Новые возможности в терапии остеоартроза

Справочник поликлинического врача №06-08 2015 - Новые возможности в терапии остеоартроза

Номера страниц в выпуске:4-7
Для цитированияСкрыть список
Л.И.Алексеева, Е.П.Шарапова, Н.Г.Кашеварова, С.Е.Пьяных. Новые возможности в терапии остеоартроза. Справочник поликлинического врача. 2015; 06-08: 4-7

Остеоартроз (ОА) – самая распространенная форма поражения суставов, вызывающая потерю трудоспособности и ограничение ежедневной двигательной активности и в итоге – снижающая качество жизни больных. В России, по данным ФГБНУ НИИ ревматологии им. В.А.Насоновой, 13% взрослого населения страдают ОА, причем его частота по сравнению с 1988 г. выросла практически в 2 раза: тогда большое сплошное исследование, проведенное под руководством профессора Л.И.Беневоленской, показало частоту ОА, равную 6,4%.
Увеличение частоты ОА объясняется двумя главными причинами: прежде всего постарением населения Земли и катастрофическим накоплением лиц с избыточной массой тела. Проблема ожирения касается уже не только взрослой популяции, но и детей, а также подростков.
2015-10-18_20-52_SPV6-8(2015) (1).pdf.jpg
ОА всегда рассматривался как заболевание, связанное с возрастом, тем не менее его признаки можно обнаружить и у гораздо более молодых людей, т.е. наблюдается тенденция более раннего развития болезни, которая объясняется отчасти нарастанием числа лиц с ожирением. Две указанные причины сами по себе связаны не только с развитием ОА, но и накоплением других сопутствующих заболеваний, поэтому лечение лиц с ОА в настоящее время представляет собой непростую проблему. Имеющиеся у пациентов с ОА соматические заболевания, с одной стороны, и достаточно большой арсенал лекарственных средств – с другой, требуют реальной оценки пользы и возможного риска от назначения того или иного медикаментозного средства у конкретного больного. И выбор должен быть за максимально безопасной и эффективной терапией, что особенно актуально при ведении сложных больных с отягощенным коморбидным фоном.

Терапевтические возможности

Лечение ОА направлено прежде всего на симптомы болезни, т.е. уменьшение боли и улучшение функционального состояния суставов, которые достигаются комбинацией нефармакологических и медикаментозных методов, изложенных в многочисленных рекомендациях.
Для уменьшения боли чаще всего применяются анальгетики и нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), однако эти средства нередко не полностью купируют болевой синдром. Кроме того, пероральные НПВП часто вызывают нежелательные явления, особенно у пожилых лиц и пациентов с коморбидностью, получающих дополнительное лечение, что создает проблему лекарственных взаимодействий и может лимитировать назначение ряда препаратов. С другой стороны, хроническая боль при ОА, как правило, требует длительного использования анальгетиков и НПВП, что тоже способствует ухудшению течения сопутствующих заболеваний и развитию нежелательных явлений. По данным некоторых авторов, риск развития желудочно-кишечных и сердечно-сосудистых осложнений у больных, регулярно принимающих НПВП, превышает таковой в популяции более чем в 4 раза.
Все это определяет увеличение интереса к другим лекарственным средствам, называемым замедленными симптоматическими препаратами, которые хорошо зарекомендовали себя в артрологии. Свое название эти препараты получили потому, что эффект от их применения развивается не сразу, а через 4–12 нед, но в отличие от НПВП и анальгетиков они обладают выраженным последействием, когда после прекращения лечения эффективность сохраняется еще в течение 12 нед, а иногда и более, и самая главная их особенность заключается в наличии потенциального структурно-модифицирующего действия и высокой безопасности.
При болях в суставах на I этапе медикаментозного лечения рекомендуется назначение ХС, ГА или их комбинация из-за высокой эффективности и безопасности с короткими курсами назначения парацетамола для быстрого обезболивающего эффекта. Анальгетическое и противовоспалительное действие этих препаратов хорошо доказано. В последние годы стали появляться работы о более выраженной действенности при использовании комбинации ХС и ГА. Так, в исследовании М.Hochbergy и соавт. [3] показано, что такая комбинация была равна по результативности с целекоксибом после 6 мес лечения пациентов с ОА коленных суставов.
Наши результаты изучения комбинации 500 мг ХС и 500 мг ГА (глюкозамина гидрохлорид) – препарат Артра® – у 375 лиц с гонартрозом при многоцентровом открытом рандомизированном исследовании тоже подтвердили его анальгетические и противовоспалительные свойства, а также высокую безопасность [4].

Клиническое исследование

t1.jpg
Нами было проведено исследование по изучению эффективности, переносимости и безопасности препарата Артра® MСM Форте (1 таблетка содержит 400 мг ХС, 500 мг ГА гидрохлорида, 300 мг МСМ, 10 мг гиалуроната натрия (в пересчете на гиалуроновую кислоту) в сравнении с препаратом Артра® у пациентов с ОА коленного сустава при непрерывном приеме в течение 4 мес. В исследование были включены 100 больных обоих полов, в возрасте 45–75 лет, с достоверным (по критериям Aмериканского колледжа ревматологов) ОА коленного сустава 2–3-й степени по Kellgren–Lawrence, с болью при ходьбе более 40 мм (по визуальной аналоговой шкале – ВАШ). Пациенты осматривались ежемесячно, оценивались динамика индекса WOMAC, тест «встань и иди», эффективность терапии по мнению врача и пациента, качество жизни – по анкете EQ-5D.
Рандомизированно все пациенты были разделены на 2 группы: 50 больных (группа М) получали препарат Артра® MСM Форте по схеме: 2 таблетки в сутки 1-й месяц, затем по 1 таблетке в день, остальные 50 (группа А) – препарат Артра® по той же схеме. В группу А вошли 47 женщин и 3 мужчины, в группу М – 49 женщин и 1 мужчина. Основная масса пациентов имели 2-ю рентгенологическую степень (88 и 78% соответственно). По частоте сопутствующих заболеваний больные обеих групп не различались (84 и 88% соответственно).
123344.jpg
Обе группы до начала терапии были сопоставимы по возрасту, давности болезни, индексу массы тела (ИМТ) и интенсивности боли по ВАШ (см. таблицу).
Поскольку все 100 больных закончили исследование, популяция PP отдельно не выделялась, все расчеты проведены по единой популяции набранных пациентов (по 50 – в каждой группе). В исследовании зарегистрировано лишь одно нежелательное явление – запор у пациентки из группы М, что не было причиной прерывания или отмены терапии.
Достоверное снижение боли по ВАШ на фоне лечения зарегистрировано в обеих группах (рис. 1).
Уменьшение интенсивности боли отмечалось уже к концу 1-го месяца терапии и сохранялось весь период наблюдения. Сравнение процентного изменения значения боли по WOMAC по визитам различий между группами не обнаружило.
Оба препарата одинаково уменьшали скованность уже через месяц терапии, различий в динамике утренней скованности между группами не установлено.
По влиянию на функциональное состояние суставов и суммарный индекс WOMAC оба препарата показали сходные результаты: уменьшение показателей отмечалось в обеих группах со 2-го визита. Улучшение сохранялось по всем составляющим индекса WOMAC на всем протяжении терапии, при этом обнаруженные различия внутри групп были статистически достоверными.
Анализ теста «встань и иди» (время, потраченное на вставание со стула и прохождение 5 м) показал достоверное уменьшение затрачиваемого времени в обеих группах, однако в группе М эти различия достигали статистической достоверности уже на 2-м визите, а в группе А – только на 3-м. Изменения этого теста уже со 2-го визита в группе М свидетельствуют о более быстром действии Артра® МСМ (рис. 2).
Это подтверждают и оценки эффективности терапии, проводимые пациентом и врачом, которые практически не отличались друг от друга и показали более быстрое наступление положительного эффекта в группе М: «значительное улучшение»; и «улучшение» отметили 60% больных уже на 2-м визите, в то время как в группе А – только 38% пациентов (различия статистически достоверны); р=0,02. С 3-го визита различий по результативности лечения между группами не выявлено.
При оценке EQ-5D тоже получены положительные результаты: достоверное улучшение данных показателей наблюдалось с 3-го визита в обеих сравниваемых группах.

Выводы

r1-1-2.jpg
Таким образом, препараты Артра® MСM Форте и Артра® обладают равной эффективностью в отношении уменьшения боли, улучшения функционального состояния суставов. Вместе с тем, учитывая достоверное улучшение показателя теста «встань и иди» в группе М уже на 2-м визите по сравнению с группой А, в которой улучшение этого показателя наблюдалось только на 3-м, больший процент больных (60%), получавших препарат Артра® МСМ, отметивших «значительное улучшение» и «улучшение» уже на 2-м визите по сравнению только с 38% пациентов в группе А, создается впечатление, что Артра® МСМ Форте обладает более быстрым наступлением эффекта. Это подтверждает и проведенный дополнительный опрос больных, принимавших Артру МСМ, 36 (72%) из них отметили более быстрое уменьшение боли по сравнению с Артрой, опыт применения которой у них был раньше. Возможно, что для изучения действия Артра® МСМ Форте и особенно МСМ требуются более длительные исследования, как это подчеркивали T.Pagonis и соавт. Препарат Артра® МСМ может быть рекомендован для лечения ОА в реальной клинической практике.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Henrotin Y, Marty M, Mobasheri A. What is the current status of chondroitin sulfate and glucosamine for the treatment of knee osteoarthritis? Maturitas 2014; 78: 184–7.
2. Bruyère O, Scooper O, Pelletier J-P et al. An algorithm recommendation for the management of knee osteoarthritis in Europe and internationally: A report from a task force of the European Society for Clinical and Economic Aspects of Osteoporosis and Osteoarthritis (ESCEO). Seminars in Arthritis and Rheumatism 2014: p. 2-11.
3. Hochbergy MC et al. The Multicentric Osteoarthritis interVEntion Study with Sysadoa (MOVES). MOVES Steering Committee. Osteoarthritis and Cartilage 2014; 22: S7–S56.
4. Алексеева Л.И., Чичасова Н.В., Мендель О.И. Рациональный выбор базисной терапии при остеоартрозе. Результаты открытого рандомизированного многоцентрового исследования препарата Артра® в России. РМЖ. 2005; 13, 24 (248): 1637–40.
5. Kocsis JJ, Harkaway S, Snyder R. Biological effects of the metabolites of dimethyl sulfoxide. Ann N Y Acad Sci 1975; 243: 104–9.
6. Engelke UF, Tangerman A, Willemsen MA et al. Dimethyl sulfone in human cerebrospinal fluid and blood plasma confirmed by onedimensional (1)H and two-dimensional (1)H-(13)C NMR. NMR Biomed 2005; 18: 331–6.
7. Ebisuzaki K. Aspirin and methylsulfonylmethane (MSM): a search for common mechanisms, with implications for cancer prevention. Anticancer Res 2003; 23: 453–8.
8. Alam SS, Layman DL. Dimethyl sulfoxide inhibition of prostacyclin production in cultured aortic endothelial cells. Ann NY Acad Sci 1983; 411: 318–20.
9. Beilke MA, Collins-Lech C, Sohnle PG. Effects of dimethyl sulfoxide on the oxidative function of human neutrophils. J Lab Clin Med 1987; 110: 91–6.
10. Pagonis TA, Givissis PK, Kritis AC, Christodoulou AC. The Effect of Methylsulfonylmethane on Osteoarthritic Large Joints and Mobility. Int J Orthopaedics 2014; 1 (1): 19–24.
11. Vidyasagar S, Mukhyaprana P, Shashikiran U et al. Efficacy and tolerability of glucosamine chondroitin sulphate-methyl Sulfonyl Methane (MSM) in Osteoarthritis of Knee in Indian Patients. IJPT 2004; 3: 61–5.
Количество просмотров: 1440
Следующая статьяОстеоартроз коленного сустава: дифференциальный диагноз (часть 2)

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир