О жизни и трудах Эрнста Кречмера (1888–1964 гг.). К 120-летию со дня рождения №01 2009

Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина - О жизни и трудах Эрнста Кречмера (1888–1964 гг.). К 120-летию со дня рождения

Номера страниц в выпуске:62-66
Для цитированияСкрыть список
Т.А.Файнштейн . О жизни и трудах Эрнста Кречмера (1888–1964 гг.). К 120-летию со дня рождения . Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина. 2009; 01: 62-66
Многие психиатры, психотерапевты в мире и в нашей стране считают учение Эрнста Кречмера и его психотерапевтические работы  вчерашним днем. Убежден, что способны так размышлять лишь неклиницисты.
13-r1.jpg

Учение Кречмера (включая кречмеровскую медицинскую психологию) вечно, как вечен клиницизм, основательно обогащенный кречмеровскими открытиями. И психотерапией Кречмера (тоже живой сегодня) открывается современная клиническая психиатрическая психотерапия.
Не случайно молодой врач Татьяна Файнштейн написала с любовью и изяществом эту работу об Эрнсте Кречмере, назвав его «одним из выдающихся психиатров ХХ века». Тяготение молодого психиатра к тонкому, сложному клиницизму (редкое сегодня явление) объясняется, по-видимому, нашим традиционным клиническим мироощущением (Корсаков, Суханов, Ганнушкин) и клинической атмосферой воспитавшей ее со студенческих лет кафедры. Кафедра психиатрии и медицинской психологии Российского государственного медицинского университета (зав. кафедрой – проф. Игорь Иванович Сергеев) известна, кроме всего прочего, и своим учебником, по сути развивающим подлинно врачебную (для практического врача) классическую медицинскую психологию Эрнста Кречмера (Н.Д.Лакосина, И.И.Сергеев, О.Ф.Панкова. Клиническая психология: учебник для студентов медицинских вузов. М.: МЕД пресс-информ, 2003).
Медицинская психология Кречмера – не раздел Психологии, не эклектическое смешение Психологии с Медициной, а психология для врача врачующего, построенная на естественно-научных основах, психология, пронизывающая собою клиническую медицину и неотделимая от нее.
Проф. М.Е.Бурно
Эта работа посвящена выдающемуся психиатру ХХ века, оказавшему большое влияние на развитие немецкой и мировой психиатрии. Жизнь Эрнста Кречмера в отечественной и мировой литературе, к сожалению, освещена достаточно скудно, в то время как Э. Кречмер был не только большим ученым, но и глубокой, достойной личностью. В этом году исполняется 120 лет со дня рождения великого психиатра.
Эрнст Кречмер родился в Германии в местечке Вюстенрот вблизи Ульборна 8 октября 1888 г. С 1895 г. жил с родителями в Обербрюдене. В этой маленькой швабской деревне, где все заняты делом и связаны с традициями, прошло и детство будущего психиатра. Атмосфера в родительском доме была теплой. Мать Кречмера, урожденная Луиза Бенгель, была дочерью врача и помогала жителям деревни, готовила им лекарственные отвары. Деятельная и энергичная, она замечательно играла на пианино и пела. Отец – Эрнст Кречмер – был священником. Учился он у философа Зигварта, а позднее занялся литературой. В частной жизни отец Кречмера был молчалив, но его публичные речи были серьезны, богаты глубокими мыслями и лишены пустых фраз. Отец любил разговаривать с детьми, читал им книги.
Среди предков Кречмера было много выдающихся людей, таких как Гегель (известный немецкий философ), Бренц (швабский реформатор, 1498–1570 гг.), Кеплер (знаменитый немецкий математик, оптик, астроном, открывший законы движения планет, 1571–1630 гг.), Меглинг (немецкий миссионер, проповедник), Вендель Гиплер (один из вождей Крестьянской войны, 1465–1526 гг.), реформатор из Ройтлинга Ольбер. Последний был также предком Фридриха Шиллера.
Еще в детстве Эрнст Кречмер начал размышлять над характерами своих родителей и характерологическими типами их семей. Семья матери представляла собой «концентрат старинных швабских культурных семей... вследствие этого в ней развилась замкнутая, богатая традициями жизненная позиция, стиль, ориентированный на духовность, и при всей своей простоте скорее тонкий, изысканный вкус» [1]. Семья отца была намного контрастнее. В братьях и сестрах, во всех родственниках отца особенно ясно отразились отличия между старым стилем жизни и новым – стилем индустриального общества, а также переходные формы от одного к другому в конце ХIX – начале XX века.
С 10 до 18 лет Кречмер учился в гимназии в Штутгарт-Каннштатте и жил у старшего учителя Шленкера. В доме бывал Майбах, на примере которого Э. Кречмер мог проследить становление нового типа руководящей личности, в корне отличной от людей прошлого столетия. В это же время молодой Кречмер посещал семинары в Шентале и Урахе.
С 1906 г. Эрнст Кречмер учился в Тюбингенском университете – одном из крупнейших университетов Германии. Не желая получать теологического образования, по совету отца Кречмер стал изучать философию и другие гуманитарные науки. Студенческая жизнь была наполнена спортом, общением и атмосферой свободы. Кречмер в своих мемуарах задает себе вопрос, разве так должна начинаться научная карьера, и отвечает: о научной работе тогда и речи не было. Скорее он был рад, что попал «в такое живое общество, полное свежести и витальной энергии, в котором тонкий вкус и духовность уравновешивались спортом» [1]. Среди студентов возникали группы, которые благодаря своей непохожести делали возможным разностороннее духовное развитие. Ожидалось, что в конце семестра студенты прилично сдадут экзамен, а как они этого достигнут – их личное дело, так что афишировать, кто сколько работает, было не принято.
Каждую зиму студенты сочиняли и проводили так называемое кабаре – карнавальное шоу, которое с удовольствием посещали и профессора, а летом – танцевальные праздники. Несмотря на внешне легкомысленную студенческую жизнь, многие из сокурсников Кречмера стали главными врачами, профессорами университетов, юристами высокого ранга. И это произошло, как считал Э.Кречмер, как раз благодаря «игровому» началу, которое получало простор в Тюбингенском университете.
Собственно медицинское образование Кречмер получил в Мюнхене и Гамбурге. На медицинском факультете Мюнхенского университета среди преподавателей был и Эмиль Крепелин. «Эра Крепелина во всей медицинской науке была подчеркнуто ориентирована только на естественные науки и противостояла, полная непонимания и даже враждебности, такому в человеческом плане важному полю деятельности, как психотерапия» [1]. На последующее развитие Кречмера как ученого занятия у Крепелина оказали влияние по крайней мере в трех отношениях. Во-первых, от своего мюнхенского профессора, который вошел в историю психологии тем, что соединил экспериментальную психологию вундтовской школы с материалом психиатрической клиники, ученик усвоил тесную связь психиатрической и психологической проблематики. Во-вторых, от Крепелина Кречмер почерпнул идею определяющей связи душевных болезней с конституциональными особенностями человека. Эта идея у него выросла в научную теорию и стала содержательным стержнем «Медицинской психологии» [3]. В-третьих, важнейшее открытие Крепелина, разделившего эндогенные психозы по их исходу и, в частности, выделившего особенности маниакально-депрессивного психоза, отразилось и в классификациях Кречмера, и в том факте его биографии, что докторская диссертация Кречмера, которую он подготовил под руководством Крепелина, была посвящена проблематике маниакально-депрессивного психоза (защита состоялась в 1914 г.).
Во время обучения в Мюнхенском университете Кречмер посещал также летние курсы в Эппендорфской больнице, которые «были так интенсивны, концентрированы и многосторонни, что такой курс вполне мог быть приравнен к двум семестрам в медицинском университете» [1]. Среди учителей Кречмера там работал особо уважаемый невролог профессор Нонне, с которым у Кречмера сложились теплые отношения. Они оба проповедовали гуманистические ценности. Особенно нравилась профессору Нонне неврологическая сторона ранних работ Кречмера. Позднее Кречмер всегда с удовольствием приезжал в Гамбург с лекциями и на конгрессы.
После сдачи государственного экзамена Э.Кречмер не до конца определился с выбором специализации. «И все-таки все больше проявлялась расположенность к психиатрии, что естественно для врача с богатыми духовными интересами»[1].
13-r2.jpg

В больнице Штутгарт-Каннштатта Э.Кречмер проходил интернатуру под началом тайного советника Вайеля – терапевта и дерматолога, практиковавшего в стиле семейного врача. Потом несколько месяцев Кречмер проработал младшим врачом в богатой традициями клинике душевных болезней Винненталь под руководством Крейзера. Там он получил первое представление о внутренней жизни психиатрической больницы: прекрасный, гуманный настрой в ведении пациентов, некоторые водные процедуры в сочетании с очень небольшим количеством успокоительных средств, хорошо организованная трудотерапия. Но по-настоящему действенных методов лечения разработано еще не было. «У человека, настроенного на действие и помощь, тогда могли возникнуть определенные сомнения, правильную ли специальность он выбрал» [1]. Кречмер всю жизнь вспоминал клинику Винненталь как одно из самых замечательных по красоте мест.
Обучение закончилось в 1912 г.
Э. Кречмер записался врачом-практикантом к Крепелину в Мюнхен, но по разным причинам работать там ему не пришлось. Роберт Гаупп пригласил его ассистентом в Тюбингенскую клинику. Этот на первый взгляд случайный поворот имел в жизни Кречмера поистине судьбоносное значение. Кречмер вспоминал: «У Крепелина не было бы возможностей для развития моего специфического подхода к совершенствованию диагностики и лечения в области психиатрии – ни для методов многомерной диагностики, ни для моего анализа психически реактивных и характерологических факторов в возникновении психозов и разработки важных психотерапевтических методик. А в утонченной атмосфере, царившей в клинике Гауппа, эти искания оказались востребованными и именно их Гаупп поддерживал своим живым участием и заинтересованностью» [1]. В Тюбингенской клинике нервных болезней Кречмер проработал с 1913 по 1914 г. до начала Первой мировой войны. В соответствии со своими склонностями и интересами он пытался, изучая истории болезни, найти глубинные связи личности и окружающей ее ситуации с фабулой бреда пациентов. Так уже тогда возник замысел и материал для книги «Сенситивный бред отношения», написанной в 1918 г.
Гаупп сразу проявил интерес и понимание к исследованиям Кречмера. Они плодотворно сотрудничали: Гаупп сглаживал резкие места в работе ассистента, вносил критические замечания, а Кречмер всегда хорошо и в срок выполнял свои обязанности. Э.Кречмер с благодарностью вспоминал Гауппа за создание таких условий, при которых сотрудники могли развиваться в науке в соответствии со своими интересами и способностями.
Когда началась Первая мировая война, Кречмер был призван на службу военным врачом. И несмотря на то что до этого он проработал практикантом всего один год, сразу же благодаря особому доверию Р.Гауппа, консультировавшего санитарное управление, получил поручение создать и возглавить в качестве лечащего врача клинику нервных болезней в Бад Мергентхайме. Причем в одиночку, без помощника и специально обученного персонала. “Для моей натуры, направленной на свободу передвижений и самостоятельное определение цели, это назначение было именно тем, что могло пробудить юношескую активность. И в самом деле, два года в Бад Мергентхайме были самыми продуктивными в моем развитии, – писал Кречмер. – Здесь возникло несколько работ о теории истерии, вошедшие позднее в мою книгу «Истерия, рефлекс и инстинкт». Здесь на примере параноидных реакций при травмах мозга («О психогенном образовании бреда при травматической слабости мозга», 1918 г.) возникли ставшие сегодня снова популярными формулировки, касающиеся «многомерной диагностики», с постепенным ослаблением (не устранением) крепелиновской системы единиц болезней и возможным благодаря этому причинным анализом факторов при разнообразных терапевтических подходах”. По словам Э.Кречмера, «здесь, в Мергентхайме, была написана рукопись книги о сенситивном бреде отношения, побудившая Гауппа, без моей просьбы, поставить вопрос о присвоении мне степени, что и произошло летом 1918 г.» [1]. В клинике в Мергентхайме больных с истерическими проявлениями было даже больше, чем с органическими симптомами. Возникла острая необходимость в создании психотерапевтических методов лечения. Их разработкой и занимался Эрнст Кречмер вместе с Фердинандом Керером, своим старым учителем по Гамбургу профессором Нонне, Кляйстом и др.
Кречмера интересовало, какие психофизические и нейрофизиологические механизмы лежат в основе моторных истерических расстройств и способов их лечения. Через много лет похожие вопросы привели его к идее создания ступенчатого активного гипноза. Там же в Мергентхайме возникли три работы – «Истерические привычки», «Законы произвольного усиления рефлекса» и «Волевой аппарат истериков».
Из всех наблюдений в клинике, в том числе из наблюдений в области органической патологии головного мозга и шизофрении, потом была создана психофизическая стратификационная теория с онто- и филогенетическим обоснованием, представленная в книге «Медицинская психология» в разделе о гипобулических и гипоноических функциях, в дальнейшем дополненная учением о «моторных шаблонах».
Тогда же Кречмер разработал психотерапевтический метод для лечения «простых детских истерий» и «моторных феноменов примитивных личностей, без сложных комплексов», основанный на активном внушении. Этот метод он назвал протрептикой (от греческого «побуждать, заставлять»).
В 1915 г. Эрнст Кречмер женился на урожденной Луизе Прегицер, дочери лютеранского пастора. Их старший сын Вольфганг Кречмер вспоминает: «В юности очень красивая, без профессии, со школьным образованием, очень добрая, скромная, шизотимная. Они поженились в 1915 г., когда отец уже работал у Гауппа. Мать, видимо, сразу же поняла, что отца ждет великая карьера, и всячески облегчала его жизнь дома, чтобы помочь ему спокойно работать. Старалась освободить его от всего, что он сам мог бы не делать. Ради этого она сопровождала его в поездках на конгрессы в другие германские города и другие страны, отвечала на все письма, кроме писем к коллегам. Она вычитывала его рукописи, помогала исправить к лучшему некоторые места как редактор. Отец был глубоко благодарен ей. Было у них большое взаимное доверие. Помню, как субботними и воскресными вечерами они читали вместе вслух, играли (скрипка и фортепьяно), как отец пел лирические песни, а мать аккомпанировала на фортепьяно»[2]. Несмотря на большую занятость, Эрнст Кречмер всегда уделял много времени семье.
Вольфганг Кречмер так описывает характер отца: «Отец был очень чувствительный, скрупулезный, неуверенный в себе, но благодаря большой энергии и добросовестности мог делать карьеру. Он, конечно, был пикник, больше циклоидности, практик, живой, любезный, общительный, с юмором, комическими анекдотами, но и с очень сложными, глубокими тревожными и навязчивыми переживаниями. Была у него и шизотимность в виде большой личной ранимости, чувствительности»[2].
В 1918 г. Кречмер защитил диссертацию по своей книге «Сенситивный бред отношения». В это же время он сформулировал идею многомерной диагностики: «Каждый индивидуальный болезненный случай должен быть расщеплен на отдельные причинные факторы, которые участвуют в болезни и лежат зачастую совершенно в разных плоскостях. Таким образом, при образовании сложных патологий (как, например, именно при шизофрении и образующих бред заболеваниях) могут одновременно участвовать, динамично меняя причинную важность, как наследственные (эндогенные), так и душевные реактивные (психогенные) факторы, а также физические повреждения и обменные процессы. И тогда это последовательно приводит и к «многомерной терапии», которая имеет наготове не единую определенную форму лечения для предполагаемой «единицы болезни», а в каждом индивидуальном болезненном случае выделяет кроющиеся в нем причины и среди них находит наиболее благоприятную терапевтическую линию лечения, а может быть, и комбинацию нескольких линий. При всех более сложных картинах болезни такой подход имеет большое значение не только с исследовательской точки зрения, но и для лечения больного человека»[1]. В своей первой книге «Сенситивный бред отношения» Кречмер показал, что даже тяжелые бредовые расстройства можно лечить психотерапевтически. Это было встречено сильной критикой со стороны Крепелина и его школы.
С 1919 по 1926 г. Э.Кречмер работал в университетской клинике нервных болезней в Тюбингене сначала ассистентом, потом главным врачом, будучи приват-доцентом и экстраординарным профессором. Летом 1919 г. приват-доцент Кречмер начал читать студентам лекции по теме «Гениальные люди». В 1921 г. вышла книга «Строение тела и характер», ставшая событием в мировой психиатрии и психологии. В этой книге ученый провозгласил конституциональную обусловленность характера. Кречмер ввел основные конституциональные типы: астенический и пикнический. Психиатром было отмечено, что астеническому телосложению соответствует шизоидный спектр характеров, а пикническому конституциональному типу – циклотимный. К идее такой классификации Эрнст Кречмер пришел еще в первый год после государственного экзамена в больнице Виненталь.
В 1922 г. одно из издательств «заставило» Кречмера написать книгу «Медицинская психология» – это был один из первых учебников по медицинской психологии. В то время это направление в психологии еще только формировалаось. Структура этой книги является образцом для учебников по медицинской психологии и сегодня. В этой работе немецкий психиатр рассматривает появившиеся к тому времени научные данные из разных областей медицины и естественных наук. Кречмер представляет разнообразные психические процессы как эволюционный континуум. Взаимодействие души и тела – основная тема книги. Эту одну из наиболее значимых философских проблем Кречмер освещает в сугубо научном ключе. Здесь он расширил свою концепцию конституционализма, развернутую в книге «Строение тела и характер», выстраивая историю развития психических аппаратов и устанавливая источники психических свойств человека.
В 1923 г. вышло первое издание книги «Об истерии», название которой потом было изменено на «Истерия. Рефлекс и инстинкт». Эту книгу Кречмер называл дополнением к «Медицинской психологии». Истерический тип реакции исследовался здесь в широких биологических рамках как психологическая и нейрофизиологическая проблема. Истерическими Э.Кречмер называл в основном те психогенные формы реакций, которые определяются инстинктивными, рефлекторными или другими биологически предуготованными механизмами. Древность истерических реакций Кречмер соотносит с тем, что большинство из них связано с расстройствами влечений – полового влечения и инстинкта самосохранения.
В 1926 г. Кречмер с семьей переехал в Марбург – живописный город с особой университетской атмосферой. Небольшие размеры Марбургской клиники на 150 коек не казались Кречмеру недостатком. Ему нравилась спокойная обстановка. Правда, из-за небольшого числа ставок невозможно было создать свою большую школу. Но это уравновешивалось отчасти врачами, приезжавшими на стажировку из Европы, Америки, России, с Ближнего Востока. Некоторые иностранные коллеги, наиболее ознакомившиеся с достижениями Кречмера, несмотря на политические потрясения, стали его сердечными друзьями на многие десятилетия: Вандерхорст в Амстердаме, Е.Б.Штраус в Лондоне, Штенгрен в Дании, Габриель Лангфельд в Норвегии. В последующем они заняли ведущие научные позиции. Тесные рабочие связи установились с главными врачами клиники Мауцем и Энке, позднее с Конрадом Маллем и Винклером. При клинике Кречмер с сотрудниками основали экспериментально-психологическую лабораторию, в которой изучали особенности моторных функций, цветовосприятия и регуляции мышечного тонуса у людей разных темпераментов. В центре внимания Кречмера в Марбурге стояли именно клинические аспекты психиатрии, такие как развитие диагностики и терапии душевных заболеваний. С неврологической стороны, например, это были скрытые процессы в подкорковых структурах, рубцы оболочек. На основании этих исследований применялась сочетанная терапия, благодаря которой достигались очень хорошие клинические результаты. В это же время он изучал апаллический синдром и особенности локальных очаговых симптомов после переломов основания черепа. После появления шокового лечения психозов Кречмер старался его усовершенствовать, особенно в отношении инсулинотерапии. Он также развивал разработанный Клейзи метод лечебного сна.
Психотерапия также являлась одним из главных направлений деятельности Эрнста Кречмера. Еще в военное время он с коллегами начал разрабатывать психотерапевтические методы лечения. Создание психотерапевтического движения и руководство им было одной из самых важных и сложных задач в первые годы работы в Марбурге. Кречмер стал членом только что созданного Всеобщего медицинского общества психотерапии, а потом много лет был его президентом и руководителем. Это руководство снизило его популярность у старших коллег. Кречмер действовал вместе с Юнгом, Шульцем, Шильдером, Кронфельдом, Гольдштейном. Психоаналитики также участвовали в этом движении. В Баден-Бадене и Бад Наухайме проходили международные конгрессы по психотерапии. После заседаний в отличие от других конгрессов участники собирались в баре, где в свободной, веселой и непринужденной атмосфере проходили остроумные беседы представителей разных психотерапевтических течений и танцы до утра. «Мучения этой многолетней работы по созданию психотерапевтического движения можно было взять на себя, только хорошо представляя себе эту далекую цель и осознавая, что делаешь большую работу на благо большого дела» [1].
Кречмер занимался психотерапевтическим лечением различных психических расстройств – от невротических до бредовых. Большая часть его психотерапевтических опытов была посвящена «сверх-я». Кречмер продолжал заниматься сенситивным бредом отношения, он считал, что у этих больных имеется внутренний конфликт между осознанием собственного превосходства и ощущением поражения и беспомощности перед лицом судьбы. На конгрессе Всеобщего медицинского общества психотерапии в 1929 г. Кречмер прочитал доклад на тему «Психотерапия шизофрении и ее пограничных состояний».
В 1929 г. была выпущена книга «Гениальные люди», над проблематикой которой выдающийся психиатр начал работать еще во времена приват-доцентства в Тюбингене.
В период гитлеровского режима Э.Кречмер, несмотря на опасность, принципиально отстаивал в публичных выступлениях и во всех областях деятельности свои нравственные позиции. В национал-социалистическую партию он не вступил. В 1933 г. Э.Кречмер покинул пост президента Всеобщего медицинского общества психотерапии в связи с тем, что оно перешло в подчинение партии. Уже в первые годы гитлеровского режима положение Кречмера пошатнулось. В конце 1943 г. фюрер заявил, что с такими людьми, как Кречмер, надо покончить. Тогда соратники быстро приготовили для Кречмера убежище на случай опасности. Не пускаясь в громкие споры по мелочам, которые все время провоцировали нацисты, Эрнст Кречмер сохранял духовные и высокоморальные принципы университета. Общественное положение Э.Кречмера затрагивали в основном «два конфликтных пункта. С самого начала это было внушаемое народу искажение расовой теории, а позднее все более грубое и жестокое вмешательство в медицинскую этику» [1]. Эта проблема была особенно близка Кречмеру в связи с тематикой его работ. В книге «Гениальные люди» есть отдельная глава, посвященная «гению и расе». С самого начала Кречмер заявлял, что расизм чужд духу немецкого народа. Эрнст Кречмер выступал с публичными докладами, пытаясь на простых фактах и примерах объяснить народу, что в принципе не может быть идеальной расы. Еще со времен приват-доцентства Кречмер говорил, что расовая теория ведет не к профессиональному познанию, а только к укоренению предрассудков, межсословной и международной ненависти, так что мнение Кречмера об этом было известно еще в 1920-е годы. Новое издании книги «Гениальные люди» было запрещено лично Геббельсом. За короткое время НСДРП полностью запретила любое публичное обсуждение расового вопроса. Кречмер резко выступал против акции «эвтаназии» – массового уничтожения «недостойных жизни жизней», т.е. в первую очередь психически больных людей. Партия не предупредила психиатров о готовящейся акции эвтаназии. Клиника Кречмера осталась нетронутой, но из-за этого, когда акция в других клиниках шла полным ходом, Кречмер и его сотрудники не могли активно протестовать. Настойчивый протест психиатрической общественности Германии все же привел к прекращению акции до того, как дело было доведено до конца.
Научные статьи Э.Кречмера также вызывали активные нападки со стороны нацистской партии.
Когда клиника в Марбурге подвергалась бомбардировкам, Эрнст Кречмер лично участвовал в ее реконструкции. Весной 1945 г. в город вошли американские войска. Потом в доме Кречмера квартировали солдаты, а семья психиатра переселилась в клинику, где Кречмер находился под арестом. Его многочисленные пациенты постоянно ходили по инстанциям с просьбами об освобождении врача. Благодаря этому Кречмера освободили через несколько недель. Летом 1945 г. Э.Кречмер исполнял обязанности ректора университета. 25 сентября 1945 г. университет благодаря продуктивному деловому контакту с американскими офицерами был снова открыт. Кречмер остался деканом медицинского факультета. Тогда же Кречмер восстановил Всеобщее медицинское общество психотерапии.
В 1946 г. Кречмер переехал обратно в Тюбинген, где работал профессором Тюбингенского университета и возглавлял университетскую неврологическую клинику. Эрнсту Кречмеру психотерапия обязана созданием ряда психотерапевтических методов, таких как ступенчатый активный гипноз и двулинейный или двунаправленный стандартный метод. Двунаправленный стандартный метод – это сочетание гипноза и анализа всей структуры личности и ее жизненной ситуации. Внушаемое во время гипноза предварительно разрабатывается при анализе вместе с больным. Также Кречмер проводил с пациентами так называемые сократические беседы – психотерапевтический метод, который стоит как бы между психоанализом и психогогическими патерналистскими методами. Так, при психоанализе пациент сам по своим логическим цепочкам приходит к неким выводам при намеренно пассивном поведении врача; при психогогических патерналистских методах врач предоставляет пациенту уже готовые решения проблем. В «сократической» же беседе врач только помогает больному найти характерную для него модель поведения. Эта модель зависит от личности человека, которая складывается из конституционально обусловленного характера, эндокринных особенностей и различных особенностей развития, связанных в свою очередь, с сексуальными неврозами. Такие «подсказки» берутся врачом из принятых в социуме морально-этических норм. Эти проблемы подробно изложены в книге «Психотерапевтические исследования», вышедшей в 1949 г. Здесь впервые появились намеки на формирование теории о глубинной личности, которую он развил в своих докладах в 1961 г. в Вене и Линдау. Глубинная личность – это совокупность психофизических душевных реакций, связанных друг с другом.
В 1950 г. в книгу «Сенситивный бред отношения» была добавлена новая глава «Структура влечений и эндогенная готовность». Действие пубертата и возможных в это время задержек развития на формирование сексуальной сферы объясняет сексуальные проблемы, в дальнейшем приводящие к сильной акцентуации и падению самооценки. «В глубинной личности формируются неправильные конституционные регуляции в сфере влечений, они являются последней скрытой причиной патологии. Из этого потом возникает невозможность естественной эротики, парадоксальная сверхчувствительность к строгим моральным принципам окружения. Так что больше не может уже просто возникнуть надежное, глубоко обоснованное самоуважение в жизненной борьбе» [1]. Это низкое самоуважение, проецируясь на окружение, приводит к формированию бреда отношения.
До 1959 г. Э. Кречмер работал ординарным профессором и директором университетской клиники нервных болезней в Тюбингене. Летом 1963 г. вышла автобиографическая книга «Образы и мысли».
Доклад на тему «Глубинная личность и современная техника гипноза» стал последним публичным выступлением Э.Кречмера 26 ноября 1963 г.
Эрнст Кречмер умер 8 ноября 1964 г. в Тюбингене.
Эрнст Кречмер был одним из крупнейших психиатров ХХ века и внес большой вклад в психиатрию, клиническую психологию и психотерапию.
В своих работах Кречмер создал одну их первых классификаций характеров, показал глубинные психические процессы как больных, так и здоровых людей в зависимости от их заболевания и характера. Кроме того, ученый пытался решить вопрос о соотношении тела и души – один из основных вопросов философии. Необычно живой язык Кречмера и экскурсы в историю, культурологию, сравнительную лингвистику и другие гуманитарные дисциплины делают его книги интересными широкому кругу читателей. Удивителен и уровень его эмпатии.
Медицинская психология как наука сформировалась на основе работ и методологии Кречмера. Он по сути был родоначальником медицинской психологии, основанной на клинической врачебной беседе с больным. Хотя Э.Кречмер признавал плюсы экспериментального метода (тесты, опросники) в психологии, все же большее значение он придавал клиническому подходу, также для врачей близко и то, что в его теории душевные процессы соотносятся с телесной конституцией человека.
13-r3.jpg

Кречмер также стоял у истоков психотерапии, которая обязана ему созданием ряда психотерапевтических методов. Именно Кречмер, несмотря на все трудности, связанные с внедрением психотерапии в клиническую практику, создал психотерапевтическое движение и взял на себя руководство им, хотя это было и невыгодно для его научной репутации среди старшего поколения психиатров. Кречмер много лет был президентом и руководителем Всеобщего медицинского общества психотерапии, организовывал международные конгрессы. И здесь, как и везде, ему удавалось создавать особенную теплую, душевную атмосферу.
В 1920-е годы книги Эрнста Кречмера были переведены на английский и русский языки, многократно переиздавались с дополнениями автора.
Кречмер произвел синтез и анализ разобщенных сведений разных областей медицины и гуманитарных наук, которые были накоплены к тому времени. Широко осветил историю психологии, развитие психики отдельного человека с учетом его конституционального типа, влияние характера человека на его возможные психические реакции и развитие болезней. Также Эрнст Кречмер представил возможные пути практического решения психических проблем. Имея свою научную позицию, Э.Кречмер вычленял из других научных школ (Фрейда, Павлова, Крепелина и др.) то, что считал приемлемым и полезным для практики, что свидетельствует о неисчерпаемости его научного потенциала. В трудах этого немецкого психиатра была затронута проблема психологии гениальности, волновавшая человечество испокон веков.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Kretschmer E. Gestalten und Gedanken. 2-е изд. Штутгарт: Изд-во Тиме, 1971.
2. Вольфганг Кречмер. Беседы с Вольфгангом Кречмером. М.Е.Бурно. Клиническая психотерапия. Екатеринбург: Деловая книга, 1993.
3. Кречмер Э. Медицинская психология. Пер. с нем. Послесловие В.А.Лукова. М.: СОЮЗ, 1998; 448–9.
Количество просмотров: 1204
Предыдущая статьяМетод адаптивного управления на основе пространственной синхронизации деятельности областей коры головного мозга как средство поддержания работоспособности операторов

Поделиться ссылкой на выделенное