.Н.Богдан. Что могло сделать Беликова счастливым. Участковый педиатр. 2016; 05: 32
рис 19-1.jpgХоронить таких людей, как Беликов, это большое удовольствие.
Антон Павлович Чехов

Наши пациенты удивительны в своем разнобразии. Их поведение, жалобы заставляют вспоминать книги, прочитанные в ранней молодости, когда мечта стать психиатром еще не зародилась, но что-то необычное в облике героя уже притягивало и будоражило. Еще нет мыслей о болезни, но есть ощущение загадки, которую хочется каким-то образом разгадать. Став профессионалом, ты уже невольно оцениваешь нюансы поведения, поступки, речь, внешний облик человека. Появляются клиническая картина, диагноз, а вслед за ним проскальзывает мысль, а как ему помочь, чем попытаться его лечить. Иногда в облике и характере героя видишь подсматривающего из-за угла автора. Или сравниваешь литературного героя с другими, уже реальными, своими пациентами.
Мысленно открыл любимый томик А.П.Чехова и сразу же наткнулся на хрестоматийный рассказ «Человек в футляре». Теперь уже понимаешь, что заболевание начинается не с жалоб, а с облика человека, его походки, выражения глаз, лица. Вот он, главный герой, «маленький, скрюченный, точно его из дому клещами вытащили». Великий актер Николай Хмелев в старом, 1939 г., фильме Исидора Анненского очень точно изобразил Беликова. Глядя на него, снова всплывают строчки А.П.Чехова: «У рис 19-2.jpgэтого человека наблюдалось постоянное и непреодолимое стремление окружить себя оболочкой, создать себе, так сказать, футляр, который уединил бы его, защитил бы от внешних влияний». Сейчас я понимаю, что именно так проявляется депрессия. Она и в субъективных ощущениях, переживаниях больных, и в их внешнем виде, высказываниях, поведении.
Стремление отгородиться от внешнего мира. Все представляется чужим и враждебным. Нет покоя ни днем, ни ночью. «Ложась спать, он укрывался с головой; было жарко, душно, в закрытые двери стучался ветер, в печке гудело; слышались вздохи из кухни, вздохи зловещие… И ему было страшно под одеялом».
Беспричинное беспокойство и озабоченность по поводу и без: «Он очень волновался и все говорил, как бы чего не вышло». Теперь все становится понятным. Пора определить диагноз: тревожная депрессия. Вновь не могу обойтись без любимого текста. «Действительность раздражала его, пугала, держала в постоянной тревоге, и, быть может, для того, чтобы оправдать эту свою робость, свое отвращение к настоящему, он всегда хвалил прошлое и то, чего никогда не было; и древние языки, которые он преподавал, были для него, в сущности, те же калоши и зонтик, куда он прятался от действительной жизни». По всему видно, что болезнь возникла не сегодня и не вчера, а очень давно. Была тревожная личность, никто не помог, не обратил внимания. Мальчик рос, отдалялся от сверстников, а сверстники отдалялись от него. рис 19-3.jpg«Своими вздохами, нытьем, своими темными очками на бледном, маленьком лице, – знаете, маленьком лице, как у хорька, – он давил нас всех». Так отзывались о нем коллеги и знакомые. Иногда хотелось с кем-нибудь поделиться, поискать сочувственный взгляд, услышать хоть какое-то слово. «Я к вам пришел, чтоб облегчить душу. Мне очень, очень тяжело». Это уже не только всепоглощающая тревога, но и витальная тоска.
Нашлись добрые люди и подсказали ему жениться. Вот и невеста! Казалось бы, что ситуация разрешится, уныние отступит. Однако «решение жениться подействовало на него как-то болезненно, он похудел, побледнел и, казалось, еще глубже ушел в свой футляр». Любые возможные перемены только ухудшали его состояние. Организм не выдержал, и во всю силу проявились соматовегетативные расстройства. «Беликов из зеленого стал белым и точно оцепенел». Депрессия нарастала. Чувство безвыходности ситуации, мучительная тоска и тревога определяют содержание его мыслей и поведение, его самооценку. Происходит торможение психических функций и моторики. «Вернувшись к себе домой, он прежде всего убрал со стола портрет, а потом лег и уже больше не вставал». «Он лежал под пологом, укрытый одеялом, и молчал; спросишь его, а он только да или нет – и больше ни звука». Скорее всего произошла трансформация тревожной депрессии в тоскливую депрессию срис 19-4.jpg витальной тоской и психомоторной заторможенностью. Трудная жизнь и ужасный конец. Однако могло ли быть по-иному?
Попытаемся помочь Беликову. Главное в профессии врача – это правильный диагноз. Если есть диагноз, то выбрать тактику лечения, необходимые препараты уже проще.
Беликову-пациенту показан современный антидепрессант нового поколения, не ухудшающий качество жизни больного. Наша задача состоит в том, чтобы значительно снизить внутреннее напряжение у пациента, постепенно ликвидируя тревогу. Параллельно с этим улучшается настроение, исчезают психосоматические симптомы, нормализуется сон. Уже через неделю Беликов выйдет из своей квартиры, все негативные мысли о себе, своей судьбе померкнут, Варенька вновь появится в его жизни.
Психосоматические взаимодействия у Беликова могли проявиться подъемом артериального давления на фоне тревоги. Учитывая масштаб соматовегетативных расстройств у нашего героя, вполне можно предположить возникновение гипертонических кризов, появление головной боли и головокружения. Фармакологическая коррекция и мягкое снижение артериального давления, исчезновение головной боли способствуют оптимистическому взгляду на свое заболевание и свое будущее. 
Мне видится другой конец этой истории. Варенька и наш герой идут под венец, держась за руки. Они улыбаются… Помочь такому больному, как Беликов, несравнимо большее удовольствие, чем его похороны. Однако это уже не Чехов.
Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 115
Предыдущая статьяМладенческие кишечные колики в практике участкового врача-педиатра
Следующая статьяВозможности препарата Вибуркол® в педиатрии