Рецензия на книгу «The psychoses of menstruation and childbearing» (2017 г.)1 №02 2018

Психиатрия Психические расстройства в общей медицине - Рецензия на книгу «The psychoses of menstruation and childbearing» (2017 г.)1

Номера страниц в выпуске:27-30
Для цитированияСкрыть список
А.А.Рагимова. Рецензия на книгу «The psychoses of menstruation and childbearing» (2017 г.)1. Психические расстройства в общей медицине. 2018; 02: 27-30
Рецензия посвящена работе выдающегося специалиста в области психических расстройств, ассоциированных с генеративным циклом, Айана Брокингтона. В его монографии «Психозы менструаций и деторождения» представлены исторические данные касательно связи психозов с генеративным циклом, а также результаты многолетних исследований на эту тему. Обобщены и сравнены с литературными данными истории болезни 381 пациентки, обследованной лично автором.
Ключевые слова: послеродовая депрессия, менструации психогинекология, биполярное аффективное расстройство, шизофрения.
Для цитирования: Рагимова А.А. Рецензия на книгу «The psychoses of menstruation and childbearing» (2017 г.). Психические расстройства в общей медицине. 2018; 2: 27–30.

Book review “The psychoses of menstruation and childbearing” (2017 г.)

A.A.Ragimova
I.M.Sechenov First Moscow State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation. 119991, Russian Federation, Moscow, ul. Trubetskaia, d. 8, str. 2ragimovaasia@gmail.com

The review is dedicated to the work of an outstanding specialist in the field of mental disorders associated with the generative cycle, Ian Brokington. In his monograph "Psychoses of menstruation and childbirth" presents historical data on the relationship of psychosis with the generative cycle, as well as the results of his many years of research on this topic. 381 patients examined personally by the author are summarized and compared with the literature data of the medical history.
Key words: postpartum depression, menstruation, psychogynecology, bipolar disorder, schizophrenia.
For citation: Ragimova A.A. Book review “The psychoses of menstruation and childbearing” (2017 г.). Mental Disorders in General Medicine. 2018; 2: 27–30.

Монография «Психозы менструаций и деторождения» («The psychoses of menstruation and childbearing»), выполненная I.Brockington (2017 г.)2, – обзор литературы по теме менструальных и пуэрперальных психотических расстройств с привлечением собственных клинических наблюдений. Представленная автором информация обобщает 40-летний опыт и включает анализ 469 литературных источников по послеродовым или менструальным психозам (МП). Давность публикаций достаточно разнообразна: самые ранние работы относятся к 1850 г., но большая часть изученного автором материала – современные исследования или труды, выпущенные после 1975 г. В книге обработаны и систематизированы клинические случаи из числа приводимых в литературе (4029 послеродовых психозов – ПП и 469 МП), которые дополнены большим количеством личных наблюдений (321 и 60 соответственно).
Первый раздел монографии посвящен истории изучения ПП начиная с античных работ (выполненных преимущественно школой Гиппократа) и до современной концептуализации психической патологии этого круга в рамках нозологической парадигмы (трактовка послеродового психического неблагополучия как проявления аффективных и шизофренических расстройств). Автор приводит исторические данные об эволюции взглядов на нозологическую принадлежность ПП: если изначально их изучали в ряду органических (соматогенных), то позже были выделены варианты, связанные с экзацербацией психической патологии, не связанной непосредственно с репродуктивным циклом. До середины 1980-х годов ПП рассматривались преимущественно в рамках шизофрении3, однако в дальнейшем по причине регистрации факта коморбидности таких психозов с аффективной патологией (в частности, в связи с формированием маниакальных фаз) они стали чаще причисляться к биполярным расстройствам (P.Hays, 1978; 1984).
Во втором разделе книги рассматривается влияние соматической патологии на возникновение органических (соматогенных) ПП. При этом следует отметить, что спектр собственно соматогенных факторов ограничивается автором до инфекционного поражения (сепсис) и эклампсии. Соответственно, другие потенциальные влияния, обсуждаемые во многих современных публикациях (изменения гормонального фона, родовые травмы и пр.), остаются вне фокуса внимания автора.
Несмотря на то что сегодня инфекционные психозы в послеродовом периоде в силу развития септики и антисептики4 не являются определяющей проблемой психического здоровья у рожениц, значительная часть собранных автором клинических примеров посвящена именно им (559 случаев из 4 тыс. – 13,9%). Экламптические психозы, по данным литературы, составляют 2,7% и встречаются в 1–8% от всех эклампсий. По мнению автора, основанном на анализе 194 клинических случаев (как собственных, так и взятых из данных литературы), отличительными чертами органических (в том числе инфекционных и экламптических) ПП считаются маниакальный аффект, сопровождающийся дурашливостью, пением, стремлением к движению на фоне спутанности сознания или бредовых идей, а также преимущественное возникновение в течение первых 10 дней после родов5. Психотические проявления могут опережать возникновение соматических симптомов6.
В этом разделе автор приводит также клинические примеры, иллюстрирующие менее распространенные причины возникновения послеродовых органических психозов и делириев: синдрома Вернике–Корсакова на фоне хореи и прочих проявлений ревматизма7, тромбоза, эпилепсии, нейросифилиса, энцефалита. Отличительными для этих ПП будут неспецифичные черты органического поражения: делириозная симптоматика, состояние общей спутанности, суточная динамика, а также отклонения в показателях гемодинамики, давления, общем и биохимическом составе крови и мочи, наличие тромбоза вен нижних конечностей и т.д.
В третьем разделе автор обращается к обсуждению психопатологических расстройств, формирующихся непосредственно во время родов, отводя ведущую роль в формировании психической патологии и обстановке во время деторождения.
В числе первых психопатологических синдромов, сопровождающих роды, упоминается родовой делирий. Описанная автором клиническая картина сопоставима с таковой при других соматогенных делириях: явления спутанности с дезориентировкой во времени, месте и наплывом зрительных обманов восприятия преимущественно пугающего характера в вечерние и ночные часы. Распространенность родовых делириев оценивается неоднозначно: некоторые исследователи расценивают такой вариант психической патологии как казуистику (1:4 тыс.) [A.Szabó, 2014]. В частности, в рамках клинических описаний приводятся отдельные случаи снижения уровня сознания в процессе деторождения (сопор, кома), диссоциативные и кататонические феномены, сопровождающиеся отчуждением, отсутствием болевой чувствительности, безынициативностью в процессе родов. Указывается также на состояния с доминированием дисфории у рожениц, для которой характерна агрессия по отношению к медицинскому персоналу и родственникам, возникающая на фоне родовой боли.
В этом разделе автор приводит клинические примеры «поступков отчаяния» вследствие затяжных родов, возникающих в рамках транзиторного психоза: аутокесарево сечение и аутоэпизиотомия, а также суицид на фоне родовых мук. Столь выраженная аутоагрессия не была исключительно направлена на облегчение родовых мук, но включала также желание убить ребенка, что больные впоследствии амнезировали.
В четвертом разделе автор рассматривает развитие ПП в связи с психической патологией (аффективные расстройства, бредовой психоз, шизоаффективное расстройство). В частности, помимо психозов на фоне аффективных заболеваний (депрессивных, биполярных) описаны параноидные психозы, шизофреноморфные состояния и обострения уже существовавшей шизофрении, а также полиморфные психозы, аменции, психозы на фоне приема бромкриптина. По мнению автора, у большинства женщин, перенесших ПП в течение жизни, могли быть диагностированы следующие состояния: биполярное/циклоидное расстройство (68%), депрессивные расстройства (19,1%), другие расстройства (12,7%).
Отдельное внимание уместно уделить детально разобранной автором проблеме повторных эпизодов психического неблагополучия. Согласно приведенному обзору литературы повторные эпизоды ПП наблюдаются у 14–80% пациенток. Подобные результаты соотносятся с данными, полученными в результате архивного изучения 194 случаев послеродовой депрессии (ПРД), выполненного в клинике Научного центра психического здоровья. В ходе этого исследования было показано, что у 15% пациенток формируется второй эпизод ПРД, а у 3% – третий (А.А.Рагимова, С.В.Иванов, 2018).
Пятая глава посвящена клинической картине различных форм психического неблагополучия в послеродовом периоде: психотических, стрессогенных, аффективных и шизофренических.
Особое внимание в главе уделено участию биполярного расстройства в формировании ПП, а также описанию более редких его форм: кверулянтных, ятрогенных (вызванные приемом бромкриптина), психогенных. Наиболее часто возникают биполярные формы психического неблагополучия (68%), значительно реже отмечаются монополярные расстройства (19%) и прочие психозы (12,7%). Для сравнения приведем данные собственного исследования, в рамках которого были изучены 194 ПРД у пациенток с вялотекущей шизофренией. Несмотря на то что у изученных женщин и было выявлено превалирование биполярных фаз, распределение в процентном соотношении стало несколько иным: биполярное течение отмечалось у 50% больных, монополярное течение – 35,5%, и у 14,4% ПРД было единственным эпизодом (А.А.Рагимова, С.В.Иванов, 2017).
Внимания заслуживает выделенный в отдельную форму тип ПП, связанный с отсутствием чувств к ребенку (ОЧР), в частности, в приводимом обзоре литературы упоминается ряд работ, авторы которых квалифицировали ОЧР как «шизофреническую реакцию на деторождение» (G.Zilborg, 1928). Несмотря на то что в монографии феномену ОЧР посвящено незначительное место в сравнении с другими аспектами ПП, стоит отметить, что эта тема неоднократно поднималась как в специально посвященных ей статьях, так и в работах, рассматривающих проблему послеродового психического неблагополучия в целом.
Большим достоинством упомянутой монографии является обзор данных литературы о терапии ПП и влиянии медикаментов на развитие плода. Первоочередным аспектом лечения ПП автор считает профилактику возникновения заболевания до начала беременности. 
В первую очередь с этой целью используется психофармакотерапия (антипсихотики, антидепрессанты, нормотимики). Наименее благоприятным профилем переносимости отличаются типичные нейролептики (частое развитие нейролепсии). При обсуждении влияния терапии на плод приводятся данные об увеличении риска врожденных аномалий на 3,4% при приеме матерями галоперидола (D.Slone, 1977). При изучении влияния атипичных антипсихотиков на ранних этапах развития плода мнения о их безопасности не были едины. Так, в ряде исследований оланзапина, клозапина, рисперидона и кветиапина не зафиксировано явных отклонений в развитии плода (D.Goldstein, 2000; S.Gentile, 2004; O.Diav-Citrin, 2005). С другой стороны, при применении рисперидона и арипипразола был зарегистрирован тератогенный эффект (D.Coppola, 2007; D.Newport, 2007; F.Habermann, 2013). Неоднозначные данные демонстрируются и в аспекте влияния оланзапина на формирование гестационного диабета, а также изменения массы тела (M.Reis, 2008; J.Newham, 2008), и, хотя ряд авторов предостерегают от его применения, имеются данные о том, что препарат непричастен к формированию патологии развития плода (R.Bodén, 2012).
Далее автор приводит результаты применения нормотимиков при беременности и лактации. Использование солей лития и вальпроатов категорически не рекомендуется автором в связи с высоким риском тератогенности, мальформаций, токсичности для женщины во время беременности и высокой вероятностью токсического воздействия на ребенка при лактации (B.Zegers, 2003; A.Viguera, 2007). Применение карбамазепина повышало риск расщепления позвоночника у плода и способствовало развитию агрессивности после 3-го года жизни (T.Tomson, 2011; G.Veiby, 2013).
В связи с недостатком полученных из монографии данных о влиянии антидепрессантов на период вынашивания, приведем результаты ряда рандомизированных исследований, в которых были изучены эффекты некоторых препаратов группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (флуоксетин, пароксетин) и доказан благоприятный профиль переносимости (T.Oberlander, 2004; D.Sit, 2008; K.Yonkers, 2008). Говоря о приеме препаратов при лактации, стоит отметить, что наименьшая концентрация в плазме младенцев отмечалась на терапии сертралином и пароксетином, в то время как флуоксетин и циталопрам в большей степени проникали в организм ребенка вместе с материнским молоком (A.Weissman, 2004; T. di Scalea, 2009; F.Fortinguerra, 2009).
Согласно второму направлению терапии послеродовых расстройств психики в качестве потенциальной терапии рассматриваются гормональные препараты (эстроген, прогестерон) [K.Dalton, 1985; C.Epperson, 1999], однако полученные результаты противоречивы: с одной стороны, не было выявлено отличий от группы, принимавшей плацебо (A.Gregoire, 1996), а с другой – при приеме синтетического аналога прогесторона отмечено учащение депрессивных эпизодов (T.Lawrie, 1998).
В пятом разделе монографии автор обращается к проблеме так называемых МП. Предваряя обсуждение данного вопроса, I.Brockington осуществляет пространный экскурс в область нормальной физиологии менструального цикла, а также обсуждает те соматические и неврологические заболевания, которые, по собственным его наблюдениям, обнаруживают ассоциацию с течением менструального цикла. Согласно этим данным течение до 30% всех существующих заболеваний в той или иной степени подвержено влиянию менструального цикла. Тем не менее наиболее зависящими от него являются мигрень, эпилепсия и аллергия на прогестерон.
Обсуждение собственно МП автор начинает с демонстрации возможных критериев этого расстройства. Для квалификации состояния как МП оно должно обладать следующими 4 свойствами:
1) острый дебют, формирующийся на фоне психического благополучия;
2) длительность психоза составляет несколько дней, реже 1–2 нед с выходом в полную ремиссию;
3) должны отмечаться такие психотические симптомы, как спутанность, бред, галлюцинации, ступор и мутизм, или маниакальная симптоматика;
4) динамика психотического расстройства должна совпадать с менструальным циклом. Обострение шизофрении или другого психотического расстройства под его влиянием не может быть квалифицировано как МП.
Большинство МП формируется на поздней лютеальной стадии, а в 1/3 случаев психоз дебютирует в середине менструального цикла. Манифестация на других этапах является казуистической.
МП формируются в разные периоды жизни женщины – они могут манифестировать за месяц до менархе, совпадать по времени с ним, отмечаться с месячной периодичностью на фоне аменореи, а также в ряде случаев продолжаться с прежней периодичностью после наступления климакса. Наиболее часто МП формируются во второй декаде жизни. Распространенность МП составляет приблизительно один случай на 10 тыс.
Любопытна связь между МП и психозами беременных. В обсуждаемой монографии автор приводит несколько клинических случаев, когда у одних и тех же пациенток последовательно формируются психозы, провоцированные менструациями и деторождением. Для сравнения стоит отметить, что в другом исследовании, посвященном изучению послеродовых расстройств (А.А.Рагимова, С.В.Иванов, 2017), не было выявлено связи между ПРД и эмоциональными нарушениями в теченииe менструального цикла либо стрессогенными нарушениями менструальной функции.
Клиническая картина МП сопоставима по своим проявлениям в первую очередь с аффективными расстройствами психотического регистра; наиболее характерны бредовые формы мании и смешанные состояния. Нередки также включения психотической тревоги, острого бреда с галлюцинациями и кататонических симптомов.
В диагностике МП большую роль играет ведение пациентками дневников, в которых отмечаются как периоды месячных, так и возникновение психотических симптомов, что позволяет получать объективные данные о динамике состояния.
Распознание МП играет большую роль в связи с тем, что при этом расстройстве, согласно существующим казуистическим данным, помимо нейролептиков могут быть эффективны прогестерон, тамоксифен и тиреоидные гормоны.
В заключение автор кроме подведения итогов проведенной работы также указывает на наиболее перспективные направления изучения психозов, связанных с репродуктивным циклом. Во-первых, пациентки в остром периоде психоза должны изучаться более тщательно, так как именно на этом этапе будут наиболее информативными исследования, направленные на поиск биохимических, нейробиологических и прочих биологических маркеров психозов, ассоциированных с репродуктивным циклом. Во-вторых, существует необходимость в проведении длительных лонгитудинальных исследований, в том числе методом «случай–контроль», что позволит выявить факторы риска развития психозов в долгосрочной перспективе. В-третьих, большую роль в изучении данной проблемы должны играть генетические исследования.

1 Издательство Cambridge University Press, 2017. 706 с.
2 Айан Брокингтон – известный английский психиатр, один из основателей секции женского психического здоровья во Всемирной психиатрической ассоциации.
3 По данным P.Hays (1978, 1984 г.), наиболее характерными чертами послеродовой шизофрении являются расстройства мышления, депрессия и галлюцинаторная симптоматика.
4 С конца XIX в. по мере введения правил гигиены число ПП относительно всех родов снизилось вдвое (с 12 до 6%), а с 1960-х годов распространенность инфекционных психозов не превышает 1:100 тыс. (А.Н.Молохов, 1962). Несмотря на редкость возникновения, в последние годы снова наблюдается некоторый рост акушерских септических осложнений в связи с патоморфозом возбудителей послеродового сепсиса. Инфекционные психозы, связанные с септицемией, могут протекать на фоне нормальной температуры, что особенно часто встречается у ослабленных больных.
5 Подобный подъем аффекта при психотических феноменах органической природы не является распространенным феноменом и неспецифичен для ПП, однако встречается повсеместно при различных состояниях, затрагивающих как отдельно головной мозг, так и весь организм в целом (E.Larson,1988; B.Carroll, 1996).
6 В случае удлинения срока течения или нарастания тяжести симптомов следует заподозрить хронификацию инфекционного процесса или очаговые поражения головного мозга. Относительно диагностики последнего осложнения стоит уделить внимание появлению очаговых неврологических симптомов в постпсихотическом периоде, нарушению когнитивных функций, значимому снижению функции памяти.
7 По данным G.Sanna и соавт. (2008 г.), наиболее предрасполагающими к появлению психотических органических расстройств являются антифосфолипидные антитела. По сведениям автора, психотические нарушения в послеродовом периоде наблюдались у 16% женщин, страдающих хореей ревматического генеза.

Сведения об авторе
Рагимова Айнур Алигейдаровна – аспирант каф. психиатрии и психосоматики лечебного фак-та ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М.Сеченова». 
Е-mail: ragimovaasia@gmail.com
Список исп. литературыСкрыть список
1. Bodén R, Lundgren M, Brandt L et al. Risks of adverse pregnancy and birth outcomes in women treated or not treated with mood stabilisers for bipolar disorder: population based cohort study. BMJ 2012; 345: e7085. DOI: 10.1136/bmj.e7085
2. Brockington I. Emotional Rejection of the Infant: Status of the Concept. Psychopathology 2016; 49: 247–60. DOI: 10.1159/ 000448334
3. Brockington I, Butterworth R, Glangeaud-Freudenthal N. An international position paper on mother-infant (perinatal) mental health, with guidelines for clinical practice. Arch Womens Ment Health 2017; 20 (1): 113–20. DOI: 10.1007/s00737-016-0684-7
4. Brockington I. Maternal rejection of the young child: present status of the clinical syndrome. Psychopathology 2011; 44 (5): 329–36. DOI: 10.1159/000325058
5. Brockington IF, Aucamp HM, Fraser C. Severe disorders of the mother-infant relationship: definitions and frequency. Arch Womens Ment Health 2006; 9: 243–52.
6. Brockington IF, Fraser C, Wilson D. The Postpartum Bonding Questionnaire: a validation. Arch Womens Ment Health 2006; 9 (5): 233–42.
7. Brockington IF, Margison FR, Schofield E, Knight RJ The clinical picture of the depressed form of puerperal psychosis. J Affect Dis 1988; 15 (1): 29–37.
8. Burt VK, Suri R, Altshuler L et al. The use of psychotropic medications during breast-feeding. Am J Psychiatry 2001; 158: 1001–9.
9. Carroll BT, Goforth HW, Kennedy JC, Dueño OR. Mania due to general medical conditions: frequency, treatment, and cost. Int J Psychiatry Med 1996; 26 (1): 5–13.
10. Coppola D, Russo LJ, Kwarta RF Jr et al. Evaluating the postmarketing experience of risperidone use during pregnancy: pregnancy and neonatal outcomes. Drug Saf 2007; 30 (3): 247–64.
11. Dalton K. Progesterone prophylaxis used successfully in postnatal depression. Practitioner1985; 229: 507–8.
12. Diav-Citrin O, Shechtman S, Ornoy S et al. Safety of haloperidol and penfluridol in pregnancy: a multicenter, prospective, controlled study. J Clin Psychiatry 2005; 66 (3): 317–22. PMID: 15766297.
13. Eberhard-Gran M, Eskild A, Opjordsmoen S. Use of Psychotropic Medications in Treating Mood Disorders During Lactation: Practical Recommendations. CNS Drugs 2006; 20: 187–98.
14. Epperson CN, Wisner KL, Yamamoto B. Gonadal steroids in the treatment of mood disorders. Psychosomatic Med 1999; 61 (5): 676–97.
15. Esser G, Dinter R, Jörg M et al. Bedeutung und Determinanten der frühen Mutter-Kind-Interaktion. Z Psychosom Med Psychoanal 1993; 39: 246–64.
16. Fortinguerra F, Clavenna A, Bonati M. Psychotropic drug use during breastfeeding: A review of the evidence. Pediatrics 2009; 124: e547–e556.
17. Gentile S. Clinical utilization of atypical antipsychotics in pregnancy and lactation. Ann Pharmacother 2004; 38 (7–8): 1265–71. PMID: 15150376.
18. Goldstein DJ, Corbin LA, Fung MC. Olanzapine-exposed pregnancies and lactation: early experience. J Clin Psychopharmacol 2000;
20 (4): 399–403. PMID: 10917399.
19. Gregoire AJ, Kumar R, Everitt B et al. Transdermal oestrogen for treatment of severe postnatal depression. Lancet 1996; 347: 930–3.
20. Habermann F, Fritzsche J, Fuhlbrück F et al. Atypical antipsychotic drugs and pregnancy outcome: a prospective, cohort study. J Clin Psychopharmacol 2013; 33 (4): 453–62. DOI: 10.1097/JCP. 0b013e318295fe12
21. Hays P, Douglass A. A comparison of puerperal psychosis and the schizophreniform variant of manic-depression. Acta Psychiatr Scand 1984; 69 (3): 177–81.

22. Hays P. Taxonomic map of the schizophrenias, with special reference to puerperal psychosis. Br Med J 1978; 2 (6139): 755–7.
23. Howard L, Goss C, Leese M et al. The psychosocial outcome of pregnancy in women with psychotic disorders. Schizophrenia Res 2004; 71: 49–60.
24. Kerstis B, Aarts C, Tillman C et al Association between parental depressive symptoms and impaired bonding with the infant. Arch Womens Ment Health 2016; 19: 87–94
25. Kozyrskyj AL, Mai XM, McGrath P et al. Continued exposure to maternal distress in early life is associated with an increased risk of childhood asthma. Am J Respir Crit Care Med 2008; 177: 142.
26. Kumar R. "Anybody’s child": severe disorders of mother-to-infant bonding. Br J Psychiatry 1997; 171: 175–81.
27. Larson EW, Richelson E. Organic causes of mania. Mayo Clin Proc 1988; 63 (9): 906–12.
28. Lawrie TA, Hofmeyr GJ, de Jager M et al. A double-blind randomized placebo controlled trial of postnatal norethisteroneenanthate: the effect on postnatal depression and serum hormones. Br J Obstet Gynaecol 1998; 105: 1082–90.
29. Margison FR. Assessment of mother-infant interaction and attachment: an overview; in Cox JL, Kumar R, Margison FR, Downey LJ (eds): Puerperal Mental Illness. Southampton, Duphar Medical Relations, 1986; p. 29–33.
30. Neuropsychiatric manifestations in systemic lupus erythematosus: prevalence and association with antiphospholipid antibodies.
J Rheumatol 2003; 30 (5): 985–92.
31. Newham JJ, Thomas SH, MacRitchie K et al. Birth weight of infants after maternal exposure to typical and atypical antipsychotics: prospective comparison study. Br J Psychiatry 2008; 192 (5): 333–7. DOI: 10.1192/bjp.bp.107.041541. Erratumin: Br J Psychiatry 2008; 192 (6): 477.
32. Newport DJ, Calamaras MR, DeVane CL et al. Atypical antipsychotic administration during late pregnancy: placental passage and obstetrical outcomes.Am J Psychiatry 2007; 164 (8): 1214–20.
33. O’Hara MW, McCabe JE. Postpartum depression: current status and future directions. Annu Rev Clin Psychol 2013; 9: 379–407. PubMed: 23394227.
34. Oberlander TF, Misri S, Fitzgerald CE et al. Pharmacologic factors associated with transient neonatal symptoms following prenatal psychotropic medication exposure. J Clin Psychiatry 2004; 65 (2): 230–7.
35. Pitt B. Atypical depression following childbirth. Br J Psychiatry 1968; 114: 1325–35.
36. Reis M, Källén B. Maternal use of antipsychotics in early pregnancy and delivery outcome. J Clin Psychopharmacol 2008; 28 (3): 279–88. DOI: 10.1097/JCP.0b013e318172b8d5
37. Rochon-Terry G et al. Hospitalizations and emergency department visits for psychiatric illness during and after pregnancy among women with schizophrenia. J Clin Psychiatry 2016.
38. Sanna G, Bertolaccini ML, Cuadrado MJ et al. Neuropsychiatric involvement in systemic lupus erythematosus: current therapeutic approach. Curr Pharm Des 2008; 14 (13): 1261–9.
40. Sit DK, Perel JM, Helsel JC, Wisner KL. Changes in antidepressant metabolism and dosing across pregnancy and early postpartum. J Clin Psychiatry 2008; 69 (4): 652–8.
41. Slone D, Siskind V, Heinonen OP et al. Antenatal exposure to the phenothiazines in relation to congenital malformations, perinatal mortality rate, birth weight, and intelligence quotient score. Am J Obstet Gynecol 1977; 128 (5): 486–8. PMID: 879206.
42. Szabó A, Brockington I. Auto-Caesarean section: a review of 22 cases. Arch Womens Ment Health 2014; 17 (1): 79–83. DOI: 10.1007/s00737-013-0398-z
43. Tomson T, Battino D, Bonizzoni E et al. EURAP study group. Dose-dependent risk of malformations with antiepileptic drugs: an analysis of data from the EURAP epilepsy and pregnancy registry. Lancet Neurol 2011; 10 (7): 609–17. DOI: 10.1016/S1474-4422 (11)70107-7
44. Uddenberg N, Englesson I. Prognosis of postpartum mental disturbance: a prospective study of primiparous women and their 4,5½ year old children. Acta Psychiatr Scand 1978; 58: 201–12.
45. Veiby G, Daltveit AK, Schjølberg S et al. Exposure to antiepileptic drugs in utero and child development: a prospective population-based study. Epilepsia 2013; 54 (8): 1462–72. DOI: 10.1111/epi.12226
46. Viguera AC, Newport DJ, Ritchie J et al. Lithium in breast milk and nursing infants: clinical implications. Am J Psychiatry 2007;
164 (2): 342–5.
47. Weissman A, Levy B, Hartz A et al. Pooled analysis of antidepressant levels in lactating mothers, breast milk, and nursing infants. Am
J Psychiatry 2004; 161: 1066–78.
48. Yonkers KA, Lin H, Howell HB et al. Pharmacologic treatment of postpartum women with new-onset major depressive disorder: a randomized controlled trial with paroxetine. J Clin Psychiatry 2008;
69 (4): 659–65.
49. Zegers B, Andriessen P. Maternal lithium therapy and neonatal morbidity. Eur J Pediatr 2003; 162 (5): 348–9.
50. Молохов А.Н. Очерки гинекологической психиатрии. Кишенев: Картя Молдовеняскэ, 1962. / Molohov A.N. Ocherki ginekologicheskoj psihiatrii. Kishenev: Kartya Moldovenyaske, 1962. [in Russian]
51. Смулевич А.Б. Психические расстройства в клинической практике. М.: МЕДпресс-информ, 2011. / Smulevich A.B. Psihicheskie rasstrojstva v klinicheskoj praktike. M.: MEDpress-inform, 2011. [in Russian]
Количество просмотров: 29
Предыдущая статьяК проблеме нежелательных явлений, осложняющих проведение химиотерапии (обзор зарубежной литературы)

Поделиться ссылкой на выделенное