Виктор Михайлович Морозов: жизнь в науке (к 110-летнему юбилею со дня рождения) №05 2018

Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина - Виктор Михайлович Морозов: жизнь в науке (к 110-летнему юбилею со дня рождения)

Номера страниц в выпуске:52-54
Для цитированияСкрыть список
С.А.Овсянников. Виктор Михайлович Морозов: жизнь в науке (к 110-летнему юбилею со дня рождения). Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина. 2018; 05: 52-54
Виктор Михайлович Морозов – выдающийся русский психиатр, классик отечественной психиатрии, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор.
Ключевые слова: история психиатрии, юбилей, Виктор Морозов.
Для цитирования: Овсянников С.А. Виктор Михайлович Морозов: жизнь в науке (к 110-летнему юбилею со дня рождения). Психиатрия и психофармакотерапия. 2018; 20 (5): 52–54.

Viktor Mikhailovich Morozov: life in science (to the 110th anniversary of his birth)

S.A.Ovsyannikov
A.I.Evdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry of the Ministry of Health of the Russian Federation. 127473, Russian Federation, Moscow, ul. Delegatskaia, d. 20, str. 1alexis.mos@mail.ru

Abstract
Viktor Mikhailovich Morozov is an outstanding Russian psychiatrist, a classic of Russian psychiatry, corresponding member of the Russian academy of sciences, doctor of medical sciences, professor.
Key words: history of psychiatry, birthday anniversary, Victor Morozov.
For citation: Ovsyannikov S.A. Viktor Mikhailovich Morozov: life in science (to the 110th anniversary of his birth). Psychiatry and Psychopharmacotherapy. 2018; 20 (5): 52–54.

Виктор Михайлович Морозов – выдающийся русский психиатр, классик отечественной психиатрии, член-корреспондент РАМН, доктор медицинских наук, профессор.
Он родился 29 октября 1907 г. в Воронеже в семье медика. Его отец, Михаил Акимович Морозов, академик-вирусолог, имеющий мировую известность как исследователь оспы и ее ранней диагностики, безусловно, не мог не оказать влияния на формирование интереса своего сына к медицине и науке.
Виктор Михайлович Морозов после окончания медицинского факультета МГУ поступил в аспирантуру на кафедру психиатрии к Петру Борисовичу Ганнушкину, учеником и последователем которого оставался на протяжении всей своей жизни. На этой кафедре формировались его научные взгляды на природу и особенности клиники различных психических заболеваний.
Уже во время учебы в аспирантуре Виктор Михайлович проявил страстное увлечение психиатрией, диагностикой психических заболеваний, чему способствовали первые его шаги в науке, а также то, что он по желанию П.Б.Ганнушкина выполнял очень сложную работу его лекционного ассистента. Одновременно В.М.Морозов плодотворно изучал иностранные языки и овладел практически всеми из тех (более 10 языков), которые помогли ему изучать классику психиатрии, используя подлинники (работы Э.Крепелина, Э.Блейлера, В.Майер-Гросса, Ф.Пинеля, Ж.Эскироля, А.Клода, А.Эя, а затем и других, уже современных ему зарубежных психиатров). Однако более всего он знал и любил русскую классическую психиатрию (К.В.Лебедев, И.П.Мержеевский, И.Е.Дядьковский, В.Х.Кандинский, С.С.Корсаков, В.М.Бехтерев и др.).
Исключительный интерес Виктор Михайлович проявлял к изучению клинической психиатрии, конкретных случаев течения различных психозов, к анализу сложной психопатологической картины у отдельных больных, в особенности когда требовалась дифференциальная диагностика и установление точного диагноза.
Приступив к научной работе после окончания аспирантуры, В.М.Морозов защитил вначале кандидатскую, а впоследствии докторскую диссертации, стал профессором психиатрии Центрального института усовершенствования врачей, заведующим кафедрой психиатрии. Преподавательской деятельности посвятил всю свою жизнь. В 1967 г. он был избран членом-корреспондентом РАМН.
Педагогическая и научная работа, которая сделала В.М.Морозова известным не только в узких научных кругах, но и среди практических врачей-психиатров по всей стране, выдвинула его в число ведущих специалистов по психиатрии. О нем даже слагались легенды как о человеке, обладавшем исключительными энциклопедическими знаниями в психиатрии и смежных с ней науках (истории, философии, этике, социологии, лингвистике и др.). В связи с этим даже в самых отдаленных районах у многих врачей возникало стремление попасть на учебу для усовершенствования именно к Виктору Михайловичу Морозову, и ни к кому другому.
Поражает масштаб тех проблем, которые изучал и тематику которых раскрывал в своих глубоких по содержанию научных работах и лекциях В.М.Морозов. Это и теоретические проблемы клинической психиатрии, и вопросы общей психопатологии, клиники психических заболеваний, и неизученные ранее вопросы истории психиатрии, и проблемы эпистемологии психиатрии, которые именно Виктором Михайловичем впервые в нашей стране были обозначены и намечены к дальнейшей разработке. Каждая работа Виктора Михайловича, пусть небольшая по объему, изумляла и продолжает изумлять новизной позиции, четкой ясностью изложения, убедительной достоверностью материала с опорой на факты и данные редких источников. В настоящее время, уже как бы издалека, его работы поражают еще больше, заставляют задумываться над вечными вопросами психиатрии, по-новому воспринимать их, позволяют глубже понять то, что открыл Виктор Михайлович.
В известной монографии о современных направлениях в зарубежной психиатрии, изданной в 1961 г. и являющейся в настоящее время раритетом, Виктор Михайлович Морозов основательно и доказательно установил важность клинико-нозологического направления для практической психиатрии. Он опирался на классические работы психиатров-предшественников, таких как Ф.Пинель, Ж.Эскироль, В.Гризингер, Ж.Фальре и др. Именно клинико-психопатологический принцип динамического изучения психических симптомокомплексов (и это специально подчеркивает Виктор Михайлович) позволил французскому психиатру А.Бейлю выделить прогрессивный паралич в качестве самостоятельного заболевания. Это явилось отправным пунктом для поиска других болезней, имеющих специфические клинику и течение. Доказательством послужило выделение впоследствии К.Кальбаумом еще одной болезненной единицы – кататонии (1874 г.), а затем уже его учеником Э.Геккером – гебефрении. В завершение этого появление фундаментальных работ Э.Крепелина привело к выделению таких заболеваний, как раннее слабоумие и маниакально-депрессивный психоз.
Точному объективному изучению европейскими исследователями самостоятельных психических заболеваний В.М.Морозов противопоставляет и подвергает обоснованной критике стремление лидера американской психиатрии того времени, основателя психобиологического направления Адольфа Майера ввести вместо термина «поведение» (психическое поведение) свой новый термин «эргазия» [1]. А.Майер вместо учения о болезнях, основанного на этиологическом принципе нозологии, выдвигал учение о реакциях – эргазиологию, вместо психозов он говорил о реакциях личности, вместо этиологии выдвигал учение об условиях возникновения эргазий. К сожалению, попытки американских психиатров трансформировать психиатрию на свой лад продолжаются и по сию пору. Пример тому – исключение из современной систематики психозов понятия «болезнь» и замена его понятием «расстройство». Это вносит неопределенность в диагностику конкретных клинических форм. Более того, в настоящее время такие лидеры, как В.Карпентер, Ван Ос и другие, заявляют, что, например, такой болезни, как шизофрения, не существует, а имеется синдром «дисрегуляторной выпуклости». Таким образом, работа Виктора Михайловича Морозова, изданная в 1961 г., не потеряла своей актуальности в 2017 г.
В своих научных изысканиях В.М.Морозов особое значение придавал проблемным вопросам пограничной психиатрии, которые были подняты его учителем П.Б.Ганнушкиным. Наиболее значимой являлась концепция «нажитой психической инвалидности» [2]. В ней специально анализировались случаи особых психических перегрузок (сверхстрессогенных состояний), приводящих к нарушению в системе сосудистого снабжения головного мозга и постепенному преждевременному нарастанию признаков органического снижения личности в целом. Собственные наблюдения В.М.Морозова, проведенные им во время нахождения в особо тяжелых условиях немецкого концлагеря, позволили ему подтвердить справедливость выводов П.Б.Ганнушкина. Виктор Михайлович показал развитие клинических симптомов, аналогичных тем, что были описаны учителем, и сделал вывод: воздействие чрезвычайных факторов психологического давления в дальнейшем приводит к выраженной астении, приступам параксизмальной эмоциональной экмнезии. На фоне этих симптомов происходит подлинное оживление прежних переживаний лагерной жизни (сцены допросов, экзекуций и др.). Возникает депрессия с углублением астении, мучительным чувством неполноценности, происходит преждевременное постарение («прогерия»). Подобные случаи В.М.Морозов неоднократно предлагал обозначить термином «болезнь Ганнушкина». Последний раз с этим предложением Виктор Михайлович выступал на Гaннушкинских чтениях в Московском НИИ психиатрии Минздрава РСФСР 16 марта 1989 г. К сожалению, то, что справедливо и доказательно представлял В.М.Морозов по этому вопросу, не получило должного решения. В результате этот вид патологии – гораздо позже П.Б.Ганнушкина и В.М.Морозова – был утвержден как «открытие» американских психиатров и введен в психиатрическую номенклатуру под аббревиатурой ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство).
Все работы Виктора Михайловича были отмечены печатью яркой оригинальности, четкости и достоверности, что сближает их по качеству научной глубины с трудами Ф.Пинеля, Э.Крепелина и других гигантов психиатрии. Достаточно назвать его блестящее эссе о сверхценных идеях, о формулировке эпилептического слабоумия как «вязкоапатического», о бреде воображения, о взаимных связях бредовых симптомокомплексов с синдромом С.С.Корсакова.
Большинство психиатров особо ценят работу В.М.Морозова (с Ю.К.Тарасовым) «О некоторых типах спонтанных ремиссий при шизофрении». Она является актуальной и в наши дни, так как авторы описывают клинические особенности таких видов ремиссий, которые наблюдаются и в современной клинической практике. Сюда относятся: гиперстенический тип ремиссии с односторонней активностью, ригидностью и бедностью аффекта; астенический тип ремиссии, противоположный предыдущему, с преобладанием хрупкости, впечатлительности, жалобами на утомляемость, головные боли и постоянное утомление; параноидный тип ремиссии в сочетании с вялодепрессивными и астеническими компонентами; ипохондрический тип ремиссии, наблюдающийся только при ипохондрической форме шизофрении. Эти ремиссии могут быть длительными и стойкими с сохранением трудоспособности. Общим для всех этих типов является «бедный аутизм».
Нельзя обойти вниманием такой пласт научного творчества В.М.Морозова, как история и эпистемология психиатрии. Если А.Дюма, по образному выражению Дж.Голсуорси, «как бешеный носился по дорогам истории, устилая ее трупами историков», то Виктор Михайлович Морозов очень скрупулезно, детально, точно выбирал такие пути в изучении истории психиатрии, которые затрагивали не только кардинальные, достаточно известные направления. Он с большой тщательностью анализировал менее известные, но не менее важные факты, мало или вовсе не изученные у нас вопросы, что позволило создать более полную и точную картину исторического развития психиатрии. Основным тезисом научного поиска В.М.Морозова в этом направлении был старый латинский принцип «ad fontes» («от источника»). Именно такой принцип опоры на истинное, точное знание фактически отражал суть эпистемологии (точного знания).
С опорой на эпистемологию были написаны работы о Жане Франсуа Фернеле как ученом и враче эпохи Возрождения [3], истоках классификаций и нозологической систематики психиатрии XVIII в., Карле Линнее и его систематике психозов [4], П.Б.Ганнушкине как основателе учения о пограничной психиатрии [5] и др.
Среди этих исследований специально можно выделить обстоятельную работу В.М.Морозова о Жане Франсуа Фернеле, который, как выяснилось при анализе его книги «Всеобщая медицина» (1554 г.), впервые дал систематику психозов, выделив три основных класса:
1. Психозы, протекающие с лихорадкой.
2. Психозы, развивающиеся без лихорадочных проявлений.
3. Состояния слабоумия.
Эта находка имеет особую важность в связи с тем, что практически во всех руководствах по психиатрии, вышедших позже Ж.Ф.Фернеля, утверждалось, что первая систематика психозов была составлена Ф.Платером в 1625 г.
Наконец, нельзя не отметить уникальную работу В.М.Морозова «Об эпистемологии (точном знании) в психиатрии» [6]. В ней он дает определение эпистемологии, подчеркивая, что эта дисциплина, складывавшаяся на протяжении более 100 лет, приобрела особый расцвет за последние десятилетия, когда была легитимирована наравне с историей психиатрии. Большой вклад в эту науку внесли швейцарские ученые Огюстен-Пирам Декандоль-старший и Альфонс Декандоль-младший. В 1873 г. А.Декандоль написал первую книгу науковедческого характера и назвал ее «История наук и ученых за два столетия».
Названная работа В.М.Морозова является первой в нашей стране, посвященной данному вопросу, и открывает перспективы для появления «прорывных» исследований в нашей науке, которые, можно с убежденностью предполагать, приведут к установлению точных представлений о сущности психических заболеваний.

Сведения об авторе
Овсянников Сергей Алексеевич – д-р мед. наук, проф. каф. психиатрии, наркологии и психотерапии ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А.И.Евдокимова». E-mail: alexis.mos@mail.ru
Список исп. литературыСкрыть список
1. Морозов В.М. О современных направлениях зарубежной психиатрии и их идейных истоках. М.: Медгиз, 1961. / Morozov V.M. O sovremennykh napravleniyakh zarubezhnoi psikhiatrii i ikh ideinykh istokakh. M.: Medgiz, 1961. [in Russian]
2. Морозов В.М. К вопросу о нажитой психической инвалидности по П.Б.Ганнушкину. Выступление на Ганнушкинских чтениях в Московском НИИ психиатрии Минздрава РСФСР 16 марта 1989 года. В сб.: Морозов В.М. Избранные труды. М.: Media Medica, 2007; с. 125–30. / Morozov V.M. K voprosu o nazhitoi psikhicheskoi invalidnosti po P.B.Gannushkinu. Vystuplenie na Gannushkinskikh chteniyakh v Moskovskom NII psikhiatrii Minzdrava RSFSR 16 marta 1989 goda. V sb.: Morozov V.M. Izbrannye trudy. M.: Media Medica, 2007; s. 125–30. [in Russian]
3. Морозов В.М., Овсянников С.А. Жан Франсуа Фернель как ученый и врач эпохи Возрождения и его место в истории психиатрии. Журн. невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. 1989; 89 (4): 124–9. / Morozov V.M., Ovsyannikov S.A. Zhan Fransua Fernel' kak uchenyi i vrach epokhi Vozrozhdeniya i ego mesto v istorii psikhiatrii. Zhurn. nevropatologii i psikhiatrii im. S.S.Korsakova. 1989; 89 (4): 124–9. [in Russian]
4. Морозов В.М., Овсянников С.А. Истоки классификаций и нозологическая систематика психиатрии XVIII века. Журн. невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. 1988; 88 (5): 124–30. / Morozov V.M., Ovsyannikov S.A. Istoki klassifikatsii i nozologicheskaya sistematika psikhiatrii XVIII veka. Zhurn. nevropatologii i psikhiatrii im. S.S.Korsakova. 1988; 88 (5): 124–30. [in Russian]
5. Морозов В.М. П.Б.Ганнушкин (к 20-летию со дня смерти). В кн.: Морозов В.М. Избранные труды. М., 2007; с. 189–201. / Morozov V.M. P.B.Gannushkin (k 20-letiyu so dnya smerti). V kn.: Morozov V.M. Izbrannye trudy. M., 2007; s. 189–201. [in Russian]
6. Морозов В.М. Эпистемология и психиатрия. Доклад на заседании Московского общества психиатров. 8 января 1992 года. Психиатрия и психофармакотерапия. 2007; 9 (4): 6–8. / Morozov V.M. Epistemologiya i psikhiatriya. Doklad na zasedanii Moskovskogo obshchestva psikhiatrov. 8 yanvarya 1992 goda. Psikhiatriya i psikhofarmakoterapiya. 2007; 9 (4): 6–8. [in Russian]
Количество просмотров: 98
Предыдущая статьяПсихические расстройства при бронхиальной астме: научное обоснование механизмов возникновения (обзор литературы)

Поделиться ссылкой на выделенное