Современные рекомендации по применению пневмококковых вакцин у пациентов с заболеваниями легких

Справочник поликлинического врача №06 2018 - Современные рекомендации по применению пневмококковых вакцин у пациентов с заболеваниями легких

Номера страниц в выпуске:22-26
Для цитированияСкрыть список
Г.Л.Игнатова, В.Н.Антонов. Современные рекомендации по применению пневмококковых вакцин у пациентов с заболеваниями легких. Справочник поликлинического врача. 2018; 06: 22-26
Актуальность применения пневмококковых вакцин при различных клинических ситуациях у пульмонологических пациентов при сочетанных нозологиях остается достаточно важной. В статье приводятся современные схемы вакцинопрофилактики пневмококковых инфекций, в том числе у больных групп риска. Продемонстрированы аргументы для разработки региональных программ вакцинации, включающие анализ эпидемиологической или полевой эффективности, показатели клинической или иммунологической эффективности, данные фармакоэкономики. В качестве примера используются результаты 5-летнего наблюдения за вакцинированными пациентами с хронической обструктивной болезнью легких в Челябинском городском пульмонологическом центре. Также освещены результаты нового популяционного наблюдательного проспективного исследования случай–контроль с отрицательным контролем, проведенного в Луисвилл (США). Расчетные показатели эффективности применения пневмококковой конъюгированной 13-валентной вакцины составили 73%. Дается обоснование ее широкого использования для формирования популяционного иммунитета, позволяющего уменьшить бремя пневмококковой инфекции и сократить издержки бюджета здравоохранения.
Ключевые слова: хроническая обструктивная болезнь легких, внебольничная пневмония, вакцинопрофилактика, пневмококковая конъюгированная 13-валентная вакцина.

Для цитирования: Игнатова Г.Л., Антонов В.Н. Современные рекомендации по применению пневмококковых вакцин у пациентов с заболеваниями легких. Справочник поликлинического врача. 2018; 6: 22–26.

Current recommendations on use of pneumococcal vaccines in patients with lung diseases 

G.L.Ignatova, V.N.Antonov
Medical University of South Ural State of the Ministry of Health of the Russian Federation. 454092, Russian Federation, Chelyabinsk, ul. Vorovskogo, d. 64
iglign@mail.ru

The use of pneumococcal vaccines in patients with lung diseases and comorbidity remains quite relevant. The article provides modern schemes for preventing pneumococcal infections by vaccination, including in high- risk group patients. It also provides arguments for a development of regional vaccination programs, including an analysis of epidemiological or field effectiveness as well as indicators of clinical or immunological efficacy and pharmacoeconomic data. As an example it uses the results of a 5-year follow up of vaccinated patients with chronic obstructive pulmonary disease in the Chelyabinsk City Pulmonary Center. The article also deals with the results of a new population-based observational, prospective, case-control study with negative control, conducted in Louisville (USA). The estimated efficacy of pneumococcal conjugate 13-valent vaccine was 73%. It suggests a justification for its wide use for a formation of population immunity, allowing to reduce the burden of pneumococcal infection and to reduce costs of the health care budget.
Key words: chronic obstructive pulmonary disease, community-acquired pneumonia, vaccine prophylaxis, pneumococcal conjugate 13-valent vaccine.

For citation: Ignatova G.L., Antonov V.N. Current recommendations on use of pneumococcal vaccines in patients with lung diseases. Handbook for Practitioners Doctors. 2018; 6: 22–26.

Инфекции бронхиального дерева традиционно рассматриваются как ведущая причина обострения хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) [1, 2]. Бактериальные патогены являются причиной 50–60% случаев обострений, причем наиболее часто встречаются Streptococcus pneumoniae, Haemophilus influenzae, Moraxella catarrhalis [3]. Пневмококк считается обычным представителем микрофлоры слизистой оболочки верхних дыхательных путей человека. Исходя из химического строения и антигенных свойств полисахаридной капсулы бактерии выделяют 93 серотипа S. pneumoniae. Генетически серотипы существенно различаются и представляют собой изолированные субпопуляции S. pneumoniae. Серотип возбудителя во многих случаях определяет тяжесть заболевания. Результаты исследований серотипового состава пневмококков в разных странах свидетельствуют, что на глобальном уровне более 80% наиболее тяжелых инвазивных заболеваний вызываются 20 серотипами, а 13 серотипов вызывают 70–75% заболеваний [4]. Большую часть пневмококковых заболеваний можно предупредить с помощью вакцинопрофилактики. Данные Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по разным странам убедительно показывают, что специфическая вакцинопрофилактика является наиболее доступным и экономичным способом влияния на заболеваемость пневмококковой инфекцией [1, 5].
Согласно положениям Федерального закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» финансирование поставок медицинских иммунобиологических препаратов для проведения профилактических прививок по эпидемическим показаниям должно осуществляться за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и внебюджетных источников финансирования в соответствии с Федеральным законом «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» и законодательством субъектов РФ [6]. Соответственно, для оптимизации данного процесса становится актуальным процесс создания региональных программ вакцинопрофилактики, которые должны учитывать многие факторы.
При разработке программ вакцинации рекомендуется проанализировать и обобщить следующие моменты:
• показатели эпидемиологической или полевой эффективности;
• показатели клинической или иммунологической эффективности;
• фармакоэкономические показатели.
Исследования эпидемиологической (полевой) эффективности прямо отвечают на вопрос, помогает ли вакцинация людям. Оценка эпидемиологической эффективности предусматривает сбор информации об уровне заболеваемости, проявлениях эпидемического процесса во времени, пространстве и среди различных групп населения. Кроме того, сопоставляются данные о заболеваемости на территории, где иммунизацию проводили, и там, где ее не проводили, при условии одинакового уровня заболеваемости на этих территориях в течение нескольких предыдущих лет [7].
Количественным выражением степени эффективности препарата является коэффициент фактической эффективности, который показывает, на сколько процентов заболеваемость привитых ниже заболеваемости непривитых. Б.С.Бессмертный и Л.Б.Хейфец (1963 г.) предложили для вычисления этого коэффициента следующую формулу:

E = 100 × (b-a) / b,
где Е – коэффициент фактической эффективности, а – заболеваемость привитых, b – заболеваемость непривитых.

Вместо коэффициента эпидемиологической эффективности можно определить индекс эффективности, величину, обозначающую, во сколько раз заболеваемость привитых ниже заболеваемости непривитых:

K = b / a,
где К – индекс эпидемиологической эффективности, b – заболеваемость непривитых, а – заболеваемость привитых.

9.jpgИспользование только индекса эпидемиологической эффективности не позволяет провести сравнительной оценки двух или большего количества препаратов. При сравнительной оценке эффективности нескольких препаратов индекс эпидемиологической эффективности будет отражать лишь разницу в числе лиц, не защищенных при вакцинации. При достаточно эффективных вакцинах, когда незащищенные лица составляют лишь несколько процентов от включенного в исследование контингента, это может привести к неправильным выводам. В то же время коэффициент эпидемиологической эффективности более надежен, так как при сравнительном изучении эффективности нескольких препаратов он отражает различия в числе лиц, защищенных каждым из изучаемых препаратов, которые, как правило, составляют большую часть включенных в исследование людей [7].
Коэффициенты фактической эффективности вакцинации на основании показателей обострений ХОБЛ, количества пневмоний, количества госпитализаций за 5 лет наблюдения в Челябинском городском центре для пульмонологических больных представлены на рис. 1–3.
Как видно из представленных данных, коэффициенты фактической эффективности пациентов, вакцинированных пневмококковой конъюгированной 13-валентной вакциной (ПКВ13), имеют стабильную положительную динамику на протяжении всех 5 лет наблюдения. Исходя из данных о клинической эффективности, вакцинопрофилактики ПКВ13 и 23-валентной пневмококковой полисахаридной вакциной (ППВ23) имеют схожие результаты только в первый год после вакцинации. Уже к 3-му году наблюдения отмечается эффект ускользания [8].
Важной составляющей разработки программ вакцинопрофилактики является экономическая оценка применения пневмококковых вакцин. Данные клинические преимущества в достижении высокой эффективности профилактики обострений ХОБЛ и устойчивом сохранении эффекта на фоне вакцинации ПКВ13 также позволяют достигнуть значимого экономического эффекта за счет сокращения числа обострений, требующих как амбулаторного, так и госпитального лечения. В исходно не различавшихся по частоте обострений группах пациентов вакцинация с применением ППВ23 и ПКВ13 позволяла значимо сократить число обострений, требующих амбулаторного лечения ХОБЛ (относительный риск – ОР 0,43; 95% доверительный интервал – ДИ 0,26–0,69 и ОР 0,20; 95% ДИ 0,14–0,29 соответственно), при этом применение ПКВ13 имело статистически значимое преимущество перед ППВ23 (ОР 0,47; 95% ДИ 0,25–0,85). Аналогичным образом ПКВ13 демонстрирует статистически значимое преимущество перед ППВ23 в купировании эпизодов ХОБЛ, требующих госпитализации пациентов (ОР 0,22; 95% ДИ 0,15–0,33), в то время как группа пациентов с ППВ23 через 3 года значимо не отличается от группы пациентов, не прошедших вакцинации (ОР 0,84; 95% ДИ 0,68–1,03). Значимое преимущество ПКВ13 перед ППВ23 также было достигнуто в предотвращении эпизодов заболевания пневмонией (ОР 0,24; 95% ДИ 0,10–0,57), в то время как ППВ23 значимо не отличалось от группы без вакцинации (ОР 1,71; 95% ДИ 0,86–3,38).
Установлено, что в 5-летнем горизонте исследования расходы системы здравоохранения на лечение обострений ХОБЛ и эпизодов пневмонии достигают 9544,8 руб. в пересчете на 10.jpgкаждого пациента. В свою очередь, применение ППВ23 позволит сократить расходы системы здравоохранения на 45%, при этом издержки в 5-й год не отличались от издержек в группе без вакцинации. В то же время за счет длительного сохранения эффекта вакцинация с применением ПКВ13 позволяет сократить суммарные издержки системы здравоохранения в течение 5 лет на 387,6 руб. (78%), демонстрируя значимое преимущество над ППВ23 как с клинической, так и экономической точки зрения (рис. 4).
Взрослым, включая пациентов, ранее вакцинированных ППВ23, ПКВ13 вводят однократно. Необходимость ревакцинации не установлена.
Взрослым 18–64 лет из групп риска (хронические болезни органов дыхания, хронические болезни сердца, сахарный диабет – СД, курильщики сигарет и т.д.) рекомендуются следующие схемы:
1. Пациенты, страдающие хроническими заболеваниями органов дыхания, хронической сердечно-сосудистой патологией, хроническими заболеваниями печени, хроническими заболеваниями почек, СД, ревматическими заболеваниями, патологией ЛОР-органов:
• Вакцинацию против пневмококковой инфекции необходимо начинать с ПКВ13, после которой через один год требуется введение одной дозы ППВ23.
11.jpg• Если пациент ранее был привит ППВ23, то ему показана однократная вакцинация ПКВ13 не ранее через один год.
• Прививки проводят под наблюдением врача кабинета иммунопрофилактики. После вакцинации пациент должен находиться под наблюдением не менее 30 мин.
• Вакцинация осуществляется на фоне противорецидивной (базисной) терапии при согласовании со специалистом. Прививки проводят через 2–4 нед после стабилизации процесса или начала ремиссии.
• При осуществлении вакцинации детей и взрослых с поражением нервной системы, особенно с фебрильными судорогами в анамнезе, рекомендуется измерение температуры после вакцинации 3–4 раза в сутки первые 3 дня, по показаниям назначается жаропонижающее средство.
2. Пациенты с хроническими воспалительными заболеваниями, получающие иммуносупрессивную терапию, врожденными и приобретенными иммунодефицитными состояниями, функциональной или анатомической аспленией, онкологическими заболеваниями, ВИЧ-инфицированные:
• Все пациенты с иммуносупрессией в возрасте 19 лет и старше должны получить одну дозировку ПКВ13.
• После ПКВ13 через 8 нед может быть введена ППВ23, вторая доза ППВ23 – через 5 лет.
• Для пациентов, получивших ранее ППВ23, ПКВ13 следует вводить не ранее чем через один год после последней дозы ППВ23.
• Пациентам, получающим иммуносупрессивную терапию, инактивированные вакцины следует вводить не менее чем за 2 нед до начала иммуносупрессивной терапии.
• ВИЧ-инфицированным следует проводить вакцинацию при уровне клеток CD4≥200 клеток/мм3 (strong, moderate) и менее 200 клеток/мм3 (weak, low).
• Пациентам с впервые выявленными онкологическими заболеваниями (онко3), солидными опухолями, онкогематологическим больным вакцинацию следует проводить не ранее чем через 3 мес после химиотерапии [5].
Охват прививками косвенно отражает состояние иммунной прослойки населения при вакциноуправляемых инфекциях. Опыт борьбы с различными инфекционными болезнями показал, что охват прививками на уровне 80–90% недостаточен для эффективного управления инфекцией и может привести к вспышкам и эпидемиям [9]. По данным ВОЗ, ниже 60% считается очень низким охват вакцинации против пневмококковой инфекции [10]. В докладе Immunization Services Division, National Center for Immunization and Respiratory Diseases (CDC), опубликованном в ноябре 2017 г., высказывается озабоченность снижением охвата вакцинации детей 19–35 мес в США всего на 1–2 процентных пункта в 2016 г. по сравнению с 2015 г. При этом популяционный охват вакцинацией детей в США за весь период массовой иммунизации детей (с 2000 г.) не регистрировался ниже 91,9% [11]. По данным главного внештатного эпидемиолога Минздрава России академика Н.И.Брико на конец 2017 г., против пневмококковой инфекции привиты 1 108 054 взрослых, т.е. 1% взрослого населения. Против пневмококковой инфекции в соответствии с графиком национального календаря профилактических прививок на первом году жизни привиты 75% детей 2016 г. рождения, и лишь 41% детей, рожденных в 2015 г., своевременно получили законченный курс вакцинации (ревакцинацию на втором году жизни в 2016 г.). В 33 регионах РФ охват детей вакцинацией против пневмококковой инфекции меньше среднего по стране [12].
Обоснованность данного утверждения приводят L.Jack-son, E.Janoff [13]. ППВ23 была лицензирована для использования в США более 30 лет назад, за это время 2/3 пожилого населения получили эту вакцину. Обсервационные исследования продемонстрировали, что пневмококковая полисахаридная вакцина снижает риск инвазивной пневмококковой инфекции, но ни обсервационные исследования, ни клинические испытания не показали убедительных доказательств снижения частоты пневмонии у вакцинированных пожилых пациентов. Внедрение массовой вакцинации детей раннего возраста ПКВ в популяции вакцинированных детей до 5 лет привело к значительному снижению инвазивных пневмококковых инфекций (до 85–100%), пневмоний (до 42%) и отитов, вызываемых вакцинспецифичными серотипами [14]. Также отмечен дополнительный эффект в популяции непривитых (herd protection) – снижение инвазивных пневмококковых заболеваний, вызванных вакцинспецифичными серотипами среди пожилых людей, на 45–88% [15].

Поствакцинальная популяционная защита – уменьшение циркуляции вакцинспецифичных серотипов пневмококка и снижение за счет этого риска заражения и заболеваемости невакцинированных когорт – возможна только при систематическом и планомерном проведении вакцинопрофилактики начиная с самого раннего возраста. Причем этот эффект можно достигнуть только с использованием конъюгированных вакцин, учитывая особенности формирования иммунного ответа. 

Эффективность конъюгированной пневмококковой вакцины у взрослых доказана в самом крупномасштабном исследовании на взрослой популяции (CAPITA; 85 тыс. участников) с высоким уровнем доказательности: класс рекомендаций I, уровень доказательств А [16]. В данном исследовании вакцина Превенар 13 продемонстрировала:
1. Эффективность в профилактике первого эпизода внебольничной пневмонии (ВБП), вызванной вакцинными серотипами, включая инвазивные и неинвазивные случаи, – 45,6% (ДИ 21,8–62,5%).
2. Эффективность в отношении первого эпизода неинвазивной пневмококковой ВБП, вызванной вакцинными серотипами, – 45% (ДИ 14,2–65,3%).
3. Эффективность относительно первого эпизода инвазивной пневмококковой инфекции, вызванной вакцинными серотипами, – 75% (ДИ 41,4–90,8%).
В 2018 г. было опубликовано исследование «Эффективность 13-валентной пневмококковой конъюгированной вакцины в снижении риска госпитализации при ВБП у пожилых лиц в США: популяционное наблюдательное проспективное исследование случай–контроль с отрицательным контролем» [15]. Средний возраст участников составил 76 лет (с разбросом 65–102 года); 35,4% пациентов были в возрасте 80 лет и старше. Большинство участников относились к европеоидной расе (88,5%), без латиноамериканского происхождения (более 99%), а также имели по крайней мере один признак, позволявший отнести их к категориям повышенного или высокого риска (87,9%). Наиболее распространенными сопутствующими заболеваниями были ХОБЛ (52,6%), ишемическая болезнь сердца (35,4%), хроническая сердечная недостаточность (31,9%) и СД (32,2%). Почти 1/2 (45,8%) относились к категории высокого риска (с нарушением иммунитета), при этом наиболее распространенными состояниями, определяющими высокий риск (нарушение иммунитета), были хроническая болезнь почек (22,8%) и злокачественные новообразования (19,1%). Медиана индекса массы тела (кг/м2) составила 26,2; у 30,2% участников исследования имелось ожирение. Медиана индекса тяжести пневмонии (Pneumonia Severity Index, PSI) – 106, при этом у 27,0% участников значение PSI составляло 5. Медиана длительности госпитализации по поводу ВБП составила 6 дней (с разбросом от 1 до 49 дней); 132 (6,5%) пациента умерли во время первоначальной госпитализации по поводу ВБП, а 258 (12,7%) больных умерли в течение 30 дней после госпитализации.
Анализ был ограничен лицами в возрасте 65 лет и старше, поскольку текущим руководством ACIP по вакцинации рекомендуется универсальное применение ПКВ13 именно в данной возрастной группе. Кроме того, участвовали лишь пациенты, включенные в исследование с 1 апреля 2015 г. по 30 апреля 2016 г., поскольку это период после выхода рекомендаций универсального использования ПКВ13 у взрослого населения в сентябре 2014 г. [15], а также за этот период собран подробный анамнез пневмококковой вакцинации у компаний, предоставляющих услуги медицинского страхования. Для подтверждения анамнеза пневмококковой вакцинации на основании документации медицинского страхования в обязательном порядке требовалось согласие самих участников. Пациенты исключались из исследования, если, несмотря на предоставленное согласие, со страховой компанией не удавалось связаться. Наконец, исключались лица, которым проводилась пневмококковая вакцинация менее чем за 30 дней до взятия образца мочи, поскольку результаты ранее проведенного исследования позволяют предполагать возможное влияние недавней пневмококковой вакцинации на вероятность выявления пневмококковых серотипов в образцах мочи [15].
В анализах чувствительности проводилась оценка эффективности ПКВ13 с использованием двух различных контрольных групп. В первом анализе чувствительности контрольные случаи определялись как пневмококковые неПКВ13-специфичные серотипы (метод Broome). Иными словами, контрольными случаями являлись пациенты, у которых на основании рутинных посевов крови или анализа BinaxNOW выявлялись пневмококки, однако ни в посевах, ни по данным выявления антигенов в моче не были определены вакцинспецифичные серотипы ПКВ13. Данный метод наиболее широко использовался для оценки эффективности в отношении инвазивных пневмококковых инфекций [15], вместе с тем подход обладает лишь ограниченными возможностями выявления контрольных случаев в этом исследовании, поскольку обнаружение антигенов в моче позволяет установить лишь серотипы, входящие в состав ПКВ13. Во втором анализе чувствительности контрольные случаи определялись как пациенты с ВБП, у которых пневмококки не выявлялись никаким из методов (включая посевы, обнаружение антигенов в моче или BinaxNOW), что соответствует дизайну с отрицательным контролем.
В первом анализе чувствительности, где контрольные случаи определялись как пневмококковые ВБП без вакцинспецифичных серотипов ПКВ13, у 164 (8,1%) участников в возрасте 65 лет и старше тем или иным методом удавалось выявить пневмококки (на основании посевов, ТАМ или BinaxNOW). Среди оцениваемых случаев была ниже доля пациентов, ранее получавших ПКВ13, по сравнению с контрольными случаями – 3/68 (4,4%) и 11/96 (11,5%) соответственно; p=0,16. Вместе с тем эта разница утратила статистическую значимость после исключения из основного анализа большинства контрольных случаев без выявления пневмококков. Это соответствовало значению эффективности без коррекции в 64,3% (95% ДИ от -33,1 до 90,4%). Признаки какого-либо искажения интерпретации данных в рамках одновариантных и многофакторных моделей были ограничены (эффективность после коррекции составляла от 60,3 до 69,2%). Результаты второго анализа чувствительности, в котором контрольные случаи определялись как непневмококковые ВБП, практически идентичны основному анализу, при этом расчетные значения эффективности составляли от 71,5 до 73,8% в одновариантной и многофакторной моделях соответственно.
Расчетная годовая частота госпитализаций по поводу ВБП в Луисвиллском наблюдательном исследовании у взрослых лиц в возрасте 65 лет и старше составила примерно 2300 на 100 тыс. человеко-лет [15], а число взрослого населения США, относящегося к этой возрастной группе, составляет примерно 49 млн. Таким образом, эффективность в 73% (95% ДИ 13–92%) в отношении 3,7% ВБП, наблюдаемых в этом исследовании, означает расчетную частоту снижения госпитализаций по поводу ВБП примерно на 62 (от 11 до 78) на 100 тыс. человеко-лет. На протяжении срока в 5 лет, определенного в качестве минимальной длительности протективного эффекта ПКВ13, это соответствует в совокупности 137 тыс. (24 тыс. – 173 тыс.) случаев госпитализаций по поводу ВБП, потенциально предотвращаемых путем применения ПКВ13. Это сравнимо с расчетным числом госпитализаций, которые позволяет избежать программа сезонной вакцинации от гриппа в США в той же возрастной группе (13 тыс. – 166 тыс.), на основании расчетных значений госпитализаций по поводу гриппа за год, согласно оценкам CDC, за годы без пандемий.
Приведенные схемы вакцинопрофилактики, данные о клинической эффективности у пациентов с ХОБЛ, снижение на 73% риска развития пневмококковых пневмоний у лиц старше 65 лет с различными сопутствующими заболеваниями еще раз подчеркивают актуальность широкого применения ПКВ13. Фармакоэкономические расчеты демонстрируют обоснованность использования данной вакцины как инструмента снижения финансовой нагрузки на лечебные учреждения и позволяют экономить бюджетные средства в долгосрочной перспективе.

Сведения об авторах
Игнатова Галина Львовна – д-р мед. наук, проф., зав. каф. терапии Института дополнительного профессионального образования ФДПО ФГБОУ ВО ЮУГМУ. E-mail: iglign@mail.ru
Антонов Владимир Николаевич – канд. мед. наук, доц. каф. терапии Института дополнительного профессионального образования ФДПО ФГБОУ ВО ЮУГМУ. E-mail: ant-vn@yandex.ru
Список исп. литературыСкрыть список
1. From the Global Strategy for the Diagnosis, Management and Prevention of COPD, Global Initiative for Chronic Obstructive Lung Disease (GOLD) 2017. Available from: http://goldcopd.org
2. Чучалин А.Г., Авдеев С.Н, Айсанов З.Р. и др. Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению хронической обструктивной болезни легких. 2016. http://spulmo.ru/obrazovatelnye-resursy/federalnye-klinicheskie-rekomendatsii/ / Chuchalin A.G., Avdeev S.N, Aisanov Z.R. i dr. Federal'nye klinicheskie rekomendatsii po diagnostike i lecheniiu khronicheskoi obstruktivnoi bolezni legkikh. 2016. http://spulmo.ru/obrazovatelnye-resursy/federalnye-klinicheskie-rekomendatsii/ [in Russian]
3. Авдеев С.Н. Терапия обострения хронической обструктивной болезни легких. РМЖ. 2003; 4: 182–9. / Avdeev S.N. Terapiia obostreniia khronicheskoi obstruktivnoi bolezni legkikh. RMZh. 2003; 4: 182–9. [in Russian]
4. Козлов Р.С. Пневмококки: взгляд сквозь призму истории. Руководство для врачей. 2010; 9: 39–40. / Kozlov R.S. Pnevmokokki: vzgliad skvoz' prizmu istorii. Rukovodstvo dlia vrachei. 2010; 9: 39–40. [in Russian]
5. Пневмококковые вакцины: документ по позиции ВОЗ, 2012. http://www.who.int/immunization/position_papers/WHO_PP_pneumococcal_2012_RU.pdf / Pnevmokokkovye vaktsiny: dokument po pozitsii VOZ, 2012. http://www.who.int/immunization/position_papers/WHO_PP_pneumococcal_2012_RU.pdf [in Russian]
6. Федеральный закон об иммунопрофилактике инфекционных болезней. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_20315/ / Federal'nyi zakon ob immunoprofilaktike infektsionnykh boleznei. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_20315/ [in Russian]
7. Брико Н.И. и др. Оценка эффективности вакцинации: основные подходы и спорные вопросы. http://www.academypediatrics.ru/sites/default/files/PF4-2014-Briko.pdf / Briko N.I. i dr. Otsenka effektivnosti vaktsinatsii: osnovnye podkhody i spornye voprosy. http://www.academypediatrics.ru/sites/default/files/PF4-2014-Briko.pdf [in Russian]
8. Игнатова Г.Л., Антонов В.Н. Пятилетний анализ эффективности вакцинации пневмококковой инфекции у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких. Пульмонология. 2018; 28 (2): 185–92. https://doi.org/10.18093/0869-0189-2018-28-2-185-192 / Ignatova G.L., Antonov V.N. Piatiletnii analiz effektivnosti vaktsinatsii pnevmokokkovoi infektsii u patsientov s khronicheskoi obstruktivnoi bolezn'iu legkikh. Pul'monologiia. 2018; 28 (2): 185–92. https://doi.org/10.18093/0869-0189-2018-28-2-185-192 [in Russian]
9. Брико Н.И. Оценка качества и эффективности иммунопрофилактики. Лечащий врач. 2012; 10: 57. / Briko N.I. Otsenka kachestva i effektivnosti immunoprofilaktiki. Lechashchii vrach. 2012; 10: 57. [in Russian]
10. http://view-hub.org/viz/?YXBwaWQ9MSZpbmRpY2F0b3Jp ZD01NSZvdmVybGF 5aWQ9NA
11. Hill HA, Elam-Evans LD, Yankey D et al. Vaccination Coverage Among Children Aged 19-35 Months. United States, 2016. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/29095807
12. http://regulation.gov.ru/project/22676.html
13. Jackson LA, Janoff EN. Pneumococcal vaccination of elderly adults: new paradigms for protection. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18844484
14. Rinta-Kokko et al. Comparison of different study designs of the estimation of PCV10 effectiveness against invasive pneumococcal disease (IPD) during national vaccination programme (NVP) in Finland. E-poster, 26-30th June, ISPPD 2016.
15. McLaughlin JM, Jiang Q, Isturiz RE et al. Effectiveness of 13-Valent Pneumococcal Conjugate Vaccine Against Hospitalization for Community-Acquired Pneumonia in Older US Adults: A Test-Negative Design. Clin Infect Dis 2018; 67: 1498–506. https://academic.oup.com/cid/advance-article/doi/10.1093/cid/ciy312/5000157
16. Marie-Josée J. Mangen et al. Cost-effectiveness of adult pneumococcal conjugate vaccination in the Netherlands. Eur Respir J 2015; 46: 1407–16. DOI: 10.1183/13993003.00325-2015
Количество просмотров: 160
Предыдущая статьяДифференциальный диагноз отечного синдрома при заболеваниях почек и мочевых путей
Следующая статьяСитуация с валсартанами

Поделиться ссылкой на выделенное