Парацельс: превзошедший время

Первостольник №11 2017 - Парацельс: превзошедший время

Для цитированияСкрыть список
Парацельс: превзошедший время. Первостольник. 2017; 11: 
Этот ученый эпохи Ренессанса первым из известных нам начал применять в качестве лекарств химические средства. «Все есть яд, и ничто не лишено ядовитости, – писал он, – лишь доза делает яд незаметным». Неслучайно Парацельса называют предтечей современной фармакологии.

Сын врача и дворянина
Парацельс – это, как бы сказали сейчас, псевдоним. При рождении же будущий ученый с мировым именем, а тогда маленький мальчик с непомерно большой головой и худенькими ножками, получил пышное имя Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм. Было это в 1493 г. Отец его Вильгельм был одним из потомков славного, но обедневшего дворянского рода Бомбастов, резиденцией которых когда-то был старинный замок Гогенгейм в Вюртемберге. Одним из его прославленных родственников был гроссмейстер ордена рыцарей св. Иоанна Георг Бомбаст фон Гогенгейм. Женой же Вильгельма Бомбаста, родившей ему единственного сына, стала сестра-хозяйка из лечебницы аббатства г. Айнзидельн (Швейцария, кантон Швиц).
Мать Теофраста умерла, когда он был совсем маленьким. Позже отец увез мальчика в Филлах – небольшой городок на юге Австрии, где главной отраслью промышленности было горное дело. Теофраст даже посещал школу для горных мастеров, где приобрел представление не только об основах металлургии, но и о профессиональных болезнях шахтеров.
Отец, сам будучи врачом, не жалел трудов, чтобы обучить своего единственного отпрыска всем наукам, которые знал сам, – в частности алхимии, терапии и основам хирургии. Подростком Теофраст продолжил учебу в монастыре св. Андрея, а шестнадцатилетним отправился в университет г. Базеля. Так начались скитания юноши по миру.

Ветер дальних странствий
Он успел поучиться и в Вюрцбурге (в частности – у аббата Иоганна Тритемия, который тогда считался одним из величайших в мире знатоков астрологии, алхимии и магии), и в Италии – в городе Феррара, где и был удостоен степени доктора медицины (именно тогда Теофраст отбросил свои многочисленные имена и начал именовать себя Парацельсом – т.е. превзошедшим Цельса, знаменитого древнеримского врача).
Сразу после этого он отправился в странствия по другим городам Европы с целью постичь глубины науки врачевания. Он побывал в Германии, Франции, Нидерландах, доезжал до севера – до Швеции и даже России. По некоторым данным, бывал он даже в Индии, где якобы почерпнул знания из восточной мудрости.
В Италии Филипп Бомбаст служил хирургом в имперской армии. Он постоянно стремился узнавать новое, причем свои сведения о медицине частенько доставал из не слишком уважаемых источников: не только от всеми чтимых врачей и хирургов, но и от самородков-врачевателей из простонародья, повивальных бабок, цыган и колдунов. Его нередко замечали в самой, казалось бы, неподходящей компании в трактирах на проезжих дорогах. В общем, у завистников было немало поводов, чтобы поливать его грязью.
После долгих лет скитаний – врачевания, преподавания, изучения наук – Парацельс появляется в Германии, где его имя мигом становится известным, – он исцеляет нескольких больных, которых прочие врачи сочли безнадежными. Затем он решает осесть наконец на одном месте – приобретает право бюргера в Страсбурге. Вылечив Иоганна Фробена, ученого и прославленного книгоиздателя того времени, от некой инфекции, поразившей его ногу, Парацельс удостаивается протекции высокопоставленного пациента и в результате становится городским врачом в Базеле. В то же время он начинает читать лекции в Базельском университете.

Опасная популярность
Вскоре студенты прямо-таки зачастили на лекции нового профессора. Во-первых, он демонстративно читал их по-немецки – и вовсе не потому, что не знал латыни (для врача того времени это было так же немыслимо, как для современных медиков – не знать, что у человека есть, к примеру, почки). Во-вторых, он не стеснялся жестоко критиковать основы схоластической медицины, тесно связанной с теологией. В-третьих, пока его коллеги-лекторы, не мудрствуя лукаво, пересказывали своим слушателям труды Галена, Авиценны и Гиппократа, Бомбаст-Парацельс не боялся высказывать собственные суждения, довольно смелые для тех лет. Тем самым он нарушал неписаный закон: учить стоит только тому, что можно подкрепить авторитетными источниками. Он даже публично сжег учебник, основанный на представлениях античных ученых о медицине: мол, «эти мокротники» знают о лечении болезней не больше, чем шнурки его, Парацельса, ботинок. Коллеги раздражались, злобствовали, скрежетали зубами и строчили доносы. Студенты рукоплескали.
Огромное значение Парацельс придавал тщательной диагностике и гуманному отношению к пациенту. Он упирал на то, что причина болезни может находиться вне тела, т.е. в окружающей среде. Будучи главным городским врачом, он имел смелость (или, как говорили недоброжелатели, наглость) обратиться в городской совет и предложить передать все аптеки города в его ведение – он, мол, желает проверять, хорошо ли провизоры знают свое дело и действительно ли они продают населению настоящие лекарства. Аптекарям Базеля эта инициатива пришлась, мягко говоря, не по душе.
Чаша терпения влиятельных горожан переполнилась, когда Парацельс обратился в городской совет против несправедливого, по его мнению, решения, вынесенного в пользу некого каноника Корнелия. В итоге в июле 1528 г. ему пришлось спешно уезжать из Базеля, чтобы избежать суда за вольнодумство.

Скитания по миру
Покинув город, к которому он и привыкнуть не успел, Парацельс вновь начинает вести образ жизни ученого-бродяги. Он ночует на постоялых дворах и в деревенских трактирах, а за ним всюду следуют его многочисленные ученики. Одних увлекает жажда познать истину, другие мечтают овладеть искусством врачевания не хуже учителя и сказочно разбогатеть. А учитель, читая лекции и проповедуя свои взгляды всем желающим, продолжает лечить больных, ставить алхимические опыты, ведет астрологические наблюдения – и пишет книги. Сохранились свидетельства того, что он был способен провести за письменным столом несколько суток кряду, без перерывов на сон. Один из его трудов, над которым Парацельс работает в течение долгих лет, – трактат «Парамирум» – повествует о происхождении и протекании заболеваний.
На полгода Парацельс задерживается в г. Кольмаре. Там о нем очень быстро начинают говорить как об искуснейшем врачевателе; однако его привычка резко критиковать собратьев по цеху приводит к необходимости покинуть и этот город. К тому же католическая церковь, сохраняющая в Кольмаре сильные позиции, постоянно грозит Парацельсу обвинениями в ереси: постоянные поиски истины, которые он ведет, рассматриваются церковниками как признак связи с дьяволом.
В Нюрнберге он просит городской совет доверить ему лечение нескольких пациентов, от которых отказались остальные врачи, – и успешно исцеляет больных. Увы, это не добавляет ему популярности среди коллег: его продолжают называть шарлатаном и мошенником.
В этом же городе Парацельсу удается издать одну за другой целых четыре своих книги – но городской магистрат довольно быстро запретил печатать его произведения. Из Нюрнберга Парацельс отправляется в Инсбрук, надеясь там заняться врачеванием; но бургомистр отказывается верить, что этот человек с внешностью бродяги и грубыми руками простолюдина может знать толк в лечении людей, и велит «самозванцу» немедленно покинуть город.

Слава и смерть
В 1541 г. Парацельс получит, наконец, отдохновение от непрестанных странствий – он осядет в Зальцбурге благодаря приглашению герцога Эрнста, пфальцграфа Баварского, и покровительству местного архиепископа. Его найдут заслуженное признание и даже слава. Но наслаждаться плодами трудов своей жизни врачевателю придется недолго. 24 сентября 1541 г. он умрет при крайне странных обстоятельствах в гостинице «Белая лошадь». По одной версии, смерть наступит в результате болезни, по другой – в итоге падения с лестницы в изрядно нетрезвом виде, по третьей – Парацельса попросту убили нанятые завистниками бандиты – ударили камнем по голове и проломили череп. Ходили и совсем уж диковинные слухи – что знаменитый врач не мог так запросто умереть: ведь он, без всякого сомнения, принял эликсир бессмертия, изготовленный при помощи философского камня.

Выходя за рамки
Первоочередной задачей химии Парацельс считал не поиски способа делать золото, а разработку веществ, которые могли бы использоваться для лечения людей. Он постоянно экспериментировал, проверяя на пациентах действие разных препаратов, составленных из соединений меди, свинца, сурьмы, мышьяка. Немалой долей своей популярности Парацельс обязан тому, что весьма успешно лечил распространенный в то время сифилис при помощи соединений ртути. Постоянно занимаясь химическими опытами, он составлял новые лекарства и экспериментировал с их применением. И хотя многие современники обвиняли его в том, что он превращает живые тела в химические лаборатории, во многом Парацельс и вправду был предтечей современной фармакологии.
«Здесь погребен Филипп-Теофраст, превосходный доктор медицины, который тяжелые раны, проказу, подагру, водянку и другие неизлечимые болезни тела идеальным искусством излечивал и завещал свое имущество разделить и пожертвовать беднякам», – гласила надпись на его могильном камне.
Людмила Потапчук
Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 109
Предыдущая статьяДиета для сосудов
Следующая статьяПроверьте себя!

Поделиться ссылкой на выделенное