Кесарево сечение: история развития в России и мире

Первостольник №05 2019 - Кесарево сечение: история развития в России и мире

Для цитированияСкрыть список
Кесарево сечение: история развития в России и мире. Первостольник. 2019; 05: 
Историю развития акушерства в России XVIII–XIX вв. связывают с именем Нестора Максимовича Амбодика-Максимовича (1744–1812). Будучи выпускником, он становится доктором медицины, профессором, статским советником, почетным членом Медицинской коллегии Российской империи. Именно он явился одним из основоположников российской акушерской школы и педиатрии как самостоятельного направления в медицине. Его труд «Искусство повивания, или Наука о бабичьем деле» 1784 г. (рис. 1), лекции, сопровождающиеся демонстрациями на фантомах, практические занятия со студентами, использование акушерского инструментария внесли огромный вклад в развитие акушерства. Н.М.Амбодик-Максимович считается одним из первых русских врачей, давших подробное описание показаний, техники и послеоперационного ведения при проведении оперативного родоразрешения. По некоторым данным Карл-Вениамин Зоммер, будучи штабс-хирургом Российской империи, в 1769 г. тоже проводил операцию кесарева сечения в Риге, ведя частную практику в госпитале городской милиции.
Дальнейшее развитие акушерского дела в России неразрывно связано с именем Вильгельма Михайловича Рихтера (1767–1822). Будучи доктором медицины и профессором повивального искусства, в 1801 г. он основал Повивальный институт при Императорском воспитательном доме и родильный дом при Московском университете. Есть сведения, что в Санкт-Петербурге в 1842 г. В.М.Рихтер в Императорском воспитательном доме использовал кесарево сечение в родоразрешении у карлицы. Несмотря на то что ребенок родился здоровым, женщина скончалась через 
5 дней после родов.
Отдельный вклад в развитие акушерства внесли работы В.М.Рихтера: «Руководство к повивальному искусству, основанное на новейших опытах...» (Москва, 1801; рис. 2); «Synopsis praxis medico-obstetriciae, quam per hos viginti annos Mosquae exercuit» (Москва, 1810); «Geschichte der Medicin in Russland» (Москва, 1813–1817); «Observationes de morbis organicis uteri» (Москва, т. 1); опубликованная в 1811 г. работа по кесареву сечению «Relatio cum epicrisi de sectione caesarea».
Следующий этап развития акушерства в России относится уже к концу XIX в. и началу использования шовных материалов при проведении оперативного родоразрешения. Считается, что Владимир Иванович Штольц (1837–1899) был первым российским хирургом, применившим технику с зашиванием раны на матке. Это событие связывают с 1874 г., а уже через 7 лет Александр Эдуардович Шмидт защищает диссертацию на тему «Клинические и экспериментальные исследования о маточном шве».
Антон Яковлевич Крассовский (1821–1898) один из первых в России произвел успешную овариэктомию и удаление матки. Он постоянно совершенствовал технику оперативных вмешательств, предложил оригинальную классификацию форм узкого таза, разработал четкие критерии для наложения акушерских щипцов, ограничив их неоправданное применение при узком тазе. А.Я.Крассовский организовал первое в России Петербургское акушерско-гинекологическое научное общество (1887 г.) и первый в этой области «Журнал акушерства и женских болезней» (1887 г.). Отдельную самостоятельную дисциплину, гинекологию, для преподавания в университете ввел Владимир Федорович Снегирев (1847–1916). На базе Московского университета под его руководством была также создана первая в нашей стране гинекологическая клиника. Использование разных техник по ушиванию раны, акушерского инструментария, соблюдение принципов асептики и антисептики позволили снизить послеоперационную летальность до 7%. И уже к 1899 г. на III Международном конгрессе акушеров-гинекологов активно обсуждался вопрос о показаниях к кесареву сечению. В России использование хлороформа как способа общей анестезии началось несколько позже, чем в европейских странах, но уже к XX в. при возможности использования антибактериальной и гемостатической терапии смерть от септических осложнений при проведении кесарева сечения стала исключением.
Большое влияние на развитие акушерства и хирургии в разные века оказывали действующая форма власти и вероисповедание. Так, 1917 г. для России ознаменовался кардинальной сменой политического строя, что повлекло за собой реформы и перемены во всех сферах, включая медицину. Декретом от 1918 г. был создан отдел охраны материнства и младенчества при Народном комиссариате государственного призрения. Главная роль отдела состояла в решении грандиозной задачи – строительства «нового здания социальной охраны грядущих поколений». В это время профилактическое направление составляет основной принцип здравоохранения в СССР первых лет советской власти. Декреты 1919–1920 гг. направлены на борьбу с сыпным тифом (28 января 1919 г.), эпидемиями (10 апреля 1919 г.). Основные положения: об обязательном оспопрививании 
(10 апреля 1919 г.), снабжении бактериологических институтов и лабораторий необходимыми для их работы материалами и инвентарем (10 апреля 1919 г.), санитарной охране жилищ (18 июня 1919 г.), обеспечении Красной армии и гражданского населения мылом (30 декабря 1919 г.), санитарно-пропускных пунктах на вокзалах 
г. Москвы (13 мая 1920 г.), об обеспечении населения республики банями (30 сентября 1920 г.) и др. Отдельное внимание уделяется созданию амбулаторной службы и свободному доступу трудящегося к бесплатной медицинской помощи. В развитие кесарева сечения в России огромный вклад внес А.Бакшт, подготовив фундаментальный труд «Абдоминальное родоразрешение (кесарево сечение) в современном акушерстве», 1934. Его работа стала учебным пособием для многих акушеров (Л.С.Персианинов, А.С.Слепых и др.), способствовавших развитию этой операции во второй половине ХХ в. Что касается техники проведения операции, уже в 1920-е годы в США проведение кесарева сечения в нижнематочном сегменте являлось основным методом оперативного родоразрешения. Эту технику усовершенствовали хирурги из Германии в 1930-е, а уже в 1935 г. П.Занченко и в 1939 г. Л.Гусаков освоили в России.
Стоит отметить, что в Европе и США увеличение частоты кесарева сечения в начале XX в. было обусловлено и другими причинами. По мере увеличения темпов урбанизации в этих странах городские дети, отрезанные от сельскохозяйственной продукции и подверженные малой инсоляции, испытывали острую недостаточность в витамине D. Рахит стал очень распространенной патологией (рис. 3). Женщинам с неправильным ростом костей, неправильной формой таза часто запрещали естественно родоразрешаться. В результате частота кесарева сечения заметно возросла.
К 1930-м годам безопасное молоко стало доступным в школах и клиниках в большей части Соединенных Штатов и Европы. Тем не менее многие врачи медленно реагировали на снижение потребности в операции кесарева сечения по показаниям. После Второй мировой войны частота кесарева сечения никогда не возвращалась к уровню, который наблюдался до того, как рахит стал крупномасштабной болезнью, хотя со стороны некоторых акушеров присутствовала критика чересчур частого использования этой практики.
С 1940 г. тенденция к еще более прицельному наблюдению и ведению беременных увеличивалась. В этот период было построено много новых больниц с гинекологическими отделениями, женских консультаций. К 1938 г. около 1/2 родов в США происходили в больницах. К 1955 г. этот показатель уже составлял почти 95%.
В течение того же периода процветали медицинские исследования, и много внимания было уделено новым технологиям в поиске шовного материала, способа анестезии и современным методам определения состояния плода. В 1950-е – начале 1960-х годов стала появляться аппаратура для оценки состояния плода, и более пристальное внимание обратилось к пренатальной диагностике. Основные задачи состояли в выявлении пороков развития и определении функционального состояния плода. Еще в 1818 г. швейцарский врач Мейер впервые услышал сердечные тоны плода терапевтическим стетоскопом, а уже в 1833 г. была опубликована первая монография Эвори Кеннеди «Аускультативные наблюдения в акушерстве».
Новая эра в перинатальной диагностике ознаменовалась началом 1958 г. Ян Дональд (1910–1987) – шотландский ученый, который впервые в своей практике стал использовать ультразвук для оценки состояния плода. Данный метод позволил начать формировать более взвешенные рекомендации по проведению кесарева сечения уже относительно состояния плода. Достижения ученых и практических хирургов в акушерстве, использование анестезии не только при оперативном родоразрешении, но и в естественных родах способствовали повышению качества медицинской помощи во всем мире.
С 1980 г. во всех странах наблюдался неуклонный рост доли оперативного родоразрешения среди общего количества принятых родов, когда в СССР этот процент был еще очень низким – всего 3,1%, а к моменту его распада – 7,2%, отставая от стран с высоким уровнем жизни примерно в 
2 раза. Данная ситуация была обусловлена не только консервативными взглядами акушеров, но в большей степени отсутствием квалифицированных специалистов. С одной стороны, это послужило толчком к более тщательной подготовке узких специалистов, с другой – появлению четких рекомендаций к оперативному родоразрешению. Но отсутствие единой системы показаний к кесареву сечению до настоящего времени, а во многих странах проведение операции по желанию матери, коммерческая заинтересованность частных и государственных центров привели к тому, что в XXI в. кесарево сечение стало самой распространенной хирургической операцией в акушерстве. Такой неуклонный рост привел к тому, что уже в 2015 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) опубликовала несколько бюллетеней на данную тему, причем последние Рекомендации по кесареву сечению ВОЗ настоятельно требуют проводить кесарево сечение только по строгим медицинским показаниям. По статистическим данным, суммарная частота оперативного родоразрешения в Китае и Латинской Америке к 2015 г. превысила 40–45%, такой процент вмешательств привел к появлению огромной группы беременных с рубцом на матке, вызвав «эффект домино»: почти каждое второе кесарево сечение в этих странах – следствие предыдущего. Проанализировав данные младенческой смертности, стоит отметить, что при таком большом объеме выполняемых операций этот коэффициент в последние 10 лет остается практически неизменным. Проведенный 8–9 октября 2014 г. в Женеве (Швейцария) Совет экспертов ВОЗ пришел к однозначному выводу: «Эффект снижения материнской и перинатальной смертности нарастает при увеличении частоты кесаревых сечений до 10% всех родов, тогда как дальнейший рост доли абдоминальных родоразрешений не влияет на показатели материнских и перинатальных потерь».
Значения менее 5% не всегда означают, что в регионе действуют правила выполнения кесарева сечения только по абсолютным показаниям. Зачастую такая статистика характерна для стран, где его не применяют у женщин даже с показанным абдоминальным родоразрешением (рис. 4).
Таким образом, целесообразность и оправданность операции, изначально направленной на сохранение жизни младенца и матери, вызывают много споров в современном научном обществе акушеров-гинекологов и ставят множество вопросов относительно влияния такого способа родоразрешения на формирование здоровья новорожденного в долгосрочной перспективе.

По материалам статьи: Захарова И.Н., Бережная И.В., Сазанова Ю.О. и др. Кесарево сечение – от античности до нашего времени. Педиатрия (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2018; 2: 24–32.

Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 68
Предыдущая статьяСахарный диабет: стратегия профилактики
Следующая статьяПротивовоздушная оборона

Поделиться ссылкой на выделенное