Атеросклероз – болезнь печени?

Справочник поликлинического врача №10 2013 - Атеросклероз – болезнь печени?

Номера страниц в выпуске:4-9
Для цитированияСкрыть список
О.М.Драпкина, М.Фадеева . Атеросклероз – болезнь печени?. Справочник поликлинического врача. 2013; 10: 4-9
Атеросклероз – заболевание, поражающее артерии эластического типа (аорта, подвздошные артерии), а также крупные и средние артерии мышечного типа (коронарные, сонные, внутримозговые, артерии нижних конечностей). Атеросклероз проявляется уплотнением сосудистой стенки и образованием атеросклеротических бляшек. Его прогрессирование является краеугольным камнем в развитии ишемической болезни сердца (ИБС), инфаркта миокарда (ИМ), острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК) ишемического типа, гангрены нижних конечностей и других заболеваний.
Атеросклероз является поистине древним заболеванием. В древнеегипетских папирусах, созданных около 35 веков назад, найдено подробное описание последствий атеросклероза.
Леонардо да Винчи отмечал, что у пожилых людей сосуды сильно утолщены и ограничивают прохождение крови к сердцу.
Термин «атеросклероз» предложил Лобштейн в 1833 г.
Несмотря на многовековую историю и динамическое развитие науки, атеросклероз до сих пор во многом представляется нам загадочной болезнью. Знания о механизмах его развития имеют колоссальное значение как для понимания сути болезней – осложнений атеросклероза, так и для грамотного подбора препаратов для ведения больных.
Основными звеньями в патогенезе атеросклероза являются:
  • нарушения в обмене липидов (дислипидемия);
  • повреждение эндотелия, тесно связанное с перекисным окислением липидов (ПОЛ);
  • воспаление.


1-t1.jpg


Липиды плазмы крови. Липопротеины
Основными липидами плазмы крови человека являются холестерин (ХС), эфиры ХС, триглицериды (ТГ), фосфолипиды (ФЛ), а также длинноцепочечные жирные кислоты (ЖК) в составе ТГ, эфиров холестерола (ЭХС), ФЛ.
Их транспорт осуществляют липопротеины, в состав которых входят белки (апопротеины) и амфифильные молекулы липидов (ФЛ и свободный холестерол); рис. 1.1-1-2.jpg
Основными липопротеинами, в зависимости от их плотности, размеров (рис. 2) и состава входящих в них липидов и апобелков (см. таблицу), являются хиломикроны (ХМ), липопротеины очень низкой плотности (ЛПОНП), липопротеины промежуточной плотности (ЛППП), липопротеины низкой плотности (ЛПНП) и липопротеины высокой плотности (ЛПВП).

Обмен экзогенных липидов
Экзогенные липиды в стенке тонкой кишки «упаковываются» в насцентные (незрелые) ХМ, поступающие в лимфу, а затем в кровь. Основной апопротеин в составе ХМ – белок апо-В-48.
В лимфе и крови с ЛПВП на ХМ переносятся апопротеины Е (апо-Е), С-II (апо-С-II) и С-III (апо-С-III); ХМ превращаются в «зрелые» (рис. 3). Апо-С-II активирует фермент липопротеинлипазу (ЛПЛ), который располагается на поверхности эндотелиальных клеток. Под действием ЛПЛ ТГ в составе ХМ гидролизуются до глицерола (растворим в крови, транспортируется в печень, где в абсорбтивный период может быть использован для синтеза жиров) и трех молекул ЖК (депонируются в жировой ткани в виде триацилглицеролов (ТАГ) или используются как источник энергии в других тканях). Таким образом, основная функция ХМ состоит в транспорте экзогенных липидов, преимущественно ТГ и, в меньшей степени, ХС к тканям.
В результате работы ЛПЛ количество жиров в ХМ снижается на 90%, а сами ХМ превращаются в «остаточные», или ремнантные ХМ, обладающие атерогенными свойствами. Остаточные ХМ захватываются печенью, где происходит гидролиз их компонентов. В результате образуется свободный холестерол.
Также в организме человека идет эндогенный синтез липидов.

Обмен эндогенных липидов
Печень – основной орган, где происходит синтез ЖК и ХС из продуктов гликолиза. Путь образования холестерола можно разделить на 3 этапа, в ходе которых из исходного субстрата ацетил-КоА последовательно образуются мевалонат, сквален и собственно холестерол. Одна из реакций первого этапа (восстановление гидроксиметил-глютарового кофермента А – ГМГ-КоА до мевалоната), катализируемая ГМГ-КоА-редуктазой, является регуляторной в метаболическом пути синтеза холестерола. Фермент активируется под действием инсулина в абсорбтивный период, а инактивируется под действием глюкагона или при увеличении концентрации ХС.
Эндогенный и экзогенный холестерол образуют в печени общий фонд холестерола.
В гепатоцитах ТАГ и холестерол упаковываются в ЛПОНП.
Основной белок ЛПОНП – апо-В-100. ЛПОНП секретируются в кровь, где получают от ЛПВП апо-Е и С-II. В крови на ТГ ЛПОНП действует ЛПЛ с образованием глицерола и ЖК. Количество ТГ постепенно снижается, а ЛПОНП последовательно превращаются в ЛППП и ЛПНП. ЛПНП – основная атерогенная частица. Из крови ЛПНП поступают в печень (до 75%) и другие ткани, которые имеют на своей поверхности рецепторы ЛПНП (узнают апо-В-100 и апо-Е). Эти рецепторы также способны захватывать ЛППП, ЛПОНП и остаточные ХМ (рис. 4).1-3.jpg
Если количество холестерола, поступающего в клетку, превышает ее потребность, то синтез рецепторов ЛПНП подавляется, что уменьшает поток холестерола из крови в клетки. При снижении концентрации свободного холестерола в клетке, наоборот, активируется синтез ГМГ-КоА-редуктазы и рецепторов ЛПНП. В регуляции синтеза рецепторов ЛПНП также участвуют гормоны: инсулин, трийодтиронин (Т3), половые гормоны (увеличивают образование рецепторов ЛПНП) и глюкокортикоиды (уменьшают).

Обратный транспорт ХС
В организме человека разумно предусмотрен обратный транспорт холестерола, т.е. транспорт ХС из тканей. И основную роль в этом играют ЛПВП.
В печени синтезируются предшественники ЛПВП. Они имеют дисковидную форму и небольшой размер, содержат много ФЛ и белков (апо-А, Е, С-II, фермент лецитинхолесте-ролацилтрансфераза (ЛХАТ)) и практически не содержат холестерола и ТАГ. Эти частицы обогащаются ХС только в крови.
Основные превращения ЛПВП связаны с работой ЛХАТ, которая катализирует реакцию переноса радикала ЖК от лецитина на гидроксильную группу холестерола. В итоге холестерол липопротеинов или мембран клеток превращается в ЭХС, которые попадают в дисковидные ЛПВП. ЭХС как бы «раздувают» ЛПВП изнутри, и ЛПВП из мелких дисковидных частиц превращаются в крупные частицы сферической формы, которые называют ЛПВП-3, или «зрелые ЛПВП». ЛПВП-3 частично обменивают ЭХС на ТАГ, содержащиеся в ЛПОНП, ЛППП и ХМ. В этом переносе участвует белок CETP (англ. cholesterolestertransferprotein – белок, переносящий эфиры ХС); он также называется
aпo-D. Таким образом, часть ЭХС переносится на ЛПОНП, ЛППП, а ЛПВП-3 за счет накопления ТАГ увеличиваются в размерах и превращаются в ЛПВП-2 (рис. 5).1-4-5.jpg
Под действием печеночной липазы ЛПВП-2 превращается обратно в частицы ЛПВП-3 посредством гидролиза ТГ и ФЛ, находящихся в ЛПВП-2. Печеночная липаза, вызывая гидролиз ФЛ ЛПВП, делает возможным выход эфиров ХС из ЛПВП в гепатоциты. Захват эфиров опосредуется через особый SR-B1-рецептор печени (scavenger receptor B1). Практически весь холестерол, который должен быть выведен из организма, поступает в печень и выводится в виде желчных кислот в составе желчи.
Роль печени в обмене липидов.
Влияние патологии печени на развитие атеросклероза
Общая схема обмена липидов представлена на рис. 6.
Как видно, все пути в обмене липидов «ведут» в печень.
В печени происходит синтез липидов, апопротеинов, липопротеинов, ферментов метаболизма липопротеинов, их катаболизм, синтез желчных кислот и образование желчи, b-окисление ЖК, образование кетоновых тел и другие этапы липидного обмена.
Если основным органом в обмене липидов, в частности, ХС, является печень, то возникает вопрос: возможен ли атеросклероз при совершенно здоровой печени?
Действительно, в большинстве случаев у больных, обратившихся к врачу по поводу атеросклероза и его последствий (ИБС, ИМ, ОНМК), выявлена та или иная патология печени. Наиболее часто встречающейся служит неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП). Проявления НАЖБП прогрессируют от простого стеатоза до стеатогепатита и цирроза, а в редких случаях даже до гепатоцеллюлярной карциномы.
Одним из первых исследований, выявивших распространенность НАЖБП и ее факторов риска, было исследование Dionysos, проведенное в итальянском городе Кампогаллиано. В нем согласились принять участие 3345 человек. Были выявлены пациенты с подозрением на заболевание печени [критериями служили повышение активности аланинаминотрансферазы, g-глутамилтрансферазы, HBsAg (+) и/или НСV-RNA (+)].
Провели рандомизацию и отобрали 311 человек с возможным заболеванием печени и 287 человек без него. Частота встречаемости НАЖБП у пациентов с лабораторными изменениями и у пациентов без жалоб и с отсутствием лабораторных маркеров была почти одинаковой (25% vs 20%).
У пациентов с НАЖБП значительно чаще, чем у пациентов без нее выявлялись ожирение, гипергликемия, гипертриглицеридемия, систолическая гипертензия. Исследователи впервые предложили считать НАЖБП печеночным компонентом метаболического синдрома.
Были проведены исследования и в других странах. Они также показали широкую распространенность НАЖБП в популяции, ее факторы риска и связь с кардиоваскулярными заболеваниями.
В РФ до недавнего времени отсутствовали данные о распространенности НАЖБП. В 2007 г. под руководством академика Российской академии медицинских наук В.Т.Ивашкина и профессора О.М.Драпкиной было проведено самое крупное в мире эпидемиологическое открытое многоцентровое рандомизированное проспективное исследование – наблюдение DIREG_L_01903. Были обследованы 30 787 пациентов, на основании анамнеза, лабораторных исследований и ультразвукового исследования (УЗИ) печени у 26,1% пациентов была выявлена НАЖБП. По результатам исследования была установлена значимость всех анализируемых факторов риска, причем наиболее распространенными факторами в популяции НАЖБП были: наличие артериальной гипертензии, сахарного диабета типа 2, дислипидемия, отклонение от нормы ХС и абдоминальное ожирение. В большинстве случаев заболевание протекало бессимптомно или малосимптомно. Его выявление происходило случайно при УЗИ и повышении активности трансаминаз у обследуемых пациентов, которые в момент обращения не предъявляли никаких жалоб, связанных с патологией печени. У 27,8% больных НАЖБП были жалобы со стороны сердечно-сосудистой системы, что позволяет сделать вывод о том, что НАЖБП – фактор риска кардиоваскулярных заболеваний.1-6.jpg
Толщина эпикардиального жира по данным эхокардиографии коррелирует с толщиной подкожного жира.
Выявлено увеличение толщины эпикардиального жира при метаболическом синдроме (6,15±0,34 мм при метаболическом синдроме vs 4,96±0,25 мм в группе контроля; p=0,006), а его толщина более 9,5 мм свидетельствует об инсулинорезистентности. Степень утолщения слоя эпикардиального жира отражает ригидность стенки коронарных артерий, т.е. отражает степень атеросклеротического поражения и указывает на риск ИБС.
Была доказана связь между стеатозом печени, инсулинорезистентностью и толщиной эпикардиального жира у тучных пациентов.
Следовательно, ожирение печени можно считать предиктором отложения липидов в других тканях.
Но ожирение печени не просто безмолвный свидетель и предиктор кардиоваскулярных нарушений. Печень играет главенствующую роль в их развитии и, как утверждается в последних исследованиях, определяет их исход.
Клиника НАЖБП малоспецифична, часто бессимптомна, и, как правило, причиной обращения к врачу служат клинические проявления последствий нарушения липидного обмена (атеросклероз и его осложнения).
Связь атеросклероза и НАЖБП продемонстрирована во многих исследованиях.
Хочется подчеркнуть, что для развития атеросклероза необходимы два основных условия: нарушения в обмене липидов и нарушения со стороны интимы сосудов.
Первое условие при НАЖБП проявляется в виде:
• повышения ХС ЛПНП;
• снижения ХС ЛПВП;
• гипертриглицеридемии.
Повреждение интимы артерий при болезнях печени опосредованы:
• окисленными липидами ЛПНП;
• повышением концентрации С-реактивного белка (СРБ);
• повышением липопротеинассоциированной фосфолипазы А2 (lipoprotein-associated phospholipase – Lp-PLA2); 
• гипергликемией;
• инсулинорезистентностью;
• повышением уровня гомоцистеина;
• увеличением содержания фибриногена;
• дефицитом оксида азота (NO).

НАЖБП и дислипидемия
Крупное мультиэтническое исследование атеросклероза, организованное в США, выявило корреляционную связь между НАЖБП и атерогенной дислипидемией. Для больных НАЖБП характерна триглицеридемия, низкий уровень ХС ЛПВП, повышение ЛПНП.
В качестве главных звеньев в патогенезе НАЖБП рассматривают инсулинорезистентность и изменение профиля гормонов-регуляторов жирового обмена (лептин, адипонектин и др.), оксидативный стресс и воспалительный процесс. «Ожирение» печени является результатом:
• повышения поступления в печень свободных ЖК (СЖК) в результате липолиза;
• снижения скорости b-окисления ЖК;
• избыточного синтеза липидов de novo в печени;
• снижения синтеза и секреции ЛПОНП.
Избыточное поступление СЖК в печень связано либо с избыточной доставкой из тонкой кишки и жировой ткани, либо с их усиленным синтезом непосредственно в печени.
Висцеральное ожирение у пациентов со стеатозом печени, даже при нормальном индексе массы тела, может играть основную роль в развитии атеросклероза.
У больных с ожирением при преимущественном отложении жира в висцеральной области высвобождающиеся вследствие интенсивного липолиза СЖК в больших количествах поступают в воротную вену и печень. Снижаются связывание и деградация инсулина на уровне печени, что приводит к торможению супрессивного действия инсулина на продукцию глюкозы печенью, к гиперинсулинемии и в конечном итоге к инсулинорезистентности.
В печени в условиях инсулинорезистентности и гиперинсулинемии усиливается синтез ТГ и возрастает секреция ЛПОНП. Происходит снижение активности ЛПЛ, влекущее за собой замедление катаболизма ЛПОНП и липидов ХМ. Повышается активность печеночной липазы, ускоряется гидролиз обогащенных ТГ ЛПВП и ЛПНП; образуются модифицированные ЛПНП и снижается уровень ХС ЛПВП. Развивается атерогенная дислипидемия:
• гипертриглицеридемия;
• повышение уровня ХС ЛПНП; 1-7.jpg
• снижение концентрации ХС ЛПВП;
• повышение уровня апо-В;
• увеличение содержания атерогенных малых плотных частиц ЛПНП;
• высокий уровень СЖК плазмы.
Связь инсулинорезистентности, НАЖБП и дислипидемии представлена на рис. 7.
Косвенные указания на связь НАЖБП и атеросклероза также можно найти в результатах исследований гиполипидемических препаратов. Среди всех препаратов этой группы наиболее действенными и максимально безопасными являются статины (ингибиторы фермента ГМГ-КоА-редуктазы). Статины являются своеобразной визитной карточкой каждого кардиолога.
Помимо гиполипидемического действия, статины оказывают положительное влияние на сосудистую стенку, состояние атеромы, улучшают реологические свойства крови, обладают антиоксидантными, антипролиферативными свойствами.
Согласно последним данным статины способны улучшать биохимические показатели работы печени, о чем, например, свидетельствуют результаты 3-летнего проспективного исследования GREACE. Воздействие статинов как на состояние печени, так и на липидный обмен очередной раз подтверждает их патогенетическую связь.
В арсенале практического врача наибольшей популярностью в последнее время пользуются аторвастатин и розувастатин. Розувастатин – статин, обладающий очень низкой степенью липофильности, по сути это – гидрофильное вещество. Гидрофильные статины хуже проникают через мембраны экстрапеченочных тканей и в меньшей степени (по сравнению с липофильными препаратами) вызывают нарушения толерантности к глюкозе. Учитывая тот факт, что инсулинорезистентность зачастую предшествует развитию атеросклероза, усугубление нарушений углеводного обмена статинами – крайне нежелательное воздействие.
Качество и безопасность касаются не только оригинального розувастатина, но и некоторых его генериков. Первым препаратом, биоэквивалентным оригинальному розувастатину, в России стал Мертенил® (розувастатин компании «Гедеон Рихтер»). Его терапевтическая эквивалентность доказана 12-недельным сравнительным испытанием эффективности и безопасности (Мертенил® и оригинальный розувастатин): после лечения в обеих группах уровни ХС ЛПНП – более низкие по сравнению с исходными и между собой не различались (Т=877,5; z=0,106; Р=0,915).

НАЖБП, воспаление и эндотелиальная дисфункция
Помимо дислипидемии в патогенезе атеросклероза при НАЖБП играет роль еще целый ряд факторов.
Усиленный оксидативный стресс, воспаление с высвобождением провоспалительных цитокинов, нарушенный метаболизм липопротеинов, оказывая свое проатерогенное действие, влияют на функцию эндотелия.
Стеатоз печени и оксидативный стресс индуцируют синтез провоспалительных цитокинов, таких как интерлейкин-6, фактор некроза опухоли a (ФНО-a), фетуин-А, СРБ, фибриноген.
Фетуин-А – это белок, образующийся в печени и являющийся природным ингибитором тирозинкиназной активности инсулинового рецептора и эндогенным лигандом для толлподобного рецептора-4, посредством которого липиды усиливают инсулинорезистентность. В ряде исследований было доказано, что фетуин-А связан с начальными стадиями воспаления, эндотелиальной дисфункцией, атеросклерозом коронарных артерий, повышенным риском ИБС, ИМ и сахарного диабета типа 2.
Повышенный уровень СРБ обеспечивает воспаление и ускоряет развитие атеросклероза путем усиления экспрессии гена ингибитора активатора плазминогена-1 и молекул адгезии в эндотелии, ингибирования образования NO и увеличения захвата ЛПНП макрофагами.
Все эти метаболические нарушения напрямую или опосредованно потенцируют атеросклеротическое поражение сосудов, что доказано путем измерения толщины интимы–медии коронарных артерий и методом коронароангиографии.
В защите от атеросклероза крайне важна целостность эндотелия сосудистой стенки. Регенерация поврежденного эндотелиального монослоя обеспечивается за счет клеток-предшественниц эндотелия, вырабатываемых красным костным мозгом. Таким образом, их концентрация в плазме определяет способность эндотелия к регенерации. У пациентов с НАЖБП уровень данных клеток снижен, что ведет к повышенной жесткости сосудов и эндотелиальной дисфункции. 1t.jpg
В последнее время появляются все новые и новые маркеры эндотелиальной дисфункции.
Потокопосредованное расширение (flow-mediatedvasodilation, FMD) – измерение с помощью ультразвукового датчика диаметра плечевой артерии после сдавления ее манжетой, и толщина интимы-медии (carotid intima-media thickness – CIMT) являются неинвазивными методами оценки функции эндотелия и ранними маркерами атеросклероза.
В феврале 2013 г. были опубликованы результаты исследования, которое ярко подтвердило связь эндотелиальной дисфункции и НАЖБП. Из 161 пациента 44 были с нормальной ультрасонографией, у остальных выявили различные стадии стеатогепатита. У больных НАЖБП FMD было достоверно снижено по сравнению с FMD у здоровых людей (5,9±3,1% vs 9,6±2,7%, p<0,001). Также была отмечена обратная зависимость между стадией стеатогепатита и показателем потокопосредованного расширения. Значения CIMT у пациентов с НАЖБП были значимо повышенными в сравнении с группой контроля (0,40±0,19 vs 0,27±0,18, p<0,001), и отмечалась прямая связь между CIMT со стадией стеатогепатита.
Немаловажную роль в развитии эндотелиальной дисфункции играет дефицит NO. Снижение биодоступности NO может быть вызвано нарушением работы NO-синтазы эндотелия в результате:
1) дефицита субстрата (L-аргинина);
2) ингибирования NO-синтазы диметиларгинином;
3) дефицита кофактора тетрагидробиоптерина.
Но повышенный уровень оксидативного стресса является ключевым фактором. На фоне этого супероксид-радикалы, связываясь с NO, образуют пероксинитраты (ONOO). Под действием протеинкиназы С активируются никотинамидадениндинуклеотидфосфат-оксидазы (НАДФН-оксидазы). Они окисляют молекулу BH4, трансформирующую NO-синтазу в «фабрику» супероксид-радикалов. Запускается «порочный круг». Супероксид-анионы и пероксинитраты окисляют ХС ЛПНП, активируют ядерный фактор-kВ, который контролирует гены многих белков: ангиотензиногена, рецептора ангиотензина I, рецепторов окисленных ЛПНП, факторов адгезии и миграции (ICAM-1, VCAM-1,
E-селектины и MCP-1), провоспалительных цитокинов (интерлейкины, ФНО-a), факторов роста (MAP-киназы), активатора ингибитора плазминогена-1. Моноциты и гладкомышечные клетки продуцируют металлопротеиназы и провоспалительные цитокины, которые дестабилизируют атеросклеротическую бляшку и способствуют ремоделированию сосудов.
Lp-PLA2, известная так же как ацетилгидролазафактор активации тромбоцитов, обладает двумя видами активности. Во-первых, она инактивирует некоторые провоспалительные медиаторы. Во-вторых, гидролизует модифицированные полиненасыщенные ЖК, образуя лизофосфатидилхолин и окисленные неэстерифицированные ЖК. Окисленные неэстерифицированные ЖК потенцируют хемотаксис моноцитов, а лизофосфатидилхолин (ЛФЛ) нарушает баланс медиаторов воспаления. Первый эффект Lp-PLA2 является антиатерогенным. Однако не одно исследование доказало превалирование второго эффекта и связь Lp-PLA2 с коронарными заболеваниями.
В апреле 2012 г. в журнале «Metabolic Syndrome & Related Disorders» были опубликованы результаты клинического исследования, посвященного изучению уровня Lp-PLA2 у пациентов с НАЖБП. Среди обследуемых пациентов были 25 человек с четко выраженным стеатогепатитом (группа 1), 22 человека – с пограничным стеатогепатитом (группа 2), 10 – с простым стеатозом (группа 3) и 38 человек без НАЖБП в группе сравнения.
В группах с НАЖБП отмечалось выраженное повышение концентрации Lp-PLA2. В первой группе она составляла 161,8±0,9 мг/л (p<0,001), во второй – 135,4±47,7 мг/л (p=0,001), в третьей – 132,4±46,2 мг/л (p=0,042), в группе сравнения концентрация Lp-PLA2 была 86,2±40,7 мг/л. Таким образом, степень повышения концентрации Lp-PLA2 коррелировала со степенью гистологических изменений печени.
Так, было открыто еще одно звено пути от НАЖБП до атеросклероза.
Ретроспективные и проспективные исследования показывают тесную связь гипергомоцистеинемии с атеросклерозом. Повышенный уровень сывороточного гомоцистеина может быть связан с накоплением жира в печени, т.е. теоретически возможна роль гомоцистеина в развитии атеросклероза при стеатозе печени. Однако данные по этому поводу весьма противоречивы. Так, греческие ученые в своем исследовании (2011 г.) указывают на отсутствие статистически значимого повышения гомоцистеина у пациентов с НАЖБП в сравнении с контрольной группой (13,5±2,6 ммоль/л vs 12,6±4,6 ммоль/л, p=0,432), а исследователи из Бразилии (2013 г.) считают незначительное повышение гомоцистеина у пациентов со стеатозом немаловажным (9,69±2,89 vs 8,49±1,76, p=0,034), также указывая, что полиморфизм генов в повышении гомоцистеина роли почти не играет.
Гипергликемия, являющаяся частью патогенеза НАЖБП, также вносит свой вклад в атерогенез. Повышенный уровень глюкозы быстро активирует серию стрессовых механизмов в эндотелиальных клетках, что приводит к утрате антиатерогенных свойств, присущих здоровому эндотелию.
При НАЖБП повышается риск тромбообразования за счет повышения пула провоспалительных цитокинов, проатерогенной дислипидемии, о которых говорилось ранее, а также за счет гиперкоагуляции и гипофибринолиза.
НАЖБП и атеросклероз – проявления одного метаболического заболевания. Таким образом, НАЖБП, являясь печеночным компонентом метаболического синдрома, развивается параллельно с другими его компонентами, в том числе с атеросклерозом. Но в связи с тем, что печень – центральный орган регуляции липидного обмена, ее поражение потенцирует дислипидемию, а также через целый ряд посредников нарушает работу эндотелия сосудов. Так, стеатоз печени, который не так давно был всего лишь случайной находкой при УЗИ органов брюшной полости, способствует развитию и более тяжелому течению атеросклероза, приводя к повышенному риску ИБС, ИМ и инсульта. НАЖБП можно считать предвестником атерогенеза. Следовательно, и лечение этих заболеваний во многом сходно. Статины доказали свою эффективность в лечении атеросклероза. Накапливаются убедительные данные об их положительных эффектах при лечении пациента с НАЖБП. Предпочтение отдается гидрофильным статинам, одним из представителей которых выступает розувастатин. Применение качественных генерических препаратов, таких как Мертенил®, расширяет возможности использования статинов с целым спектром плейотропных эффектов.
Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 2360
Следующая статьяПациент с болью в спине на приеме у врача поликлиники

Поделиться ссылкой на выделенное