Стимуляторы работоспособности в спортивной медицине: многообразие выбора и влияния на здоровье

Педиатрия №04 2017 - Стимуляторы работоспособности в спортивной медицине: многообразие выбора и влияния на здоровье

Номера страниц в выпуске:78-83
Для цитированияСкрыть список
Л.А.Балыкова*, С.А.Ивянский, Е.С.Самошкина, К.Н.Чигинева, К.А.Варлашина, С.А.Плешков. Стимуляторы работоспособности в спортивной медицине: многообразие выбора и влияния на здоровье. Consilium Medicum. Педиатрия. (Прил.) 2017; 04: 78-83
Статья обсуждает одну из самых острых проблем спортивной медицины – использование запрещенных препаратов. Рассматриваются  вопросы изменения распространенности применения наиболее популярных  стимуляторов среди атлетов. Особое внимание уделяется влиянию подобных средств на сердечно-сосудистую систему. Описываются негативные кардиальные эффекты допинговых средств, а также случаи гибели спортсменов в результате их употребления.
Ключевые слова: спортсмены, допинг, патология сердца, внезапная сердечная смерть.

Для цитирования: Балыкова Л.А., Ивянский С.А., Самошкина Е.С. и др. Стимуляторы работоспособности в спортивной медицине: многообразие выбора и влияния на здоровье. Педиатрия (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2017; 4: 78–83.

The banned drugs in sport and cardiovascular system

L.A.Balykova*, S.A.Ivyanskiy, E.S.Samoshkina, K.N.Chiginyova, K.A.Varlashina, S.A.Pleshkov
N.P.Ogarev National Research Mordovia State University. 430005, Russian Federation, Saransk, ul. Bol'shevistskaia, d. 68
*larisabalykova@yandex.ru

Article discusses one of the most burning issues of sports medicine – use of the forbidden medicines. Data on tendencies on prevalence of stimulators among athletes are provided. Data on use of the most popular sports stimulators are provided. Special attention is paid to impact on cardiovascular system of athletes. Negative cardiac's effects of doping means are described, and cases of death of athletes as a result of the use of doping means are described.
Key words: athletes, performance-enhancing drug, cardiac pathology, heart pathology, sudden cardiac death.

For citation: Balykova L.A., Ivyanskiy S.A., Samoshkina E.S. et al. The banned drugs in sport and cardiovascular system. Pediatrics (Suppl. Consilium Medicum). 2017; 4: 78–83.

Крупные спортивные события, произошедшие в России, и беспрецедентные успехи российских атлетов продемонстрировали всему миру статус нашей страны как спортивной державы и вызвали целую волну политических событий, допинговых скандалов и последовавших за этим санкций в отношении наших спортсменов. Это еще раз подчеркнуло известный тезис о том, что адекватное и корректное фармакологическое сопровождение тренировочного и соревновательного процесса является на сегодняшний день одной из главных составляющих успеха любого атлета, а жесточайший допинг-контроль – атрибутом современного профессионального спорта [1, 2]. Безусловно, эти меры должны базироваться на дальнейшем изучении влияния фармакологических препаратов, применяемых в спорте, на состояние здоровья атлетов, информировании и обу-чении врачей, тренеров и спортсменов, а также поиске эффективных и безопасных недопинговых стимуляторов физической работоспособности [3, 4].
Понятие «допинг» впервые вошло в употребление в 1865 г. для характеристики средств, повышающих результативность выступлений скаковых лошадей. Позднее им стали обозначать средства стимуляции физической работоспособности атлетов. Международным конгрессом по спортивной медицине в Страсбурге (1965 г.) было дано такое определение допинга: «Допинг – это введение в организм человека любым путем вещества, чуждого этому организму, какой-либо физиологической субстанции в ненормальном количестве или какого-либо вещества неестественным путем для того, чтобы искусственно и нечестно повысить результат спортсмена во время выступления на соревнованиях» [5]. История спорта хорошо знакома с использованием стимуляторов работоспособности. Первое упоминание о применении древнегреческими олимпийцами грибов, фиников, стрихнина для улучшения спортивных результатов относится к 776 г. до н.э. [6].
В современной истории также выявлялись факты употребления спортсменами различных стимулирующих субстанций, в том числе сопровождавшиеся серьезными осложнениями со стороны здоровья, особенно сердечно-сосудистой системы [7]. Однако лишь после того, как в 1967 г. на велогонке Тур де Франс прямо на трассе на глазах у миллионов телезрителей внезапно скончался любимец публики Томми Симпсон, употреблявший амфетамин и другие стимуляторы, Международный олимпийский комитет всерьез задумался над проблемой жизнеугрожающих осложнений допинга, и на следующий год на Олимпиаде в Мехико был введен допинг-контроль.
Официальный перечень запрещенных фармакологических веществ впервые был утвержден медицинской комиссией Международного олимпийского комитета в 1988 г. и ежегодно корректируется [5]. На сегодняшний день список Всемирного антидопингового агентства (WADA) включает несколько классов веществ [8]:
1) субстанции, не допущенные к применению;
2) анаболические стероиды (АС) и другие гормональные анаболизиpующие сpедства;
3) пептидные гормоны, факторы роста и подобные субстанции;
4) b2-агонисты;
5) гормональные антагонисты и модуляторы;
6) диуретики и другие маскирующие агенты;
7) усилители переноса кислорода;
8) химические и физические манипуляции;
9) генный допинг;
10) стимуляторы (стимуляторы центральной нервной системы, симпатомиметики, аналептики);
11) наркотики;
12) каннабиноиды;
13) глюкокортикостероиды;
14) алкоголь;
15) b-адреноблокаторы.
Из представленного списка видно, что некоторые допинговые средства не оказывают прямого влияния на физическую и психическую работоспособность, но могут быть полезны для достижения результатов в отдельных видах спорта (например, b-адреноблокаторы в стрелковом спорте), помогать в контроле массы тела или маскировать прием других стимулирующих субстанций (диуретики). С другой стороны, стимулирующую, или эргогенную, цель в широком смысле слова, по мнению Международного общества специалистов по спортивному питанию, реализуют все вещества (лекарственные средства и диетические субстанции), способствующие повышению работоспособности и/или ускорению восстановления после интенсивных физических нагрузок. Это частично объясняет логику отнесения к разряду допинга метаболических средств типа милдроната и триметазидина [8, 9].
Но, несмотря на подобные исключения, абсолютное большинство запрещенных эргогенных субстанций (и даже некоторые разрешенные), оказывают те или иные побочные эффекты, выраженность и спектр которых значительно варьируют вплоть до фатальных [10]. Однако ни информация о вреде допинга, ни развитие контролирующих технологий не снижают популярность стимуляторов работоспособности среди спортсменов. На протяжении спортивной карьеры те или иные стимуляторы используют от 47 до 93% атлетов. При этом число и спектр принимаемых субстанций практически аналогичны среди юниоров и взрослых спортсменов [11].
Настораживает тот факт, что в некоторых видах спорта возраст начала приема запрещенных субстанций (в частности АС) приближается к 9–12 годам [12]. Более того, эти средства зачастую применяют не спортсмены, а подростки, стремящиеся улучшить свою физическую форму и повысить привлекательность, создавая дополнительный спрос на данные субстанции и побуждая фармацевтические компании к дальнейшим исследованиям новых препаратов и/или методов маскировки, на которые ежегодно тратятся миллиарды долларов [13, 14]. Таким образом, одними из наиболее популярных средств, стимулирующих спортивные результаты, по праву являются анаболические андрогенные стероиды [15].
Взамодействуя с внутриклеточными рецепторами, проникая в ядро и связываясь с геномом, они приводят к  интенсификации транскрипции РНК и как следствие – повышению синтеза и/или предупреждению распада белка. В результате увеличивается мышечная масса, повышаются мышечная сила и выносливость атлетов, особенно в видах спорта со значительной статической нагрузкой [17]. Однако положительное влияние АС на физическую работоспособность с лихвой «компенсируется» их побочными реакциями, спектр которых многочислен и затрагивает практически все органы и системы. Помимо известных негативных эффектов со стороны кожи (акне, стрии), костно-суставной (остеопороз), эндокринной (закрытие зон роста, гинекомастия, угнетение потенции и тестикулярная атрофия у юношей и маскулинизация у девушек) и нервной системы (агрессия, психозы, депрессия, склонность к суицидам) реальную опасность представляют их кардиоваскулярные побочные эффекты, включающие внезапную сердечную смерть [18, 19].
К сожалению, частота этих эффектов практически не поддается точной оценке вследствие того, что атлеты тщательно скрывают факт использования АС и вообще редко обращаются за медицинской помощью. В спортивной медицине доступными для анализа являются лишь описания отдельных, в основном фатальных осложнений, как правило, среди юношей-бодибилдеров и пауэрлифтеров, а также случаи, когда спортсмены заканчивают карьеру и сообщают о своих проблемах [19, 20]. Очевидно, что влияние АС на состояние органов и систем во многом зависит от уровня эндогенного тестостерона, генетических факторов, исходного уровня липидного обмена [21].
Кроме того, выраженность побочных реакций АС может значительно варьировать на фоне приема разных групп стероидов (природные или синтетические, пероральные или парентеральные) и используемых доз [22]. Как правило, молодые люди принимают два или более стероида одновременно повторными курсами от нескольких недель до нескольких месяцев в дозировке около 800–1000 мг/нед, иногда до 3000–5000 мг/нед в пересчете на тестостерон, что в 50–100 раз превышает физиологическую норму [21, 23].
По данным аутопсии общей находкой является обнаружение левожелудочковой гипертрофии в сочетании с фиброзом и разрушением кардиомиоцитов [24]. И, хотя некоторые специалисты склонны связывать подобную гипертрофию не с приемом АС, а с длительными тренировками (athletes heart) [21, 22], при сравнении данных аутопсии 87 спортсменов, употреблявших и 187 не употреблявших АС (после исключения таких факторов, как масса тела, спортивный стаж, травма, возраст), у лиц, использовавших стероиды, установлена более выраженная, патологическая гипертрофия миокарда левого желудочка (ЛЖ), сопровождавшаяся фиброзом и апоптозом кардиомиоцитов [24], в механизме развития которой имеет значение прямой минералокортикоидный эффект АС и симпатико-зависимая активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы. Патологическая гипертрофия миокарда способствует нарушению его диастолической, а затем и систолической функции, формированию электрофизиологической неоднородности, приводящей к развитию фатальных осложнений [25]. Причем сформировавшаяся в подростковом возрасте патологическая гипертрофия миокарда в дальнейшем повышает вероятность его ишемического повреждения [26].
Помимо прямого токсического воздействия на миокард АС оказывают атерогенное, тромбогенное, вазо-спастическое действие, что приводит к преждевременному и ускоренному развитию артериальной гипертензии, ишемической болезни, острой и хронической сердечной недостаточности, тромбоэмболий, нарушений ритма, включая внезапную смерть [27–29].
Проаритмогенные эффекты АС реализуются вследствие развития очаговой миокардиальной ишемии (из-за тромботических и атерогенных сдвигов), электролитных нарушений, автономной (вегетативной) дисфункции и гипертрофии миокарда, модулирующей функцию ионных каналов кардиомиоцитов. Очевидно, что эти эффекты взаимосвязаны и во многом опосредуют электрофизиологические эффекты стероидных гормонов: снижение порога деполяризации, повышение автоматизма желудочков, изменение длительности потенциала действия, удлинение или укорочение интервала QT [30].
Тем не менее в литературе существуют полярные мнения относительно потенциальной опасности АС. Американские авторы провели сравнение уровня артериального давления, показателя раннего диастолического расслабления миокарда (E/a) ЛЖ, а также массы миокарда ЛЖ у молодых атлетов, принимавших АС в виде монодобавки, и у лиц, использовавших комбинацию АС и соматотропного гормона. Показано, что комбинация оказывала более выраженный негативный эффект, а среди принимавших только АС увеличение массы миокарда ЛЖ не имело достоверных различий с контрольной группой [31].
Другим не менее популярным среди атлетов средством, стимулирующим спортивные результаты, является рекомбинантный эритропоэтин, который в настоящее время широко используется в клинической практике благодаря способности стимулировать эритропоэз, проявляя при этом антиапоптическую, нейро- и кардиопротекторную активность. Атлеты и тренеры применяют гемопоэтический эффект препарата для увеличения кислородной емкости крови и повышения аэробной работоспособности в видах спорта, тренирующих качество выносливости, забывая при этом о нежелательных эффектах эритропоэтина, которые в совокупности с интенсивными физическими нагрузками могут привести к фатальным событиям [32].
На фоне назначения эритропоэтина наблюдается подъем артериального давления (особенно у лиц с исходной гипотензией) вследствие повышения вязкости крови, увеличения реактивности сосудов за счет роста чувствительности к катехоламинам, активации ренин-ангиотензин-альдостероновой системы в результате увеличения количества рецепторов ангиотензина в гладкомышечных клетках сосудов, роста содержания внутриклеточного кальция и спазма гладкой мускулатуры, ремоделирования стенки артерий, увеличения концентрация эндотелина-1 и серотонина [33].
Лекарственно-индуцированная артериальная гипертензия сопровождается развитием гипертрофии ЛЖ, особенно при назначении препарата в условиях уже сформированной «рабочей» гипертрофии миокарда спортсмена. Однако основными побочными эффектами эритропоэтина, по мнению специалистов, являются гемореологические нарушения, усугубляемые интенсивными физическими нагрузками и расстройствами водно-электролитного баланса, что значительно повышает риск тромбозов [32].
Еще одним популярным запрещенным в спорте средством является симпатикомиметик эфедрин, стимулирующий центральную нервную и сердечно-сосудистую систему. По структуре и действию на организм эфедрин имеет много общего с амфетаминами и метамфетаминами и способен, как и последние, вызвать развитие привыкания и зависимости, что позволило отнести его к классу сильнодействующих и наркотических средств. К сожалению, зачастую алкалоиды эфедры обнаруживаются в различных биологически активных спортивных добавках, не будучи заявленными в официальной прописи.
Воспроизводя эффекты активации симпатоадреналовой системы, эфедрин может способствовать улучшению концентрации и переносимости нагрузок. Несмотря на то, что использование препарата в качестве стимулятора физической работоспособности на сегодняшний день не столь актуально, он продолжает оставаться популярным как сжигатель жира благодаря липолитическому эффекту. При длительном приеме в высоких дозах эфедрин способен повышать потребность миокарда в кислороде и вызывать серьезные повреждения нервной системы и миокарда, вплоть до некроза, а также провоцировать развитие жизнеугрожаемых аритмий [34].
Другими не менее популярными на сегодняшний день стимулирующими средствами являются b2-агонисты. Типичные представители этой группы препаратов длительного действия используются спортсменами (наиболее часто лыжниками) по медицинским показаниям для профилактики приступов астмы физического перенапряжения. Среди детей и подростков, занимающихся спортом, это состояние распространено несколько реже, чем среди взрослых (аналогично нетренированным).
Одновременно со стимуляцией b2-адренорецепторов бронхов, устранением бронхоспазма и увеличением жизненной емкости легких b-агонисты возбуждают рецепторы сердца, коронарных, мозговых и мезентериальных сосудов, центральной нервной системы и, воспроизводя эффекты медиаторов симпатической нервной системы, способны в определенной степени стимулировать работоспособность. Этот факт может давать спортсменам-астматикам определенные преференции, становясь в последние годы источником жарких споров среди общественности и специалистов [35]. Одним из распространенных препаратов данной группы является кленбутерол, который помимо бронхорасширяющего и кардиотонического эффектов при длительном применении высоких и средних доз может вызывать кардиотоксические, ишемические и аритмогенные нарушения [36].
Учитывая жесточайший допинг-контроль и «карательные» санкции, многие атлеты не идут на прямое использование запрещенных средств, предпочитая принимать так называемые энергетики или пищевые добавки. Причем дети и подростки употребляют их, ориентируясь на друзей и тренеров и ставя во главу угла достижение высоких спортивных результатов, тогда как более старшие спортсмены прислушиваются в большей степени к мнению врачей и мотивируют прием диетических субстанций заботой о сохранении здоровья [37].
Наиболее популярными незапрещенными средствами среди спортсменов всех возрастов и специализаций являются энергетические напитки. Как правило, в их состав входят кофеин, глюкоза, таурин и другие субстанции (травы, витаминно-минеральные добавки), способные усиливать фармакологические эффекты кофеина. Более того, 25% напитков и добавок имеют состав, отличный от заявленного, содержат запрещенные или неидентифицируемые субстанции [38].
Кардиотоксические эффекты высоких доз кофеина хорошо известны. Учитывая, что содержание его в продуктах лимитируется далеко не всеми производителями, а употребление энергетиков является практически бесконтрольным, фактическая дневная норма потребления может быть превышена в несколько раз. Возможно также потенцирование негативных эффектов кофеина другими компонентами, входящими в состав биологических субстанций и энергетических напитков (гуарана, йохимбин, синефрин, октопамин). В связи с этим во многих странах действуют ограничения по возрасту продажи и содержанию кофеина в энергетиках. Кроме того, бесконтрольное употребление энергетических напитков и биологических добавок подростками-спортсменами четко коррелирует с приемом допинга у более зрелых атлетов [39].
Возможной альтернативой запрещенным энергетикам могут стать метаболические средства с доказанной эффективностью и безопасностью. По мнению специалистов Международного общества по спортивному питанию, таковыми являются нутриенты (вода, белок, углеводы, незаменимые аминокислоты, аминокислоты с разветвленной цепью), заменители пищевых продуктов (энергетические батончики, напитки и др.), а также b-гидрокси-b-метилбутират, креатин, натрия фосфат, натрия бикарбонат, кофеин, b-аланин, глицерин, а также пищевые волокна, кальций, зеленый чай, конъюгаты линолевой кислоты, способствующие снижению массы тела. Остальные средства не имеют обоснованного с позиций доказательной медицины влияния на работоспособность. И, хотя сам факт использования эргогенных средств у детей-спортсменов представляется нам неэтичным, они востребованны и широко применяются как спортивными врачами и тренерами, так и самими атлетами.
Широко распространенным эргогенным средством в спортивной медицине является фосфокреатин, который играет ведущую роль в обеспечении мышечного сокращения, выполняет функцию переносчика энергии из митохондрий к местам ее использования с помощью реакции перехода фосфокреатина в креатин и обратно. Специалистами Американского колледжа спортивной медицины обоснована целесообразность использования креатина в таких видах спорта, как прыжки, плавание, велоспорт и бег на спринтерские дистанции [40]. Имеются данные о положительных результатах применения креатина при нагрузках, имеющих более выраженный аэробный компонент [41]. В отличие от большинства запрещенных стимуляторов физической работоспособности фосфокреатин не оказывает проаритмогенного эффекта, а напротив, оптимизируя энергообеспечение кардиомиоцитов, предотвращает реализацию электрофизиологических механизмов аритмий [42], а также проявляет антиагрегантное, положительное гемодинамическое, кардио- и нейропротекторное действия.
Эффективность гидрокарбоната натрия в качестве эргогенного препарата остается предметом жаркого обсуждения. На сегодняшний день в литературе представлено немало работ с противоречащими результатами, поскольку в исследованиях с использованием соды отсутствует унификация условий применения и доз препарата, тогда как эффективность гидрокарбоната натрия напрямую зависит от уровня спортивного мастерства, вида нагрузок и степени развития мышечного аппарата [43]. Проблемой при его использовании является выбор адекватных дозировок для профилактики развития метаболического алкалоза.
Довольно популярным средством в спортивной медицине является b-аланин. Наибольшую известность эта аминокислота получила в видах спорта, работоспособность в которых обеспечивается преимущественно анаэробным компонентом. Эффект b-аланина основан на способности повышать в мышцах уровень карнозина, являющегося мощным буфером. В связи с этим прием b-аланина способен отодвигать наступление нейромышечного утомления [44]. Натрия фосфат стимулирует прежде всего аэробную работоспособность [45], однако не имеет, как и аланин, достаточного опыта терапевтического использования.
Однако, по нашему мнению, возможности спортивной фармакологии не должны ограничиваться применением только перечисленных эргогенных средств. Ведь помимо прямой стимулирующей цели не менее важными являются повышение резервов адаптации и коррекция дисфункций организма, вызванных интенсивной физической нагрузкой. Спектр препаратов, перспективных для терапевтического использования в спорте, по нашему мнению, значительно шире и включает витамины, микро- и макроэлементы, другие средства метаболического типа действия (карнитин, карнозин, инозин, коэнзим Q10, препараты янтарной, глютаминовой, аспарагиновой, кетоглютаровой и других кетокислот и т.д.), весьма популярные среди спортсменов.
Целесообразность использования этих средств для стимуляции производительности мышц и работоспособности спортсменов имеет доказательную базу различного уровня и в настоящее время дискутируется. Относительно L-карнитина в литературе имеются данные, свидетельствующие о наличии у препарата прямого эргогенного эффекта и липолитических свойств (делающих его перспективным для контроля массы тела). Способность этого метаболита стимулировать окислительную работоспособность получила обоснование в зарубежных исследованиях, включавших в общей сложности около 300 человек.
В обзорной статье R.Kreider и соавт. обоснована возможность применения L-карнитина при интенсивных нагрузках благодаря способности уменьшать избыток ацетилкоэнзима А внутри клетки, восстанавливать активность пируватдегидрогеназы и ускорять процесс аэробного гликолиза [46]. В то же время некоторые исследователи не обнаружили благоприятного влияния L-карнитина на максимальное потребление кислорода, производительность мышц и накопление лактата у спортсменов. Очевидно, эффект экзогенного карнитина серьезно зависит от максимальной кислородной емкости конкретного индивидуума и наиболее заметен при курсовом приеме в дозе 2–5 г не менее 2 нед при предельных физических нагрузках (когда скорость образования ацил-КоА превосходит скорость его утилизации).
Кроме того, L-карнитин обладает широким спектром дополнительных эффектов, благоприятных для спортсменов (гемопоэтическим, противоишемическим, антиагрегантным, вазоактивным, кардиопротекторным, иммуномодулирующим), и низкой токсичностью, что делает его одним из перспективных в спортивной медицине в целом и спортивной кардиологии в частности [47].
Нами была показана способность раствора L-карнитина для приема внутрь (препарат Элькар) существенно уменьшать или нивелировать клинические, гемодинамические и биохимические признаки кардиомиопатии, вызванной внешними факторами у спортсменов. По данным стандартной электрокардиографии и холтеровского мониторирования Элькар способствовал сокращению максимальной продолжительности интервала QTс на 2,4±0,2% от исходного уровня (p<0,05), исчезновению одиночных экстрасистол и ST–Т нарушений, которые исходно имели место у 7–17% детей. Данные изменения сочетались со снижением уровня адреналина (r=0,39), норадреналина (r=0,45) и кортизола (r=0,34). На фоне приема препарата Элькар у большинства атлетов происходило значительное (на 55±8,3% от исходного уровня; p<0,05) снижение уровня кардиоспецифических ферментов (креатинфосфокиназы, тропонина I), которое коррелировало с нормализацией параметров реполяризации (r=0,47, r=0,63).
Основываясь на данных литературы и результатах собственных исследований, мы считаем целесообразным использование препарата Элькар для профилактики и коррекции кардиальных нарушений, вызванных стрессорным и физическим перенапряжением у молодых спортсменов, в дозе 50–75 мг/кг в сутки в течение 1,5–2 мес. Положительные результаты применения препарата Элькар в спортивной медицине позволили ему наряду с другими метаболическими средствами занять достойное место в формулярном руководстве по использованию лекарственных средств у юных спортсменов [48].
Известные терапевтические свойства метаболических препаратов делают их крайне востребованными в детско-юношеском спорте, где основой фармакологического сопровождения в первую очередь должны быть принципы профилактики и повышения резервов адаптации организма к нагрузкам. Поэтому, в то время как спортивные достижения отдельных стран становятся рычагом для решения тех или иных политических споров, крайне важно применять для улучшения спортивных результатов доказанно эффективные и безопасные разрешенные средства. По нашему мнению, альтернативой энергетическим напиткам и аминокислотам могут быть препараты метаболического действия, обладающие эргогенным действием и массой благоприятных лечебных эффектов.

Сведения об авторах
Балыкова Лариса Александровна – чл.-кор. РАН, д-р мед. наук, проф., дир. Медицинского института, зав. каф. педиатрии ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П.Огарева». E-mail: larisabalykova@yandex.ru
Ивянский Станислав Александрович – канд. мед. наук, доц. каф. педиатрии ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П.Огарева». E-mail: stivdoctor@yandex.ru
Самошкина Елена Семеновна – канд. мед. наук, доц. каф. педиатрии ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П.Огарева». E-mail: esamoshkina@yandex.ru
Чигинева Кира Николаевна – клинический ординатор каф. педиатрии ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П.Огарева». E-mail: kira.chigineva@gmail.com
Варлашина Кристина Александровна – клинический ординатор каф. педиатрии ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П.Огарева». E-mail:  chairped@yandex.ru
Плешков Станислав Александрович – студент 6-го курса специальности «Педиатрия» ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П.Огарева». 
E-mail: chairped@yandex.ru
Список исп. литературыСкрыть список
1. Overbye M, Wagner U. Between medical treatment and performance enhancement: an investigation of how elite athletes experience Therapeutic Use Exemptions. Int J Drug Policy 2013; 24 (6): 579–88.
2. Mazzeo F, Monda V, Santamaria S et al. Antidoping program: an important factor in the promotion and protection of the integrity of sport and athlete's health. J Sports Med Phys Fitness 2017; p. 2–17.
3. Morente-Sánchez J, Zabala M. Doping in sport: a review of elite athletes' attitudes, beliefs, and knowledge. Sports Med 2013; 43 (6): 395–411.
4. Ostojic SM. Mitochondria-targeted nutraceuticals in sports medicine: a new perspective. Res Sports Med 2017; 25 (1): 91–100.
5. Всемирный антидопинговый кодекс. Версия 3.0. 20 февраля 2003 г. http://www.wada-ama.org / Vsemirnyi antidopingovyi kodeks. Versiia 3.0. 20 fevralia 2003 g. http://www.wada-ama.org [in Russian]
6. Grivetti LE, Applegate EA. From Olympia to Atlanta: a cultural historical perspective on diet and athletic training. J Nutr 1997; 127 (Suppl.): 860–8.
7. Angell PJ, Chester N, Sculthorpe N et al. Performance enhancing drug abuse and cardiovascular risk in athletes: implications for the clinician. Br J Sports Med 2012; 46 (Suppl. 1): i78–84.
8. Kinahan A, Budgett R, Mazzoni I. Structure and Development of the List of Prohibited Substances and Methods. Med Sport Sci 2017; 62: 39–54.
9. Ljungqvist A. Brief History of Anti-Doping. Med Sport Sci 2017; 62: 1–10.
10. La Gerche A, Brosnan MJ. Cardiovascular Effects of Performance-Enhancing Drugs. Circulation 2017; 135 (1): 89–99. DOI: 10.1161 /CIRCULATION AHA. 116. 022535.
11. Rodriguez NR, Di Marco NM, Langley S. American Dietetic Association; Dietitians of Canada; American College of Sports Medicine, American College of Sports Medicine position stand. Nutrition and athletic performance. Med Sci Sports Exerc 2009; 41 (3): 709–31.
12. Nicholls AR, Cope E, Bailey R et al. Children's First Experience of Taking Anabolic-Androgenic Steroids can Occur before Their 10th Birthday: A Systematic Review Identifying 9 Factors That Predicted Doping among Young People. Front Psychol 2017; 8: 1015.
13. Arieli R, Lahav Y. Ergogenic sport supplements for athletes. Harefuah 2016; 155 (6): 370–3, 385.
14. Momaya A, Fawal M, Estes R. Performance-enhancing substances in sports: a review of the literature. Sports Med 2015; 45 (4): 517–31.
15. Kanayama G, Pope HG Jr. History and epidemiology of anabolic androgens in athletes and non-athletes. Mol Cell Endocrinol 2017. pii: S0303-7207(17)30152-1.
16. Sinha-Hikim I, Artaza J, Woodhouse L et al. Testosterone-induced increase in muscle size in healthy young men is associated with muscle fiber hypertrophy. Am J Physiol Endocrinol Metab 2002; 283 (1): E154–64.
17. Turillazzi E, Perilli G, Di Paolo M et al. Side effects of AAS abuse: an overview. Mini Rev Med Chem 2011; 11 (5): 374–89.
18. Cheung AS, Grossmann M. Physiological basis behind ergogenic effects of anabolic androgens. Mol Cell Endocrinol 2017. pii: S0303-7207(17)30060-6.
19. Luke JL, Farb A, Virmani R, Sample RH. Sudden cardiac death during exercise in a weight lifter using anabolic androgenic steroids: pathological and toxicological findings. J Forensic Sci 1990; 35 (6): 1441–7.
20. Goldman A, Basaria S. Adverse health effects of androgen use. Mol Cell Endocrinol 2017. pii: S0303-7207(17)30336-2.
21. Zmuda JM, Cauley JA, Kriska A et al. Longitudinal relation between endogenous testosterone and cardiovascular disease risk factors in middle aged men. A 13 year follow-up of former Multiple Risk Factor Intervention Trial participants. Am J Epidemiol 1997; 146: 609–17.
22. Bueno A, Carvalho FB, Gutierres JM et al. A comparative study of the effect of the dose and exposure duration of anabolic androgenic steroids on behavior, cholinergic regulation, and oxidative stress in rats. PLoS One 2017; 12 (6): e0177623.
23. Zgliczynski S, Ossowski M, Slowinska-Srednicka J et al. Effect of testosterone replacement therapy on lipids and lipoproteins in hypogonadal and elderly men. Atherosclerosis 1996; 121 (1): 35–43.
24. Frati P, Busardò FP, Cipolloni L et al. Anabolic Androgenic Steroid (AAS) related deaths: autoptic, histopathological and toxicological findings. Curr Neuropharm 2015; 13 (1): 146–59.
25. Di Paolo M, Agozzino M, Toni C et al. Sudden anabolic steroid abuse-related death in athletes. Int J Cardiol 2007; 114 (1): 114–7.
26. Seara FAC, Barbosa RAQ, de Oliveira DF et al. Administration of anabolic steroid during adolescence induces long-term cardiac hypertrophy and increases susceptibility to ischemia/reperfusion injury in adult Wistar rats. J Steroid Biochem Mol Biol 2017; 171: 34–42.
27. Montisci M, Mazloum R, Cecchetto G et al. Anabolic androgenic steroids abuse and cardiac death in athletes: morphological and toxicological findings in four fatal cases Forensic Sci Int 2012; 217 (1–3): e13–8.
28. Baggish AL, Weiner RB, Kanayama G et al. Cardiovascular Toxicity of Illicit Anabolic-Androgenic Steroid Use. Circulation 2017; 135 (21): 1991–2002.
29. Vanberg P, Atar D. Androgenic anabolic steroid abuse and the cardiovascular system. Handb Exp Pharmacol 2010; 195: 411–57. DOI: 10.1007/978-3-540-79088-4_18.
30. Sculthorpe N, Taylor L, Grace FM. Prolonged androgenic anabolic steroid (AAS) induced QT interval shortening: a suitable screening tool? Drug Test Anal 2016; 8 (1): 120–2.
31. Karila TAM, Karjalainen JE, Mantysaari MJ et al. Anabolic Androgenic Steroids Produce Dose-Dependent Increase in Left Ventricular Mass in Power Athletes, and this Effect is Potentiated by Concomitant Use of Growth Hormone. Int J Sports Med 2003; 24: 337–43.
32. Anderson LJ, Tamayose JM, Garcia JM. Use of growth hormone, IGF-I, and insulin for anabolic purpose: Pharmacological basis, methods of detection, and adverse effects. Mol Cell Endocrinol 2017. pii: S0303-7207(17)30337-4.
33. Kanbay M, Akcay A, Delibasi T et al. Comparison of effects of darbepoetin alfa and epoetin alfa on serum endothelin level and blood pressure. Adv Ter 2007; 24: 346–52.
34. Casella M, Dello Russo A, Izzo G et al. Ventricular arrhythmias induced by long-term use of ephedrine in two competitive athletes. Heart Vessels 2015; 30 (2): 280–3.
35. Carlsen KH. Bronchial hyperreactivity in athletes. Nord Med 1994; 109 (1): 16–8.
36. Kierzkowska B, Stanczyk J, Kasprzak JD. Myocardial infarction in a 17-year-old body builder using clenbuterol. Circ J 2005; 69: 1144–6.
37. Shaw G, Slater G, Burke LM. Supplement Use Elitу Austalian Swimmers. Int Sport Nutr Exerc Metab 2015; 2: 658–62.
38. Hans Geyer, Parr MK, Koehler K et al. Nutritional supplements cross-contaminated and faked with doping substances. J Mass Spectrometry 2008; 43 (7): 892–902.
39. Blank C, Schobersberger W, Leichtfried V, Duschek S. Health Psychological Constructs as Predictors of Doping Susceptibility in Adolescent Athletes. Asian J Sports Med 2016; 7 (4): 35.
40. Persky AM, Brazeau GA. Clinical pharmacology of the dietary supplement creatine monohydrate. Pharmacol Rev 2001; 53 (2): 161–76.
41. Engelhardt М, Neumann G, Berbalk A. Additions crea tine at fatigue spots training. Med Sci Sports Exerc 1998; 30 (7): 1123–9.
42. Розенштраух Л.В., Витт Р., Розанский Г. Электрофизиологические аспекты действия креатинфосфата на клеточную активность миокарда в нормальных условиях и при ишемии. Кардиология. 1990; 11: 97–102. / Rozenshtraukh L.V., Vitt R., Rozanskii G. Elektrofiziologicheskie aspekty deistviia kreatinfosfata na kletochnuiu aktivnost' miokarda v normal'nykh usloviiakh i pri ishemii. Kardiologiia. 1990; 11: 97–102. [in Russian]
43. Higgins MF, James RS, Price MJ. The effects of sodium bicarbonate (NaHCO(3)) ingestion on high intensity cycling capacity. J Sports Sci 2013.
44. Brisola GM, Artioli GG, Papoti M, Zagatto AM. Effects of Four Weeks of b-Alanine Supplementation on Repeated Sprint Ability in Water Polo Players. PLoS One 2016; 11 (12): e0167968.
45. Folland JP, Stern R, Brickley G. Sodium phosphate loading improves laboratory cycling time-trial performance in trained cyclists. J Sci Med Sport 2008; 11 (5): 464–8.
46. Kreider RB, Wilborn CD, Taylor L et al. ISSN exercise and sport nutrition review: research and recommendations. J Intern Soc Sports Nutr 2010; 7: 7–50.
47. Балыкова Л.А., Ивянский С.А., Урзяева А.Н. и др. Элькар в детской спортивной практике. Рос. вестн. перинатологии и педиатрии. 2013; 5: 102–8. / Balykova L.A., Ivianskii S.A., Urziaeva A.N. i dr. El'kar v detskoi sportivnoi praktike. Ros. vestn. perinatologii i pediatrii. 2013; 5: 102–8. [in Russian]
48. Формулярное руководство по применению лекарственных средств в детско-юношеском спорте. Под ред. С.О.Ключникова, И.Г.Козлова, А.Г.Самойлова.
М.: MBP-Agency, 2014. / Formuliarnoe rukovodstvo po primeneniiu lekarstvennykh sredstv v detsko-iunosheskom sporte. Pod red. S.O.Kliuchnikova, I.G.Kozlova, A.G.Samoilova. M.: MBP-Agency, 2014. [in Russian]
Количество просмотров: 387
Предыдущая статьяМесто ретиноидов в алгоритмах наружной терапии акне
Следующая статьяТипичные ошибки на преаналитическом этапе проведения лабораторных исследований

Поделиться ссылкой на выделенное