К 85-летию кафедры педиатрии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России. Семья Сперанских

Участковый педиатр №06 2016 - К 85-летию кафедры педиатрии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России. Семья Сперанских

Номера страниц в выпуске:3-4
Для цитированияСкрыть список
К 85-летию кафедры педиатрии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России. Семья Сперанских . Участковый педиатр. 2016; 06: 3-4
рис 3-1.jpgВ России фамилию Сперанский носили, как правило, лица духовного происхождения, и ее основой был латинский глагол spero – надеяться. 
Дед Георгия Несторовича Сперанского – Михаил Алексеевич – был священником в церкви Св. Ермолая на Садовой-Кудринской улице в Москве. Нестор Михайлович (1827–1913), отец Георгия Несторовича, карьере священника предпочел карьеру военного врача, принял участие в Севастопольской кампании 1853–1856 гг. 
После рождения в Москве, в 1873 г. 19 февраля, третьего ребенка – Георгия, семья Н.М.Сперанского переехала в город Кашин Тверской губернии, а через два года в Тверь. Георгий Сперанский начал учебу в Твери, где проучился до третьего класса, а в 1885 г. (после перевода отца в Москву) продолжил обучение в 5-й мужской гимназии, где подружился с братьями Филатовыми – Николаем и Всеволодом. Их отец, известный детский врач Нил Федорович Филатов (1846–1902), оказал большое влияние на выбор профессии Георгия: он решил стать педиатром и поступил на медицинский факультет Московского университета. 
Во время студенчества Георгий Несторович не только увлеченно учился, но и участвовал в устройстве площадок для игр на открытом воздухе для детей ремесленников и рабочих на Девичьем поле (зимой – каток, в летнее время – теннисные корты, одни из первых в Москве), работал помощником казначея XII Международного съезда врачей (1897 г.). Летом он подрабатывал репетиторством в семьях богатых людей, занимаясь математикой с их детьми. А жажда овладевать на практике профессией врача привела его, студента последнего курса, в Сухаревскую больницу, где он замещал земского врача. 
рис 3-2.jpgЗнакомство с семьей Филатовых было поистине судьбоносным в жизни Георгия Несторовича. Пример доктора Филатова всецело утвердил его в желании стать детским врачом. В стенах дома Филатовых он познакомился со своей будущей женой, племянницей Нила Федоровича – Лизой Филатовой, с которой обвенчался после окончания университета в 1898 г. и прожил в полном согласии шестьдесят лет. Елизавета Петровна родила ему двоих сыновей и двух дочерей и всю их нелегкую жизнь была его главным другом и помощником.
Лизанька Филатова была тепло принята в семье дяди и стала своей в кругу молодежи, собиравшейся в доме. О многотрудной жизни врача она знала не понаслышке, ведь ее отец работал в Пензенской губернии земским доктором и успешно занимался частной практикой. К 18 годам Лиза уже окончила Московский Елисаветинский институт для благородных девиц и готова была стать учительницей, но встреча с Георгием перевернула ее жизнь. Свадьба состоялась через три года с момента их встречи; еще через год у них родилась дочь Катюша. 
Молодой отец к этому времени был молодым врачом, ординатором в клинике детских болезней – Хлудовской больнице (ныне Университетская детская клиническая больница Первого МГМУ им И.М.Сеченова), которой в то время руководил Н.Ф.Филатов. Работа рядом с замечательным клиницистом, каким был Нил Федорович, была великолепной школой для начинающего доктора, но, к сожалению, продолжалась недолго. Нил Федорович Филатов скончался в 1902 г. от инсульта. 
рис 3-3.jpgПосле окончания ординатуры Георгий Сперанский был оставлен в клинике сверхштатным ассистентом, т.е. работал бесплатно. Параллельно он работал школьным врачом в Александро-Мариинском институте благородных девиц (на Пречистенке), занимался частной практикой, консультировал новорожденных в акушерской клинике профессора Н.М.Побединского. Все это позволяло ему содержать семью, ведь в 1903 г. родился второй ребенок – сын Николай, а также накопить некоторую сумму денег, необходимую для поездки за границу. И в 1904 г. он впервые отправляется в Берлин, где слушает лекции известного немецкого педиатра Хойбнера (Heubner), знакомится с работой детских клиник Вены и Будапешта. 
После возвращения Георгий Несторович – уже известный в Москве детский врач и отец все растущего семейства (в 1906 г. родился сын Сергей); он покупает у графа Головина участок земли в 60 км от Москвы в поселке Деденево на станции Влахернская (ныне Турист) Савеловской железной дороги и строит там двухэтажную деревянную дачу, в которой семья Сперанских стала проводить каждое лето. Любимая дача, участок земли размером около полутора гектаров, всегда была центром притяжения всей семьи. Постоянно жил на даче старший брат Георгия Несторовича, известный филолог, закоренелый холостяк Михаил Сперанский (он был репрессирован в 1934 г.). Приезжал летом из Одессы и брат Елизаветы Петровны, в те годы начинающий офтальмолог, Владимир Филатов. Хозяева и гости совершали прогулки по живописным окрестностям, купались в реке Икше, устраивали веселые маскарады в Головинском парке. Любили ходить за грибами, которых в соседних лесах было видимо-невидимо. Порой на обратном пути приходилось нанимать подводу для грибных корзин... Сперанские на дачном участке устроили большой теннисный корт, который посещали все соседские дачники. Зимой корт превращался в каток. В зимние воскресные дни братья Сперанские отправлялись на лыжную прогулку, а в ветреную погоду катались на лыжах под парусом. Братья Сперанские были и заядлыми огородниками. На даче хранился целый арсенал садовых инструментов, из Германии были выписаны ручной плуг и борона фирмы Planet. 
В 1907 г. Сперанский получил постоянное место врача-консультанта по детским болезням в роддоме имени А.А.Абрикосовой (затем – акушерская клиника Высших женских курсов), организовав на его базе первую в Москве консультацию для новорожденных и детей раннего возраста. Ему удалось 2 ноября 1910 г. на благотворительные средства открыть на Малой Дмитровке небольшую лечебницу для больных детей от рождения до 2 лет – это был первый в России стационар для таких маленьких пациентов. В том же 1910 г. на Арбатской площади на благотворительные средства помещика Вышеславцева врачом Я.Ф.Жорно была организована центральная молочная кухня «Детское питание» Московского общества борьбы с детской смертностью, и Сперанский, побывавший там в 1913 г., использовал основные правила устройства детской кухни для пропаганды правильного вскармливания младенцев. 
Елизавета Петровна много помогала мужу в его общественной деятельности. Когда он открыл Дом грудного ребенка на Пресне, она наладила работу яслей при Прохоровской фабрике, организовала несколько благотворительных базаров, выручка от которых шла на нужды этой лечебницы. В те же годы Сперанский принимает активное участие в работе Московского общества детских врачей, Московского общества борьбы с детской смертностью, несмотря на большой объем бесплатной работы в Доме грудного ребенка и необходимость заниматься частной практикой. 
Внимание Георгия Несторовича было приковано именно к детям раннего возраста, ведь в то время детей до года из-за высокой смертности среди них в детские больницы не принимали. Снижение этих ужасающих показателей стало самой важной проблемой для Сперанского, и ее решением он занимался всю жизнь. С целью повышения знаний и образования врачей-педиатров в вопросах изучения причин высокой заболеваемости детей грудного и раннего возраста в 1914 г. он основал журнал научных работ «Материалы по изучению детей раннего возраста». Кстати сказать, в свое время Георгий Несторович вылечил от тяжелой формы так называемой токсической диспепсии дочь Василия Ивановича Сытина, отец которого – Иван Дмитриевич – был владельцем крупнейшего книгоиздательства. Издание журнала происходило в типографии И.Д.Сытина (вплоть до ее закрытия в 1917 г.) бесплатно – в счет помощи лечебнице. В первые годы советской власти журнал не издавался, но в 1922 г., по настоянию Георгия Несторовича, Наркомздрав РСФСР возобновил выпуск журнала. 
В годы Первой мировой войны Дом грудного ребенка превратился в больницу для сирот и беженцев, которых привозили с вокзалов. Трагедии 1914–1916 гг. непосредственно не коснулись семьи Сперанских, хотя Георгий Несторович стал работать в госпитале для раненых. В 1915 г. в семье появился еще один ребенок – дочь Наталья, или Наля, как звали ее близкие. 
В годы же Октябрьского переворота и последовавшей за ним Гражданской войны Сперанские хлебнули лиха сполна. В 1918 г., спасаясь от голода и неустроенности, Георгий Несторович с семьей переехал из Москвы сначала в Ялту, где был вынужден работать холодным сапожником на набережной, а потом – в Одессу к брату Елизаветы Петровны, Владимиру Петровичу Филатову, который перед Первой мировой войной обосновался в этом городе и к тому времени стал известным специалистом по глазным болезням. Жизнь была очень голодной и трудной. В это время Сперанские потеряли двоих своих старших детей: сначала 16-летний гимназист Николай попал в облаву и был расстрелян большевиками, а затем 19-летняя красавица Екатерина уехала с рыбаками-контрабандистами в Константинополь за продуктами и пропала. Екатерина смогла связаться со своими родителями и сообщить, что жива, только в 1921 г., к этому времени она вышла замуж за шотландского аристократа. Она приехала к своей матери в Москву рожать второго сына, после чего снова уехала в Англию и лишь один раз до войны вновь смогла посетить Россию.
В Москву Сперанские вернулись в 1921 г. с двумя младшими детьми – Сергеем и Налей. В 1923 г. Сперанский становится директором первого в нашей стране Института охраны матери и ребенка, в последующем Института педиатрии РАМН, а вскоре и главным консультантом кремлевской больницы, так называемого «лечсанупра Кремля», и лечит детей всех кремлевских небожителей.
По ходатайству наркома здравоохранения Н.А.Семашко Сперанским была возвращена дача, правда, уже без прилежащего участка. И вновь началась дачная жизнь с визитами старых и новых друзей, многие из которых были весьма известными в Советской России.
Сперанский организует Всесоюзное общество детских врачей, председателем которого он был почти всю жизнь. В 1923 г. ему было присвоено звание профессора, в 1937 г. – звание заслуженного деятеля науки РСФСР. Георгий Несторович постоянно занимался общественной деятельностью, являясь в течение многих лет членом Президиума Ученого совета Минздрава (1923–1963), Высшей аттестационной комиссии, Мосгорсовета, Молотовского райисполкома, и это помимо своих основных обязанностей директора Института педиатрии, заведующего кафедрой, главного редактора журнала «Педиатрия». 
Подросли дети. Семья понемногу увеличивалась. Сын Сергей стал инженером и привел в семью очаровательную черноглазую Киру, дочь известного хирурга Петра Ивановича Постникова, до революции совладельца довольно популярной в Москве частной лечебницы Постникова и Сумарокова. Кира Петровна прекрасно играла в теннис и вообще была заводилой среди молодежи, организовывая дальние прогулки и походы за грибами, в которых принимали участие и старшие Сперанские. В 1933 г. у Сергея и Киры родилась дочь Марина, все детство которой прошло на даче в Туристе. Младшая дочь Сперанских Наля была очень сильной теннисисткой, играла по первому разряду и даже завоевывала призы на профсоюзных соревнованиях. Она вышла замуж за высокого красивого атлета, архитектора Адриана Овчинникова, мастера спорта, одного из сильнейших горнолыжников страны. Незадолго до войны, в декабре 1937 г., у них родился сын, которого сразу привезли на дачу, где он и сделал свои первые шаги по теннисному корту, как и все дети и внуки Сперанских.
Начало Великой Отечественной войны Сперанские встретили на даче. Сперва казалось, что немцы не дойдут до Москвы. Но уже к концу июля 41-го до обитателей Туриста стали доноситься звуки отдаленной артиллерийской канонады, а в небе появлялись немецкие бомбардировщики, пролетавшие бомбить Москву. Стало ясно, что надо срочно уезжать. К тому времени молодые мужчины семьи Сперанских уже были мобилизованы в армию: муж Нали, окончив авиационное училище, стал летчиком, а сын Сергей был мобилизован в инженерные войска. 
Сперанский получил назначение в г. Молотов (Пермь), и в сентябре 41-го вместе с женой, детьми и племянниками (иждивенцев было 6 человек) уехал на поезде до Горького, а потом на барже вниз по Волге и Каме. Жизнь в Молотове была очень тяжелой. Весной 1942 г. заболели пневмонией Елизавета Петровна и Наля. «Я думал, что потеряю Лизу, очень истощенную и ослабленную предыдущей жизнью. Но, по счастью, все обошлось благополучно… благодаря сульфидину», – писал Сперанский. В октябре 1942 г. Сперанские вернулись в Москву. 
Дача Сперанских пережила войну, сохранилась. Немецкие войска лишь немного не дошли до Туриста. Линия фронта находилась всего в двух километрах, и с крыши дома были видны передовые позиции немцев. По участку прошел противотанковый ров и было выкопано два ряда траншей. В доме размещался штаб полка, оборонявшего передовые позиции Красной армии. 
Рассказывают, что во время известного «дела врачей» Сперанский единственный выступил в защиту профессора Вовси, когда на общем собрании Академии наук того исключали из академиков. Кто-то позвонил бабушке и сказал, чтобы она собирала деду вещи, так как он обязательно будет арестован. Елизавета Петровна тут же набрала номер телефона жены Берии, внуков которого Сперанский постоянно лечил, и рассказала ей о сложившейся ситуации. Георгий Несторович вернулся домой. 
С 1932 по 1962 гг. Г.Н.Сперанский заведовал кафедрой болезней детей раннего возраста (кафедра педиатрии) Центрального института усовершенствования врачей; в 1938–1962 гг. был председателем Всесоюзного общества детских врачей. В 1952 г. он стал членом Патронажного комитета Международной конференции в защиту детей, почетным членом Чехословацкого медицинского общества им. Я.Пуркине (1959 г.) и обществ детских врачей Польши и Болгарии, с 1966 г. руководил группой и лабораторией по изучению утомления и работоспособности школьников Института гигиены детей и подростков Министерства здравоохранения СССР.
В 1948 г. Сперанские вместе со всей семьей и друзьями отпраздновали золотую свадьбу в квартире на ул. Чкалова. В начале 50-х Сперанские несколько лет подряд проводили летние месяцы на Рижском взморье в санатории в Лиелупе. Каждый раз брали с собой внуков. Иногда приезжал Сергей Филатов, собиралась почти вся семья – «колхоз Сперанского».
Г.Н.Сперанский является автором свыше 200 научных медицинских статей. Его основные труды посвящены проблемам до- и послеродовой профилактики, физиологии и патологии раннего детского возраста, вскармливанию, вопросам ухода, закаливания и воспитания ребенка. Он написал несколько книг, адресованных широкому кругу читателей и неоднократно переиздававшихся в Советском Союзе и за границей («Азбука матери», «Мать и дитя» и др.). Г.Н.Сперанский внес огромный вклад в организацию неонатологической службы в стране, в развитие учения о новорожденном ребенке. Под его руководством разрабатывались такие проблемы, как сепсис новорожденных, болезни органов дыхания, желудочно-кишечного тракта, рахит, экссудативный (аллергический) диатез и гнойные заболевания кожи.
Георгий Несторович Сперанский умер 14 января 1969 г. в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище. Умер он в возрасте 96 лет, пережив трех царей и четырех коммунистических лидеров, четыре войны и три революции, репрессии тридцатых и оттепель шестидесятых...
Все, кто сталкивался с Георгием Несторовичем – коллеги по работе, родители пациентов, государственные чиновники, – испытывали к нему чувство глубочайшего уважения. Его любили прежде всего за человечность и обаяние, за внимание и теплоту, стремление помочь каждому, кто в этом нуждался. 
Список исп. литературыСкрыть список
В избранное 0
Количество просмотров: 291
Предыдущая статьяИстория Московского общества детских врачей
Следующая статьяПрактикум по комбинации антигомотоксических препаратов при острых респираторных инфекциях