Эмоциональные расстройства и личностные особенности больных гнездной алопецией №04 2008

Психиатрия Психические расстройства в общей медицине - Эмоциональные расстройства и личностные особенности больных гнездной алопецией

Номера страниц в выпуске:31-33
Для цитированияСкрыть список
Р.К.Галимов, В.Л.Юлдашев, М.М.Гафаров . Эмоциональные расстройства и личностные особенности больных гнездной алопецией. Психические расстройства в общей медицине. 2008; 04: 31-33

Гнездная алопеция (ГА) является одной из сложнейших проблем дерматологии. Этиология и патогенез заболевания изучены недостаточно [1–3]. Гнездное облысение составляет от 3 до 8% всех дерматозов [4, 5], нередко принимает длительное рецидивирующее течение. Проблема заболевания гнездным облысением продолжает оставаться чрезвычайно актуальной в связи с увеличением частоты тяжелых форм [6]. Отдельные авторы отмечают высокую частоту тяжелых форм заболевания у детей и подростков, сочетающихся с невротическими расстройствами [7, 8].
Данное заболевание рассматривается как патология вегетативной нервной системы с морфофункциональными нарушениями структур лимбико-ретикулярного комплекса [9]. В настоящее время одной из самых распространенных теорий является нейротрофическая [9, 10].
В ряде исследований рассматривается нейрогенная концепция ГА. Состояние острого стресса ведет к выбросу кортикотропин-рилизинг-гормона, вызывающего дегрануляцию тучных клеток с выделением цитокинов, изменяющих иммунные эффекты в коже и волосяной цикл [11].
Целью нашего исследования было изучение эмоциональных и личностных нарушений у больных ГА.

Материалы и методы
Для оценки психического статуса наряду с клиническим обследованием в качестве инструментов для формализованной оценки аффективных и личностных расстройств использовали: шкалу Зунга для самооценки депрессии, шкалу оценки уровня реактивной и личностной тревожности Ч.Д.Спилбергера и Ю.Л.Ханина, Гиссенский опросник выраженности соматических жалоб, Торонтскую алекситимическую шкалу. Исследование экспериментально-психологическими методами проводили до и после психотерапевтического воздействия (через 27–30 дней). Основную группу составили 50 больных ГА в возрасте от 18 лет до 51 года (средний возраст 33,1±1,2 года), контрольную – 30 (средний возраст 34±6,9 года).

Результаты
Клиническая картина психических расстройств при ГА характеризовалась спектром пограничных психопатологических образований аффективного и невротического ряда. Аффективные расстройства были представлены депрессиями различной степени выраженности (см. рисунок) – от субдепрессии (невыраженное снижение настроения, легкая апатия, подавленность, склонность к пессимистической оценке событий) до выраженных депрессивных состояний (резко сниженное настроение, бездеятельность, снижение психофизической активности, идеи самообвинения, чувство отчаяния).
7-r1.jpg

При анализе аффективных нарушений у больных ГА в соответствии с МКБ-10 в основной и контрольной группах обнаружены преимущественно аффективные расстройства легкой степени: F32.0 – 31 (62% пациентов) – депрессивный эпизод легкой степени, F41.1 – генерализованное тревожное расстройство – 5 (10%); F41.2 – 8 (16%) – cмешанное тревожное и депрессивное расстройство; F48.0 – 6 (12,0%) – неврастения. В контрольной группе: F32.0 – 25(83,3%), F41.1 – 2 (6,7%), F41.2 – 2 (6,7%), F48.0 – 1 (3,3%) соответственно (p<0,05). У основной части (43 наблюдения, 86%) изучаемых больных ГА при экспериментально-психологическом исследовании не обнаружено выраженных депрессивных расстройств. Не исключено, что депрессивные расстройства могли носить соматизированный характер. Изучение депрессивных расстройств у пациентов с ГА основной группы до и после психотерапевтического воздействия в оценке по шкале Зунга выявило статистически значимое снижение уровня депрессии (в совокупности от 41 балла до лечения до 37,2 балла – после; p<0,05); при этом состояние определялось легкой депрессией у 7 (14%) пациентов до и 4 (8%) после лечения (p<0,05).
При клиническом обследовании в основной группе выявлены личности с сенситивными, тревожно-мнительными, ананкастными чертами характера и склонностью к ипохондрической фиксации аффекта.
Отдельным аспектом исследования была формализованная оценка уровня реактивной и личностной тревожности, проведенная с помощью методики Ч.Д.Спилбергера и Ю.Л.Ханина. Она позволяет до определенной степени уверенно судить о провоцирующих моментах (психическая травма, личностная предиспозиция) путем уточнения соотношения реактивной и личностной тревожности. Тревога как явление ситуативное достаточно легко поддается коррекции с помощью различных методов релаксации и саморегуляции, а тревожность как черта личности рассматривается в качестве относительно постоянной характеристики.
Исследование уровня тревожности у больных ГА показало преобладание личностной тревожности (45 баллов) по сравнению с реактивной (37 баллов).
Уровень реактивной тревожности до и после проведения психотерапевтического воздействия существенно снижался (22–44% и 5–10% соответственно; p<0,05), что может быть связано с психологической переработкой психотравмирующих переживаний, снижением их актуальности в результате психотерапевтических сеансов.
Высокий уровень реактивной тревожности (>45 баллов) до лечения обнаружен у 7 (14%) больных ГА, а после проведения лечения констатирована полная редукция соответствующих показателей. Значительная часть больных основной группы – 38 (76,0%) – до лечения имели умеренный уровень реактивной тревожности (около 37 баллов), существенно (до 30 баллов) снизившийся после психотерапии у 28 (58,0%) больных.
В большинстве случаев отмечены высокие значения личностной тревожности как до лечения – 40 (80%), так и после – 30 (60%). И только у 9 (18%) больных до лечения и 18 (36%) после лечения личностная тревожность находилась в диапазоне умеренных значений. Низкий уровень личностной тревожности наблюдали в отдельных случаях.
Личностная тревожность часто характеризует устойчивую склонность воспринимать большой круг ситуаций как угрожающие, реагировать на такие ситуации состоянием тревоги. Очень высокая личностная тревожность прямо коррелирует с наличием невротического конфликта, эмоциональными и невротическими срывами и склонностью к психосоматическим реакциям.
Личностная тревожность является предиспозицией, облегчающей возникновение тревоги как реакции на грозящую опасность (мнимую или реальную), что выражается актуальным переживанием напряжения, беспокойства и нервозности. Более высокие показатели личностной тревожности среди пациентов основной группы свидетельствуют о большей выраженности психологического стресса у данной категории больных.
С помощью Гиссенского опросника выявлена интенсивность эмоционально окрашенных жалоб у больных ГА (табл. 1).
Представленные в табл. 1 показатели свидетельствуют о достоверном превалировании соматических жалоб по шкале “Истощение” у 26 (52%) больных основной группы, а в контрольной группе наибольшее число жалоб (14– 46,6% пациентов) наблюдали по шкале “Ревматический фактор”.
7-t1.jpg

В рамках проведенного исследования изучены также алекситимические проявления в структуре личности больных.
По данным табл. 2, установлены статистически достоверные (p<0,05) различия между основной и контрольной группами по признаку “алекситимический тип личности” (20–40% пациентов против 8–26,7%).
7-t2.jpg

По признаку “неалекситимический тип личности” выявлены обратные соотношения: этот тип достоверно (p<0,05) преобладает в контрольной группе (14–46,6% против 6–12,0% больных основной группы). Полученные данные могут указывать, что у больных ГА могут возникать трудности в осознании и переработке аффекта, чреватые усилением физиологических реакций на стресс.
В качестве основного метода психотерапевтического лечения у больных ГА использовали гипнотерапию. Курс лечения включал 15 (максимально 25) сеансов гипнотерапии; после 3-го сеанса в процесс лечения активно вводили аутогенные тренировки. Продолжительность одного сеанса состояла 40 мин. В результате проведенного лечения у большинства пациентов с гнездной, субтотальной и тотальной алопецией наблюдали стойкое, косметически достаточное восстановление волос, а у 2 больных – рост единичных или сгруппированных терминальных волос. Отмечено снижение также уровня предъявления соматических жалоб, улучшение настроения, сна, аппетита, повышение работоспособности.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Авербах Е.В. Фотохимиотерапия больных очаговой алопецией (клинико-иммунологическое и иммуногенетическое исследование). Дис. ... канд. мед. наук. М., 1985.
2. Кулагин В.И. Современные особенности клиники, нейроэндокринные, сосудистые, иммунные механизмы патогенеза гнездной алопеции и дифференцированные методы терапии больных. Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М., 1992.
3. Baker DE. Treatment of alopecia. Wash Pharm 1988; 30 (1): 18–20.
4. Адаскевич В.П., Мяделец О.Д., Тихоновская И.В. Алопеция. Библиотека практического врача. Н.Новгород. 2000; 79–125.
5. Суворова К.Н., Гаджигороева А.Г. Гнездная алопеция. Часть 1. Этиология и патогенез. Вестн. дерматол. и венерол. 1998; 5: 67–73.
6. Ходюков Э.Я. Предшествующие и сопутствующие заболевания у больных гнездным облысением. Сб. научн. работ. Минск, 1984; 27: 65–8.
7. Мазитова Л.П. Лечение гнездного облысения у детей с учетом их неврологического статуса. Дис. ... канд. мед. наук. М., 1991.
8. Taieb C, Lefrancois P, Myon E, Smadja C. Alopecia, psychological distress and quality of life. 10” Congress of European Academy of Dermatology & Venerology. Munich, 10–14 October 2001; 22–35.
9. Высоцкий Г.Я. Вегетативно-трофические изменения кожи при поражении нервной системы на различных уровнях: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. Л., 1983.
10. Кандалова О.В., Аникин А.В. Исследование симпатической иннервации при гнездном облысении. Вестн. дерматол. и венерол. 1987; 10: 6–9.
11. Claudatus J, DOvidio R, Bufo L. Alopecia areata,: the importance of the psychoneuroimmunocutaneous system. Ann Dermatol Venerol 2002; 129: 15515.
Количество просмотров: 735
Предыдущая статьяПсихосоматические соотношения при нервной анорексии
Следующая статьяДепрессия с патологическими телесными сенсациями

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир