Александра Маринина: «Я не претендую на лавры Толстого или Достоевского»

Первостольник №04 2018 - Александра Маринина: «Я не претендую на лавры Толстого или Достоевского»

Для цитированияСкрыть список
Александра Маринина: «Я не претендую на лавры Толстого или Достоевского». Первостольник. 2018; 04: 
Ее не зря называют русской Агатой Кристи и королевой российского детектива: огромные тиражи, множество литературных премий, популярнейший сериал о Каменской. Мы встретились с писательницей и поговорили как о творчестве, так и о жизни.

Писать Марина Алексеева (настоящее имя писательницы) начала, когда еще служила в милиции. В 1992 г. вышла ее первая детективная повесть, написанная в соавторстве с Александром Горкиным. Повесть была подписана псевдонимом Александра Маринина, составленным из имен авторов. В следующем году вышел роман «Стечение обстоятельств», где впервые появилась Анастасия Каменская – оперативник и аналитик с Петровки.
Позднее романы о Каменской стали основой для одноименного детективного телесериала. Его премьера состоялась в 2000 г. на телеканале «НТВ», и сериал практически сразу стал культовым, а его героиня Настя Каменская – всенародной любимицей. Сегодня самому знаменитому персонажу детективов Марининой исполнилось уже 25 лет, и автор периодически возвращается к нему. Последняя на данный момент книга о Каменской вышла в 2015 г.
Кстати, свой литературный псевдоним, а также слова «Каменская» и «Настя Каменская» Маринина зарегистрировала как товарные знаки. Причем не для того, чтобы заработать. Наоборот: «Духи “Настя Каменская” или магазин одежды для деловых женщин “Каменская” никогда не появятся на свет», – говорит писательница.

– Марина Анатольевна, Вы – человек известный и непубличный одновременно, как это у вас получается?
– А я просто очень плохо переношу большие скопления людей, физически не выношу толпы, шума. Вы никогда не застанете меня в шумных компаниях – это абсолютно не мое. Я вообще никогда этого не любила, а сейчас, с возрастом (Марине 60 лет – прим. авт.), мне это все и подавно неинтересно, ненужно и тяжело. Я домосед.

– Вы сами готовите дома?
– Нет, сама я не готовлю. Не люблю и не умею. Конечно, до последнего времени я этим занималась и готовила все: и супы, и мясо, и рыбу, и пироги пекла, и торты, и что угодно. Просто потому, что это было нужно делать. Теперь можно этим не заниматься, и я вздохнула с облегчением.

– Среди ваших хобби – вышивание и коллекционирование колокольчиков. Что еще в списке ваших увлечений?
– Колокольчики я по-прежнему собираю, но уже без фанатизма. Их у меня накопилось очень много. И дома, и в офисе для них отведены целые витрины. Мне сейчас трудно сказать, сколько их всего, наверное, около 200, может, больше. Мне часто их дарят, так что я уже давно перестала их считать. И если приносят в подарок на работу в офис, то они там и остаются, там целая витрина с колокольчиками. Если же образуется свободное время, то мое давнее увлечение – оперы Верди – всегда на первом месте, если есть технические условия для просмотра и прослушивания. И, конечно, меня всегда выручают книги, для них никаких специальных условий и возможностей не нужно. Но если уж и книги под рукой не оказалось, то можно просто думать – тоже полезно. В те годы, когда я танцевала фламенко, это очень помогало активизировать мозги, потому что в этом танце чрезвычайно сложная ритмика и совершенно непривычная для славянина пластика. Но теперь танцы остались в прошлом, а в настоящем – только то, что было всегда и есть у всех: книги и музыка.

– Вы верите в то, что по тому, что человек читает, можно сделать о нем определенные выводы? Вроде «скажи мне, что ты читаешь, и я скажу, кто ты»?
– Конечно! Причем тут нужно брать широко. То есть не спрашивать, что он читает сейчас, или что он читает вообще, а что он прочел за последние полгода и понравилось ли ему прочитанное. А когда человек перечислит книги и даст им оценку, можно будет сделать вывод о том, в каком настроении он находился эти полгода. Важно знать, пришлось ли ему прочитанное по сердцу или нет, потому что, как вы понимаете, по сердцу приходится то, к чему душа лежит, а не приходится то, что не трогает. Есть такая книга, «Волхв» Джона Фаулза, ну, вы знаете, очень известная. И вот от одного мужчины средних лет, который начал ее читать, слышу: «Это же невозможно читать! Ну что это за проблема – молодой мужчина любит двух женщин одновременно и не может с собой разобраться, ну противно же читать!» А я слушаю и думаю: «Ага, милый, все с тобой понятно. Ты мне не стал говорить, что тебя стиль не устраивает, что повествование затянуто. Ты мне сказал, что тебя раздражает описанная проблема. Значит, это именно твоя проблема, которую ты в свое время не решил или решил как-то плохо, не эффективно, заставил людей страдать, страдал сам, до сих пор мучаешься чувством вины, загнал это глубоко внутрь, делаешь вид, что ничего этого не было, а это было, и оно мучает тебя до сих пор».

– Что самое смешное или нелепое вы слышали или читали о себе?
– Как-то лет десять назад мы с Леной Яковлевой (актрисой, исполнительницей роли Каменской в одноименном сериале по мотивам романов Александры Марининой – прим. авт.) были в Израиле и зашли в один большой русский книжный магазин. А Лена – человек с большим чувством юмора и, как все актеры, обожает разные розыгрыши-приколы. И вот она подходит к продавцу и спрашивает: «У вас Маринина есть последняя?» И тут я слышу ответ: «Да вы что, она давно не пишет на русском языке, она уехала в Америку и продала все права американским издателям». Тут я, конечно, грохнулась со смеху просто! (Смеется).

– На обложке одной из ваших последних книг – трехтомника «Оборванные нити» – есть пометка «Другая Маринина». Расшифруйте, пожалуйста, что же это значит?
– Значит то, что это не детектив, не семейная сага, не мелодрама, а роман о профессии. И в таком жанре я раньше не работала. То есть не та Маринина, которую вы уже знаете. Профессионального романа в исполнении Марининой вы еще не читали, поэтому другая. Это книга об очень тяжелой и неприятной профессии, это большой роман о жизни судебно-медицинского эксперта. Причем предупреждаю сразу: чтиво тяжелое и не самое приятное, но интересное. Книгу непросто читать, особенно людям с живым воображением, которые следят не за смыслом происходящего, а рисуют перед собой картинки. Мне проще – я не визуал, я никакой картинки при чтении не вижу. Я слежу только за смыслом и эмоциональным строем. Но подавляющее большинство людей все-таки относится к визуалам, которым важна и нужна картинка, и они живо ее рисуют в своем воображении. Для них это будет тяжело и неприятно. Это не чтение для того, чтобы приятно провести время в отпуске.

– Насколько я знаю, эту книгу не очень хорошо приняли ваши поклонники. Как думаете, это все потому, что они, несмотря на пометку, ожидали «ту самую Маринину»?
– Угу. Это, понимаете, удивительно. Написано же – другая. То ли они решили, что это рекламный трюк такой, а на самом деле все тоже самое. Но есть же аннотация – откройте и прочитайте, там же все написано: что это судебно-медицинский эксперт, что это его жизнь, что там нет никакой полиции, никакой Каменской. Для кого это пишут?

– В интервью вы как-то говорили о депрессии, в которую погрузились после отставки из органов. Что вас спасло тогда?
– Знаете, тему депрессии мне обсуждать не хочется, тем более, такой давней… Столько лет прошло, мне это уже не интересно.
Я не имею привычки застревать в прошлом и без конца вспоминать его и пережевывать.

– «Я человек очень приземленный, прагматичный, совершенно не претендующий на лавры Толстого или Достоевского» – как-то сказали вы о себе. А на что вы претендуете, чего хотите?
– Я хочу до конца своей жизни иметь возможность заниматься тем, что мне интересно, что приносит мне радость, удовольствие и удовлетворение. А если еще за это и деньги платят – это уже совсем замечательно. Вот у меня иногда журналисты спрашивают: «Как вы думаете, спустя 50 лет после вашей смерти, вспомнят ли люди о том, что была такая писательница и будут ли читать ваши книги?» Да какая мне разница? Мне все равно. Я об этом не думаю. Мне глубоко безразлично – будут читать – не будут читать, вспомнят – не вспомнят. Мне важна моя жизнь, я должна ее прожить достойно, не потеряв себя, не уронив свою честь. А это значит, делать только то, что я считаю нужным, правильным и интересным, ни под кого не подстраиваться, не идти на поводу, не выполнять заказы, а слушать только себя.

Текст: Елена Полякова
Фото предоставлены издательством «Эксмо»

Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 86
Предыдущая статьяСахарный диабет: стратегия профилактики
Следующая статьяПравила общения первостольника и заведующей аптекой

Поделиться ссылкой на выделенное