Острые кишечные инфекции: современные аспекты этиопатогенеза, место пробиотиков в терапии

Педиатрия №03 2015 - Острые кишечные инфекции: современные аспекты этиопатогенеза, место пробиотиков в терапии

Номера страниц в выпуске:80-84
Для цитированияСкрыть список
Е.И.Краснова*, Н.И.Хохлова, А.В.Васюнин, И.Я.Извекова. Острые кишечные инфекции: современные аспекты этиопатогенеза, место пробиотиков в терапии. Consilium Medicum. Педиатрия. (Прил.) 2015; 03: 80-84
В статье представлены современные данные об этиологии острых кишечных инфекций, патогенетических механизмах инфекционной диареи, подходах к лечению. Обсуждаются вопросы пробиотической терапии при острых кишечных инфекциях, обосновывается антимикробное, антитоксическое, противовоспалительное, ферментативное действие Энтерола, препарата на основе лечебных дрожжей Saccharomyces boulardii. Приводятся доказательства эффективности Энтерола в терапии инфекционной диареи разной этиологии и профилактике антибиотикоассоциированной диареи.

Ключевые слова: острые кишечные инфекции, инфекционная диарея, пробиотики, Saccharomyces boulardii.
*krasnova-inf@rambler.ru

Для цитирования: Краснова Е.И., Хохлова Н.И., Васюнин А.В., Извекова И.Я. Острые кишечные инфекции: современные аспекты этиопатогенеза, место пробиотиков в терапии. Consilium Medicum. Педиатрия (Прил.). 2015; 3: 80–84.

Acute intestinal infections: modern aspects of etiopathogenesis, 
place of probiotics in the treatment 

E.I.Krasnova*, N.I.Khokhlova, A.V.Vasiunin, I.Ya.Izvekova
Novosibirsk State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation. 630091, Russian Federation, Novosibirsk, Krasnyi pr., d. 52

The article presents modern data on the etiology of acute intestinal infections, pathogenetic mechanisms of infectious diarrhea, and approaches to treatment. The issues of probiotic therapy in acute intestinal infections, antimicrobial justified, anti-toxic, anti-enzymatic action Enterol, the drug on the basis of medical yeast Saccharomyces boulardii are also being discussed. Proofs of Enterol’s effectiveness in the treatment of infectious diarrhea of different etiology and prevention of antibiotic-associated diarrhea can be found here as well.

Key words: acute intestinal infections, infectious diarrhea, probiotics, Saccharomyces boulardii.
*krasnova-inf@rambler.ru

For citation: Krasnova E.I., Khokhlova N.I., Vasiunin A.V., Izvekova I.Ya. Acute intestinal infections: modern aspects of etiopathogenesis, place of probiotics 
in the treatment. Consilium Medicum. Pediatrics (Suppl.). 2015; 3: 80–84.

Введение

Острые кишечные инфекции (ОКИ) остаются значимой проблемой здравоохранения во всех странах мира и принадлежат к числу ведущих причин заболеваемости, госпитализации и летальности, особенно в детском и пожилом возрасте. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в мире ежегодно регистрируется до 2–4 млрд случаев инфекционных диарейных заболеваний, в том числе 1,6–2,1 млн летальных исходов, большинство из которых приходится на детей в возрасте до 5 лет в развивающихся странах [1].

Современная этиологическая структура ОКИ

ОКИ является полиэтиологичной группой заболеваний (бактериальной, вирусной или протозойной), которые объединяет развитие симптомокомплекса острой диареи [2]. В разных странах этиологическая структура кишечных инфекций может существенно отличаться.
Основными возбудителями ОКИ бактериальной природы являются микроорганизмы семейства Entero-bacteriaceae. Известна роль около 50 сероваров рода Salmonella в развитии патологии у людей, преимущественно сальмонелл группы В. Наибольшее распространение в последние годы получила S. enteritidis. Шигеллезы, или дизентерию, вызывают бактерии рода Shigella, включающего более 40 серологических вариантов с наибольшим распространением шигелл Флекснера и Зонне. В последние годы отмечается рост удельного веса дизентерии, вызванной Shigella Flexner 2a, для которой характерен выраженный деструктивный компонент при воспалении толстой кишки. Характерным свойством шигелл стала высокая полирезистентность к основным, наиболее употребляемым антибактериальным средствам. Из других бактериальных агентов существенное значение как возбудители ОКИ имеют иерсинии (Yersenia enterocolitica, из известных 30 сероваров которой в патологии человека основное значение имеют О3, О4, О5, О8), вибрионы холеры и НАГ-вибрионы, а также патогенные эшерихии.
Известны 5 групп патогенных бактерий рода Escherichia как возбудителей эшерихиозов:
1. Энтеропатогенные кишечные палочки являются возбудителями колиэнтеритов у детей.
2. Энтероинвазивные кишечные палочки обусловливают дизентериеподобные заболевания детей и взрослых. Наибольшее значение имеют штаммы О124 и О151.
3. Энтеротоксигенные кишечные палочки вызывают холероподобные заболевания у детей и взрослых, к их числу относят следующие серогруппы: О6, О8, О15, О20, О25, О27, О63, О78, О115, О148, О159 и др.
4. Энтерогеморрагические кишечные палочки являются возбудителями дизентериеподобных заболеваний как у детей, так и у взрослых. К ним относятся штаммы О157:Н7, О141, продуцирующие шигаподобный токсин (SLT–Shigalike-toxin).
5. Энтероаггрегативные кишечные палочки обусловливают длительно протекающие диареи у детей и взрослых, что связано с прочной адгезией бактерий на поверхности эпителия слизистой оболочки тонкой кишки.
Важную роль в развитии ОКИ, особенно у детей, играет условно-патогенная микрофлора, многие представители которой могут быть в обычных условиях безобидным компонентом микрофлоры здорового человека. Заболевания, обусловленные условно-патогенными бактериями, чаще являются результатом активации собственной эндогенной флоры в результате несостоятельности системы защиты организма, что объясняет связанное с этим нередко тяжелое течение болезни и проблемы в лечении. В числе наиболее актуальных условно-патогенных возбудителей – бактерии рода Citrobacter, Staphylococcus aureus, Klebsiella, Hafnia, Serratia, Proteus, Morganella, Providencia, Bacillus cereus, Clostridium perfringens и др. Бактерии Clostridium difficile обусловливают поражения толстой кишки в виде псевдомембранозного колита у пациентов, получавших интенсивную антибактериальную терапию [2, 3].
Из числа возбудителей госпитальных инфекций, особо устойчивых к терапии и определяющих наиболее тяжелые проявления болезни, актуальны такие грамположительные бактерии, как Enterococcus faecalis, Enterococcus faecium, из числа грамотрицательных бактерий – Proteus mirabilis, Enterobacter spp., Escherichia coli, Pseudomonas aerogenosa и др. Формирование новых факторов патогенности и резистентности возбудителей бактериальных кишечных инфекций к препаратам может быть обусловлено приобретением новой генетической информации (через мобильные генетические структуры – плазмиды, фаги) или изменением уровня экспрессии собственных генов [4].
Вирусы являются наиболее частыми этиологическими факторами ОКИ прежде всего у детей раннего возраста, и особенно детей первого года жизни, до 80–90% случаев острой диареи у которых являются вирусоассоциированными. По данным систематических обзоров, в настоящее время ведущей причиной спорадических случаев и вспышек острых гастроэнтеритов во всех возрастных группах является норовирусная инфекция, на долю которой приходится почти 1/5 часть острых гастроэнтеритов. С норовирусами связывают развитие тяжелых гастроэнтеритов у детей, высокий процент госпитализации и летальности у пожилых [5]. Несмотря на внедрение вакцинации против ротавирусной инфекции во многих странах, ротавирусы остаются актуальной причиной острых гастроэнтеритов, особенно у детей младшего возраста [6]. Этиологическими агентами вирусных ОКИ являются также аденовирусы сероваров 40 и 41, энтеровирусы серовара 73, коронавирусы, калицивирусы и астровирусы. Изучается причинная роль в развитии острой диареи торовирусов, пикорновирусов.
Из числа протозойных ОКИ наиболее актуальными являются лямблиоз, амебиаз, изоспороз, криптоспоридиоз, балантидиаз, часто имеющие характер оппортунистических инфекций, возникающих на фоне любой патологии, связанной с разного рода иммунной недостаточностью [1, 7].

Патогенетические механизмы  инфекционной диареи

Ввиду разнообразия этиологической структуры ОКИ не угасает научный интерес к изучению механизмов диареи, вызванной различными патогенами [1]. По механизму развития диареи классифицируются на невоспалительные и воспалительные. Невоспалительная диарея вызывается энтеротоксинпродуцирующими микроорганизмами или вирусами. Воспалительная диарея вызывается двумя группами микроорганизмов – цитотоксинпродуцирующими неинвазивными бактериями или инвазивными микроорганизмами [8].
В клинической практике, в соответствии с рекомендациями ВОЗ (1980 г.), выделяют следующие типы диареи в зависимости от пускового механизма развития: секреторный (неинвазивный); экссудативный (инвазивный); гиперосмолярный; смешанный. В основе патогенеза диареи инвазивного типа лежат воспалительный процесс в любом отделе желудочно-кишечного тракта и эндотоксикоз (токсемия), секреторного – гиперсекреция воды и электролитов за счет продукции патогенами энтеротоксина и дегидратация, осмотического – дисахаридазная (в основном лактазная) недостаточность, бродильный процесс и дегидратация за счет нарушения всасывания воды и электролитов в кишечнике.
Диарея инвазивного (экссудативного) типа может развиваться при шигеллезах, сальмонеллезах, эшерихиозе, вызванном энтероинвазивной кишечной палочкой (штаммы О124 и О15), кишечном иерсиниозе, кампилобактериозе, клостридиозе. Инвазия шигелл и энтероинвазивных эшерихий отмечается преимущественно в подвздошной и толстой кишке. Сальмонеллы, кампилобактерии и кишечные иерсинии, проникая в слизистую оболочку главным образом подвздошной кишки, не оказывают выраженного деструктивного действия на эпителий, а вызывают воспаление собственного слоя слизистой оболочки и лимфоидной ткани кишечника.
Секреторные (неинвазивные) ОКИ вызываются возбудителями, способными прикрепляться к поверхности эпителиальных клеток слизистой оболочки кишечника и образовывать экзотоксины, среди которых различают энтеротоксины (холероген), проникающие через рецепторные зоны в энтероциты и вызывающие активацию в них аденилатциклазной системы с последующим накоплением циклических нуклеотидов (циклический аденозинмонофосфат, циклический гуанозинмонофосфат), а также цитотоксины. Секреторная диарея может развиваться при холере, холероподобных заболеваниях, сальмонеллезах, эшерихиозах, возбудителями которых являются энтеротоксигенные эшерихии (О6, О8, О15, О20, О25, О27, О63, О78, О115, О148, О159 и др.), шигеллезах, ОКИ, вызываемых условно-патогенными бактериями (протей, клебсиелла и др.), пищевых токсикоинфекциях.
Однако энтерогеморрагические эшерихии О157:Н7 и другие эшерихии, продуцирующие SLT, C. difficile, C. perfringens типа С, а также представители условно-патогенных бактерий при размножении на слизистой оболочке кишечника, как и шигеллы, вырабатывают цитотоксины, которые у некоторых больных вызывают ее тяжелые морфологические повреждения, сопровождающиеся интоксикацией и лихорадкой.
Осмолярный тип диареи встречается при вирусных гастроэнтеритах и некоторых паразитозах (лямблиоз, криптоспоридиоз) вследствие снижения выработки пищеварительных ферментов (функциональная ферментопатия), образования в кишечнике осмолярно активных веществ, удерживающих жидкость в его просвете, нарушения всасывания воды и электролитов. Смешанный тип диареи имеет место, как правило, при микстинфекциях (бактериальной или вирусно-бактериальной).
Эта классификация ВОЗ диарейных заболеваний имеет важное значение на начальном этапе ведения больного с ОКИ, до получения результатов лабораторных исследований, для построения рациональной этиопатогенетически обоснованной терапии.

Место пробиотиков в терапии ОКИ

Необходимость в применении антимикробных препаратов признается большинством авторов лишь при развитии инвазивной диареи, а также при холере [4]. В остальных случаях рекомендуется проведение патогенетической терапии, основными направлениями которой наряду с диетотерапией являются применение энтеросорбентов, оральная или парентеральная регидратация и использование препаратов для коррекции микрофлоры желудочно-кишечного тракта.
Все большее число научных данных подтверждает исключительно важную роль нормальной микрофлоры кишечника в поддержании здоровья человека, в том числе в защите организма от патогенов [9]. При известном количественном содержании и соотношении основных ее представителей (бифидо- и лактобактерий, кишечной палочки, бактероидов, энтерококков и др.) обеспечивается ее ингибирующее действие на патогенные и условно-патогенные микроорганизмы посредством конкуренции с ними за рецепторы адгезии и питательные вещества, продукции бактериоцинов (активных метаболитов, обладающих антибиотикоподобным действием), органических кислот, снижающих рН толстой кишки. Защитная роль нормальной микрофлоры определяется и ее иммуномодулирующим действием за счет стимуляции лимфоидного аппарата кишечника, коррекции синтеза иммуноглобулинов, уровней пропердина, комплемента и лизоцима, снижения проницаемости сосудистых тканевых барьеров для токсических продуктов микроорганизмов. Нормальная микрофлора участвует в процессах переваривания пищи, синтезе витаминов, незаменимых аминокислот, метаболизме желчных кислот, холестерина, в обезвреживании эндо- и экзотоксинов бактерий [10].
Известно, что при ОКИ практически у всех больных отмечается дисбаланс биоценоза желудочно-кишечного тракта разной степени выраженности. Это ставит вопрос о целесообразности применения препаратов, называемых пробиотиками, в лечении больных с ОКИ как способа коррекции системы защиты организма, поддержания кишечного микробиоценоза, непосредственного и опосредованного действия на возбудителя заболевания [11]. К числу пробиотиков относятся различные препараты, содержащие как живые микроорганизмы, так и их структурные компоненты и метаболиты, стимуляторы роста, способные улучшать состояние микрофлоры кишечника.
таб 17-1.jpg
Исследованиями последних десятилетий было показано, что специфические пробиотики эффективны в лечении и предотвращении острых вирусных гастроэнтеритов, антибиотикоассоциированной диареи (ААД) и других воспалительных заболеваний кишечника [11]. Однако подчеркивается, что пробиотики могут быть полезны, если они используются в соответствии с научными знаниями, основанными на результатах правильно проведенных клинических исследований. Их эффективность зависит от специфического вида и определенной дозы пробиотического микроорганизма, что не может быть экстраполировано на другие, даже родственные виды микроорганизмов. Метаанализ рандомизированных клинических исследований, выполненных у детей, показал выраженный пробиотический эффект двух микроорганизмов: Lactobacillus rhamnosus GG (LGG) и Saccharomyces boulardii – в лечении острой вирусной диареи и предотвращении неклостридиозной ААД [12]. Сравнительная характеристика пробиотиков, содержащих дрожжевой и бактериальный штаммы, представлена в таблице.
Пробиотический препарат Энтерол, содержащий лиофилизированные клетки дрожжей S. boulardii, имеет строгую доказательную базу эффективности лечения (метаанализ рандомизированных слепых плацебо-контролируемых многоцентровых клинических исследований) у больных с ОКИ разной этиологии, как взрослых, так и детей, а также больных с ААД [13–15]. Сахаромицеты оказывают антагонистическое действие в отношении возбудителей ОКИ – бактерий, вирусов, простейших и грибов. Процесс лиофилизации, или сухой заморозки, представляет собой извлечение воды из микроорганизмов путем перевода ее жидкой фракции в газообразную без перехода в твердую фазу. Данный метод позволяет предотвратить разрушение 
S. boulardii, сохранить их целостность и жизнеспособность. После приема препарата S. boulardii проходят через пищеварительный тракт в неизмененном виде без колонизации, селективно действуя только в кишечнике. По окончании курса лечения в течение 2–5 дней препарат полностью выводится из организма.
Механизмы действия S. boulardii: антимикробная активность, антитоксический эффект, ферментативная, метаболическая, противовоспалительная активность. Энтерол обладает прямым антимикробным действием в отношении широкого спектра возбудителей: C. difficile, Candida albicans, Candida krusei, Candida pseudotropicalis, Klebsiella pheumoniae, Pseudomonas aeruginosa, Salmonella typhimurium, Y. enterocolitiсa, E. coli, Shigella dysenteriae, S. aureus и др., а также Entamoeba histolytica, Lambliae. Исследователями установлено, что наличие в высокой концентрации маннозы на клеточной стенке S. boulardii способствует связыванию лектиновых рецепторов патогенных бактерий с последующей их элиминацией из толстой кишки [16]. Манноза становится своеобразной «ловушкой» для таких микроорганизмов, как Salmonella typhimurium, E. coli О157 c инвазивными свойствами и других энтеробактерий.
Антитоксический эффект Энтерола очевиден на примере исследований, касающихся изучения механизмов развития и купирования ААД. При ААД, вызванной C. difficile, дрожжевая культура S. boulardii, не уменьшая уровень колонизации клостридий, проявляет нейтрализующую активность в отношении бактериальных вирулентных факторов, в частности в отношении токсинов А и В. Рецепторы для токсинов А и В повреждаются сериновой протеазой, которую продуцируют дрожжи, и, таким образом, предупреждается возникновение C. difficile-ассоциированного колита [15, 17]. Антагонистическая активность в отношении клостридий определила показание к использованию Энтерола – препарат применяется для лечения ААД, освобождая организм от пагубного влияния антибиотиков. Такой способ патогенетической терапии позволяет обеспечить опосредованное действие на возбудителя через мобилизацию антитоксических механизмов защиты. В клинической практике обсуждается вопрос о времени назначения Энтерола при ААД – при возникновении клинических признаков вместе с антиклостридиальной терапией ванкомицином и метронидазолом или после ее окончания. Данные о природной устойчивости S. boulardii к антибиотикам теоретически подтверждают возможность раннего включения препарата в комплекс средств антиклостридиальной терапии. Результаты клинических исследований показали, что добавление пробиотика к указанным химиопрепаратам приводило к сокращению продолжительности клинических симптомов, а также к уменьшению частоты рецидивов ААД в 2 раза [18].
Ферментативная активность Энтерола связана с нормализующим действием S. boulardii на ферменты щеточной каемки (дисахаридазы, в том числе лактазу), функционирование которых нарушается при ОКИ, особенно при вирусных диареях. Вторичная лактазная недостаточность при рота- и норовирусных инфекциях становится серьезной проблемой у детей младшего возраста вследствие превалирования у них в рационе молочных продуктов. S. boulardii продуцируют полиамины, которые ускоряют созревание энтероцитов – спермидин, спермин, путресцин. Трофический эффект Энтерола обусловлен восстановлением до нормального уровня пула короткоцепочечных жирных кислот, что приводит к усилению активности дисахаридаз [10].
Противовоспалительная активность Энтерола также доказана при использовании культуры дрожжей в случае экспериментального колита, вызванного энтеропатогенными эшерихиями. Было показано, что S. boulardii контролируют структуры плотного контакта эпителиоцитов толстой кишки, уменьшают воспалительные проявления в ней за счет снижения секреции провоспалительных цитокинов интерлейкина-8 и фактора некроза опухоли a, уменьшения инфильтрации Th-1 в воспаленную толстую кишку [19].
Таким образом, Энтерол является патогенетически оправданным лекарственным препаратом для лечения ОКИ, а также ААД. S. boulardii препятствуют адгезии микроорганизмов, нейтрализуют их токсины, укрепляют плотные контакты энтероцитов, усиливают иммунный ответ слизистой оболочки кишечника. Более того, восстановление микробиоценоза определяет терапевтическую цель при разных видах диарей, где адекватным селективным деконтаминатором выступает Энтерол [20]. На основании установленной эффективности данного препарата в снижении риска развития ААД его рационально использовать в комбинации с любым антибактериальным препаратом, негативно меняющим микробиоценоз толстой кишки. Такой подход в лечении исключает полипрагмазию и дает возможность врачу быть уверенным в безопасности лечения.
Основными показаниями к применению S. boulardii (в соответствии с международным Summary of Product Characteristics – SmPC) являются: лечение острой диареи у взрослых и детей; профилактика диареи, вызванной антибиотиками; профилактика повторного возникновения диареи (в комбинации с ванкомицином и метронидазолом). Дополнительными показаниями являются: профилактика диареи в путешествиях; профилактика диареи, связанной с питанием через зонд; лечение диареи, связанной с оппортунистической инфекцией, ассоциированной с ВИЧ; лечение синдрома воспаленного кишечника.
Препарат назначается детям с 1 года до 3 лет – по 1 капсуле 2 раза в день в течение 5 сут. Детям с 3 лет и взрослым – по 1–2 капсулы 2 раза в день в течение 7–10 сут. Капсулы необходимо принимать за 1 ч до еды, запивая небольшим количеством жидкости. Для малолетних детей, а также в случаях затрудненного глотания капсулу следует раскрыть и давать ее содержимое с холодной или чуть теплой жидкостью.
В наших исследованиях было проведено изучение клинической эффективности Энтерола в комплексе с базисной терапией (оральная регидратация и Смекта) у 90 больных детей с ОКИ вирусной этиологии в возрасте от 1 до 3 лет с легкой (35%) и среднетяжелой (65%) формами заболевания на базе ГБУЗ «Детская городская больница №3» г. Новосибирска. У 50 больных диагностировалась ротавирусная этиология ОКИ, у 28 больных – норовирусная, у 12 – астровирусная. ОКИ протекали по типу энтерита или гастроэнтерита с осмотическим типом диареи. Клинические проявления дегидратации 1-й степени диагностированы у 68,2% детей и 2-й – у 31,8%. Группа сравнения (35 больных ОКИ вирусной этиологии), сопоставимая по возрасту, клиническим формам и степени тяжести, получала только базисную терапию.
Установлено, что в основной группе больных, получавших Энтерол по 1 капсуле 2 раза в сутки в течение 5 дней в комплексе с базисной терапией, по сравнению с группой сравнения, получавшей лишь базисную терапию, быстрее исчезали симптомы токсикоза и эксикоза (на 2-е сутки – у 85,5 и 62,2% детей соответственно, р<0,05), раньше купировался диарейный синдром (через 3,1±0,2 сут против 4,2±0,3 сут соответственно, р<0,05). Таким образом, результаты наших исследований подтверждают, что включение Энтерола в комплекс средств терапии ОКИ способствует быстрому купированию диарейного синдрома и проявлений дегидратации. При острых гастроэнтеритах и энтеритах вирусной этиологии наиболее оправданна тактика использования оральной регидратации, энтеросорбентов и пробиотического препарата с доказанной эффективностью (Энтерол).

 Сведения об авторах

Краснова Елена Игоревна – д-р мед. наук, проф., зав. каф. инфекционных болезней ГБОУ ВПО НГМУ. E-mail: krasnova-inf@rambler.ru
Хохлова Наталья Игоревна – канд. мед. наук, доц. каф. инфекционных болезней ГБОУ ВПО НМГУ
Васюнин Александр Васильевич – д-р мед. наук, доц., проф. каф. инфекционных болезней ГБОУ ВПО НГМУ
Извекова Ирина Яковлевна – д-р мед. наук, доц., проф. каф. инфекционных болезней ГБОУ ВПО НГМУ

Список исп. литературыСкрыть список
1. Hodges K, Gill R. Infectious diarrhea: Cellular and molecular mechanisms. Gut Microbes 2010; 1(1):4-21.
2. Поздеев О.К. Медицинская микробиология. Под ред. В.И.Покровского. М.: ГЭОТАР-МЕД, 2001. / Pozdeev O.K. Meditsinskaia mikrobiologiia. Pod red. V.I.Pokrovskogo. M.: GEOTAR-MED, 2001. [in Russian]
3. Leffler DA, Lamont JT. Clostridium difficile infection. N Engl J Med 2015; 372 (16): 1539–48.
4. Практическое руководство по антимикробной химиотерапии. Под ред. Л.С.Страчунского, Ю.Б.Белоусова, Р.С.Козлова. Смоленск: МАКМАХ, 2007. / Prakticheskoe rukovodstvo po antimikrobnoi khimioterapii. Pod red. L.S.Strachunskogo, Iu.B.Belousova, R.S.Kozlova. Smolensk: MAKMAKh, 2007. [in Russian]
5. Ahmed SM, Hall AJ, Robinson AE et al. Global prevalence of norovirus in cases of gastroenteritis: a systematic review and meta-analysis. Lancet Infect Dis 2014; 14 (8): 725–30.
6. Горелов А.В., Усенко Д.В. Ротавирусная инфекция у детей. Вопр. соврем. педиатрии. 2008; 6: 78–84. / Gorelov A.V., Usenko D.V. Rotavirusnaia infektsiia u detei. Vopr. sovrem. pediatrii. 2008; 6: 78–84. [in Russian]
7. Hechenbleikner EM, McQuade JA. Parasitic colitis. Clin Colon Rectal Surg 2015; 28 (2): 79 86.
8. Navaneethan U, Giannella RA. Mechanisms of infectious diarrhea. Nat Clin Pract Gastroenterol Hepatol 2008; 5 (11): 637–47.
9. Zhang YJ, Li S, Gan RY et al. Impacts of gut bacteria on human health and diseases. Int J Mol Sci 2015; 16 (4): 7493–519.
10. Rambaud JC, Buts JP, Corthier G et al. Gut microflora. Digestive physiology and patology. Paris: John Libbey Eurotext, 2006.
11. Vuotto C, Longo F, Donelli G. Probiotics to counteract biofilm-associated infections: promising and conflicting data. Int J Oral Sci 2014; 6 (4): 189–94.
12. Kaminska E. Effectiveness and safety of probiotics in children on the basis of clinical trials. Med Wieku Rozwoj 2012; 16 (3): 240–51.
13. Dinleyici EC, Eren M, Ozen M et al. Effectiveness and safety of Saccharomyces boulardii for acute infectious diarrhea. Expert Opin Biol Ther 2012; 12 (4): 395–410.
14. Feizizadeh S, Salehi-Abargouei A, Akbari V. Efficacy and safety of Saccharomyces boulardii for acute diarrhea. Pediatrics 2014; 134 (1): 176–91.
15. Micklefield G. Saccharomyces boulardii in the treatment and prevention of antibiotic-associated diarrhea. MMW Fortschr Med. 2014; 156 (Suppl. 1): 18–22.
16. Gedek S. Adherence of Escherichia coli O157 and the Salmonella typhimurium mutant DT101 to a surface of Saccharomyces boulardii. Mucoses 1999; 42: 261–4.
17. Qamar A, Aboudola S, Warny M et al. Saccharomyces boulardii stimulates intestinal immunoglobulin A immune response to Clostridium difficile toxin A in mice. Infect Immunol 2001; 69: 2762–5.
18. Cremonini F, Di Caro S, Nista E et al. Meta-analisis: the effect of probiotic administration on antibioticassociated diarrhoea. Aliment Pharmacol Ther 2002; 16 (8): 1461–7.
19. Sougioultzis S, Simeonidis S, Bhaskar KR. Saccharomyces boulardii produces a soluble antiinflammatory factor thatinhibits NF-kB-mediated IL-8 gene expression. Biochem Biophys Res Commun 2006; 343 (1): 69–76.
20. Урсова Н.И. Дисбактериозы кишечника в детском возрасте: инновации в диагностике, коррекции и профилактике. М., 2013. / Ursova N.I. Disbakteriozy kishechnika v detskom vozraste: innovatsii v diagnostike, korrektsii i profilaktike. M., 2013. [in Russian]
Количество просмотров: 828
Предыдущая статьяГенетические аспекты канцерогенеза в толстой кишке
Следующая статьяИнфекция мочевой системы в детском возрасте

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир