Дорипенем – современный карбапенемовый антибиотик для эффективного безопасного и экономичного лечения нозокомиальных инфекций

Хирургия №01 2016 - Дорипенем – современный карбапенемовый антибиотик для эффективного безопасного и экономичного лечения нозокомиальных инфекций

Номера страниц в выпуске:18-19
Для цитированияСкрыть список
Дорипенем – современный карбапенемовый антибиотик для эффективного безопасного и экономичного лечения нозокомиальных инфекций. Хирургия. (Прил.) 2016; 01: 18-19
Для цитирования: Дорипенем – современный карбапенемовый антибиотик для эффективного безопасного и экономичного лечения нозокомиальных инфекций. Consilium Medicum. Хирургия (Прил.). 2016; 1: 18–19.

Doripenem – a modern carbapenem antibiotic for effective, safe and low cost treatment of nosocomial infections

For citation: Doripenem – a modern carbapenem antibiotic for effective, safe and low cost treatment of nosocomial infections. Consilium Medicum. Surgery (Suppl.). 2016; 1: 18–19.

Нозокомиальные инфекции (НКИ) развиваются у пациентов в ходе оказания медицинской помощи с частотой 2,5–14,8% [1, 2] и представляют собой грозную проблему, приводя к высоким показателям смертности и значительной стоимости оказываемых медицинских услуг. Возбудители НКИ хорошо изучены, но борьба с ними затруднена по причине множественной резистентности патогенной микрофлоры к существующим антибактериальным препаратам. Именно поэтому поиск новых антибиотиков для лечения НКИ является одной из приоритетных задач здравоохранения.
НКИ диагностируют у пациентов через 48 ч после госпитализации [3]. К наиболее распространенным НКИ относят осложненные интраабдоминальные инфекции, инфекции мочевыводящих путей (в том числе – катетер-ассоциированные), на долю которых в структуре НКИ приходится 8–35% [4], а также нозокомиальные пневмонии (НП), в том числе пневмонии, связанные с искусственной вентиляцией легких (НП-ИВЛ), диагностируемые с частотой 8–28% при ИВЛ [4, 5].
В США каждый год из 2 млн пациентов с НКИ умирают 90 тыс. человек [4]. При НП-ИВЛ частота случаев смерти достигает 24–76% [5]. Эти данные обусловлены тем, что для современного этапа характерна мультирезистентность (множественная устойчивость) патогенных микроорганизмов к антибактериальным препаратам, находящимся в обращении [6].
При назначении лечения НКИ руководствуются правилом 4D [6]: drug (лекарство), dose (доза), duration (длительность), de-escalation (деэскалационная стратегия). Антибактериальная терапия НП подразумевает раннюю и адекватную эмпирическую терапию с адекватными дозами и длительностью и деэскалацию, основанную на результатах посева (микробиологической информации о возбудителе) и ответа на терапию [7, 8].
Неудивительно, что НКИ у пациентов приводят к удлинению периода их госпитализации и росту расходов на их лечение [6]. В Германии каждый год терапия НКИ обходится в 2,4 млрд евро [4]. В США и странах Европы стоимость одного эпизода НП, обусловленного мультирезистентными к антибиотикам штаммами возбудителей, может составлять от 10 до 40 тыс. дол. США [7].
Неадекватная антимикробная терапия является наиболее значимым фактором риска смертности [6]. Если стартовая эмпирическая терапия НКИ неадекватна, то показатели смертности пациентов повышаются в 1,5–3,0 раза [6].
В течение более 20 лет для проведения стартовой эмпирической и этиотропной терапии НКИ у разных категорий больных используют карбапенемы (b-лактамные антибиотики), активные в отношении большинства грамположительных и грамотрицательных аэроб­ных и анаэробных бактерий, в том числе мультирезистентных [9, 10]. Именно поэтому для медицины важно появление перспективных (с точки зрения эффективности, безопасности и экономичности лечения) препаратов этой группы.
К таким препаратам можно отнести дорипенем (Дорипрекс®) – оригинальный синтетический карбапенемовый антибиотик широкого спектра действия для лечения таких тяжелых НКИ, как внутрибольничная (нозокомиальная) пневмония, включая НП-ИВЛ; осложненные интраабдоминальные инфекции; инфекции мочевыделительной системы, в том числе осложненный и неосложненный пиелонефрит и случаи с сопутствующей бактериемией [10].
К настоящему времени проведены крупные рандомизированные исследования эффективности и безопасности дорипенема [11]. Этот препарат устойчив к гидролизу со стороны большинства b-лактамаз (включая пенициллиназы и цефалоспориназы), вырабатываемых микроорганизмами, и оказывает бактерицидное действие посредством ингибирования синтеза пенициллинсвязывающих белков в клеточной стенке бактерий, что приводит к их последующей гибели [12]. Дорипенем занимает важное место в группе карбапенемов по своему фармакологическому профилю, эффективности и безопасности для лечения НП, осложненных интраабдоминальных инфекций, осложненных инфекций мочевыделительной системы [10–12].
Дорипенем можно вводить только внутривенно [13]. Высокая стабильность раствора дорипенема (12 ч) при комнатной температуре после разведения позволяет пролонгировать время инфузий при терапии НП до 4 ч [13]. Указанный эффект может привести к воздействию даже на штаммы со сниженной чувствительностью к карбапенемам [10].
Благодаря своему фармакологическому профилю дорипенем активен в отношении метициллиночувствительных стафилококков, пневмококков (резистентных к пенициллину), микроорганизмов семейства Enterobacteriaceae, Bacteroides spp., Prevotella spp., Clostridium spp. [14, 15], бактерий, продуцирующих b-лактамазы широкого спектра: Escherichia coli, Klebsiella pneumoniae, Proteus mirabilis [13, 16].
Дорипенем в 2–4 раза превосходит имипенем и меронем по степени активности в отношении синегнойной палочки (Pseudomonas aeruginosa) in vitro [13, 17], а также обладает минимальным показателем индукции мультирезистентных штаммов этого микроорганизма [18–21]. В США указанные штаммы P. aeruginosa регистрируют в 36% случаев среди всех возбудителей НП-ИВЛ [22].
Согласно результатам метаанализа X.Qu и соавт. (2015 г.), дорипенем обладает низким сродством к рецепторам g-аминомасляной кислоты (ГАМК) в центральной нервной системе [11], поэтому дорипенем в отличие от других карбапенемов обладает низким потенциалом индукции эпилептических приступов [11, 23, 24].
Дорипенем в организме человека не ингибирует основные изоферменты системы цитохрома P450 печени, вероятно, не взаимодействует с препаратами, которые метаболизируются указанными ферментами печени [13].
Курс лечения дорипенемом в дозе 500 мг (1000 мг – при НП-ИВЛ) составляет от 5 до 14 дней (см. инструкцию по применению) в виде внутривенной инфузии, как правило, в течение 1 ч каждые 8 ч (при НП возможна инфузия продолжительностью 4 ч) [13].
Согласно фармакоэкономической оценке применение дорипенема позволяет уменьшить затраты на госпитализацию пациентов на 9,2% и сократить расходы на закупку основных антибактериальных препаратов в 1,4–1,9 раза [6].
Таким образом, дорипенем – это высокоэффективный карбапенемовый антибиотик с выраженной антибактериальной активностью в отношении P. aeruginosa, с благоприятными фармакологическими параметрами, профилем безопасности [10] и приемлемой стоимостью лечения, незаменимый для эмпирической терапии НКИ в условиях стационара.
Полная информация о препарате – в инструкции по применению. Противопоказания: гиперчувствительность к дорипенему или другим карбапенемам, а также b-лактамным антибиотикам. Детский возраст до 18 лет. Побочное действие: очень часто или часто – головная боль, флебит, тошнота, диарея, зуд, сыпь, повышение активности печеночных ферментов, кандидоз слизистой оболочки полости рта, вагинальный кандидоз. Полный перечень побочных эффектов содержится 
в инструкции по применению.

ООО «Такеда Фармасьютикалс»; 119048, Москва, ул. Усачева, д. 2, стр. 1. Тел.: +7 (495) 933-55-11; факс: +7 (495) 502-16-25; www.takeda.com.ru


Список исп. литературыСкрыть список
1. Ahoyo TA et al. Prevalence of nosocomial infections and anti-infective therapy in Benin: results of the first nationwide survey in 2012. Antimicrobial resistance and infection control 2014; 3 (1): 1.
2. Petersen MH et al. Incidence and prevalence of hospital-acquired infections in a cohort of patients admitted to medical departments. Dan Med Bull 2010; 57 (11): A4210.
3. Inweregbu K, Dave J, Pittard A. Nosocomial infections. Continuing Education in Anaesthesia. Crit Care Pain 2005; 5 (1): 14–7.
4. Guggenbichler JP et al. Incidence and clinical implication of nosocomial infections associated with implantable biomaterials-catheters, ventilator-associated pneumonia, urinary tract infections. GMS Krankenhaushygiene interdisziplinär 2011; 6 (1).
5. Chastre J, Fagon JY. Ventilator-associated pneumonia. Am J Respir Crit Care Med 2002; 165 (7): 867–903.
6. Белоусов Ю.Б., Зырянов С.К., Штейнберг Л.Л. Карбапенемы (имипенем, меропенем, дорипенем) в лечении нозокомиальной пневмонии: современное состояние проблемы. Фарматека. 2011; 15 (228). / Belousov Iu.B., Zyrianov S.K., Shteinberg L.L. Karbapenemy (imipenem, meropenem, doripenem) v lechenii nozokomial'noi pnevmonii: sovremennoe sostoianie problemy. Farmateka. 2011; 15 (228). [in Russian]
7. Белоусов Ю.Б., Зырянов С.К., Штейнберг Л.Л. Фармакоэкономические аспекты применения различных карбапенемов (имипенем/циластатин, меропенем, дорипенем) в лечении нозокомиальной пневмонии. Земский врач. 2013; 1. / Belousov Iu.B., Zyrianov S.K., Shteinberg L.L. Farmakoekonomicheskie aspekty primeneniia razlichnykh karbapenemov (imipenem/tsilastatin, meropenem, doripenem) v lechenii nozokomial'noi pnevmonii. Zemskii vrach. 2013; 1. [in Russian]
8. Черний В.И., Колесников А.Н., Лунева А.Г. и др. Новые направления деэскалационной антибактериальной терапии в медицине критических состояний и проблема MRSA-инфекций в отделениях интенсивной терапии. Новости медицины и фармации. Антимикробная терапия. 2010; с. 343. / Chernii V.I., Kolesnikov A.N., Luneva A.G. i dr. Novye napravleniia deeskalatsionnoi antibakterial'noi terapii v meditsine kriticheskikh sostoianii i problema MRSA-infektsii v otdeleniiakh intensivnoi terapii. Novosti meditsiny i farmatsii. Antimikrobnaia terapiia. 2010; s. 343. [in Russian]
9. Галкин Д.В. Карбапенемы через 20 лет после открытия: современные микробиологические и клинические аспекты. Клин. микробиология и антимикробная химиотерапия. 2007; 9 (2). / Galkin D.V. Karbapenemy cherez 20 let posle otkrytiia: sovremennye mikrobiologicheskie i klinicheskie aspekty. Klin. mikrobiologiia i antimikrobnaia khimioterapiia. 2007; 9 (2). [in Russian]
10. Стецюк О.У. и др. Новый карбапенемный антибиотик дорипенем: перспективы применения в клинической практике. Клин. микробиология и антимикробная химиотерапия. 2008; 10 (3): 245–9. / Stetsiuk O.U. i dr. Novyi karbapenemnyi antibiotik doripenem: perspektivy primeneniia v klinicheskoi praktike. Klin. mikrobiologiia i antimikrobnaia khimioterapiia. 2008; 10 (3): 245–9. [in Russian]
11. Qu XY, Hu TT, Zhou W. A meta-analysis of efficacy and safety of doripenem for treating bacterial infections. Braz J Infect Dis 2015; 19 (2): 156–62.
12. Богомолова Н.С., Кузнецова С.М., Никода В.В. Дорипенем: микробиологические особенности и клинические аспекты применения у больных нозокомиальной инфекцией (обзор литературы). Фарматека. 2015; 14: 8–18. / Bogomolova N.S., Kuznetsova S.M., Nikoda V.V. Doripenem: mikrobiologicheskie osobennosti i klinicheskie aspekty primeneniia u bol'nykh nozokomial'noi infektsiei (obzor literatury). Farmateka. 2015; 14: 8–18. [in Russian]
13. Инструкция по применению лекарственного препарата для медицинского применения Дорипрекс® (Doriprex®). / Instruktsiia po primeneniiu lekarstvennogo preparata dlia meditsinskogo primeneniia Doripreks® (Doriprex®). [in Russian]
14. Wexler HM et al. In vitro activities of doripenem and comparator agents against 364 anaerobic clinical isolates. Antimicrob Agents Chemother 2005; 49 (10): 4413–7.
15. Fritsche TR, Stilwell MG, Jones RN. Antimicrobial activity of doripenem (S‐4661): a global surveillance report (2003). Clin Microbio Infect 2005; 11 (12): 974–84.
16. Tsuji M et al. In vitro and in vivo antibacterial activities of S-4661, a new carbapenem. Antimicrob Agents Chemother 1998; 42 (1): 94–9.
17. Pillar CM et al. In vitro activity of doripenem, a carbapenem for the treatment of challenging infections caused by gram-negative bacteria, against recent clinical isolates from the United States. Antimicrob Agents Chemother 2008; 52 (12): 4388–99.
18. Advisory Committee Briefing Book. JNJ-38174942 (Doripenem). NDA 22-171.
19. Mushtaq S, Ge Y, Livermore DM. Comparative activities of doripenem versus isolates, mutants, and transconjugants of Enterobacteriaceae and Acinetobacter spp. with characterized β-lactamases. Antimicrob Agents Chemother 2004; 48 (4): 1313–9.
20. Sakyo S et al. Potency of carbapenems for the prevention of carbapenem-resistant mutants of Pseudomonas aeruginosa. J Antibiotics 2006; 59 (4): 220–8.
21. Tanimoto K et al. Fluoroquinolone enhances the mutation frequency for meropenem-selected carbapenem resistance in Pseudomonas aeruginosa, but use of the high-potency drug doripenem inhibits mutant formation. Antimicrob Agents Chemother 2008; 52 (10): 3795–800.
22. Петухова И.Н., Дмитриева Н.В. Роль дорипенема в лечении тяжелых госпитальных инфекций. Эффективная фармакотерапия. 2014; 37: 12–9. / Petukhova I.N., Dmitrieva N.V. Rol' doripenema v lechenii tiazhelykh gospital'nykh infektsii. Effektivnaia farmakoterapiia. 2014; 37: 12–9. [in Russian]
23. Chastre J et al. Efficacy and safety of intravenous infusion of doripenem versus imipenem in ventilator-associated pneumonia: A multicenter, randomized study. Crit Care Med 2008; 36 (4): 108–96.
24. Horiuchi M et al. Absence of convulsive liability of doripenem, a new carbapenem antibiotic, in comparison with b-lactam antibiotics. Toxicology 2006; 222 (1): 114–24.
В избранное 0
Количество просмотров: 225
Предыдущая статьяВыбор анальгетика для купирования болевого синдрома при костно-мышечных повреждениях (травмы, растяжения связок и вывихи суставов) и воспалительных изменениях (тендиниты, бурситы) на этапе оказания первичной медико-санитарной помощи
Следующая статьяПосттравматические абсцессы печени: возможности миниинвазивных методов диагностики и лечения