Влияние кишечной микробиоты на иммунную систему ребенка в первую тысячу дней жизни и возможности пробиотической коррекции

Педиатрия №02 2018 - Влияние кишечной микробиоты на иммунную систему ребенка в первую тысячу дней жизни и возможности пробиотической коррекции

Номера страниц в выпуске:43-46
Для цитированияСкрыть список
А.С.Якушин1,2, М.Ю.Денисов2. Влияние кишечной микробиоты на иммунную систему ребенка в первую тысячу дней жизни и возможности пробиотической коррекции. Consilium Medicum. Педиатрия. (Прил.) 2018; 2: 43-46
В обзоре представлены современные представления о механизмах становления кишечной микробиоты у плода и младенцев в первую тысячу дней жизни. Научные исследования демонстрируют многообразие факторов становления первичной микробиоты, роли тех или иных материнских и средовых факторов. Показана важная роль пробиотической поддержки как матери, так и ребенка в первые годы жизни с целью профилактики иммунозависимых заболеваний.
Ключевые слова: плод, ребенок, кишечная микробиота, вскармливание, пробиотики.
Для цитирования: Якушин А.С., Денисов М.Ю. Влияние кишечной микробиоты на иммунную систему ребенка в первую тысячу дней жизни и возможности пробиотической коррекции. Педиатрия (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2018; 2: 43–46. DOI: 10.26442/2413-8460_2018.2.43-46


Influence of intestinal microbiota on the immune system of the child 
in the first thousand days of life and the possibility of probiotic correction

A.S.Yakushin1,2, M.Yu.Denisov2
1Family Medicine Center. 630090, Russian Federation, Novosibirsk, ul. Pirogova, d. 25/4;
2Novosibirsk National Research State University. 630090, Russian Federation, Novosibirsk, ul. Pirogova, d. 1
mi.den@mail.ru

Influence of the intestinal microbiota on the immune system of the child in the first thousand days life and the possibility of probiotic correction The review presents modern ideas about the mechanisms of formation intestinal microbiota in the fetus and infants in the first thousand days of life. Scientific research demonstrates the diversity of factors in the development of primary microbiota, the role of various maternal and environmental factors. An important role is shown probiotic support of both mother and child in the first years of life with the aim of prophylaxis of immunodeficient diseases.
Key words: fetus, child, intestinal microbiota, feeding, probiotics.
For citation: Yakushin A.S., Denisov M.Yu. Influence of intestinal microbiota on the immune system of the child in the first thousand days of life and the possibility of probiotic correction. Pediatrics (Suppl. Consilium Medicum). 2018; 2: 43–46. DOI: 10.26442/2413-8460_2018.2.43-46 


Результаты научных исследований, проводимых в последние годы, продолжают расширять представления о концепции «первых тысячи дней жизни». Согласно данной теории, в период от начала беременности и заканчивая вторым годом жизни закладываются основы здоровья человека. Определяется значительное влияние кишечной микробиоты на каждом из этапов становления метаболической, нервной, иммунной и других систем организма. Особое внимание в научных исследованиях уделяется взаимодействию кишечной микробиоты и иммунной системы организма. Патологические отклонения в составе кишечной микробиоты отрицательно сказываются на процессах формирования толерантности к пищевым антигенам и антигенам облигатных микроорганизмов, что предрасполагает к развитию разных иммунозависимых заболеваний – аллергии, неспецифических воспалительных заболеваний кишечника, повышает восприимчивость к кишечным инфекциям.
Подавляющее большинство исследователей единогласны в мнении, что «программирование» иммунной системы кишечной микробиотой начинается с внутриутробного этапа. Уже со II триместра беременности в кишечнике плода можно обнаружить Toll-подобные рецепторы TLR2 и TLR4, распознающие липополисахариды клеточной стенки бактерий, и инвариантные Т-клетки, связанные со слизистой оболочкой, реагирующие на метаболиты микроорганизмов [1, 2]. С помощью этих механизмов, а также других рецепторных систем микроорганизмы способны взаимодействовать с иммунной системой плода.
Согласно результатам молекулярно-генетических исследований мекония, плаценты и амниотической жидкости, проведенных в последние 3–5 лет, плод и его окружение признаны нестерильными. В образцах мекония доношенных детей обнаружены представители Bifidobacterium, Enterobacteriaceae, Enterococcaceae, Staphylococcus [3, 4]. Видовой состав микроорганизмов мекония обладает сходством с микробиотой плаценты и амниотической жидкости [5, 6]. Однако внутриутробный процесс бактериальной колонизации остается малоизученным. Исследователи дискутируют о методах и предварительных результатах изучения микробиоты плода: единство во мнениях продолжает вырабатываться и, к сожалению, далеко от своего разрешения.
Согласно результатам молекулярно-генетических исследований различных ниш матери и плода, выявлены основные источники кишечной микробиоты плода – это влагалище, полость рта и кишечник беременной женщины. Результаты сравнения состава микробиоты плаценты с микробиотой кишечника, полости рта и влагалища матери показали наибольшее сходство именно с микробиотой полости рта [7–9].
Патологические отклонения в ходе формирования состава микробиоты плода способны привести к нарушению функционирования иммунной системы плода и матери. Обнаружено, что представители родов Enterobacter, Enterococcus, Lactobacillus, Photorhabdus и Tannerella чаще выявлялись в первородном кале недоношенных детей, что позволяет, с нашей точки зрения, связать преждевременные роды с нарушениями формирования микробиоты во время внутриутробного периода [10]. Предположительно, специфические типы бактерий способны стимулировать выделение провоспалительных цитокинов, простагландинов и матричных металлопротеиназ, что приводит к ускоренному, но несовершенному созреванию шейки матки, разрыву мембраны, сокращению органа и преждевременным родам [5, 11].
Кроме того, повышенный риск неонатального сепсиса коррелирует с низким видовым разнообразием в образцах мекония и доминированием видов, принадлежащих к Proteobacteria и Firmicutes [12]. Обнаружены отдаленные последствия взаимодействия между микробиотой плода и иммунной системой. Например, у детей, страдающих аллергической патологией на первом году жизни, во внутриутробном периоде в образцах мекония чаще доминировали представители родов Leuconostoc, Enterococcus, Lactococcus, Streptococcus и Staphylococcus и семейства Enterobacteriaceae [13]. Также обнаружена значительная связь между возникновением респираторных заболеваний в течение первого года жизни и наличием Leuconostocaceae, Enterococcaceae и Streptococcaceae в меконии [14].
В контексте обсуждаемых первых тысячи дней развития человека со стороны матери и ее окружения в пренатальном периоде выявлено большое количество различных факторов риска патологического развития кишечной микробиоты. Так, антибиотикотерапия, проводимая в отношении матери в течение года до наступления и во время беременности, пассивное и активное табакокурение, рецидивирование хронических очагов инфекции, избыточная масса тела будущей матери и даже повышенная прибавка массы в течение беременности способны негативно влиять на кишечную микробиоту и будущее состояние иммунной системы ребенка [15–17].
Также исследуются возможности успешного воздействия на кишечную микробиоту в дородовом периоде. Например, более низкие показатели иммуно-глобулина E к пищевым аллергенам наблюдали у детей, рожденных матерями, принимавшими Lactobacillus reuteri на поздних сроках беременности [18]. В другом, более длительном рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании беременным назначался Lactobacillus rhamnosus GG в течение 4 нед перед ожидаемыми родами и в течение 6 мес после родов. В этом исследовании показано, что практически в 1/2 случаев снижалась частота развития атопии у детей с наследственной отягощенностью [19]. Исследования профилактического использования пробиотиков в пренатальный период продолжаются, однако недостаточное количество данных в научной литературе не позволяет рекомендовать широкое превентивное применение пробиотиков во время беременности. Данный вопрос требует дальнейших клинических наблюдений и тщательной оценки.
Определены и изучены неблагоприятные факторы формирования патологической микробиоты в постнатальном периоде. В первую очередь, значительную роль играет способ родоразрешения. Общеизвестно, что физиологичным по отношению к кишечной микробиоте ребенка является рождение через естественные родовые пути. Родоразрешение путем кесарева сечения лишает ребенка незаменимых в становлении собственной микробиоты микроорганизмов половых путей матери. Отсутствие в составе кишечной микробиоты ребенка доминирующих вагинальных микроорганизмов позволяет занять место в кишечнике младенца представителям микробиоты кожи матери и окружающей среды [20]. У новорожденных, рожденных путем кесарева сечения, наблюдали повышенный риск развития астмы, сахарного диабета типа 1 и глютеновой энтеропатии [21–23]. Патологические отклонения в равновесии Th1- и Th2-систем связывают с нарушением физиологичной этапности развития кишечной микробиоты и такими изменениям в составе, как низкое видовое разнообразие и повышенное содержание представителей клостридий [24].
Поскольку родоразрешение путем кесарева сечения нарушает процесс естественного становления кишечной микробиоты, N.Mueller и соавт. [25] рекомендуют изменить протоколы проведения кесарева сечения. С целью восстановления последовательности заселения микробиоты кишечника авторы предлагают исследовать эффективность перорального введения новорожденному вагинального содержимого матери. В связи с влиянием антибиотикотерапии у новорожденных на развитие астмы и аллергии в старшем возрасте планируется пересмотреть стратегию антибиотикотерапии при проведении кесарева сечения – при наличии должной возможности вводить антибиотики после пересечения пуповины [25, 26]. Показано, что применение антибиотикотерапии в постнатальном периоде приводит к уменьшению количества Bacteroides и увеличению представителей класса Clostridia в составе кишечной микробиоты младенца [27]. Аналогично неблагоприятным образом сказывается антибиотикотерапия в отношении кормящих матерей в послеродовом периоде на микробиоту грудного молока – основного источника становления микробного окружения кишечника младенца. При этом уменьшается количество бифидобактерий и лактобактерий в грудном молоке, как следствие увеличивается относительное содержание Clostridium difficile и Enterococcus в кишечнике ребенка [28, 29].
С другой стороны, наиболее благоприятным фактором формирования здоровой кишечной микробиоты ребенка является материнское молоко, содержащее достаточное количество естественных пребиотических компонентов и должное разнообразие бактерий. Исключительное грудное вскармливание в течение первых 6 мес позволяет во многом нивелировать даже негативное влияние на кишечную микробиоту детей антибиотикотерапии, проводимой в отношении матери [30]. Показано, что у новорожденных, рожденных путем кесарева сечения, находящихся на вскармливании материнским молоком, состав фекальной микробиоты, особенно количество Bifidobacterium, восстанавливался быстрее, чем у детей с искусственным вариантом вскармливания [31].
Кишечная микробиота младенцев на грудном вскармливании принципиально отличается по составу от микробиоты детей, получающих молочную смесь. Во многих исследованиях сообщалось, что вскармливание материнским молоком сочетается с более высоким содержанием представителей Actinobacteria и меньшим количеством Firmicutes, чем у младенцев на искусственном вскармливании [32–34]. У лиц, получающих исключительно молоко матери, удельный вес представителей Bifidobacterium в составе микробиоты может достигать 70% [35]. Часть отличий в составе определены на уровне видов, например, Bifidobacterium longum и Bifidobacterium breve являются доминирующими видами у младенцев на грудном вскармливании, тогда как у детей, питающихся молочными смесями, преобладают Bifidobacterium adolescentis, характерные в большей степени для взрослых [36–38].
Значительное влияние на кишечную микробиоту грудного молока, сохраняющегося в рационе питания ребенка раннего возраста, продолжается на втором году жизни, что демонстрируется рядом исследований. В первую очередь сдвиг состава в сторону более зрелой микробиоты связывают с прекращением грудного вскармливания, а не с введением дополнительных пищевых продуктов [39, 40]. Изменение микробиоты на фоне введения прикормов зависит от того, на каком виде вскармливания находился ребенок раннее. Например, состав кишечной микробиоты у детей на грудном вскармливании в большей степени похож на микробиоту детей с наличием материнского молока и прикормов в рационе, чем на микробиоту детей на искусственном вскармливании [34]. После завершения грудного вскармливания ребенка в возрасте старше года и при доминировании в рационе питания в этот период твердой пищи (каши, овощи, мясо и др.) динамически происходят изменения микробиоты, связанные с перевариванием углеводов, белков, жиров, пищевых волокон и других компонентов [34, 41, 42]. В итоге характерная для взрослых кишечная микробиота формируется у детей к окончанию первой тысячи дней жизни [38], формируя «микробное ядро», свойственное каждому отдельному индивидууму.
По результатам проспективных исследований выявлено наличие корреляции между патологическими изменениями состава кишечной микробиоты детей грудного возраста и возникновением патологии иммунологического характера в старшем возрасте. Степень разнообразия состава кишечной микробиоты, а также присутствие определенных штаммов бактерий влияют на формирование толерантности иммунной системы [43]. Общая низкая степень разнообразия состава кишечной микробиоты коррелирует с развитием аллергии, в том числе атопического дерматита, экземы, астмы в старшем возрасте [44–46]. Вероятно, в формировании физиологического ответа иммунной системы ключевую роль могут играть определенные виды бактерий за счет специфических свойств. Избыточное количество C. difficile либо низкие концентрации бифидо- и/или лактобактерий в составе кишечной микробиоты в раннем возрасте определены как факторы риска формирования аллергии в будущие годы [47, 48]. В связи с выявленными ассоциациями между патологическим отклонением кишечной микробиоты в период первой тысячи дней жизни и развитием патологии иммунной системы в старшем возрасте представляется целесообразным профилактическое использование пробиотических средств или компонентов питания, обладающих известной доказательной базой.
Наличие исследований об эффективности приема пробиотиков позволяет провести предварительную оценку целесообразности некоторых пробиотических штаммов по отношению к иммунной системе. Статистически значимый результат в предотвращении и эффективности излечения от инфекционной диареи продемонстрировали LGG, L. reuteri, Bifidobacterium lactis и некоторые другие штаммы [49, 50]. Наиболее клинически ценный эффект в профилактике формирования некротического язвенного энтероколита проявили B. breve, Lactobacillus acidophilus и Lactobacillus reuteri DSM 17938 [51–53]. Для указанных пробиотиков описаны следующие механизмы действия: усиление слизисто-иммунного барьера, предотвращающего миграцию бактерий и их продуктов через слой слизистой оболочки кишечника, конкурентное подавление потенциальных патогенных агентов, модификация реакции хозяина на микробные продукты, увеличение синтеза иммуноглобулина A специфическими клетками слизистой оболочки и рядом типичных штаммов кишечной микробиоты [54–56]. Поэтому ряд пробиотических средств с доказанными свойствами бактерий (L. rhamnosus, Streptococcus thermophilus, B. bifidum, Bifidobacterium longum и т.д.) используются в медицинской практике с лечебно-профилактической целью. Одними из таких средств являются синбиотики Максилак® и Максилак® Бэби, включающие композицию из 9 штаммов известных пробиотиков в концентрации 109 КОЕ (в том числе LGG, B. longum, B. bifidum) и пребиотический компонент. Специальная технология производства позволяет хранить продукт без использования холодильника, а также защищает пробиотик от агрессивного воздействия желудочного сока, желчных кислот и ферментов поджелудочной железы, что способствует максимальной концентрации биологически активных бактерий в кишечнике. 
30.jpg 
Однако подлежат дальнейшему тщательному изучению как положительные, так и отрицательные эффекты применения пробиотиков у младенцев и детей раннего возраста для профилактики инфекционных, аллергических, воспалительных заболеваний кишечника и других патологических состояний иммунной системы. Современный подход к использованию пробиотических препаратов в течение первой тысячи дней жизни требует выявления факторов риска развития патологии, своевременности использования пробиотиков и уточнения доказательной базы для каждого выбранного штамма или их композиции.


Сведения об авторах
Якушин Андрей Сергеевич – врач ООО «Центр семейной медицины», ассистент каф. акушерства и гинекологии Института медицины и психологии ФГАОУ ВО НГУ. E-mail: a.yakuschin@gmail.com
Денисов Михаил Юрьевич – д-р мед. наук, проф. каф. акушерства и гинекологии Института медицины и психологии ФГАОУ ВО НГУ. 
E-mail: mi.den@mail.ru
Список исп. литературыСкрыть список
Литература/References
1. Fusunyan R, Nanthakumar N, Baldeon M, Walker W. Evidence for an innate immune response in the immature human intestine: toll-like receptors on fetal enterocytes. Pediatr Res 2001; 49 (4): 589–93.
2. Leeansyah E, Loh L, Nixon D, Sandberg J. Acquisition of innate-like microbial reactivity in mucosal tissues during human fetal MAIT-cell development. Nat Commun 2014; 5: 3143.
3. Jiménez E, Marín M, Martín R et al. Is meconium from healthy newborns actually sterile? Res Microbiol 2008; 159 (3): 187–93.
4. Hu J, Nomura Y, Bashir A et al. Diversified Microbiota of Meconium Is Affected by Maternal Diabetes Status. PLoS ONE 2013; 8 (11): e78257.
5. Ardissone A, de la Cruz D, Davis-Richardson A et al. Meconium Microbiome Analysis Identifies Bacteria Correlated with Premature Birth. PLoS ONE 2014; 9 (3): e90784.
6. Collado M, Rautava S, Aakko J et al. Human gut colonisation may be initiated in utero by distinct microbial communities in the placenta and amniotic fluid. Sci Rep 2016; 6 (1).
7. Onderdonk A, Hecht J, McElrath T et al. Colonization of second-trimester placenta parenchyma. Am J Obst Gynecol 2008; 199 (1): 52.
8. Aagaard K, Ma J, Antony K et al. The Placenta Harbors a Unique Microbiome. Sci Translational Med 2014; 6 (237): 237.
9. Pal C, Bengtsson-Palme J, Kristiansson E, Larsson D. The structure and diversity of human, animal and environmental resistomes. Microbiome 2016; 4 (1).
10. Shiozaki A, Yoneda S, Yoneda N et al. Intestinal Microbiota is Different in Women with Preterm Birth: Results from Terminal Restriction Fragment Length Polymorphism Analysis. PLoS ONE 2014; 9 (11): e111374.
11. Neu J. The microbiome during pregnancy and early postnatal life. Seminars in Fetal and Neonatal Medicine. 2016; 21 (6): 373–9.
12. Madan J, Salari R, Saxena D et al. Gut microbial colonisation in premature neonates predicts neonatal sepsis. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed 2012; 97 (6): F456–F462.
13. Koleva P, Kim J, Scott J, Kozyrskyj A. Microbial programming of health and disease starts during fetal life. Birth Defects Res C Embryo Today 2015; 105 (4): 265–77.
14. Gosalbes M, Llop S, Vallès Y et al. Meconium microbiota types dominated by lactic acid or enteric bacteria are differentially associated with maternal eczema and respiratory problems in infants. Clin Experim Allergy 2013; 43 (2): 198–211.
15. Metsälä J, Lundqvist A, Virta LJ et al. Mother’s and offspring’s use of antibiotics and infant allergy to cow’s milk. Epidemiology 2013; 24 (2): 303–9.
16. Dogra S, Sakwinska O, Soh S et al. Dynamics of Infant Gut Microbiota Are Influenced by Delivery Mode and Gestational Duration and Are Associated with Subsequent Adiposity. mBio 2015; 6 (1): e02419–14.
17. Collado M, Isolauri E, Laitinen K et al. Distinct composition of gut microbiota during pregnancy in overweight and normal-weight women. Am J Clin Nutr 2008; 88 (4): 894–9.
18. Abrahamsson T, Jakobsson T, Böttcher M et al. Probiotics in prevention of IgE-associated eczema: A double-blind, randomized, placebo-controlled trial. J Allergy Clin Immunol 2007; 119 (5): 1174–80.
19. Kalliomäki M, Salminen S, Poussa H et al. Probiotics and prevention of atopic disease: 4-year follow-up of a randomised placebo-controlled trial. Lancet 2003; 361 (9372): 1869–71.
20. Dominguez-Bello M, Costello E, Contreras M et al. Delivery mode shapes the acquisition and structure of the initial microbiota across multiple body habitats in newborns. Proceed Nat Acad Sci 2010; 107 (26): 11971–5.
21. Roduit C, Scholtens S, de Jongste J et al. Asthma at 8 years of age in children born by caesarean section. Thorax 2009; 64 (2): 107–13.
22. Bonifacio E, Warncke K, Winkler C et al. Cesarean section and interferon-induced helicase gene polymorphisms combine to increase childhood type 1 diabetes risk. Diabetes 2011; 60 (12): 3300–6.
23. Marild K, Stephansson O, Montgomery S et al. Pregnancy outcome and risk of celiac disease in offspring: a nationwide case-control study. Gastroenterology 2012; 142 (1): 39–45.
24. Rautava S, Luoto R, Salminen S, Isolauri E. Microbial contact during pregnancy, intestinal colonization and human disease. Nat Rev Gastroenterol Hepatol 2012; 9 (10): 565.
25. Mueller N, Bakacs E, Combellick J et al. The infant microbiome development: mom matters. Trends Molecular Medicine 2015; 21 (2): 109–17.
26. Risnes K, Belanger K, Murk W et al. Antibiotic Exposure by 6 Months and Asthma and Allergy at 6 Years: Findings in a Cohort of 1,401 US Children. Am J Epidemiology 2010; 173 (3): 310–8.
27. Chu D, Ma J, Prince A et al. Maturation of the infant microbiome community structure and function across multiple body sites and in relation to mode of delivery. Nature Medicine 2017; 23 (3): 314–26.
28. Fouhy F, Guinane C, Hussey S et al. High-Throughput Sequencing Reveals the Incomplete, Short-Term Recovery of Infant Gut Microbiota following Parenteral Antibiotic Treatment with Ampicillin and Gentamicin. Antimicrob Agents Chemother 2012; 56 (11): 5811–20.
29. Tanaka S, Kobayashi T, Songjinda P et al. Influence of antibiotic exposure in the early postnatal period on the development of intestinal microbiota. FEMS Immunol Med Microbiol 2009; 56 (1): 80–7.
30. Azad M, Konya T, Persaud R et al. Impact of maternal intrapartum antibiotics, method of birth and breastfeeding on gut microbiota during the first year of life: a prospective cohort study. BJOG 2015; 123 (6): 983–93.
31. Martin R, Makino H, Yavuz A et al. Early-life events, including mode of delivery and type of feeding, siblings and gender, shape the developing gut microbiota. PLoS One 2016; 11 (6): e0158498.
32. Fan W, Huo G, Li X et al. Diversity of the intestinal microbiota in different patterns of feeding infants by Illumina high-throughput sequencing. World J Microbiol Biotechnol 2013; 29 (12): 2365–72.
33. Lee S, Lim J, Kim B et al. Comparison of the gut microbiota profile in breastfed and formula-fed Korean infants using pyrosequencing. Nutrition Res Practice 2015; 9 (3): 242–8.
34. Thompson A, Monteagudo-Mera A, Cadenas M et al. Milk- and solid-feeding practices and daycare attendance are associated with differences in bacterial diversity, predominant communities, and metabolic and immune function of the infant gut microbiome. Front Cell Infect Microbiol 2015; 5: 3.
35. Magne F, Hachelaf W, Suau A et al. A longitudinal study of infant faecal microbiota during weaning. FEMS Microbiol Ecol 2006; 58 (3): 563–71.
36. Bezirtzoglou E, Tsiotsias A, Welling G. Microbiota profile in feces of breast- and formula-fed newborns by using fluorescence in situ hybridization (FISH). Anaerobe 2011; 17 (6): 478–82.
37. Turroni F, Peano C, Pass D et al. Diversity of Bifidobacteria within the Infant Gut Microbiota. PLoS ONE 2012; 7 (5): e36957.
38. Davis E, Wang M, Donovan S. The role of early life nutrition in the establishment of gastrointestinal microbial composition and function. Gut Microbes 2017; 8 (2): 143–71.
39. Backhed F, Roswall J, Peng Y et al. Dynamics and stabilization of the human gut microbiome during the first year of life. Cell Host Microbe 2015; 17 (6): 852.
40. Bergstrom A, Skov T, Bahl M et al. Establishment of intestinal microbiota during early life: a longitudinal, explorative study of a large cohort of Danish infants. Appl Environ Microbiol 2014; 80 (9): 2889–900.
41. Valles Y, Artacho A, Pascual-Garcıa A et al. Microbial succession in the gut: directional trends of taxonomic and functional change in a birth cohort of Spanish infants. PLoS Genet 2014; 10 (6): e1004406.
42. Koenig J, Spor A, Scalfone N et al. Succession of microbial consortia in the developing infant gut microbiome. Proceed Nat Acad Sci 2011; 108 (1): 4578–85.
43. Walker W. Bacterial Colonization of the Newborn Gut, Immune Development, and Prevention of Disease. Nestle Nutr Inst Workshop Ser 2017; 88: 23–33.
44. Bisgaard H, Li N, Bonnelykke K et al. Reduced diversity of the intestinal microbiota during infancy is associated with increased risk of allergic disease at school age.
J Allergy Clin Immunol 2011; 128 (3): 646–52.
45. Abrahamsson T, Jakobsson H, Andersson A et al. Low diversity of the gut microbiota in infants with atopic eczema. J Allergy Clin Immunol 2012; 129 (2): 434–40.
46. Ismail I, Oppedisano F, Joseph S. et al. Reduced gut microbial diversity in early life is associated with later development of eczema but not atopy in high-risk infants. Pediatric Allergy Immunol 2012; 23 (7): 674–81.
47. Sjögren Y, Jenmalm M, Böttcher M et al. Altered early infant gut microbiota in children developing allergy up to 5 years of age. Clinical Experim Allergy 2009; 39 (4): 518–26.
48. Johansson M, Sjögren Y, Persson J et al. Early Colonization with a Group of Lactobacilli Decreases the Risk for Allergy at Five Years of Age Despite Allergic Heredity. PLoS ONE 2011; 6 (8): e23031.
49. Szajewska H, Setty M, Mrukowicz J, Guandalini S. Probiotics in gastrointestinal diseases in children: hard and not-so-hard evidence of efficacy. J Pediatric Gastroenterol Nutrition 2006; 42: 454–75.
50. Sazawal S, Dhingra U, Sarkar A et al. Efficacy of milk fortified with a probiotic Bifidobacterium lactis (DR-10TM) and prebiotic galactooligosaccharides in prevention of morbidity and on nutritional status. Asia Pacific J Clin Nutrition 2004; 13: 28.
51. Alfaleh K, Bassler D. Probiotics for prevention of necrotizing enterocolitis in preterm infants. Evidence‐Based Child Health Cochrane Rev J 2012; 7 (6): 1807–54.
52. Deshpande G, Rao S, Patole S. Probiotics for prevention of necrotising enterocolitis in preterm neonates with very low birthweight: a systematic review of randomised controlled trials. Lancet 2007; 369 (9573): 1614–20.
53. Hunter C, Dimaguila M, Gal P et al. Effect of routine probiotic, Lactobacillus reuteri DSM 17938, use on rates of necrotizing enterocolitis in neonates with birthweight 1000 grams: a sequential analysis. BMC Pediatr 2012; 12 (1): 142.
54. Mattar A, Drongowski R, Coran A et al. Effect of probiotics on enterocyte bacterial translocation in vitro. Ped Surg Int 2001; 17 (4): 265–8.
55. Reid G, Howard J, Gan B. Can bacterial interference prevent infection? Trends Microbiol 2001; 9 (9): 424–8.
56. Martin C, Walker W. Probiotics: role in pathophysiology and prevention in necrotizing enterocolitis. Semin Perinatol 2008; 32 (2): 127–37.
Количество просмотров: 349
Предыдущая статьяЧто важно знать о кишечных коликах у детей первых месяцев жизни
Следующая статьяРоль респираторных вирусов в генезе острых инфекций верхних дыхательных путей и уха

Поделиться ссылкой на выделенное