«Статика» и «Динамика психопатий» П.Б.Ганнушкина через призму авторского стиля №01 2015

Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина - «Статика» и «Динамика психопатий» П.Б.Ганнушкина через призму авторского стиля

Номера страниц в выпуске:67-74
Для цитированияСкрыть список
Д.А.Смирнова, Е.А.Слоева, А.В.Потапов. «Статика» и «Динамика психопатий» П.Б.Ганнушкина через призму авторского стиля. Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина. 2015; 01: 67-74
В статье представлен лингвистический анализ текста научного произведения «Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика» П.Б.Ганнушкина (1933 г.). Целью работы явилось сравнение текстов «Статика психопатий» и «Динамика психопатий» на предмет их соответствия единому авторскому стилю. Для оценки и сравнения параметров авторского стиля использовались экспертные методы лингвистического анализа с изучением показателей лексико-стилистического, морфологического, синтаксического уровней и выделением авторского инварианта. Статистическая обработка данных проводилась с помощью программ MS Excel и Resampling Stats. Применялся метод создания повторных выборок – ресэмплинг. Для описания данных использовались среднее и 95% доверительный интервал среднего (1 тыс. итераций), для тестирования – метод попарного сравнения групп (10 тыс. итераций), значения показателя вероятности p-уровня менее 0,05 считались статистически значимыми. Результаты исследования текстов «Статика психопатий» и «Динамика психопатий» показали отсутствие различий в значениях 22 из 26 лингвистических показателей, характеризующих авторский стиль, при этом оставшиеся четыре показателя различались в связи с типовыми значениями текстов, а не авторской принадлежностью, на основании чего сделан вывод о том, что изучаемое научное произведение написано одним автором.
Ключевые слова: авторский стиль, лингвистический анализ, «Статика», «Динамика психопатий», П.Б.Ганнушкин.
daria.smirnova.phd@gamil.com
Для цитирования: Смирнова Д.А., Слоева Е.А., Потапов А.В. «Статика» и «Динамика психопатий» П.Б.Ганнушкина через призму авторского стиля. Психиатрия и психофармакотерапия. 2015; 1: 67–74.

«Statics» and «Dynamics of psychopathies» by P.B.Gannushkin through the prism of the author’s writing style

D.A.Smirnova, E.A.Sloeva, A.V.Potapov
Department of Psychiatry, Narcology, Psychotherapy and Clinical Psychology, Samara State Medical University. 443099, Russian Federation, Samara, ul. Chapaevskaia, d. 89;
Department of Pedagogics, Psychology and Psycholinguistics, Samara State Medical University. 443099, Russian Federation, Samara, ul. Chapaevskaia, d. 89;
Samara Regional Hospital of Psychiatry. 443016, Russian Federation, Samara, ul. Nagornaia, d. 78, korp. 13

The article presents a linguistic analysis of the scientific edition «Clinic of psychopathies, their statics, dynamics, systematic» authored by P.B.Gannushkin (1933). The aim of the study was to compare the author’s writing style in the texts «Statics of psychopathies» and «Dynamics of psychopathies». The variables of lexical, stylistic, morphological and syntactical levels were studied with the expert methods of linguistic analysis and the authorial invariant analysis in order tо evaluate the author’s writing style. Statistical analysis was performed using programs MS Excel and Resampling Stats. The resampling method of statistical analysis was used. For description of the data, mean and 95% confidential interval of the mean (1000 iteration) were used, hypotheses testing was done with pair-wise comparison. The results of the test were significant if p-value was less than 0.05. Results showed no difference between the texts «Statics of psychopathies» and «Dynamics of psychopathies» in 22 out of 26 variables characterising the author’s writing style, while the four remaining variables deviated due to the typical context meanings of the text rather than due to the author’s affiliation issues. The study concluded that both of the texts were written by the same author.
Key words: author’s writing style, linguistic analysis, «Statics», «Dynamics of psychopathies», P.B.Gannushkin.
daria.smirnova.phd@gamil.com
For citation: Smirnova D.A., Sloeva E.A., Potapov A.V. «Statics» and «Dynamics of psychopathies» by P.B.Gannushkin through the prism of the author’s writing style. Psychiatry and psichopharmacotherapy. 2015; 1: 67–74.

Актуальность исследования

Одним из выдающихся классических научных трудов в области дескриптивной психопатологии и психиатрии
XX в. является работа профессора П.Б.Ганнушкина «Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика» (1933 г.). В современной психиатрической среде высказываются мнения о том, что разделы «Статика психопатий» и «Динамика психопатий» написаны разными авторами («Независимый психиатрический журнал», 2011). Обсуждение ведется на страницах профессиональных журналов в опубликованных «Воспоминаниях проф. П.М.Зиновьева о проф. П.Б.Ганнушкине» («Психиатрия и психофармакотерапия», 2011), работах П.В.Морозова «Загадка Зиновьева, или «дураки русской психиатрии» («Психиатрия и психофармакотерапия, 2012), «Без «дураков» («Психиатрия и психофармакотерапия, 2013), «Возвращаясь к «дуракам» («Дневник психиатра», 2013). Данная дискуссия сформировала наш специальный интерес к вопросу, побудив провести комплексное лингвистическое исследование текстов «Статика» и «Динамика психопатий» на предмет подтверждения или опровержения единства авторского стиля. В области лингвистики существует такое понятие, как атрибуция текста, – исследование текста с целью установления его авторства (Е.С.Родионова, 2007). Идентификационные задачи атрибуции позволяют подтвердить или исключить авторство определенного лица, проверить тот факт, что автором текста был один и тот же человек (Т.В.Батура, 2013). Данные задачи решаются из предположения, что автор текста известен. Методы атрибуции позволяют исследовать текст на различных языковых уровнях: пунктуационном, орфографическом, синтаксическом, лексико-фразеологическом, стилистическом (Т.В.Батура, 2013). На пунктуационном уровне выявляются особенности употребления автором знаков препинания; на орфографическом – характерные ошибки в написании слов; на синтаксическом уровне определяются способы построения предложений, предпочтение тех или иных языковых конструкций, порядок слов и т.д.; на лексико-фразеологическом уровне исследуются словарный запас автора, склонность к употреблению редких и иностранных слов, архаизмов, профессионализмов, неологизмов, навыки употребления фразеологизмов и т.п.; на стилистическом уровне характеризуются жанр, общая структура текста, стилистические фигуры и приемы (метафора, сравнение, эпитеты, олицетворение и т.п.). Под авторским стилем, по мнению Т.В.Батуры, обычно понимаются последние три уровня: «Анализ именно синтаксического, лексико-фразеологического и стилистического уровней представляет наибольший интерес и сложность при определении авторского стиля» (Т.В.Батура, 2013). В целом методы анализа стиля можно разделить на две большие группы – экспертные и формальные (Т.В.Батура, 2013). Экспертные методы предполагают исследование текста профессиональным лингвистом-экспертом, формальные основаны на сравнении вычислимых характеристик текстов (А.С.Романов, 2010; А.А.Рогов и соавт., 2008). Основная проблема формальных методов анализа авторства состоит в выборе параметров. В большинстве случаев в качестве характеризующих параметров текста выбираются статистические характеристики: количество использования определенных частей речи, знаков препинания, длина предложений (измеренная в словах, слогах, знаках), объем словаря, количество полнозначных и служебных слов и т.д. Параметр должен опираться на те характеристики текста, которые слабо контролируются автором на сознательном уровне, а также должен сохранять постоянное значение для одного автора. В силу случайных причин некоторое отклонение значений от среднего неизбежно, но оно должно быть достаточно мало (В.П.Фоменко, Т.Г.Фоменко, 1995). Методики по определению авторства на сегодняшний день представлены в большом количестве. Д.В.Хмелев (2000 г.) в их числе называет субъективно-атрибутивные методики, формально-количественные методы, процент служебных слов как авторский инвариант, морфологический анализ. К формальным методам атрибуции относятся теория распознавания образов (М.А.Марусенко, 1990; Е.С.Родионова, 2008), методы математической статистики, теории вероятностей (О.В.Кукушкина, А.А.Поликарпов, Д.В.Хмелев, 2001), кластерный анализ (О.Г.Шевелев, 2006, 2007) и др. Интересен подход, использующий в качестве стилевых признаков бинарные буквосочетания. При таком методе анализу поддаются однобуквенные и двухбуквенные служебные слова, а это значительная часть наиболее частотных предлогов, союзов, частиц и междометий, которые традиционно считаются значимыми стилеметрическими показателями (Т.В.Батура, 2013). Метод выделения авторского инварианта (от англ. writer invariant, authorial invariant, author’s invariant) сводится к изучению такой количественной характеристики литературных текстов или параметра, который может «однозначно характеризовать своим поведением произведения одного автора или небольшого числа «близких авторов», и принимает существенно разные значения для произведений разных групп авторов» (А.Т.Фоменко, 2005). В своей работе А.Т.Фоменко (2005 г.) описывает основные свойства, которыми должна обладать числовая характеристика параметра «авторский инвариант». Прежде всего это интегральный, «массовый» характер, обеспечивающий слабый сознательный контроль или даже отсутствие контроля со стороны автора, совместим с его устойчивым и типичным состоянием, т.е. авторский инвариант – «бессознательный параметр». Данный параметр должен иметь «постоянное значение», незначительно колебаться относительно среднего значения на протяжении произведений автора. Кроме того, параметр авторского инварианта должен разграничивать группы писателей. В связи с данными требованиями В.П.Фоменко и Т.Г.Фоменко обозначили следующие количественные характеристики, соотносимые с параметром авторского инварианта: длина предложений (среднее число слов в предложении), длина слов (среднее количество слогов в слове), общая частота употребления служебных слов – предлогов, союзов, частиц (процентное содержание служебных слов), частота употребления значимых частей речи – существительных, глаголов, прилагательных (в процентах), а также частота употребления предлога «в», частицы «не» (в процентах) и количество служебных слов в предложении (среднее число союзов, предлогов и частиц в предложении) (А.Т.Фоменко, 2005). Имеющееся в наличии программное обеспечение, используемое для анализа текстов, в частности, для идентификации авторства текста, представлено в обзорной публикации А.Романова (2008 г.). Необходимо отметить, что эти программы обнаруживают ограничения в применении, в частности, в связи с задачами нашего исследования. Так, одни программы сравнивают тексты с уже имеющимися текстами в базе данных программы (например, Лингвоанализатор для математического анализа структуры текста в режиме онлайн специализируется на произведениях Русской Фантастики, СМАЛТ – на публицистике 60–70 гг. XIX в.), другие носят слишком общий характер, сравнивая исследуемый материал со всем разнообразием текстов, имеющихся в интернет-пространстве (например, Антиплагиат из группы программ выявления плагиата). Третий вид программ – программы интеллектуального анализа данных – анализируют англоязычные тексты (например, Intelligent Miner for Text и Oracle Text) и/или ориентированы на анализ семантического уровня, кластеризации документов и составление тематических резюме (например, Text Analyst, Semio Map), что не представляет значения для анализа наших текстов, так как они заведомо посвящены одной клинической тематике и могут проявлять на лексико-семантическом уровне лишь очень общие, категориальные сведения, а не стилистические особенности языка автора. Программы, которые ориентированы на составление психологического портрета автора (Лингва-Экспресс, ВААЛ), также нецелесообразно применять к анализу научных произведений, так как данное обеспечение адресуется к поиску особенностей характера автора, зачастую в ракурсе его эмоционально-оценочных реакций или степени эмоционального воздействия на читателя. Таким образом, выбор лингвостатистических параметров, характеризующих стиль автора, значительно затрудняет исследования в области атрибуции текстов, однако методы выделения количественных характеристик, соотносимых с авторским инвариантом (А.Т.Фоменко, 2005), и преимущественные акценты внимания на лексико-стилистическом, морфологическом и синтаксическом уровнях (Т.В.Батура, 2013) представляются наиболее перспективными для нашего исследования. Цель исследования – сравнение текстов «Статика психопатий» и «Динамика психопатий» П.Б.Ганнушкина на предмет их соответствия единому авторскому стилю.

Материал исследования

Предметом исследования выступили тексты научного произведения П.Б.Ганнушкина «Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика» (1933 г.). В частности, сравнению подверглись фрагмент главы о статике психопатий в объеме 3062 слова в пределах первых полных восьми (неполных девяти) страниц исследуемого издания (с. 15–23) (текст 1 «Статика психопатий») и фрагмент главы о динамике психопатий в объеме приблизительно того же количества знаков, а именно 3 тыс. слов, в рамках первых полных девяти (неполных десяти) страниц (с. 62–71) (текст 2 «Динамика психопатий»). Выбор объема текста для проведения лингвистического анализа был обусловлен необходимостью обеспечения репрезентативности. Было исследовано около 10% общего объема текста в книге. Учитывая, что раздел «Статики психопатий» в книге П.Б.Ганнушкина (1933 г.) составляет приблизительно 46 страниц (с. 15–61), а динамика – около 69 страниц (с. 62–130), было принято решение анализировать в ракурсе сравнения не менее 7 страниц (в среднем около 10 страниц) каждого из текстов. Подсчет количества знаков каждого из текстов определил, что 10 страниц раздела «Статики психопатий» составляет 3487 слов, 10 страниц раздела «Динамики психопатий» – 3151 слово. В связи с полученными данными за фрагмент текста для проведения исследования был принят усредненный объем в размере 3 тыс. слов. Объемы фрагментов (текст 1 – 3062 слова, текст 2 – 3000 слов) незначительно различаются в связи с тем, что за окончание фрагмента было принято считать окончание последнего вошедшего в его состав предложения. Содержание авторских сносок, примеров и заглавий, приведенных из произведений других авторов, а также знаки препинания не учитывались. В связи с необходимостью последующей статистической обработки по программе «Resampling» каждый из фрагментов был разделен на 5 подфрагментов, в пределах которых впоследствии подсчитывались все исследуемые лингвистические показатели. Так, фрагмент «Статика» был разделен на 5 подфрагментов объемом 615, 628, 598, 619, 639 слов, а фрагмент «Динамика» – 605, 603, 608, 603, 581 слово.

Методы исследования

Задача атрибуции текстов решалась с использованием экспертных методов лингвистического анализа. Для оценки и сравнения параметров авторского стиля проводился анализ лексико-стилистического, морфологического и синтаксического языковых уровней как наиболее показательных для идентификации авторства. В соответствии с целью исследования, для изучения и стандартизации обработки текстов нами была уточнена последовательность и сформирована процедура анализа материала. Исследовались качественные и количественные характеристики письменной речи П.Б.Ганнушкина на лексико-стилистическом, морфологическом и синтаксическом уровнях.
На лексико-стилистическом уровне определялась склонность к употреблению не характерных для научного стиля разговорных конструктов, архаизмов, фразеологизмов. Рассматривались стилистические фигуры (метафора, эпитет, олицетворение, лексический повтор) и приемы (инверсия), а также такая качественная характеристика, как стереотипность речевых оборотов. Значения количественных характеристик вычислялись по формуле из расчета их содержания на объем текста, равный 10 предложениям, обозначались как индексы и измерялись в баллах (Д.А.Смирнова, Г.Н.Носачев, 2009).
На морфологическом уровне оценивались такие формальные количественные характеристики языка автора, как общая частота употребления служебных слов – предлогов, союзов, частиц (процентное содержание служебных слов), значимых частей речи – существительных, глаголов, прилагательных (в процентах), а также частота употребления предлога «в», частицы «не» (в процентах) и количество служебных слов в предложении (среднее число союзов, предлогов и частиц в предложении) по А.Т.Фоменко (2005 г.).
На синтаксическом уровне исследовались особенности построения предложений – их длина (среднее число слов в предложении) по А.Т.Фоменко (2005 г.), количественная характеристика числа предложений одного типа (простое, сложное, сложное с двойным видом связи, односоставное) по отношению к общему числу предложений во фрагменте текста и такие качественные характеристики, как предпочтение тех или иных языковых конструкций; в рамках пунктуации и орфографии – особенность употребления автором знаков препинания и орфографические ошибки. Исследование текстов проводилось рабочей группой, в ее составе: врач-психиатр, специализирующаяся в научной области психолингвистического направления в психиатрии, ассистент кафедры психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии Самарского государственного медицинского университета, кандидат медицинских наук Д.А.Смирнова, и лингвист, доцент кафедры психологии, педагогики и психолингвистики, кандидат филологических наук Е.А.Слоева. Формулировка нулевой статистической гипотезы сводилась к тому, что по критерию параметров авторского стиля различий между текстами нет. Альтернативная гипотеза подразумевала, что между текстами имеются различия.
Для статистической обработки использовались программы MS Excel® и Resampling Stats® (США). Применялся метод создания повторных выборок – ресэмплинг (resampling) – способ моделирования по методу Монте–Карло. Для описания данных использовались среднее и 95% доверительный интервал среднего (1 тыс. итераций – создание повторных выборок), для тестирования – метод попарного сравнения групп (10 тыс. итераций), значения показателя вероятности p-уровня менее 0,05 считались статистически значимыми. Планирование дизайна исследования и статистическая обработка данных осуществлялись в условиях консультирования со специалистом по биостатистике, кандидатом медицинских наук А.В.Потаповым.

Результаты исследования и их обсуждение

Тексты П.Б.Ганнушкина «Статика психопатий» и «Динамика психопатий» отличаются своим смешанным характером, где преобладание научного стиля сочетается с элементами художественного стиля (часто встречается у авторов дескриптивной психопатологии), о чем свидетельствует большое количество стилистических фигур и риторических приемов. В текстах присутствует эмоционально-оценочная лексика. Исследование лингвистических показателей на лексико-стилистическом уровне показывает, что из анализируемых 13 показателей только 2 отражают статистически значимые различия между текстами: это Индекс используемых метафор и Индекс стереотипных речевых оборотов – Сравнение в понятии «редко». В табл. 1 представлены средние значения лингвистических показателей лексико-стилистического уровня, доверительные интервалы и значения вероятности различий показателей между исследуемыми текстами.t11-1.jpg
В обоих изучаемых нами фрагментах произведения встречаются разнообразные стилистические фигуры и приемы. Одинаково часто выявляются разговорные конструкты как признаки устного стиля речи и ненаучной лексики, например, в тексте 1 (Индекс разговорного конструкта – 0,362) – «тугодумы», «прокучивают», «подстегиваемые», «влезают», и в тексте 2 (0,136; p=0,235) – «волей-неволей», «добавок». Несколько реже, но сопоставимо по частоте можно встретить лексические единицы, выходящие из употребления: архаизмы, которые, однако, могут соответствовать эпохе, в которой писалось произведение, и также относиться к категории разговорных конструктов и других стилистических фигур: в тексте 1 (0,065) – «дурно», «наклонных», и тексте 2 (0,066; p=0,577) – «худо», «глупость». Фразеологизмы как устойчивые выражения с самостоятельным значением, которые придают описанию тонкость, богатство и выразительность, выявляются практически в каждом из выделенных подфрагментов обоих текстов (0,460; 0,300; p=0,360). Так, в тексте 1 – 14 фразеологических оборотов, например: «смотрит на них свысока», «замыкаться в себе», «удерживаться в узких рамках», «не останавливаются ни перед чем», «скрытых талантов»; в тексте 2 – 11 фразеологизмов («претерпевает изменения», «подвергается опасности», «противоречило бы всем принципиальным установкам», «ярким примером», «получают… свой особый отпечаток» и др.). Из числа выявленных стилистических фигур чаще всего встречаются метафоры – фигуры речи, несущие в себе переносный смысл и придающие наибольшую выразительность текстам изучаемого нами произведения, в основе которых лежат ассоциации по сходству и по аналогии. Так, в тексте 1 мы находим: «чувство тяжести на сердце», «угрюмой оболочкой», «душевных ранах», «спадает надетая на их действительное “я” маска», «мимозоподобных личностей», «воздушных замков», «открытым характером», «омрачает их душевное расположение», а в тексте 2 – «здоровый протест», «вспышки отчаяния», «оттенок напыщенности», «пестрое переплетение», «роковое значение», «слабостью воли», «разрыхление… связей», «обликом психотической вспышки». В то же время в «Статике психопатий» встречаются 62 метафоры, а в «Динамике психопатий» – в 2 раза меньше, 30 метафор (2,025; 0,967; p=0,035). Однако учитывая факт преобладания метафор над другими стилистическими фигурами на протяжении обоих текстов, можно предположить, что статистически значимая разница выявляется в связи с отличием текстов по их типовому значению, а не из-за потенциально различного авторства. «Статика психопатий» как разновидность, тип речи представляет собой описание, при котором имеет место сообщение об одновременных признаках предмета и явления, перечисление этих признаков, обобщенных построений. Автор описывает группы характеров, личностей и чаще использует для усиления экспрессии, красочности того же самого описания метафорические обороты. Для текста «Динамика психопатий», который представляет собой в большей мере повествование как разновидность речи и для которого, следовательно, свойственно сообщение о действиях предмета в определенной последовательности или ходе развития событий в определенных пространственных и временных условиях, метафора является не столь востребованным средством. Тексты «Статики психопатий» и «Динамики психопатий» также изобилуют эпитетами. Эпитет, с лингвистической точки зрения, представляет собой слово или целое выражение, которое благодаря своей структуре и особой функции в тексте приобретает некоторое новое значение или оттенок смысла, выделяя в объекте его индивидуальные, неповторимые признаки, и тем самым придает тексту определенную экспрессивную тональность. В тексте 1 встречается 48 эпитетов, из них такие, как «небывало грандиозных событиях», «дурная погода», «блестящего… юношу», «глубокое уныние», «занимает выдающееся место», а в тексте 2 – 29 эпитетов («бессмысленное упрямство», «страстное искание признания», «острого недовольства», «остающееся пока загадочным явление»). Несмотря на то что эпитетов в тексте 1 больше, статистически значимой разницы по данному показателю нет (1,568; 0,961; p=0,139). Однако повышение количественного показателя Индекса эпитетов так же, как и Индекса метафор, наблюдается в связи с тем, что эпитеты свойственны в большей мере для описательного типа речи, превалирующего в «Статике психопатий», чем для повествовательного, который выявляется в «Динамике психопатий». В текстах крайне редко встречаются такие стилистические средства, как олицетворение, – фигура речи, отражающая приписывание свойств и признаков одушевленных предметов неодушевленным («профессия культивирует те свойства психопатической личности») и лексические повторы («чрезмерной перегрузки…, …чрезмерной силы»). Также нечасто наблюдается инверсия, представляющая собой нарушение обычного порядка слов в предложении («быть может», «главное наше внимание») (см. табл. 1), которая, расставляя акценты и усиливая экспрессию, обычно и преимущественно обедняет и искажает текст на стилистическом уровне за счет апелляции к формам устной речи в письменном тексте. Незначительное употребление выше описанных приемов на количественном уровне, таким образом, подтверждает преимущественно богатые, красочные, высоко художественные и грамотно выстроенные автором описания, организованные за счет употребления названных выше стилистических фигур – метафор, эпитетов, фразеологизмов и др. Интересно, что в «Статике психопатий» и «Динамике психопатий» выявляется также особенность использования стереотипных речевых оборотов. Так, в обоих текстах автор практически одинаково часто (0,289; 0,133; p=0,134) обращается к синонимам таких выражений, как «разного рода» («разного склада», «иного рода», «иного склада») и «подобного склада» («подобного рода», «этого рода», «такого рода», «родственного характера»). Словосочетания, обозначающие сравнение в значении «редко» («иной раз», «от времени до времени» и др.), и обобщение в значении «часто» («большей частью», «обычно», «обыкновенно», «нередко» и др.) повторяются в достаточном количестве на протяжении обоих текстов. Важно отметить, что сравнение в значении «редко» демонстрирует второе статистически значимое различие (26 словосочетаний в тексте 1 и 8 – в тексте 2), выявляемое при сравнении текстов (0,849; 0,267; p=0,039). По нашему мнению, данный факт может быть, как и в случае с метафорами, интерпретирован в связи с особенностями стиля описания, который используется автором в тексте «Статика психопатий», с целью дать наиболее точные и подробные характеристики групп характеров. Отсюда сравнение в значении «редко», так же как и обобщение в значении «часто» (49 словосочетаний в тексте 1 и 21 – в тексте 2), хотя и без статистической значимости различий, в большей мере встречаются в тексте 1, чем в тексте 2. Сам факт повторяемости использования данных словосочетаний и признания их в качестве стереотипных речевых оборотов, несмотря на некоторые различия в количественных показателях, указывает на авторские особенности в большей мере, чем на сомнения в единстве авторства, что могло бы констатироваться в том случае, если бы один из стереотипных оборотов встречался бы только в одном из текстов. Слово «однако» также часто встречается как в тексте 1 (8 слов), так и в тексте 2 (5 слов), тем самым наряду с выявлением и, собственно, частотой употребления других стереотипных речевых оборотов подчеркивая обнаружение характерных авторских элементов.
Таким образом, 11 из 13 показателей лексико-стилистического уровня не имеют различий между исследуемыми текстами, а обнаруженные различия в значениях двух показателей, по нашему мнению, связаны с разновидностями типовых задач текстов – детального описания характеристик личностей в «Статике психопатий» и последовательного повествования о поведении людей и развитии их характеров в «Динамике психопатий». Исследование морфологического уровня сводилось к количественному подсчету частоты употребления значимых частей речи и служебных слов. Все изучаемые показатели входят в состав авторского инварианта, который, по мнению его автора (А.Т.Фоменко, 2005), позволяет с достаточной степенью достоверности судить о единстве и различии авторского стиля. Полученные данные представлены в табл. 2.t11-2.jpg
Из 8 переменных (7 показателей относятся к морфологическому уровню и 1 – «Длина предложений – среднее число слов в предложении» – к синтаксическому), определяющих параметр авторского инварианта, различия отмечались только по двум показателям – «Общая частота употребления служебных слов» и «Общая частота употребления существительных». В «Статике психопатий» было представлено 644 (20,794%) служебных слова и 760 (24,512%) существительных, а в «Динамике психопатий» – больше: 738 (24,594%; p=0,005) служебных слов и 846 (28,206%; p=0,011) существительных. В то же время частота употребления других значимых частей речи (прилагательных и глаголов), частота наиболее чувствительных для оценки единства авторского стиля предлога «в» и частицы «не», а также значение пограничного с нашим отклонившимся параметром «Общая частота употребления служебных слов» показателя «Среднее количество служебных слов в предложении» были сравнимы в текстах 1 и 2 (см. табл. 2). Учитывая, что к служебным частям речи относят предлоги, частицы и союзы, которые несут функции пространственных, временных и причинных отношений, мы можем интерпретировать факт некоторого увеличения показателя «Общая частота употребления служебных слов» в «Динамике психопатий» в причинной связи с тем, что в тексте 2 отражена пространственно-временная динамика, которая предполагает указание на местоположение, направление движения и т.д., требующих для повествования большего числа служебных слов, так же как и существительных, которые описывают эти самые местоположение и направление движения в тексте 2. В качестве примеров различавшихся показателей можно привести лишь отдельные, относительно показательные предложения из текста 1 и текста 2, где число служебных частей речи было сравнительно больше в предложениях текста 2 и меньше в предложениях текста 1. Следует также принимать во внимание, что значения параметра «Среднее количество служебных слов в предложении» в целом не различались на статистически значимом уровне на протяжении всех текстов.
Текст 1 (16 служебных частей речи, 17 существительных): «С такими людьми очень приятно встречаться в обществе, где они очаровывают своим остроумием, приветливостью и открытым характером, но не всегда легко поддерживают деловые отношения: помимо того, что их обещаниям нельзя верить, многие из них чрезвычайного мнения о себе и поэтому с большим неудовольствием выслушивают возражения против высказываемых ими мыслей или критические замечания по поводу развиваемых ими проектов, позволяя между тем себе насмешки и остроты, иногда чрезвычайно меткие, но очень больно задевающие собеседника».
Текст 2 (19 служебных частей речи, 24 существительных): «Дальнейшее развитие личности обыкновенно ведет уже в сторону развития органических (атеросклеротических в сосудах головного мозга и атрофических в самой его ткани) явлений; отметим, что у «нормальных», уравновешенных людей старость – это период душевного спокойствия и особой богатой опытом мудрости, которая, однако, при склонности стариков застывать на приобретенном в более молодые годы запасе идей и неспособности их к восприятию нового и оригинального вносимого в жизнь юным поколением, нередко на деле обращается в довольно вредную “глупость”». Таким образом, из 7 показателей, которые относятся к параметру авторского инварианта, только 2 продемонстрировали различия между текстами, однако характер различия по показателю «Общая частота употребления служебных слов» связан с задачами текстов – представленной в тексте 2 пространственно-временной динамикой, определяющей в некоторой мере потребность стилистической направленности текста в употреблении служебных частей речи, тогда как смежные с ним чувствительные показатели «Среднее количество служебных слов в предложении», отдельно выделенные по служебным частям речи показатели «Общая частота употребления предлога “в”» и «Общая частота употребления частицы “не”» не обнаружили различий (так же как и служебное слово «однако», исследованное нами на лексико-стилистическом уровне как стереотипный речевой оборот). Отклонение показателя «Общая частота употребления существительных» также может быть объяснено задачами пространственно-временной динамики текста, где они чаще используются в тексте для описания местоположения и направления движения, а не связано с потенциальными различиями авторства. Лингвистические показатели на синтаксическом уровне продемонстрировали, что выбор структуры языковых конструкций (видов предложений) является однотипным на протяжении текстов «Статики психопатий» и «Динамики психопатий». Результаты анализа синтаксического уровня представлены в табл. 3.t11-3.jpg
В тексте 1 содержится 89 предложений, в тексте 2 – 100 предложений, при этом между текстами не отмечается статистически значимых различий в частоте употребления таких видов предложений, как простое, односоставное, сложное и сложное с двойным видом связи. Так, например, в тексте 1 представлено 41 предложение простого вида, что сравнимо с текстом 2, в котором – 42 простых предложения (45,570%; 41,926%; p=0,324). Это такие предложения, как в тексте 1: «Дело идет о лицах с постоянно пониженным настроением» или «Эта группа психопатов представляет полярную противоположность только что описанной», и в тексте 2 – «В результате психическое равновесие личности снова подвергается опасности» или «Психогенные реакции дальше делятся на шоки, собственно реакции, развития». В текстах 1 и 2 обнаружено по 10 предложений с двойным видом связи – достаточно сложных синтаксических конструкций, которые нечасто употребляются в научных произведениях и, встречаясь в равной мере в исследуемых нами текстах (12,078%; 10,088%; p=0,371), могут служить косвенным доказательством единства авторского стиля.  В качестве примеров таких сложнораспространенных предложений с двойным видом связи можно привести следующие.
Текст 1: «По существу, это большей частью – люди веселые, открытые и даже простодушные, однако на окружающих часто производящие впечатление капризных недотрог: малейшая неприятность омрачает их душевное расположение и приводит их в глубокое уныние, хотя, обыкновенно, не надолго; стоит такому субъекту сообщить какую-нибудь интересную новость или немного польстить его самолюбию, как он уже расцветает, делается снова жизнерадостным, бодрым, энергичным».
Текст 2 (19 служебных частей речи, 24 существительных): «Дальнейшее развитие личности обыкновенно ведет уже в сторону развития органических (атеросклеротических в сосудах головного мозга и атрофических в самой его ткани) явлений; отметим, что у «нормальных», уравновешенных людей старость – это период душевного спокойствия и особой богатой опытом мудрости, которая, однако, при склонности стариков застывать на приобретенном в более молодые годы запасе идей и неспособности их к восприятию нового и оригинального вносимого в жизнь юным поколением, нередко на деле обращается в довольно вредную “глупость”». Таким образом, из 7 показателей, которые относятся к параметру авторского инварианта, только 2 продемонстрировали различия между текстами, однако характер различия по показателю «Общая частота употребления служебных слов» связан с задачами текстов – представленной в тексте 2 пространственно-временной динамикой, определяющей в некоторой мере потребность стилистической направленности текста в употреблении служебных частей речи, тогда как смежные с ним чувствительные показатели «Среднее количество служебных слов в предложении», отдельно выделенные по служебным частям речи показатели «Общая частота употребления предлога “в”» и «Общая частота употребления частицы “не”» не обнаружили различий (так же как и служебное слово «однако», исследованное нами на лексико-стилистическом уровне как стереотипный речевой оборот). Отклонение показателя «Общая частота употребления существительных» также может быть объяснено задачами пространственно-временной динамики текста, где они чаще используются в тексте для описания местоположения и направления движения, а не связано с потенциальными различиями авторства. Лингвистические показатели на синтаксическом уровне продемонстрировали, что выбор структуры языковых конструкций (видов предложений) является однотипным на протяжении текстов «Статики психопатий» и «Динамики психопатий». Результаты анализа синтаксического уровня представлены в табл. 3. В тексте 1 содержится 89 предложений, в тексте 2 – 100 предложений, при этом между текстами не отмечается статистически значимых различий в частоте употребления таких видов предложений, как простое, односоставное, сложное и сложное с двойным видом связи. Так, например, в тексте 1 представлено 41 предложение простого вида, что сравнимо с текстом 2, в котором – 42 простых предложения (45,570%; 41,926%; p=0,324). Это такие предложения, как в тексте 1: «Дело идет о лицах с постоянно пониженным настроением» или «Эта группа психопатов представляет полярную противоположность только что описанной», и в тексте 2 – «В результате психическое равновесие личности снова подвергается опасности» или «Психогенные реакции дальше делятся на шоки, собственно реакции, развития». В текстах 1 и 2 обнаружено по 10 предложений с двойным видом связи – достаточно сложных синтаксических конструкций, которые нечасто употребляются в научных произведениях и, встречаясь в равной мере в исследуемых нами текстах (12,078%; 10,088%; p=0,371), могут служить косвенным доказательством единства авторского стиля.  В качестве примеров таких сложнораспространенных предложений с двойным видом связи можно привести следующие.
Текст 1: «По существу, это большей частью – люди веселые, открытые и даже простодушные, однако на окружающих часто производящие впечатление капризных недотрог: малейшая неприятность омрачает их душевное расположение и приводит их в глубокое уныние, хотя, обыкновенно, не надолго; стоит такому субъекту сообщить какую-нибудь интересную новость или немного польстить его самолюбию, как он уже расцветает, делается снова жизнерадостным, бодрым, энергичным».
Текст 2: «Правда, бред параноиков редко и обыкновенно только частично поддается обратному развитию, а после тяжелых длительных реактивных состояний или в результате частой смены фаз циркулярного психоза иногда остаются уже стойкие явления психической инвалидности, однако принципиальное отличие этих своеобразных «исходных состояний» от исходных состояний прогредиентных психозов заключается в том, что здесь мы имеем исключительно результаты чрезмерной перегрузки истощения мозга, там же происходит разрушение его злокачественным процессом; здесь повреждение мозга является побочным следствием чрезмерной силы аффективных переживаний, там же оно представляет собой первичный «паразитический» исходный пункт всех психопатологических явлений». Помимо видового состава предложений, на синтаксическом уровне обращает на себя внимание использование в обоих текстах такого знака препинания, как тире, который носит характер авторского (если не учитывать редакционную правку), так как встречается там, где не несет функциональной нагрузки. Тире в авторском исполнении осложняет структуру сложного предложения, усиливает содержание в значении «еще более важно» и формирует дополнительное выделение информации, расставляя множественные акценты по тексту. Так, например, в тексте 1 мы встречаем следующее: «Кроме того, в сделанном они замечают преимущественно ошибки, а в том, что предстоит – столько трудностей, что в предвидении их невольно опускаются руки», или «У некоторых из описываемых нами людей внутренняя угнетенность и заторможение до некоторой степени компенсируются во вне волевым напряжением, чрезвычайно трудно, однако им дающимся: нередко можно видеть, как в минуты усталости или ослабления воли у них спадает надетая на их действительное “я” маска, обнажая подлинное их лицо – и место веселого балагура занимает полный безнадежного внутреннего отчаяния вялый меланхолик». По всей видимости, именно авторское тире мы находим и в тексте 2: «Ошибки, совершенные молодыми людьми, при общей их неустойчивости и свойственной им склонности к беспричинным расстройствам настроения, нередко вызывают – короткие, но острые вспышки отчаяния, ведущие к непоправимым поступкам, например, попыткам на самоубийство», или «Можно ли говорить о «профессиональных психопатиях» (нищие, проститутки и др.) – мы думаем, что нет». Известно, что расстановка знаков препинания может дать информацию об особенностях авторского стиля, но с учетом того, что текст не был подвержен редактуре. Нами оценивалось издание 1933 г., тогда как для большей достоверности предполагается обращение к оригиналам рукописей автора. Анализ текстов на предмет орфографических ошибок показал, что они, с нашей точки зрения, встречаются умеренно редко: две ошибки (слитное написание – «повидимому», «имеем ввиду») приходятся на текст 1, три ошибки (орфографическая ошибка – «ослажняют», раздельное написание – «при чем», употребление неверного предлога – «об едва») – на текст 2. Учитывая, что ошибки исследуются в рамках активного словаря автора, они должны отражать количественное свойство повторяемости, чего мы не наблюдаем в анализируемых текстах. Кроме того, достоверность качественного анализа ошибок при наличии их повторяемости (например, по типу слитного написания в тексте 1) и в ракурсе их авторской принадлежности может быть оценена только при анализе рукописей, в ином случае должна проводиться дифференциация с машинными, издательскими опечатками и результатами работы редактора.
В связи с описанными выше данными о сложностях разграничения авторских стилевых особенностей и издательской редакции, а также в связи с незначительной представленностью указанных параметров в изучаемых текстах, мы посчитали нецелесообразным учитывать в подведении итогов работы такие качественные характеристики синтаксического уровня, как авторские знаки препинания и ошибки (хотя они и наблюдались в обоих текстах), рекомендуемые в большей мере для уточнения авторского стиля при анализе художественных, а не научных произведений (Т.В.Батура, 2013). Таким образом, на синтаксическом уровне не наблюдалось статистически значимых различий между текстами, а автор использовал однотипную структуру языковых конструкций.

Выводы

Результаты анализа совокупности значений лингвистических показателей на лексико-стилистическом, морфологическом и синтаксическом уровнях и параметра авторского инварианта, характеризующих авторский стиль в текстах «Статика психопатий» и «Динамика психопатий», подтверждают гипотезу, свидетельствующую о единстве авторского стиля произведения. Это позволяет сделать вывод о том, что научное произведение «Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика», включая его главы о статике и динамике психопатий, было написано одним автором, т.е. профессором Петром Борисовичем Ганнушкиным.

Ограничения и недостатки исследования

Результаты проведенного нами анализа текстов и статистическая обработка текстовых данных не выявили, с лингвистической точки зрения, значимых различий между текстами «Статика психопатий» и «Динамика психопатий» по совокупности показателей лексико-стилистического, морфологического и синтаксического уровней, характеризующих авторский стиль. Найденные статистически значимые различия по 4 лингвистическим показателям (из них 2 включены в авторский инвариант) из анализируемых 26, по нашему мнению, объясняются описанными в обсуждении исследования типовыми задачами текстов, а не отклонениями в авторском стиле. В то же время, учитывая, что метод авторского инварианта описывает чувствительные характеристики, соотносимые с авторским стилем, для уточнения или опровержения гипотезы, было бы показательным оценить разброс значений как минимум по двум лингвистическим характеристикам («Общая частота употребления служебных слов» и «Общая частота употребления существительных») в текстах «Статика психопатий» и «Динамика психопатий» по сравнению с текстом предполагаемого соавтора в рамках последующих исследований. Кроме того, следует отметить, что на данном этапе развития лингвистической науки не существует окончательно отработанного инструментария, который позволил бы как со стопроцентной вероятностью судить или делать окончательный вывод о единстве авторского стиля, так и собственно со стопроцентной вероятностью выделять сам параметр и характеристики индивидуального авторского стиля. Об этом, прежде всего, свидетельствуют лингвистические исследования по теме изучения авторского стиля на примере художественных произведений (В.П.Фоменко, Т.Г.Фоменко, 1995; Г.Хьетсо, С.Густавссон, Б.Бекман, С.Гил, 1989; Г.Хьетсо, 1978).

Сведения об авторах
Смирнова Дарья Александровна – канд. мед. наук, ассист. каф. психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии ГБОУ ВПО СамГМУ. E-mail: daria.smirnova.phd@gamil.com
Слоева Елена Анатольевна – канд. филол. наук, доц. каф. педагогики, психологии и психолингвистики ГБОУ ВПО СамГМУ. E-mail: elena-sloeva@yandex.ru
Потапов Андрей Владимирович – канд. мед. наук, зам. глав. врача по лечебной работе, Самарская областная психиатрическая больница. E-mail: andrpotapov@yandex.ru

Выводы
Результаты анализа совокупности значений лингвистических показателей на лексико-стилистическом, морфологическом и синтаксическом уровнях и параметра авторского инварианта, характеризующих авторский стиль в текстах «Статика психопатий» и «Динамика психопатий», подтверждают гипотезу, свидетельствующую о единстве авторского стиля произведения. Это позволяет сделать вывод о том, что научное произведение «Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика», включая его главы о статике и динамике психопатий, было написано одним автором, т.е. профессором Петром Борисовичем Ганнушкиным.

Ограничения и недостатки исследования
Результаты проведенного нами анализа текстов и статистическая обработка текстовых данных не выявили, с лингвистической точки зрения, значимых различий между текстами «Статика психопатий» и «Динамика психопатий» по совокупности показателей лексико-стилистического, морфологического и синтаксического уровней, характеризующих авторский стиль. Найденные статистически значимые различия по 4 лингвистическим показателям (из них 2 включены в авторский инвариант) из анализируемых 26, по нашему мнению, объясняются описанными в обсуждении исследования типовыми задачами текстов, а не отклонениями в авторском стиле. В то же время, учитывая, что метод авторского инварианта описывает чувствительные характеристики, соотносимые с авторским стилем, для уточнения или опровержения гипотезы, было бы показательным оценить разброс значений как минимум по двум лингвистическим характеристикам («Общая частота употребления служебных слов» и «Общая частота употребления существительных») в текстах «Статика психопатий» и «Динамика психопатий» по сравнению с текстом предполагаемого соавтора в рамках последующих исследований.
Кроме того, следует отметить, что на данном этапе развития лингвистической науки не существует окончательно отработанного инструментария, который позволил бы как со стопроцентной вероятностью судить или делать окончательный вывод о единстве авторского стиля, так и собственно со стопроцентной вероятностью выделять сам параметр и характеристики индивидуального авторского стиля. Об этом, прежде всего, свидетельствуют лингвистические исследования по теме изучения авторского стиля на примере художественных произведений (В.П.Фоменко, Т.Г.Фоменко, 1995; Г.Хьетсо, С.Густавссон, Б.Бекман, С.Гил, 1989; Г.Хьетсо, 1978).


Список исп. литературыСкрыть список
1. Батура Т.В. Формальные методы установления авторства текстов и их реализация в программных продуктах. Программные продукты и системы. 2013; 4. http://www. swsys.ru/index.php?page=article&id=3703. / Batura T.V. Formal'nye metody ustanovleniia avtorstva tekstov i ikh realizatsiia v programmnykh produktakh. Programmnye produkty i sistemy. 2013; 4. http://www.swsys.ru/index.php?page=article&id =3703
2. Воспоминания проф. А.Г.Гофмана об Учителе в интервью В.Г.Остроглазова. Независимый психиатр. журн. 2011; 3: 4–7. / Vospominaniia prof. A.G.Gofmana ob Uchitele v interv'iu V.G.Ostroglazova. Nezavisimyi psikhiatr. zhurn. 2011; 3: 4–7. [in Russian]
3. Воспоминания проф. П.М.Зиновьева о проф. П.Б.Ганнушкине. Психиатр. и психофармакотер. 2011; 3: 4–7. / Vospominaniia prof. P.M.Zinov'eva o prof. P.B.Gannushkine. Psikhiatr. i psikhofarmakoter. 2011; 3: 4–7. [in Russian]
4. Морозов П.В. Загадка Зиновьева, или «дураки русской психиатрии». Психиатрия и психофармакотерапия. 2012; 3: 57–9.
5. Морозов П.В. Без дураков. Психиатрия и психофармакотерапия. 2013; 5: 92–6.
6. Морозов П.В. Возвращаясь к «дуракам». Дневник психиатра. 2013; 3: 32.
7. Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика. М.: Север, 1933. / Gannushkin P.B. Klinika psikhopatii, ikh statika, dinamika, sistematika. M.: Sever, 1933. [in Russian]
8. Ганнушкин П.Б. Психастенический характер. Соврем. психиатрия. 1907; с. 433–41. / Gannushkin P.B. Psikhastenicheskii kharakter. Sovrem. psikhiatriia. 1907; s. 433–41. [in Russian]
9. Кукушкина О.В., Поликарпов А.А., Хмелев Д.В. Определение авторства текста с использованием буквенной и грамматической информации. Проблемы передачи информации. 2001; 37 (2): 96–108. / Kukushkina O.V., Polikarpov A.A., Khmelev D.V. Opredelenie avtorstva teksta s ispol'zovaniem bukvennoi i grammaticheskoi informatsii. Problemy peredachi informatsii. 2001; 37 (2): 96–108. [in Russian]
10. Марусенко М.А. Атрибуция анонимных и псевдонимных литературных произведений методами теории распознавания образов. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. / Marusenko M.A. Atributsiia anonimnykh i psevdonimnykh literaturnykh proizvedenii metodami teorii raspoznavaniia obrazov. L.: Izd-vo LGU, 1990.
[in Russian]
11. Рогов А.А., Гурин Г.Б., Котов А.А. и др. Программный комплекс СМАЛТ. Электронные библиотеки: перспективные методы и технологии, электронные коллекции. Труды Х Всероссийской научной конференции «RCDL'2008». Дубна, 2008; с. 155–60. / Rogov A.A., Gurin G.B., Kotov A.A. i dr. Programmnyi kompleks SMALT. Elektronnye biblioteki: perspektivnye metody i tekhnologii, elektronnye kollektsii. Trudy Kh Vserossiiskoi nauchnoi konferentsii «RCDL'2008». Dubna, 2008; s. 155–60. [in Russian]
12. Родионова Е.С. Методы атрибуции художественных текстов. Структурная и прикладная лингвистика: межвузовский сб. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008; 7: 118–27. / Rodionova E.S. Metody atributsii khudozhestvennykh tekstov. Strukturnaia i prikladnaia lingvistika: mezhvuzovskii sb. SPb.: Izd-vo SPbGU, 2008; 7: 118–27. [in Russian]
13. Родионова Е.С. Параметризация стилей: отбор информативных параметров при атрибуции пьес Мольера. Вестн. Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. 2007; 2 (2): 61–7. / Rodionova E.S. Parametrizatsiia stilei: otbor informativnykh parametrov priatributsii p'es Mol'era. Vestn. Sankt-Peterburgskogo universiteta. Ser. 9. Filologiia. Vostokovedenie. Zhurnalistika. 2007; 2 (2): 61–7. [in Russian]
14. Романов А.С. Методика и программный комплекс для идентификации автора неизвестного текста. Автореф. дис. … канд. техн. наук. Томск, 2010. / Romanov A.S. Metodika i programmnyi kompleks dlia identifikatsii avtora neizvestnogo teksta. Avtoref. dis. … kand. tekhn. nauk. Tomsk, 2010. [in Russian]
15. Романов А.С. Обзор программного обеспечения для идентификации авторства текста. Материалы конференции. Научная сессия «ТУСУР-2007». Томск, 5–8 мая, 2008. В-Спектр, 2008; с. 182–4./Romanov A.S. Obzor programmnogo obespecheniia dlia identifikatsii avtorstva teksta. Materialy konferentsii. Nauchnaia sessiia «TUSUR-2007». Tomsk, 5–8 maia, 2008. V-Spektr, 2008; s. 182–4. [in Russian]
16. Смирнова Д.А., Носачев Г.Н. Способ клинико-лингвистической диагностики депрессивных расстройств (патент). Патент на изобретение №2345717 РФ: МПК (51) А 61 В 10/00, G 11 В 15/02. Авторы и патентообладатели. Заявка №2007124978/14. Приоритет 02.07.2007. Опубл. 10.02.2009. Бюлл. №4. / Smirnova D.A., Nosachev G.N. Sposob kliniko-lingvisticheskoi diagnostiki depressivnykh rasstroistv (patent). Patent na izobretenie №2345717 RF: MPK (51) A 61 V 10/00, G 11 V 15/02. Avtory i patentoobladateli. Zaiavka №2007124978/14. Prioritet 02.07.2007. Opubl. 10.02.2009. Biull. №4. [in Russian]
17. Тимашев А.Н. Атрибутор. Текстология.ru. URL: http://www.textology.ru/atr_resum.html. / Timashev A.N. Atributor. Tekstologiia.ru. URL: http://www.textology.ru/atr_resum.html
18. Фоменко А.Т. Античность – это Средневековье. СПб.: Нева, 2005. / Fomenko A.T. Antichnost' – eto Srednevekov'e. SPb.: Neva, 2005. [in Russian]
19. Фоменко В.П., Фоменко Т.Г. Авторский инвариант русских литературных текстов. Новая хронология Греции: Античность в Средневековье. М.: МГУ, 1995. / Fomenko V.P., Fomenko T.G. Avtorskii invariant russkikh literaturnykh tekstov. Novaia khronologiia Gretsii: Antichnost' v Srednevekov'e. M.: MGU, 1995. [in Russian]
20. Хмелев Д.В. Распознавание автора текста с использованием цепей А.А.Маркова. Вестник МГУ, сер. 9: Филология. 2000; 2: 115–26. / Khmelev D.V. Raspoznavanie avtora teksta s ispol'zovaniem tsepei A.A.Markova. Vestnik MGU, ser. 9: Filologiia. 2000; 2: 115–26. [in Russian]
21. Хьетсо Г. Проблема авторства в романе «Тихий Дон». Scando-Slavica 1978; 24. / Kh'etso G. Problema avtorstva v romane «Tikhii Don». Scando-Slavica 1978; 24. [in Russian]
22. Хьетсо Г., Густавссон С., Бекман Б., Гил С. Предисловие. Кто написал «Тихий Дон»? Проблема авторства «Тихого Дона». М.: Книга, 1989; с. 8–15. / Kh'etso G., Gustavsson S., Bekman B., Gil S. Predislovie. Kto napisal «Tikhii Don»? Problema avtorstva «Tikhogo Dona». M.: Kniga, 1989; s. 8–15. [in Russian]
23. Шевелев О.Г. Методы автоматической классификации текстов на естественном языке. Учебное пособие. Томск: ТМЛ-Пресс, 2007. / Shevelev O.G. Metody avtomaticheskoi klassifikatsii tekstov na estestvennom iazyke. Uchebnoe posobie. Tomsk: TML-Press, 2007. [in Russian]
24. Шевелев О.Г. Разработка и исследование алгоритмов сравнения стилей текстовых произведений. Автореф. дис. … канд. техн. наук. Томск, 2006. / Shevelev O.G. Razrabotka i issledovanie algoritmov sravneniia stilei tekstovykh proizvedenii. Avtoref. dis. … kand. tekhn. nauk. Tomsk, 2006. [in Russian]
Количество просмотров: 1505
Предыдущая статьяНаучно обоснованная психофармакотерапия генерализованного тревожного расстройства

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир