Роль и место цефиксима в амбулаторной практике уролога (обзор литературы и клиническое наблюдение)

Хирургия №01 2016 - Роль и место цефиксима в амбулаторной практике уролога (обзор литературы и клиническое наблюдение)

Номера страниц в выпуске:26-30
Для цитированияСкрыть список
Е.В.Кульчавеня. Роль и место цефиксима в амбулаторной практике уролога (обзор литературы и клиническое наблюдение). Consilium Medicum. Хирургия. (Прил.) 2016; 01: 26-30
Роль инфекций мочевыводящих путей (ИМП) в последние годы возрастает, и подбор оптимальной антибактериальной терапии имеет первостепенное значение. Проведен обзор современной (после 2011 г.) отечественной и зарубежной литературы по резистентности основных уропатогенов и эффективности цефиксима в лечении ИМП. Показано, что цефиксим – оптимальный антибиотик при урогенитальных инфекциях у разных категорий населения: детей, беременных, иммуносупрессивных пациентов. Следует отметить у цефиксима еще один очень важный положительный эффект – этот антибактериальный препарат не маскирует урогенитальный туберкулез и, соответственно, не затягивает его диагностику. Данный тезис иллюстрируется клиническим примером.
Ключевые слова: инфекции мочевыводящих путей, цистит, бессимптомная бактериурия, беременные, Escherichia coli, лечение, диагностика, 
антибактериальная терапия, цефиксим.
urotub@yandex.ru
Для цитирования: Кульчавеня Е.В. Роль и место цефиксима в амбулаторной практике уролога (обзор литературы и клиническое наблюдение). Consilium Medicum. Хирургия (Прил.). 2016; 1: 26–30.

The role and place of cefixime in ambulatory practice urologist (review of literature and clinical observation)

E.V.Kulchavenya
Novosibirsk Research Institute of Tuberculosis of the Ministry of Health of the Russian Federation. 630040, Russian Federation, Novosibirsk, ul. Okhotskaia, d. 81a; 
Novosibirsk State Medical University. 630091, Russian Federation, Novosibirsk, ul. Krasnyi prospekt, d. 52

Role of urinary tract infections (UTI) in recent years has increased, and the selection of the optimal antibiotic therapy is of paramount importance. A review of current (not older than 2011) Russian and foreign literature on the resistance of the main uropathogens and effectiveness of cefixime in the treatment of UTI. It is shown that cefixime is an optimal antibiotic with urogenital infections in different categories of the population: children, pregnant women, immunocompromised patients. It should be noted at the cefixime another very important positive effect – it does not mask the antimicrobial urogenital tuberculosis and, accordingly, does not pull his diagnosis. This thesis is illustrated by clinical examples.
Key words: urinary tract infections, cystitis, asymptomatic bacteriuria, pregnancy, Escherichia coli, treatment, diagnosis, antibiotic therapy, cefixime.
urotub@yandex.ru
For citation: Kulchavenya E.V. The role and place of cefixime in ambulatory practice urologist (review of literature and clinical observation). Consilium Medicum. Surgery (Suppl.). 2016; 1: 26–30.

Неосложненные инфекции мочевых путей (НИМП) относятся к числу наиболее распространенных заболеваний как в амбулаторной, так и госпитальной практике и являются одними из самых частых заболеваний женщин репродуктивного возраста [1]. 
В России рациональный выбор антибиотика при лечении НИМП имеет место лишь в 49,2% случаев. Злоупотребление фторхинолонами и амикацином приводит к несвоевременному выявлению туберкулеза мочеполовой системы [1, 2]. К числу наиболее частых ошибок относится назначение препаратов с неустановленной эффективностью и/или низкой микробиологической активностью [1]. Повышение результативности терапии острой инфекции нижних мочевыводящих путей (ИНМП), увеличение межрецидивного периода при хронической ИНМП возможны только при оптимальном подборе антибактериального препарата (АБП) [3].
Спектр уропатогенов существенно колеблется от региона к региону. Т.С.Перепанова и соавт. [3] исследовали 987 внебольничных штаммов уропатогенов, полученных от пациентов из 28 центров 20 городов России, Республики Беларусь и Казахстана. Доля представителей семейства Enterobacteriaceae составила 83,5%. При этом Escherichia coli являлась возбудителем ИМП у 63,5% больных, частота выделения ее существенно не различалась у пациентов с неосложненными (64,6%) и осложненными (62,1%) инфекциями. В то же время в Сибири роль E. coli в развитии ИМП существенно ниже [4].
7t-1.jpg
В многоцентровом исследовании, проведенном в Китае [5], были получены интересные данные о корреляции пола с видом уропатогена. Авторы обнаружили, что E. coli преобладает у женщин (54,8%); у мужчин E. coli высевалась в 37,2% случаев, а Staphylococcus epidermidis и Enterococcus faecalis соответственно в 1,5 и 5 раз чаще выделяли у мужчин. Максимальная чувствительность E. coli была к фосфомицину, нитрофурантоину и ряду цефалоспоринов (выше 90%); к лево­флоксацину 39% штаммов оказались устойчивы. Подчеркивают, что резистентность E. coli зависит от ее филогенетического типа [6].
Недавнее исследование по эпидемиологии урогенитальных инфекций (УГИ) во Франции показало крайне высокую чувствительность E. coli к цефиксиму, сопоставимую с традиционными лидерами фосфомицином и нитрофурантоином: частота резистентных штаммов составляла 5,6; 2,2 и 1,2% соответственно [7]. Аналогичные данные демонстрируют другие французские исследователи: более 95% изолятов E. coli были чувствительны к цефиксиму, фосфомицину и нитрофурантоину [8]. Следует иметь в виду, что, хотя E. coli является самым частым уропатогеном, немалая доля приходится на стафилококки и энтерококки, которые априори нечувствительны к цефиксиму [9]. Оценивая клиническую роль цефиксима, отметили 100% эффективность этого антибиотика при остром отите, остром синусите, острой пневмонии, но лишь 88,6% – при неосложненных УГИ, при хорошей переносимости и минимальной частоте побочных реакций [10]. Однако для эмпирического лечения НИМП рекомендуется использовать препараты, которые не применяются по другим показаниям [3].
В Китае наивысшая резистентность уропатогенов отмечена к левофлоксацину, наименьшая – к фосфомицину и нитрофурантоину [11].
Резистентность микрофлоры сильно варьируется в зависимости от географической зоны, более того, отмечены существенные колебания даже, к примеру, в такой небольшой стране, как Иран. Данные по разбросу чувствительности E. coli представлены в таблице.

Клиническая и лабораторная эффективность цефиксима

Один из наиболее изученных цефалоспоринов III поколения для перорального приема – цефиксим [1]. Цефиксим является представителем пероральных цефалоспоринов III поколения и характеризуется наиболее длительным периодом полувыведения среди всех пероральных цефалоспоринов, что позволяет назначать его 1 раз в сутки. Наряду с этим цефиксим создает высокие концентрации в моче, почках и мочевыводящих путях, в несколько раз превышающие минимальную ингибирующую концентрацию (МИК) для основных возбудителей [20]. В настоящее время в России препарат обладает высокой активностью in vitro в отношении основных возбудителей инфекций органов урогенитального тракта [1, 20].
Было показано, что при 5-дневном курсе терапии цефиксим (400 мг 1 раз в сутки) обладает более высокой микробиологической эффективностью по сравнению с ципрофлоксацином (250 и 500 мг 2 раза в сутки) при лечении пациентов с острым неосложненным циститом. Короткий курс применения цефиксима является более действенным с точки зрения затратной эффективности, чем ципрофлоксацина (250 и 500 мг 2 раза в сутки), при лечении пациентов с острым неосложненным циститом [21]. При применении цефиксима достоверно реже, чем при назначении ципрофлоксацина, развивались нежелательные лекарственные реакции [22].
Оценка клинической и лабораторной эффективности цефиксима при лечении инфекций мочевой системы у детей продемонстрировала хорошие результаты [23]. В исследование были включены 70 детей с инфекциями мочевой системы в активной стадии воспалительного процесса: 22 – с острым циститом; 28 – с острым пиелонефритом; 20 – с обострением хронического пиелонефрита. На фоне терапии цефиксимом у всех пациентов, больных циститом и острым пиелонефритом, и у 19 (95,0%) с хроническим пиелонефритом отмечалась позитивная динамика. Уже на 2–3-и сутки от начала терапии температура тела снизилась до нормальной, исчезли боли в поясничной области, улучшался аппетит, исчезали дизурические явления; на 7–8-е сутки лечения у всех больных наблюдалась стерилизация мочи, а на 8–10-й день – полная нормализация клинического анализа крови и мочевого синдрома [24].
Среди пациентов с бактериально подтвержденной ИМП мальчиков и девочек было почти поровну: 54,9 и 45,1% соответственно. E. coli была выделена у больных суммарно в 65,2% случаев, но чаще у девочек (70,8%), чем у мальчиков (60,5%), что объясняется анатомическими особенностями и недостаточным соблюдением гигиены в условиях стационара, может быть – использованием памперсов. Штаммы E. coli демонстрировали in vitro чувствительность к амикацину в 79,7%; напротив, к цефиксиму 68,4% изолятов были устойчивы [10]. Вероятно, это связано с особенностями обследованных пациентов – фторхинолоны и амногликозиды у детей младшего возраста имеют ограниченное применение. Другие авторы также обнаружили в моче у детей (средний возраст 38 мес, 74% девочек) лишь 52% чувствительных к цефиксиму штаммов E. coli – при наибольшей эффективности амикацина (94%) [25].
Анализ резистентности уропатогенов в Турции [26] выявил, что чувствительность E. coli к цефиксиму в детской клинике была 73,7%; чувствительность Klebsiella spp. – 85,3%, Proteus spp. – 94,4%. Enterobacter spp. закономерно показал высокую резистентность (74%), поскольку этот возбудитель не входит в спектр действия цефиксима. К ципрофлоксацину микрофлора мочи была чувствительна в 83,7–100% случаев, что неудивительно, поскольку, как уже говорилось, фторхинолоны в педиатрической практике не применяют [26].
Сочетанное применение цефиксима и иммунопрофилактики Уро-Ваксомом у пациентов с УГИ показало хорошие результаты [27]. Наши данные также подтверждают эффективность приема Уро-Ваксома при хронических рецидивирующих ИНМП [28].
При сравнении активности in vitro ципрофлоксацина и цефиксима к 293 штаммам E. coli (из них 40 – b-лактамаз-продуценты); к 54 штаммам Klebsiella pneumoniae (из них 10 – b-лактамаз-продуценты) и к 53 изолятам Proteus mirabilis было установлено несущественное преобладание фторхинолона (85,7 и 80,2% соответственно); p=0,125. Оказалось, что цефалоспорины (цефпрозил и цефиксим) ингибируют рост соответственно 80–90% резистентных к ципрофлоксацину штаммов уропатогенов [29].
В условиях растущей резистентности возбудителей ИНМП цефиксим становится одним из антибиотиков выбора при обнаружении возбудителей, чувствительных к указанному препарату, особенно у пациенток, имеющих такие факторы риска, как наличие острого или хронического пиелонефрита в анамнезе, пузырно-мочеточниковый рефлюкс и возможность развития восходящего пиелонефрита, беременность [1].
Изучение результатов посевов мочи в педиатрическом госпитале в течение 6 лет показало, что 1/3 штаммов E. coli обладала генетической предрасположенностью к развитию резистентности к антибиотикам. b-Лактамазпродуцирующие штаммы E. coli были устойчивы к цефиксиму в 99% случаев; к ципрофлоксацину – в 76%, и даже к имипенему – в 23% наблюдений возбудитель демонстрировал резистентность [30].
В.В.Фомин [31] полагает, что цефиксим может рассматриваться как средство первого ряда лечения большинства вариантов инфекций мочевыводящей системы, в том числе острого цистита и острого пиелонефрита. Его применение оправдано, в частности, при наличии возбудителя, продуцирующего b-лактамазу. Средством выбора цефиксим можно считать и при плохой переносимости пациентом других вариантов терапии, а также в группах больных, отличающихся наибольшим риском реализации нежелательных явлений (дети, пожилые пациенты, беременные) [31].
Женщины, больные сахарным диабетом, имеют повышенную предрасположенность к развитию ИМП. Были обследованы 85 коморбидных пациентов (22 мужчины и 63 женщины). Возрастные границы в группе пациенток были значительно шире (26–83 года), чем у мужчин, где преобладали лица старшего возраста (43–70 лет). Среди уропатогенов лидировала E. coli – 78,8%. Резистентность штаммов E. coli к ципрофлоксацину достигала 79,0%; к цефиксиму – 62,7%. Наименьшая частота устойчивости штаммов E. coli была к амикацину (3,0%) и нулевая – к меропенему. Нитрофурантоин не был эффективен всего в 11,9%, а гентамицин – в 1/4 (26,9%) случаев [17].
Бессимптомная бактериурия встречается у 2,5–15% беременных и при отсутствии лечения часто осложняется развитием акушерской, урологической и перинатальной патологии [32]. Для лечения бессимптомной бактериурии у беременных рекомендуют применять амоксициллин/клавуланат или цефиксим, однако при равной эффективности цефиксим показал достоверно лучшую переносимость [33].
В.В.Гелашвили и соавт. [34] сопоставляли результаты применения фосфомицина и цефиксима при лечении пациентов с рецидивирующим циститом и не нашли достоверных различий в эффективности.
Получили полное выздоровление 37 женщин, больных острым пиелонефритом, после однократного введения 1,0 цефтриаксона внутримышечно с последующим приемом 400 мг цефиксима перорально в течение 6 дней [35].
У цефиксима – наименьший уровень ингибирующей концентрации по отношению к E. coli и наилучшие среди других цефалоспоринов фармакокинетические/фармакодинамические параметры при УГИ [36]. Два рандомизированных исследования подтвердили, что оральный прием цефиксима не менее эффективен, чем парентеральное введение цефалоспоринов, у детей, больных пиелонефритом. Резистентность E. coli к цефиксиму in vitro в 90% случаев преодолевается одновременным добавлением амоксициллина/клавуланата. In vitro МИК цефиксима составляет 24 мг/л; амоксициллина/клавуланата – 3 мг/л; а их сочетание обеспечивает МИК уже при 0,125 мг/л [36]. В педиатрической практике получено подтверждение этому тезису – сочетанное применение цефиксима и амоксициллина/клавуланата у детей с УГИ оказалось более эффективным, чем при монотерапии каждым из этих препаратов [37].
Пересадка почки влечет повышенный риск развития инфекции в трансплантате; в исследовании А.Khosravi и соавт. [38] данное осложнение диагностировали в 1/3 (33,6%) случаев. Выделенные уропатогены имели устойчивость к цефиксиму в 50,4–60,2% случаев. Следует принять во внимание, что изучалась отягощенная когорта пациентов, это подтверждает высокий уровень резистентности микрофлоры к антибиотикам, повсеместно сохранившим хорошую эффективность: к амикацину – 38,3–43,0%, нитрофурантоину – 23,8–47,9% и даже имипенему 44,8–62,7% штаммов были устойчивы [38].
В целом терапия цефиксимом редко осложняется нежелательными реакциями, однако отмечен и такой серьезный побочный эффект, как развитие тяжелой энцефалопатии у 7-летнего ребенка [39]. При длительном приеме АБП с целью предупреждения рецидива УГИ сравнивали результативность и безопасность цефиксима и нитрофурантоина. Обнаружили, что цефиксим был более действен, однако в течение непрерывного полугодового приема этого препарата у 62% пациенток развились те или иные побочные реакции [40].
Таким образом, анализ современной литературы (все источники после 2011 г.) показал, что цефиксим – оптимальный антибиотик при УГИ у разных категорий населения: детей, беременных, иммуносупрессивных пациентов. Следует отметить у цефиксима еще один очень важный положительный эффект.
Несмотря на относительную стабилизацию эпидемической ситуации по туберкулезу в целом по России, в Сибири и на Дальнем Востоке (а это 66% Российской Федерации), сохраняется высокая заболеваемость туберкулезом, в том числе урогенитальным [41, 42]. Диагностика урогенитального туберкулеза сложна [43], частота бактериологической верификации не превышает 40%, в первую очередь из-за неоптимального выбора препаратов для эмпирической терапии УГИ. В 2007 г. XI съезд урологов России принял резолюцию, в которой рекомендовал избегать при назначении эмпирической терапии по поводу УГИ антибиотиков, ингибирующих рост Mycobacterium tuberculosis. К таким препаратам наряду с фосфомицином и фуразидином относятся цефалоспорины. К I–II поколению уропатогены демонстрируют очень высокую резистентность, и их нельзя признать оптимальными, а из цефалоспоринов III поколения цефиксим в силу высокой биодоступности является препаратом выбора в амбулаторной практике.
Необходимость оптимизации антибактериальной терапии продемонстрируем клиническим наблюдением.

Клинический случай

7r-1.jpg
Пациентка А., 67 лет, при обращении к урологу предъявляла жалобы на умеренную постоянную боль над лоном, усиливающуюся при физической активности, ноктурию – до трех безболезненных микций за ночь; днем нарушений мочеиспускания не отмечала.
Ранее работала в учреждении общественного питания и регулярно проходила диспансеризацию, однако в течение последних 5 лет в связи с уходом на пенсию не обследовалась.
В прошлом редкие эпизоды острых циститов. Привычные 1–2 микции каждую ночь в течение многих лет.
В анамнезе двое родов. В 33 года у больной были две внематочные беременности, в связи с чем последовательно выполнены тубэктомии с обеих сторон. С тех пор появилась тянущая боль над лоном, которую связывала с перенесенными операциями и спаечным процессом.
При обследовании на фоне острого респираторного заболевания были выявлены пиурия и эритроцитурия; терапевт направил больную на ультразвуковое исследование, которое выявило кисты почек. Пациентку направили к урологу.
По результатам первичного обследования у уролога подтвердилось наличие лейкоцитурии (25–30 клеток в поле зрения), эритроцитурии (5–8 клеток в поле зрения), бактериурии. В посеве мочи установлен рост коагулазонегативного стафилококка и коринобактерий в низком титре (CN Staphylococcus spp. менее 103 КОЕ/мл; Corynebacterium spp. менее 103 КОЕ/мл). Данные урофлоуметрии в пределах нормальных значений (объем мочевого пузыря 385 мл, Qmax – 34 мл/с, Qave – 14 мл/с).
Пациентке сразу же, учитывая поражение почек, были назначены цефиксим по 400 мг 1 раз в сутки в течение 10 дней и Канефрон. При контрольном обследовании никакой динамики ни в клинической картине, ни по лабораторным анализам получено не было. Учитывая неэффективность стандартной неспецифической антибактериальной терапии, уролог совершенно справедливо заподозрила туберкулез и направила больную в ФГБУ «Новосибирский НИИ туберкулеза» Минздрава России. При поступлении цистоскопически обнаружена картина фолликулярного цистита (рис. 1); патоморфологическое исследование биоптата выявило туберкулезные изменения.
На экскреторных урограммах видны отсутствие контрастирования верхних отделов правой почки, выраженная деформация контрастированной части лоханки (рис. 2).
Мультиспиральная компьютерная томография выявила бугристость контура верхней трети правой почки за счет множественных гиподенсных округлых образований, размер которых достигал 16 мм (рис. 3).
7r-2-3.jpg
Контраст в них выявлялся в виде уровней. Часть образований не накапливала контраст. Отмечалось расширение лоханки до 23×22×38 мм. Контраст в ней также выявлялся в виде уровня. Мочеточник на уровне пиелоуретерального сегмента и верхней трети стойко сужен, контуры его неровны, стенка мочеточника утолщена на всем протяжении. Слева контуры почки неровные за счет образования в верхнем полюсе. Структура образования неоднородная с участками жидкостной плотности, не контрастирующимися в экскреторную фазу, более плотные структуры данного образования интенсивно накапливали контраст. Связи указанного образования с полостной системой не установлено. В левой почке также определяются две крупные кисты (Bosniak I), расположенные на уровне средней и нижней трети. Чашечно-лоханочная система левой почки хорошо дифференцировалась, не была расширена. Патологических изменений мочеточника слева не определялось.
На компьютерных томограммах органов грудной клетки в обоих легких на фоне пневмофиброза обнаруживались единичные частично или полностью кальцинированные очаги, а также немногочисленные округлые очаги мягкотканой плотности. В кортикальной зоне С4 левого легкого выявлялось округлое образование с неровным тяжистым контуром. Отмечалась инфильтрация по ходу подходящего к образованию бронха. В средостении и корнях выявлялись кальцинированные лимфатические узлы паратрахеальной, аортопульмональной, парааортальной групп.
По совокупности клинико-лабораторных и рентгенологических данных больной установлен диагноз: поликавернозный туберкулез правой почки, туберкулез правого мочеточника, мочевого пузыря; МБТ «-»; объемное образование верхнего полюса левой почки; простые кисты левой почки; инфильтративный туберкулез S4 левого легкого.
Пациентке была назначена противотуберкулезная терапия по I режиму; через месяц лечения выполнена лапароскопическая резекция левой почки. Опухолевый узел 4×4 см в диаметре имел строение гипернефроидного рака. В жировой клетчатке выявлялись полнокровие сосудов, небольшие периваскулярные лимфоклеточные инфильтраты.
Через 3 мес терапии получена нормализация анализов мочи. Жалоб не предъявляет. Мочеиспускание свободное, безболезненное. Больная выписана для продолжения лечения под наблюдением фтизио- и онко­уролога.
Что мы видим на данном примере? В диагностике урогенитального туберкулеза широко применяют терапию ex juvantibus [44], когда назначают только те АБП, которые не ингибируют рост M. tuberculosis, не затушевывают основное заболевание, протекающее под маской банального цистита или пиелонефрита. Отрицательный результат такой терапии свидетельствует в пользу туберкулеза. Доктор поступила очень грамотно по отношению к пациентке А., выбрав именно цефиксим. Фосфомицин и нитрофурантоин являются препаратами первого выбора при остром цистите, согласно почти всем рекомендациям и руководствам, но у больной были поражены и почки. В этой ситуации, назначив цефалоспорин III поколения с хорошей биодоступностью и довольно высоким уровнем чувствительности к нему уропатогенов (цефиксим), уролог фактически провела терапию ex juvantibus. Назначение фторхинолонов не вылечило бы пациентку от туберкулеза, но существенно отдалило бы диагностику, что привело бы к фатальным последствиям.

Сведения об авторе
Кульчавеня Екатерина Валерьевна – д-р мед. наук, проф., гл. науч. сотр., рук. отд. урологии ФГБУ ННИИТ, проф. каф. туберкулеза ГБОУ ВПО НГМУ. E-mail: urotub@yandex.ru
Список исп. литературыСкрыть список
1. Синякова Л.А., Косова И.В. Антимикробная терапия неосложненных инфекций мочевых путей. Consilium Medicum. 2014; 16 (7): 29–33. / Siniakova L.A., Kosova I.V. Antimikrobnaia terapiia neoslozhnennykh infektsii mochevykh putei. Consilium Medicum. 2014; 16 (7): 29–33. [in Russian]
2. Кульчавеня Е.В., Холтобин Д.П. Причины позднего выявления туберкулеза мочевого пузыря. Урология. 2015; 3: 29–32. / Kul'chavenia E.V., Kholtobin D.P. Prichiny pozdnego vyiavleniia tuberkuleza mochevogo puzyria. Urologiia. 2015; 3: 29–32. [in Russian]
3. Перепанова Т.С., Козлов Р.С., Дехнич А.В. и др. Выбор антимикробных препаратов при инфекции мочевыводящих путей. Урология. 2012; 2: 4–8. / Perepanova T.S., Kozlov R.S., Dekhnich A.V. i dr. Vybor antimikrobnykh preparatov pri infektsii mochevyvodiashchikh putei. Urologiia. 2012; 2: 4–8. [in Rus­sian]
4. Кульчавеня Е.В., Чередниченко А.Г., Неймарк А.И., Шевченко С.Ю. Частота встречаемости госпитальных уропатогенов и динамика их чувствительности. Урология. 2015; 2: 13–6. / Kul'chavenia E.V., Cherednichenko A.G., Neimark A.I., Shevchenko S.Iu. Chastota vstrechaemosti gospital'nykh uropatogenov i dinamika ikh chuvstvitel'nosti. Urologiia. 2015; 2: 13–6. [in Russian]
5. Qiao LD, Chen S, Yang Y et al. Characteristics of urinary tract infection pathogens and their in vitro susceptibility to antimicrobial agents in China: data from a multicenter study. BMJ Open 2013; 3 (12): e004152. Doi: 10.1136/bmjopen-2013-004152.
6. Bashir S, Sarwar Y, Ali A, Mohsin M et al. Multiple drug resistance patterns in various phylogenetic groups of uropathogenic E. coli isolated from Faisalabad region of Pakistan. Braz J Microbiol 2011; 42 (4): 1278–83. Doi: 10.1590/S1517-83822011000400005. Epub 2011 Dec 1.
7. Malmartel A, Ghasarossian C. Epidemiology of urinary tract infections, bacterial species and resistances in primary care in France. Eur J Clin Microbiol Infect Dis 2016; 35 (3): 447–51. Doi: 10.1007/s10096-015-2560-1. Epub 2016 Jan 6.
8. Martin D, Fougnot S, Grobost F et al. Prevalence of extended-spectrum beta-lactamase producing Escherichia coli in community-onset urinary tract infections in France in 2013. J Infect 2016; 72 (2): 201–6. Doi: 10.1016/j.jinf.2015.11.009. Epub 2015 Dec 15.
9. Dreshaj Sh, Doda-Ejupi T, Tolaj IQ et al. Clinical role of Cefixime in community-acquired infections. Prilozi 2011; 32 (2): 143–55.
10. Mirsoleymani SR, Salimi M, Shareghi Brojeni M et al. Bacterial pathogens and antimicrobial resistance patterns in pediatric urinary tract infections: a four-year surveillance study (2009–2012). Int J Pediatr 2014; 2014: 126142. Doi: 10.1155/2014/126142. Epub 2014 May 19.
11. Qiao LD, Chen S, Yang Y et al. Characteristics of urinary tract infection pathogens and their in vitro susceptibility to antimicrobial agents in China: data from a multicenter study. BMJ Open 2013; 3 (12): e004152. Doi: 10.1136/bmjopen-2013-004152.
12. Kresken M, Pfeifer Y, Hafner D et al. Working Party ‘Antimicrobial Resistance’ of the Paul-Ehrlich-Society for Chemotherapy. Occurrence of multidrug resistance to oral antibiotics among Escherichia coli urine isolates from outpatient departments in Germany: extended-spectrum b-lactamases and the role of fosfomycin. Int J Antimicrob Agents 2014; 44 (4): 295–300. Doi: 10.1016/j.ijantimicag.2014.05.020. Epub 2014 Jul 16.
13. Majumder MI, Ahmed T, Hossain D, Begum SA. Bacteriology and antibiotic sensitivity patterns of urinary tract infections in a tertiary hospital in Bangladesh. Mymensingh Med J 2014; 23 (1): 99–104.
14. Ahangarkani F, Rajabnia R, Shahandashti EF et al. Frequency of class 1 integron in Escherichia coli strains isolated from patients with urinary tract infections in north of Iran. Mater Sociomed 2015; 27 (1): 10–2. Doi: 10.5455/msm.2014.27.10-12. Epub 2015 Feb 21.
15. Farshad S, Ranjbar R, Japoni A et al. Microbial susceptibility, virulence factors, and plasmid profiles of uropathogenic Escherichia coli strains isolated from children in Jahrom, Iran. Arch Iran Med 2012; 15 (5): 312–6. Doi: 012155/AIM.0013.
16. Pourakbari B, Ferdosian F, Mahmoudi S et al. Increase resistant rates and ESBL production between E. coli isolates causing urinary tract infection in young patients from Iran. Braz J Microbiol 2012; 43 (2): 766–9. Doi: 10.1590/S1517-83822012000200041. Epub 2012 Jun 1.
17. Shill MC, Huda NH, Moain FB, Karmakar UK. Prevalence of uropathogens in diabetic patients and their corresponding resistance pattern: results of a survey conducted at diagnostic centers in Dhaka, Bangladesh. Oman Med J 2010; 25 (4): 282–5. Doi: 10.5001/omj.2010.82.
18 Alizadeh Taheri P, Navabi B, Khatibi E. Frequency and Susceptibility of Bacteria Caused Urinary Tract Infection in Neonates: Eight-Year Study at Neonatal Division of Bahrami Children's Hospital, Tehran Iran. Iran J Public Health 2013; 42 (10): 1126–33.
19. Lewis DA, Gumede LY, Van der Hoven LA et al. Antimicrobial susceptibility of organisms causing community-acquired urinary tract infections in Gauteng Province, South Africa. S Afr Med J 2013; 103 (6): 377–81. Doi: 10.7196/samj.6722.
20. Рафальский В.В., Довгань Е.В., Деревицкий А.В. Цефиксим: клиническая фармакология и место в терапии инфекций урогенитального тракта. Урология. 2011; 2: 63–6. / Rafal'skii V.V., Dovgan' E.V., Derevitskii A.V. Tsefiksim: klinicheskaia farmakologiia i mesto v terapii infektsii urogenital'nogo trakta. Urologiia. 2011; 2: 63–6. [in Russian]
21. Галкин В.В., Довгань Е.В., Козлов С.Н., Рафальский В.В. Цефиксим в сравнении с ципрофлоксацином при остром неосложненном цистите: клинико-экономическое исследование. Клин. микробиология и антимикробная химиотерапия. 2012; 14 (1): 59–66. / Galkin V.V., Dovgan' E.V., Kozlov S.N., Rafal'skii V.V. Tsefiksim v sravnenii s tsiprofloksatsinom pri ostrom neoslozhnennom tsistite: kliniko-ekonomicheskoe issledovanie. Klin. mikrobiologiia i antimikrobnaia khimioterapiia. 2012; 14 (1): 59–66. [in Russian]
22. Галкин В.В., Малев И.В., Довгань Е.В. и др. Эффективность и безопасность цефиксима и ципрофлоксацина при остром цистите (многоцентровое рандомизированное исследование). Урология. 2011 (1): 13–6. / Galkin V.V., Malev I.V., Dovgan' E.V. i dr. Effektivnost' i bezopasnost' tsefiksima i tsiprofloksatsina pri ostrom tsistite (mnogotsentrovoe randomizirovannoe issledovanie). Urologiia. 2011 (1): 13–6. [in Russian]
23. Коровина Н.А., Мумладзе Э.Б., Захарова И.Н. и др. Пероральные цефалоспорины III поколения при воспалительных заболеваниях органов мочевой системы у детей. Consilium Medicum. Педиатрия (Прил.). 2005; 2: 17–20. / Korovina N.A., Mumladze E.B., Zakharova I.N. i dr. Peroral'nye tsefalosporiny III pokoleniia pri vospalitel'nykh zabolevaniiakh organov mochevoi sistemy u detei. Consilium Medicum. Pediatrics (Suppl.). 2005; 2: 17–20. [in Russian]
24. Леженко Г.А., Пашкова Е.Е., Рудова Е.И., Рубанова Е.И. Опыт применения цефиксима в лечении инфекций мочевой системы у детей. Соврем. педиатрия. 2013; 4 (52): 152. / Lezhenko G.A., Pashkova E.E., Rudova E.I., Rubanova E.I. Opyt primeneniia tsefiksima v lechenii infektsii mochevoi sistemy u detei. Sovrem. pediatriia. 2013; 4 (52): 152. [in Russian]
25. Sedighi I, Solgi A, Amanati A, Alikhani MY. Choosing the correct empirical antibiotic for urinary tract infection in pediatric: Surveillance of antimicrobial susceptibility pattern of Escherichia coli by E-Test method. Iran J Microbiol 2014; 6 (6): 387–91.
26. Çoban B, Ülkü N, Kaplan H et al. Five-year assessment of causative agents and antibiotic resistances in urinary tract infections. Turk Pediatri Ars 2014; 49 (2): 124–9. Doi: 10.5152/tpa.2014.1505. eCollection 2014 Jun.
27. Лоран О.Б., Коган М.И., Синякова Л.А. и др. Рациональная терапия рецидивирующих инфекций нижних мочевыводящих путей. Результаты проспективной наблюдательной программы по оценке эффективности и безопасности применения препаратов Цефорал® Солютаб® и Уро-Васком® у пациенток с рецидивирующими неосложненными инфекциями нижних мочевыводящих путей (FLORA). Урология. 2015; 4: 11–8. / Loran O.B., Kogan M.I., Siniakova L.A. i dr. Ratsional'naia terapiia retsidiviruiushchikh infektsii nizhnikh mochevyvodiashchikh putei. Rezul'taty prospektivnoi nabliudatel'noi programmy po otsenke effektivnosti i bezopasnosti primeneniia preparatov Tseforal® Soliutab® i Uro-Vaskom® u patsientok s retsidiviruiushchimi neoslozhnennymi infektsiiami nizhnikh mochevyvodiashchikh putei (FLORA). Urologiia. 2015; 4: 11–8. [in Russian]
28. Кульчавеня Е.В., Бреусов А.А. Эффективность уро-ваксома при рецидивирующих инфекционно-воспалительных заболеваниях мочеполовой системы. Урология. 2011; 4: 7–11. / Kul'chavenia E.V., Breusov A.A. Effektivnost' uro-vaksoma pri retsidiviruiushchikh infektsionno-vospalitel'nykh zabolevaniiakh mochepolovoi sistemy. Urologiia. 2011; 4: 7–11. [in Russian]
29. Pistiki A, Tsaganos T, Galani I, Giamarellos-Bourboulis EJ. In Vitro Activity of Oral Cephalosporins (Cefprozil and Cefixime) Against Ciprofloxacin-Resistant Enterobacteriaceae from Community-Acquired Urinary-Tract Infections. Infect Dis Ther 2015; 4 (4): 425–32. Doi: 10.1007/s40121-015-0089-3. Epub 2015 Sep 21.
30. Rezai MS, Salehifar E, Rafiei A et al. Characterization of Multidrug Resistant Extended-Spectrum Beta-Lactamase-Producing Escherichia coli among Uropathogens of Pediatrics in North of Iran. Biomed Res Int 2015; 2015: 309478. Doi: 10.1155/2015/309478. Epub 2015 May 3.
31. Фомин В.В. Место цефиксима в лечении инфекций мочевыводящей системы. Фарматека. 2011; 15: 69–72. / Fomin V.V. Mesto tsefiksima v lechenii infektsii mochevyvodiashchei sistemy. Farmateka. 2011; 15: 69–72. [in Russian]
32. Козырев Ю.В., Густоварова Т.А. Бессимптомная бактериурия у беременных. Вестн. Смоленской государственной медицинской академии. 2011; 4: 36–42. / Kozyrev Iu.V., Gustovarova T.A. Bessimptomnaia bakteriuriia u beremennykh. Vestn. Smolenskoi gosudarstvennoi meditsinskoi akademii. 2011; 4: 36–42. [in Russian]
33. Рафальский В.В., Довгань Е.В., Козырев Ю.В. и др. Эффективность и безопасность цефиксима и амоксициллина/клавуланата при лечении бессимптомной бактериурии у беременных: многоцентровое рандомизированное проспективное исследование. Урология. 2013; 5: 24–9. / Rafal'skii V.V., Dovgan' E.V., Kozyrev Iu.V. i dr. Effektivnost' i bezopasnost' tsefiksima i amoksitsillina/klavulanata pri lechenii bessimptomnoi bakteriurii u beremennykh: mnogotsentrovoe randomizirovannoe prospektivnoe issledovanie. Urologiia. 2013; 5: 24–9. [in Russian]
34. Гелашвили В.В., Спивак Л.Г., Демидко Ю.Л. Медикаментозная профилактика рецидивов хронической инфекции мочевого пузыря. Вопр. урологии и андрологии. 2014; 3 (3): 31–33. / Gelashvili V.V., Spivak L.G., Demidko Iu.L. Medikamentoznaia profilaktika retsidivov khronicheskoi infektsii mochevogo puzyria. Vopr. urologii i andrologii. 2014; 3 (3): 31–33. [in Russian]
35. Moustafa F, Nguyen G, Mathevon T et al. Evaluation of the efficacy and tolerance of a short 7 day third-generation cephalosporin treatment in the management of acute pyelonephritis in young women in the emergency department. J Antimicrob Chemother 2016; pii: dkw021. [Epub ahead of print].
36. Bingen E, Bidet P, Birgy A et al. In vitro interaction between cefixime and amoxicillin-clavulanate against extended-spectrum-beta-lactamase-producing Escherichia coli causing urinary tract infection. J Clin Microbiol 2012; 50 (7): 2540–1. Doi: 10.1128/JCM.00526-12. Epub 2012 Apr 25.
37. Madhi F, Biscardi S, Bingen E et al. Combined relay therapy with oral cefixime and clavulanate for febrile urinary tract infection caused by extended-spectrum b-lactamase-producing Escherichia coli. Pediatr Infect Dis J 2013; 32 (1): 96–7. Doi: 10.1097/INF.0b013e318271f369.
38. Khosravi AD, Abasi Montazeri E, Ghorbani A, Parhizgari N. Bacterial urinary tract infection in renal transplant recipients and their antibiotic resistance pattern: A four-year study. Iran J Microbiol 2014; 6 (2): 74–8.
39. Bayram E, Bayram MT, Hiz S, Turkmen M. Cefixime-induced oculogyric crisis. Pediatr Emerg Care 2012; 28 (1): 55–6. Doi: 10.1097/PEC.0b013e31823f252d.
40. Williams GJ, Wei L, Lee A, Craig JC. Long-term antibiotics for preventing recurrent urinary tract infection in children. Cochrane Database Syst Rev 2006; 3: CD001534.
41. Кульчавеня Е.В., Краснов В.А., Скорняков С.Н. и др. Современные тенденции эпидемической ситуации по внеторакальному туберкулезу. Туберкулез и болезни легких. 2013; 12: 34–8. / Kul'chavenia E.V., Krasnov V.A., Skorniakov S.N. i dr. Sovremennye tendentsii epidemicheskoi situatsii po vnetorakal'nomu tuberkulezu. Tuberkulez i bolezni legkikh. 2013; 12: 34–8. [in Russian]
42. Кульчавеня Е.В., Брижатюк Е.В., Ковешникова Е.Ю., Свешникова Н.Н. Новые тенденции в эпидемической ситуации по туберкулезу экстраторакальных локализаций в Сибири и на Дальнем Востоке. Туберкулез и болезни легких. 2009; 10: 27–31. / Kul'chavenia E.V., Brizhatiuk E.V., Koveshnikova E.Iu., Sveshnikova N.N. Novye tendentsii v epidemicheskoi situatsii po tuberkulezu ekstratorakal'nykh lokalizatsii v Sibiri i na Dal'nem Vostoke. Tuberkulez i bolezni legkikh. 2009; 10: 27–31. [in Russian]
43. Кульчавеня Е.В., Чередниченко А.Г., Баранчукова А.А. Диагностика урогенитального туберкулеза. Урология. 2015; 5: 124–8. / Kul'chavenia E.V., Cherednichenko A.G., Baranchukova A.A. Diagnostika urogenital'nogo tuberkuleza. Urologiia. 2015; 5: 124–8. [in Russian]
44. Кульчавеня Е.В. Терапия ex juvantibus в дифференциальной диагностике туберкулеза мочеполовой системы. Туберкулез и болезни легких. 2001; 2: 29. / Kul'chavenia E.V. Terapiia ex juvantibus v differentsial'noi diagnostike tuberkuleza mochepolovoi sistemy. Tuberkulez i bolezni legkikh. 2001; 2: 29. [in Russian]
В избранное 0
Количество просмотров: 182
Предыдущая статьяАнальная инконтиненция: состояние проблемы
Следующая статьяНестероидные противовоспалительные препараты в терапии остеоартроза: взгляд ревматолога