Возможности нитрендипина в лечении артериальной гипертензии, профилактике инсульта и когнитивных нарушений в разных клинических ситуациях на амбулаторно-поликлиническом этапе

Справочник поликлинического врача №03 2017 - Возможности нитрендипина в лечении артериальной гипертензии, профилактике инсульта и когнитивных нарушений в разных клинических ситуациях на амбулаторно-поликлиническом этапе

Номера страниц в выпуске:14-20
Для цитированияСкрыть список
Д.И.Трухан1, Ю.М.Поздняков2. Возможности нитрендипина в лечении артериальной гипертензии, профилактике инсульта и когнитивных нарушений в разных клинических ситуациях на амбулаторно-поликлиническом этапе. Справочник поликлинического врача. 2017; 03: 14-20
В статье рассмотрены вопросы антигипертензивной терапии с применением блокатора кальциевых каналов нитрендипина, профилактики инсульта и когнитивных нарушений у пациентов с артериальной гипертензией в отдельных клинических ситуациях на амбулаторно-поликлиническом этапе. Приведены данные исследования Syst-Eur (The Systolic Hypertension in Europe), наглядно демонстрирующие эффективность нитрендипина в снижении риска развития инсульта, когнитивных нарушений и деменции у пациентов с артериальной гипертензией. Появление на российском фармацевтическом рынке препарата нитрендипина – Нитремед® – дает возможность оптимизировать профилактику цереброваскулярной патологии и когнитивных нарушений у больных артериальной гипертензией и ишемической болезнью сердца.
Ключевые слова: артериальная гипертензия, инсульт, когнитивные нарушения, деменция, ишемическая болезнь сердца, клинические ситуации, лечение, профилактика, нитрендипин, Нитремед.

Для цитирования: Трухан Д.И., Поздняков Ю.М. Возможности нитрендипина в лечении артериальной гипертензии, профилактике инсульта и когнитивных нарушений в разных клинических ситуациях на амбулаторно-поликлиническом этапе. Справочник поликлинического врача. 2017; 3: 14–20.



Possibilities of nitrendipine in treatment of arterial hypertension, prevention of stroke and cognitive disorders in various clinical situations at the ambulatory-polyclinic stage 



D.I.Trukhan*1, Yu.M.Pozdnyakov2
1Omsk State Medical  University of the Ministry of Health of the Russian Federation. 644099, Russian Federation, Omsk, ul. Lenina, d. 12
2Moscow Regional Cardiological Center. 140180, Russian Federation, Moscow Region, Zhukovsky, ul. Frunze, d. 1
*dmitry_trukhan@mail.ru

The article deals with the issues of antihypertensive therapy with the use of the calcium channel blocker nitrendipine, prevention of stroke and cognitive impairment in patients with arterial hypertension in selected clinical situations at the outpatient and polyclinic stage. Syst-Eur (The Systolic Hypertension in Europe) studies show the effectiveness of nitrendipine in reducing the risk of stroke, cognitive impairment and dementia in patients with hypertension. The appearance of nitrendipine – Nitremed® – in the Russian pharmaceutical market makes it possible to optimize the prevention of cerebrovascular pathology and cognitive impairment in patients with arterial hypertension and coronary heart disease.
Key words: arterial hypertension, stroke, cognitive impairment, dementia, ischemic heart disease, clinical situations, treatment, prevention, nitrendipine, Nitremed.

For citation: Trukhan D.I., Pozdnyakov Yu.M. Possibilities of nitrendipine in treatment of arterial hypertension, prevention of stroke and cognitive disorders in various clinical situations at the ambulatory-polyclinic stage. Handbook for Practitioners Doctors. 2017; 3: 14–20.



Блокаторы кальциевых каналов – БКК (антагонисты кальция) являются гетерогенной группой лекарственных средств, объединяемых одним общим свойством – конкурентным антагонизмом в отношении потенциалзависимых кальциевых каналов клеточных мембран, но различающихся по ряду свойств: фармакокинетике, влиянию на частоту сердечных сокращений (ЧСС), тканевой селективности и др. [1, 2].
рис 3-1.jpg
Ионы кальция (Са2+) играют важную роль в регуляции разных процессов жизнедеятельности организма. Проникая в клетки, они активируют биоэнергетические процессы, обеспечивающие реализацию физиологических функций клеток (превращение аденозинтрифосфата в циклический аденозинмонофосфат, фосфорилирование белков и др.). В повышенной концентрации (при ишемии, гипоксии и других патологических состояниях) они могут чрезмерно увеличивать потребность тканей в кислороде, усиливать процессы клеточного метаболизма, что может приводить к разным деструктивным изменениям [1, 2]. 
Трансмембранный перенос ионов кальция осуществляется через специальные кальциевые каналы. Каналы для ионов Са2+-достаточно разнообразны и сложны. В настоящее время выделяют несколько их типов (L, T, N, P/Q, R), обладающих разными свойствами (например, проводимость, длительность открытия) и имеющих разную тканевую локализацию. К наиболее изученным относятся Са2+-каналы L-типа (long-lаstinglarge-capacitance, от англ. long-lаsting – долгоживущий, large – большой; имеется в виду проводимость канала), они медленно активируются при деполяризации клеточной мембраны и обусловливают медленный вход ионов Са2+ в клетку и формирование медленного кальциевого потенциала, например в кардиомиоцитах. Каналы L-типа локализованы в кардиомиоцитах, в клетках проводящей системы сердца (синоаурикулярном и AV-узлах), гладкомышечных клетках артериальных сосудов, бронхов, матки, мочеточников, желчного пузыря, желудочно-кишечного тракта, в клетках скелетных мышц, тромбоцитах.
В 1996 г. Т.Toyo-Oka и W.Nayler [3] была предложена классификация БКК, в которой была отображена эволюция создания этих лекарственных препаратов, их химическая структура и фармакокинетика (см. таблицу). 
С практической точки зрения (в зависимости от влияния на тонус симпатической нервной системы и ЧCC) антагонисты кальция делят на 2 подгруппы: 
1) рефлекторно увеличивающие ЧСС (производные дигидропиридина); 
2) рефлекторно уменьшающие ЧСС (фенилалкиламины и бензотиазепины) – по действию во многом сходны с b-адреноблокаторами.
Дигидропиридины широко используются для лечения артериальной гипертензии (АГ) и ишемической болезни сердца (ИБС) благодаря их высокой селективности по отношению к Ca2+-каналам L-типа. Антигипертензивная эффективность БКК сочетается с их метаболической нейтральностью – при долгосрочном применении они не вызывают изменений водно-электролитного баланса, не влияют на липидный профиль, на углеводный и пуриновый обмен. 
Однако их применение ограничивается рядом нежелательных эффектов, обусловленных специфическим распределением 
Ca2+-каналов L-типа и, в первую очередь, активацией симпатической нервной системы. В наибольшей степени нежелательная активация симпатико-адреналовой и ренин-ангиотензин-альдостероновой систем отмечается при использовании нифедипина, а последующие поколения дигидропиридиновых БКК характеризуются последовательной минимизацией этого эффекта [5, 6]. К групп-специфичным побочным эффектам всех БКК относятся гиперплазия десен и гипертрофический гингивит [7, 8], а к побочным эффектам всех дигидропиридиновых БКК I–III поколений – периферические отеки лодыжек и стоп, и лишь при использовании препарата IV поколения – цилнидипина, не зарегистрированного в Российской Федерации, встречаются существенно реже за счет сбалансированной вазодилатации, обусловленной не только традиционной блокадой Ca2+-каналов 
L-типа, но и блокадой Ca2+-каналов N-типа [9–13].
При сердечной недостаточности благодаря периферическому вазодилатирующему действию повышает фракцию выброса левого желудочка. Способствует уменьшению размеров сердца. Гипотензивный эффект связан также с ингибированием секреции альдостерона. Не влияет на тонус вен. Расслабляет гладкую мускулатуру сосудов, вызывает расширение периферических и коронарных артерий, снижает общее периферическое сосудистое сопротивление и незначительно – сократимость миокарда. Уменьшает пред- и постнагрузку и потребность миокарда в кислороде. Усиливая коронарный кровоток, улучшает кровоснабжение ишемизированных зон миокарда без развития феномена «обкрадывания», активирует функционирование коллатералей. Не угнетает проводимость в миокарде. Усиливает почечный кровоток, оказывает умеренное натрийуретическое действие. 
Фармакокинетика нитрендипина: после приема внутрь абсорбируется более 90% препарата, биодоступность составляет 60–70%, связывание с белками плазмы – 98%. Максимальная концентрация в плазме достигается в течение 1–2 ч и составляет 9–40 нг/мл. Метаболизируется в печени путем окисления. Период полувыведения (T1/2) составляет 8–12 ч, выводится почками и с желчью в виде 4 полярных метаболитов (30%). Общий клиренс – 1,3 л/мин. У пациентов пожилого возраста наблюдается увеличение T1/2, при циррозе печени – увеличение AUC и концентрации в плазме.
Зарегистрированные показания к назначению нитрендипина: АГ, стенокардия (напряжения, стабильная без ангиоспазма, стабильная ангиоспастическая, нестабильная ангиоспастическая при неэффективности b-адреноблокаторов и нитратов), синдром Рейно (симптоматическая терапия). Режим дозирования устанавливают индивидуально. Суточная доза составляет 10–40 мг в 1–2 приема [14]. 
Наиболее известным исследованием нитрендипина является исследование Syst-Eur (Systolic Hypertension in Europe) – многоцентровое рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое клиническое исследование, проведенное с участием 4695 пациентов старше 60 лет с изолированной систолической АГ. Пациенты были рандомизированы на получение плацебо или активной терапии, основанной на приеме нитрендипина (с возможным добавлением для коррекции уровня артериального давления – АД эналаприла или гидрохлоротиазида). Средний период последующего наблюдения составил 2 года, а основной конечной точкой был инсульт (фатальный и нефатальный). 
Дополнительными конечными точками являлись фатальные и нефатальные сердечно-сосудистые события. Первые результаты исследования (1997 г.) [15] и последующие данные (включительно до 2002 г.) [16] продемонстрировали клиническую эффективность приема нитрендипина в значительном снижении риска возникновения инсульта (42%) и развития фатальных и нефатальных сердечно-сосудистых событий (инсульт + сердечно-сосудистые события – 31%). 
При ретроспективном анализе было выявлено, что наибольшее положительное влияние на прогноз использования нитрендипина было у пациентов с сахарным диабетом: снижение риска смерти от сердечно-сосудистых заболеваний на 70% (p=0,001), инсульта – на 69% (p=0,02), а всех сердечно-сосудистых событий – на 62% (p=0,002) [17].
На результаты этого исследования часто ссылаются в обзорных статьях, посвященных профилактике инсульта, выделяя определенный приоритет БКК. Так, в российских клинических рекомендациях по АГ у взрослых (2016 г.) отмечено, что установлено некоторое преимущество для БКК, особенно у лиц пожилого и старческого возраста с изолированной систолической АГ [18].
Исследование Syst-China (Systolic Hypertension in China) было спланировано аналогично исследованию Syst-Eur и проведено на популяции больных с систолической АГ в Китае. 2 года лечения нитрендипином привели к достоверному снижению инсульта на 38%, смертности от инсульта – на 58%, сердечно-сосудистой смертности – на 39% и общей смертности – на 39% по сравнению с группой плацебо [19]. В соответствии с рекомендациями Американской ассоциации инсульта (American Stroke Association, 2011) нитрендипин является препаратом 1-го выбора для профилактики вторичных инсультов [20].
Длительное время в РФ препараты нитрендипина отсутствовали. Несколько лет назад на фармацевтическом рынке появилась основанная на результатах исследования Syst-Eur фиксированная комбинация «нитрендипин 20 мг + эналаприл 10 мг» [21–23]. Однако в этом исследовании у пациентов с изолированной систолической АГ базовый препарат нитрендипин применялся в широком диапазоне доз 10–40 мг, а при необходимости для достижения целевого уровня АД комбинировался с эналаприлом 5–20 мг и/или гидрохлоротиазидом 12,5–25 мг [15, 16, 24]. В инструкции по применению данной фиксированной комбинации указан режим дозирования – не более 1 таблетки в сутки [25]. Соответственно, у части больных применение только данной фиксированной комбинации не позволит достичь целевого уровня АД и потребует дополнительной терапии [26, 27].
В 2016 г. на российском фармацевтическом рынке появился препарат нитрендипина – Нитремед® (PRO.MED.CS Praha a. s., Чехия). Все препараты компании PRO.MED.CS Praha a. s. производятся с соблюдением строгих правил и требований, предъявляемых к производству лекарственных средств и в соответствии с международными стандартами GMP (Good Manufacturing Practice), а также имеют сертификаты соответствия Европейской фармакопеи.
В последние годы врачи стали уделять большое внимание еще одной проблеме, неразрывно связанной с АГ и другими сердечно-сосудистыми заболеваниями, – нарушениям когнитивных функций [28, 29]. Когнитивные функции (лат. cognitio – познание) – высшие мозговые функции: память, внимание, психомоторная координация, речь, гнозис, праксис, счет, мышление, ориентация, планирование и контроль высшей психической деятельности. Соответственно, под когнитивными нарушениями понимается снижение памяти, умственной работоспособности и других когнитивных функций по сравнению с исходным уровнем (индивидуальной нормой) [30]. 
В исследованиях Syst-Eur [15, 16, 24] и Progress (комбинация ингибитора ангиотензинпревращающего фермента – ИАПФ периндоприла и тиазидоподобного диуретика индапамида в дозе 2,5 мг) [31] был показан выраженный профилактический эффект антигипертензивной терапии в отношении развития когнитивных расстройств. Особенно наглядно это было показано в исследовании Syst-Eur, где применение нитрендипина у пациентов основной группы в сравнении с терапией пациентов контрольной группы сократило риск возникновения у них деменции на 55% (с 7,4 до 3,3 случая на 1 тыс. пациентов, 43 против 21 случая, р<0,001). После корректировки по параметрам пола, возраста, образования и исходного АД относительный коэффициент опасности, связанный с использованием нитрендипина, составил 0,38 (95% от доверительного интервала – ДИ, 0,23–0,64, р<0,001). Лечение 1 тыс. пациентов в течение 5 лет может предотвратить 20 случаев деменции (95% ДИ 7–33). Таким образом, длительное наблюдение за пациентами, участвующими в исследовании Syst-Eur, подтверждает, что антигипертензивная терапия БКК дигидропиридинового ряда нитрендипином защищает пациентов пожилого возраста, страдающих изолированной систолической АГ, от возникновения деменции [16].
Данные исследования Syst-Eur позволяют предполагать, что антигипертензивная терапия с использованием нитрендипина может повлиять на развитие не только сосудистой, но и дегенеративной деменции, чаще всего болезни Альцгеймера (БА) [16]. Известно, что БА является генетически детерминированным прогрессирующим нейродегенеративным заболеванием, в основе которого лежит гибель нейронов больших полушарий головного мозга, которая проявляется снижением памяти и других когнитивных функций. В рамках наиболее распространенной амилоидной гипотезы патогенеза БА считается, что важную роль в запуске необратимых изменений в мозге пациента играет b-амилоид (пептид Ab42), который откладывается в веществе головного мозга и формирует сенильные бляшки. В дальнейшем подобный амилоидоз способствует образованию нейрофибриллярных сплетений, вызывая гибель нейронов [32, 33].
В процессе старения мозг теряет свою способность регулировать внутриклеточный кальций, что вызывает целый ряд клеточных нарушений и в конце концов приводит к апоптозу клеток [34, 35]. И соответственно, развитие изменений в кальциевом гомеостазе может быть причиной старения головного мозга и развития БА [36, 37]. У пациентов с дегенеративной деменцией b-амилоид может стать непосредственной причиной повышения концентрации интраневрального свободного кальция и в конечном итоге сенсибилизировать мозг к действию нейротоксинов, таких как провоспалительные вещества или прооксиданты [38, 39]. Предположение о возможности влияния нитрендипина на центральную нервную систему также подтверждается тем, что он проходит гематоэнцефалический барьер (ГЭБ) и снижает распад нейромедиаторных моноаминов, нейротрансмиттеров, дефицит которых особенно выражен при дегенеративной деменции [34, 40–43]. Нитрендипин хорошо накапливается в отделах головного мозга, наиболее подверженных изменениям при БА: кора, таламус и гиппокамп [44].
Необходимо отметить, что нейропротективный эффект нитрендипина нельзя экстраполировать на всю группу дигидропиридиновых БКК. В экспериментальном исследовании было показано, что только нитрендипин и нилвадипин, представляющие собой небольшие молекулы, хорошо проникают через ГЭБ и способствуют снижению уровня b-амилоида. Другие дигидропиридиновые антагонисты кальция (амлодипин и нифедипин) в эксперименте не оказывали влияния на уровень b-амилоида или даже повышали его [45]. В рамках еще одного экспериментального исследования [46] было проведено ранжирование БКК по степени проникновения через ГЭБ и выраженности трансцитоза b-амилоида: нитрендипин > никардипин = цилнидипин > нимодипин > азелнидипин = нилвадипин. Другие БКК (амлодипин, фелодипин, исрадипин и нифедипин) не оказывали влияния на трансцитоз b-амилоида (пептида Ab42).
Существенную роль в реализации нейропротекторного эффекта нитрендипина играет ингибиция транспорта кальция в нейроны головного мозга, что способствует восстановлению кальциевого гомеостаза, нарушение которого является одним из механизмов старения мозга и патогенеза БА (нейротоксичность сенильных бляшек частично связана с повышением концентрации ионов кальция) [16, 47].
В целом ряде обзоров и метаанализов, рассматривающих взаимосвязь когнитивных нарушений и антигипертензивной терапии (и, в частности БКК), именно нитрендипин рассматривается в качестве препарата выбора для профилактики когнитивных нарушений и деменции у пациентов с АГ [48–53]. Нитрендипин предупреждает возникновение и прогрессирование цереброваскулярной патологии и когнитивных расстройств, особенно при раннем включении его в схему лечения. Таким образом, нитрендипин на сегодняшний день является единственным БКК, обладающим доказанным церебропротективным действием.
Рассмотрим несколько примеров использования препарата нитрендипина – Нитремед® у разных пациентов с АГ на амбулаторно-поликлиническом этапе оказания медицинской помощи.
рис 3-2.jpg
рис 3-3.jpg
рис 3-4.jpg
рис 3-5.jpg




Сведения об авторах

Трухан Дмитрий Иванович – д-р мед. наук, доц., проф. каф. внутренних болезней и поликлинической терапии ФГБОУ ВО ОмГМУ. E-mail: dmitry_trukhan@mail.ru
Поздняков Юрий Михайлович – д-р мед. наук, проф., рук. МОКЦ
Список исп. литературыСкрыть список
1. Чазова И.Е., Жернакова Ю.В. Блокаторы кальциевых каналов: более 50 лет на страже здоровья. Системные гипертензии. 2015; 12 (2): 49–56. / Chazova I.E., Zhernakova Iu.V. Blokatory kal'tsievykh kanalov: bolee 50 let na strazhe zdorov'ia. Sistemnye gipertenzii. 2015; 12 (2): 49–56. [in Russian]
2. Задионченко В.С., Шехян Г.Г., Ялымов А.А. и др. Применение блокаторов кальциевых каналов у пациентов с сердечно-сосудистой патологией: фокус на дилтиазем. Consilium Medicum. 2015; 17 (5): 54–62. / Zadionchenko V.S., Shehyan G.G., Yalymov A.A. et al. The application of calcium channel blockers in patients with cardiovascular disease: focus on the diltiazem. Consilium Medicum. 2015; 17 (5): 54–62. [in Russian]
3. Toyo-Oka T, Nayler WG. Third generation calcium entry blockers. Blood Press 1996; 4: 206–8.
4. Остроумова О.Д., Гусева Т.Ф. Антагонисты кальция: современные аспекты применения в кардиологии. Справочник поликлинического врача. 2008; 3: 20–3. / Ostroumova O.D., Guseva T.F. Antagonisty kal'tsiia: sovremennye aspekty primeneniia v kardiologii. Handbook for Practitioners Doctors. 2008; 3: 20–3. [in Russian]
5. van Zwieten PA, Mancia G. Third generation calcium antagonists: further developments. Blood Press 1996; 6: 376–7.
6. Purcell H. Third generation calcium antagonists. Blood Press 1996; 5: 319.
7. Трухан Д.И., Трухан Л.Ю. Пародонтит и сердечно-сосудистые заболевания: параллельно или в одной связке? Consilium Medicum. 2015; 17 (5): 73–9. / Trukhan D.I., Trukhan L.Yu. Periodontal and cardiovascular diseases: In parallel or in a bundle? Consilium Medicum. 2015; 17 (5): 73–79. [in Russian]
8. Трухан Д.И., Трухан Л.Ю. Некоторые аспекты коморбидности пародонтита и сердечно-сосудистых заболеваний. Мед. совет. 2015; 17: 12–6. / Trukhan D.I., Trukhan L.Iu. Nekotorye aspekty komorbidnosti parodontita i serdechno-sosudistykh zabolevanii. Med. sovet. 2015; 17: 12–6. [in Russian]
9. Uneyama H, Takahara A, Wakamori M et al. Pharmacology of N-type Ca2+ channels distributed in cardiovascular system (Review). Int J Mol Med 1999; 5: 455–66.
10. Narita S, Yoshioka Y, I de A et al. Effects of the L/N-type calcium channel antagonist cilnidipine on morning blood pressure control and peripheral edema formation. J Am Soc Hypertens 2011; 5: 410–6.
11. Adake P, Somashekar HS, Mohammed Rafeeq PK et al. Comparison of amlodipine with cilnidipine on antihypertensive efficacy and incidence of pedal edema in mild to moderate hypertensive individuals: A prospective study. J Adv Pharm Technol Res 2015; 6: 81–5.
12. Трухан Д.И., Сайфутдинов Р.Г. Цилнидипин
(CILNIDIPINE) – блокатор кальциевых каналов
L- и N-типа. Дневник Казанской медицинской школы. 2016; 2: 60–5. / Trukhan D.I., Saifutdinov R.G. Tsilnidipin (CILNIDIPINE) – blokator kal'tsievykh kanalov L- i N-tipa. Dnevnik Kazanskoi meditsinskoi shkoly. 2016; 2: 60–5. [in Russian]
13. Трухан Д.И. Цилнидипин (Cilnidipine) – дигидропиридиновый блокатор кальциевых каналов 4-го поколения. Междунар. журн. прикладных и фундаментальных исследований. 2016; 4–6: 1109–14. / Trukhan D.I. Tsilnidipin (Cilnidipine) – digidropiridinovyi blokator kal'tsievykh kanalov 4-go pokoleniia. Mezhdunar. zhurn. prikladnykh i fundamental'nykh issledovanii. 2016; 4–6: 1109–14 [in Russian]
14. Nitrendipine (Нитрендипин). URL: https://www.vidal.ru/drugs/molecule/749 / Nitrendipine (Nitrendipin). URL: https://www.vidal.ru/drugs/molecule/749 [in Russian]
15. Staessen JA, Fagard R, Thijs L et al. Randomised double-blind comparison of placebo and active treatment for older patients with isolated systolic hypertension. The Systolic Hypertension in Europe (Syst-Eur) Trial Investigators. Lancet 1997; 350 (9080): 757–64.
16. Forette F, Seux ML, Staessen JA et al. Systolic Hypertension in Europe Investigators. The prevention of dementia with antihypertensive treatment: new evidence from the Systolic Hypertension in Europe (Syst-Eur) study. Arch Intern Med 2002; 162 (18): 2046–52.
17. Tuomilehto J, Rastenyte D, Birkenhager WH et al. Effects of calcium-channel blockade in older patients with diabetes and systolic hypertension: Systolic Hypertension in Europe Trial Investigators. N Engl J Med 1999; 340: 677–84.
18. Клинические рекомендации. Артериальная гипертония у взрослых. Российское медицинское общество по артериальной гипертонии. 2016. URL: http://cr.rosminzdrav.ru/schema.html?id=687#/text / Klinicheskie rekomendatsii. Arterial'naia gipertoniia u vzroslykh. Rossiiskoe meditsinskoe obshchestvo po arterial'noi gipertonii. 2016. URL: http://cr.rosminzdrav.ru/schema.html?id=687#/text [in Russian]
19. Wang JG, Staessen JA, Gong L, Liu L. Chinese trial on isolated systolic hypertension in the elderly. Systolic Hypertension in China (Syst-China) Collaborative Group. Arch Intern Med 2000; 160 (2): 211–20.
20. Bufalino VJ, Masoudi FA, Stranne SK et al. The American Heart Association's recommendations for expanding the applications of existing and future clinical registries: a policy statement from the American Heart Association. Circulation 2011; 123 (19): 2167–79.
21. Чурсина Т.Я., Михалев К.А. «Фармакологический лабиринт», или поиски оптимальной комбинации. Артериальная гипертензия. 2012; 5: 32–8. / Chursina T.Ia., Mikhalev K.A. «Farmakologicheskii labirint», ili poiski optimal'noi kombinatsii. Arterial'naia gipertenziia. 2012; 5: 32–8. [in Russian]
22. Корж А.Н., Говбах И.А. Рациональная комбинированная терапия артериальной гипертензии: оптимизация профилактики цереброваскулярных нарушений. Артериальная гипертензия. 2013; 5: 9–15. / Korzh A.N., Govbakh I.A. Ratsional'naia kombinirovannaia terapiia arterial'noi gipertenzii: optimizatsiia profilaktiki tserebrovaskuliarnykh narushenii. Arterial'naia gipertenziia. 2013; 5: 9–15. [in Russian]
23. Крючкова О.Н., Ицкова Е.А., Лутай Ю.А., Турна Э.Ю. Новые горизонты фиксированной антигипертензивной терапии. Крымский терапевтический журн. 2015; 2: 41–8. / Kriuchkova O.N., Itskova E.A., Lutai Iu.A., Turna E.Iu. Novye gorizonty fiksirovannoi antigipertenzivnoi terapii. Krymskii terapevticheskii zhurn. 2015; 2: 41–8. [in Russian]
24. Forette F, Seux ML, Staessen JA. Prevention of dementia in randomised double-blind placebo-controlled Systolic Hypertension in Europe trial. Lancet 1998; 352: 1347–51.
25. Энанорм (Enanorm). Инструкция по применению, противопоказания, состав и цена. URL:http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_49497.htm / Enanorm (Enanorm). Instruktsiia po primeneniiu, protivopokazaniia, sostav i tsena. URL:http://www.rlsnet.ru/
tn_index_id_49497.htm [in Russian]
26. Трухан Д.И., Поздняков Ю.М. Актуальные аспекты рациональной фармакотерапии в кардиологии. Плюсы и минусы фиксированных и произвольных комбинаций антигипертензивных препаратов. Consilium Medicum. 2016; 18 (1): 25–31. / Trukhan D.I., Pozdnyakov Yu.M. Actual aspects of rational pharmacotherapy in cardiology. Pros and cons fixed and arbitrary combinations of antihypertensive drugs. Consilium Medicum. 2016; 18 (1): 25–31. [in Russian]
27. Трухан Д.И., Поздняков Ю.М. Лечение артериальной гипертензии проблемы реальной клинической практики. Справочник поликлинического врача. 2016; 3: 4–8. / Trukhan D.I., Pozdniakov Iu.M. Lechenie arterialnoi gipertenzii problemy realnoi klinicheskoi praktiki. Handbook for Practitioners Doctors. 2016; 3: 4–8. [in Russian]
28. Трухан Д.И., Мазуров А.Л. Легкие и умеренные когнитивные нарушения: актуальные вопросы диагностики и лечения на этапе оказания первичной медико-санитарной помощи. Consilium Medicum. 2016; 18 (2): 74–80. / Trukhan D.I., Mazurov A.L. Mild to moderate cognitive impairment: current issues of diagnosis and treatment in primary health care. Consilium Medicum. 2016; 18 (2): 74–80. [in Russian]
29. Трухан Д.И., Давыдов Е.Л. Профилактика инсульта, когнитивных нарушений и деменции у пациентов с артериальной гипертензией на этапе оказания первичной медико-санитарной помощи. Consilium Medicum. 2017; 19 (1): 50–5. / Trukhan D.I., Davydov E.L. Prevention of stroke, cognitive impairment and dementia in patients with hypertension during the provision of primary health care. Consilium Medicum. 2017; 19 (1): 50–55. [in Russian]
30. Захаров В.В., Яхно Н.Н. Когнитивные расстройства в пожилом и старческом возрасте: Методическое пособие для врачей. М., 2005. / Zakharov V.V., Iakhno N.N. Kognitivnye rasstroistva v pozhilom i starcheskom vozraste: Metodicheskoe posobie dlia vrachei. M., 2005. [in Russian]
31. PROGRESS Collaborative Group. Randomised trial of perindopril-based blood-pressure-lowering regimen among 6105 individuals with previous stroke or transient ischaemic attack. Lancet 2001; 358: 1033–41.
32. Преображенская И.С., Науменко А.А. Патогенез, диагностика и терапия болезни Альцгеймера. Мед. совет. 2015; 5: 46–54. / Preobrazhenskaia I.S., Naumenko A.A. Patogenez, diagnostika i terapiia bolezni Al'tsgeimera. Med. sovet. 2015; 5: 46–54. [in Russian]
33. Котов А.С., Елисеев Ю.В., Семенова Е.И. Болезнь Альцгеймера: от теории к практике. Мед. совет. 2015; 18: 41–4. / Kotov A.S., Eliseev Iu.V., Semenova E.I. Bolezn' Al'tsgeimera: ot teorii k praktike. Med. sovet. 2015; 18: 41–4. [in Russian]
34. Parneti L, Senin U, Mecocci P. Cognitive enhancement therapy for Alzheimer's disease: the way forward. Drugs 1997; 53: 752–68.
35. Mason RP, Leeds PR, Jacob PF et al. Inhibition of excessive neuronal apoptosis by the calcium antagonist amlodipine and antioxidants in cerebellar granule cells. J Neurochem 1999; 72: 1448–56.
36. Thibault O, Porter NM, Chen KC. Calcium Dysregulation in neuronal aging and Alzheimer's disease: hystory and new directions. Cell Calcium 1998; 25: 417–33.
37. Zipfel GJ, Lee JM, Choi DW. Reducing calcium overload in the ischemic brain. N Engl J Med 1999; 341: 1543–4.
38. Poscale A, Etchoberrigaray R. Calcium alterations in Alzheimer's disease: pathophysiology, models and therapeutic opportunities. Pharmacol Res 1999; 39: 81–8.
39. Lublin AL, Gandy S. Amyloid-beta oligomers: possible roles as key neurotoxins in Alzheimer’s Disease. Mt Sinai J Med 2010;77:43–9.
40. Hong YL. The relationship between calcium antagonist-induced hypotension and central monoaminergic system in spontaneously hypertensive rats. Int J Clin Pharmacol Ther Toxicol 1987; 11: 589–97.
41. Murzenok PP, Huang BS, Leenen FHH. Sympathoinhibition by central and periferal infusion of nifedipine in spontaneously hypertensive rats. Hypertension 2000; 35: 631–6.
42. Bell RD, Zlokovic BV. Neurovascular mechanisms and blood-brain barrier disorder in Alzheimer’s disease. Acta Neuropathol 2009; 118: 103–13.
43. Deane R, Bell RD, Sagare A, Zlokovic BV. Clearance of amyloid-beta peptide across the blood-brain barrier: implication for therapies in Alzheimer’s disease. CNS Neurol Disord Drug Targets 2009; 8: 16–30.
44. Gould RJ, Murphy KMM, Snyder SH. Autoradiographic localization of calcium channel antagonist receptors in rats brain with [3H] nitrendipine. Brain Res 1985; 330: 217–33.
45. Paris D, Bachmeier C, Patel N et al. Selective antihypertensive dihydropyridines lower Aβ accumulation by targeting both the production and the clearance of Aβ across the blood-brain barrier. Mol Med 2011; 17 (3–4): 149–62.
46. Bachmeier C, Beaulieu-Abdelahad D, Mullan M, Paris D. Selective dihydropyridin compounds facilitate the clearenceof amiloid across the blood-brain barrier. Eur J Pharmacol 2011; 659 (2–3): 124–9.
47. Hanon O, Forette F. Prevention of dementia: lessons from SYST-EUR and PROGRESS. J Neurol Sci 2004; 226: 71–4.
48. Yasar S, Corrada M, Brookmeyer R, Kawas C. Calcium channel blockers and risk of AD: the Baltimore Longitudinal Study of Aging. Neurobiol Aging 2005; 26: 157–63.
49. Duron E, Hanon O. Antihypertensive treatments, cognitive decline, and dementia. J Alzheimers Dis 2010; 20: 903–14.
50. Spinar J, Vitovec J. AII antagonists in the treatment of hypertension and prevention of CVA. Vnitr Lek 2013; 59 (1): 71–8.
51. Coca A. Hypertension and vascular dementia in the elderly: the potential role of anti-hypertensive agents.Curr Med Res Opin 2013; 29 (9): 1045–54.
52. Godfraind T. Calcium channel blockers in cardiovascular pharmacotherapy. J Cardiovasc Pharmacol Ther 2014; 19 (6): 501–15.
53. Peters J, Booth A, Peters R. Potential for specific dihydropyridine calcium channel blockers to have a positive impact on cognitive function in humans: a systematic review. Ther Adv Chronic Dis 2015; 6 (4): 160–9.
54. Трухан Д.И., Викторова И.А. Внутренние болезни: Кардиология. Ревматология. М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2013. / Trukhan D.I., Viktorova I.A. Vnutrennie bolezni: Kardiologiia. Revmatologiia. M.: OOO «Meditsinskoe informatsionnoe agentstvo», 2013. [in Russian]
55. Трухан Д.И. Рациональная фармакотерапия в кардиологии сквозь призму коморбидности и лекарственной безопасности. Справочник поликлинического врача. 2015; 1: 26–31. / Trukhan D.I. Ratsional'naia farmakoterapiia v kardiologii skvoz' prizmu komorbidnosti i lekarstvennoi bezopasnosti. Handbook for Practitioners Doctors. 2015; 1: 26–31. [in Russian]
56. Ann Twiss M, Harman E, Chesrown S, Hendeles L. Efficacy of calcium channel blockers as main-tenance therapy for asthma. Br J Clin Pharmacol 2002; 53 (3): 243–9.
57. Dart RA, Gollub S, Lazar J et al. Treatment of systemic hypertension in patients with pulmonary disease. Chest 2003; 123 (1): 222–43.
58. Chandy D, Aronow WS, Banach M. Current perspectives on treatment of hypertensive patients with chronic obstructive pulmonary disease. Integr Blood Press Control 2013; 6: 101–9.
59. Кароли Н.А., Ребров А.П. Современные подходы к лечению артериальной гипертензии у больных ХОБЛ (обзор литературы). Consilium Medicum. Болезни органов дыхания (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2013; 53–9. / Karoli N.A., Rebrov A.P. Sovremennye podkhody k lecheniiu arterial'noi gipertenzii u bol'nykh KhOBL (obzor literatury). Respiratory Organs Diseases (Suppl. Consilium Medicum). 2017; 2013; 53–9. [in Russian]
60. Herrin MA, Feemster LC, Crothers K et al. Combination antihypertensive therapy among patients with COPD. Chest 2013; 143 (5): 1312–20.
61. Трухан Д.И. Выбор лекарственного препарата с позиций рациональной фармакотерапии. Consilium Medicum. 2013; 11: 45–9. / Trukhan D.I. Vybor lekarstvennogo preparata s pozitsii ratsional'noi farmakoterapii. Consilium Medicum. 2013; 11: 45–9. [in Russian]
62. Трухан Д.И., Поздняков Ю.М. Выбор диуретика для лечения артериальной гипертензии с позиций рациональной фармакотерапии. Справочник поликлинического врача. 2015; 10: 4–9. / Tru-khan D.I., Pozdniakov Iu.M. Vybor diuretika dlia lecheniia arterial'noi gipertenzii s pozitsii ratsional'noi farmakoterapii. Handbook for Practitioners Doctors. 2015; 10: 4–9. [in Russian]
63. Montalescot G, Sechtem U, Achenbach S et al. 2013 ESC guidelines on the management of stable coronary artery disease. Eur Heart J 2013; 34 (38): 2949–3003.
Количество просмотров: 59
Предыдущая статьяГипертоническая болезнь в практике терапевта
Следующая статьяСимптоматические артериальные гипертензии