Голодание перед плановой операцией: за и против

Хирургия №01 2018 - Голодание перед плановой операцией: за и против

Номера страниц в выпуске:31-34
Для цитированияСкрыть список
И.Н.Пасечник, А.А.Мещеряков, В.Ю.Рыбинцев, В.В.Кулаков . Голодание перед плановой операцией: за и против. Consilium Medicum. Хирургия. (Прил.) 2018; 01: 31-34
Цель обзора – оценка влияния углеводной нагрузки на течение послеоперационного периода после плановых хирургических вмешательств. 
У пациентов, оперированных в плановом порядке, голодание перед операцией сопровождается развитием в послеоперационном периоде метаболических нарушений, свойственных катаболизму. Инсулинорезистентность и гипергликемия являются факторами риска развития послеоперационных осложнений. Назначение углеводного напитка накануне операции и за 2 ч до индукции в анестезию снижает вероятность метаболических нарушений после хирургического вмешательства, при этом улучшаются самочувствие пациентов и результаты лечения.
Ключевые слова: гипергликемия, инсулинорезистентность, углеводный напиток.
Для цитирования: Пасечник И.Н., Мещеряков А.А., Рыбинцев В.Ю., Кулаков В.В. Голодание перед плановой операцией: за и против. Хирургия (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2018; 1: 31–34. DOI: 10.26442/2414-3618_2018.1.31-34

Original article

Fasting before a planned operation: pros and cons

I.N.Pasechnik, A.A.Meshcheryakov, V.Yu.Rybintsev, V.V.Kulakov

Central State Medical Academy of the Administrative Department of the President of the Russian Federation. 121359, Russian Federation, Moscow, ul. Marshala Timoshenko, d. 19, str. 1A
pasigor@yandex.ru

The purpose of the review is to assess the effect of carbohydrate loading on the postoperative period after elective surgeries. In patients, which had scheduled surgeries fasting before surgery, was accompanied by the development of metabolic disorders inherent in catabolism in the postoperative period. Insulin resistance and hyperglycemia are risk factors for postoperative complications. Appointment of carbohydrate drink before surgery and 2 hours before the induction of anesthesia reduces the likelihood of metabolic disorders after surgery herewith improves the health of patients and treatment results.
Key words: hyperglycemia, insulin resistance, carbohydrate drink.
For citation: Pasechnik I.N., Meshcheryakov A.A., Rybintsev V.Yu., Kulakov V.V. Fasting before a planned operation: pros and cons. Surgery (Suppl. Consilium Medicum). 2018; 1: 31–34. DOI: 10.26442/2414-3618_2018.1.31-34

Любое оперативное вмешательство приводит к формированию хирургического стресс-ответа организма больного, проявляющегося изменениями гомеостаза. В настоящий момент стресс-ответ рассматривается как совокупность патофизиологических изменений, вызванных эндокринно-метаболическими и воспалительными (иммунными) реакциями, индуцированными операционной травмой. Стресс-ответ инициируется афферентными нервами и цитокинами из места операции с последующей активацией иммуногипоталамо-гипофизарно-адреналовой оси и симпатической нервной системы. Выраженность изменений прямо пропорциональна степени повреждения тканей. Считается, что целью этой изначально защитной реакции организма больного являются сохранение объема циркулирующей плазмы (задержка воды и жидкостей), увеличение сердечного выброса и потребления кислорода, а также модулирование метаболических процессов по мобилизации энергетических и пластических резервов (гликогена, жировой и мышечной ткани) для последующего их использования в качестве «топлива» при восстановлении поврежденных тканей и синтеза белков, вовлеченных в иммунный ответ.
Однако продолжительный или слишком сильный стресс-ответ имеет нежелательные клинические последствия, включая гипергликемию у больных без диабета, катаболизм, гипертензию, тахикардию и иммуносупрессию. Кроме повреждения тканей к основным инициирующим факторам развития операционного стресса относятся психоэмоциональное напряжение, голод, боль, рефлексы неболевого характера, кровопотеря, водно-электролитные нарушения, иммобилизация и др. [1].
Современные междисциплинарные стратегии, включая программу ускоренного выздоровления (ПУВ) хирургических больных, способны демпфировать проявления стресс-ответа на всех этапах периоперационного периода [2]. К мерам, позволяющим минимизировать проявления стресс-ответа, относят: адекватное обезболивание на всем протяжении периоперационного периода, мини-инвазивные методы хирургического вмешательства, кровосберегающие технологии, поддержание нормотермии и др. Однако в большинстве публикаций не отражено влияние предоперационного голодания на формирование стресс-ответа. Действительно, запрет приема пищи и жидкости накануне операции приводит к целому ряду неблагоприятных последствий: гиповолемии, снижению уровня гликогена в печени, инсулинорезистентности, активации катаболизма, также ухудшается субъективное самочувствие больных, возникают раздражение, головная боль. Все эти факторы способствуют развитию послеоперационных осложнений и ухудшают результаты хирургического лечения. 
Главная причина голодания накануне хирургического вмешательства – предполагаемые регургитация и аспирация желудочного содержимого во время вводного наркоза. К основным сторонникам голодания перед операцией необходимо причислить врачей анестезиологов-реаниматологов. На практике наиболее грозным осложнением попадания кислого желудочного содержимого в дыхательные пути во время индукции в наркоз является синдром Мендельсона – острый аспирационный пневмонит, относящийся к потенциально летальным состояниям. Меры, направленные на профилактику аспирации во время индукции в анестезию, хорошо известны и включают: быструю интубацию трахеи, прием Селика, приподнятое положение головного конца операционного стола, назначение антацидов и ингибиторов секреции желудочного сока.
В реальной практике при проведении стандартных мер профилактики аспирация встречается достаточно редко. Сообщается об одном случае на 45 тыс. общих анестезий, причем клинически значимые последствия регистрируются еще реже. Остаточный объем желудочного содержимого перед операцией является ненадежным маркером риска аспирации. Кроме того, потребление жидкостей (углеводный напиток) не сказывается на остаточном объеме желудка [3]. Однако это положение не относится к жирной пище, которая замедляет моторику желудка. По факту возможно иметь обратное: использование соответствующих пероральных форм жидкости за 2 ч до операции может уменьшить остаточный объем желудочного содержимого. Таким образом, длительный предоперационный период голодания не является необходимым и не имеет обоснованной доказательной базы [4]. Действительно, у больных без выраженной патологии верхних отделов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) эвакуация жидкости из желудка происходит в течение 1 ч, а твердой пищи – 3 ч [5].
В классической работе, опубликованной в 1986 г., J.Maltby и соавт. доказали безопасность приема прозрачных жидкостей per os за 2 ч до операции [6]. В дальнейшем эти результаты были многократно подтверждены. M.Brady и соавт. (2010 г.) представили метаанализ 22 рандомизированных исследований, посвященных предоперационному голоданию. Результаты позволили сделать вывод, что прекращение приема жидкостей (включая соки, воду, чай, кофе) пациентами за 2 ч до операции не увеличивает частоту аспирационных осложнений при плановых хирургических вмешательствах в сравнении с осложнениями у пациентов, голодавших с полуночи до операции. Кроме того, не выявлено различий по количеству желудочного содержимого и уровнем его кислотности [7].
Важно, что у тучных (и даже страдающих ожирением) пациентов зафиксированы такие же показатели опорожнения желудка, как у худых больных [8]. У пациентов с диабетической нейропатией может отмечаться замедленное опорожнение желудка от твердой пищи, что потенциально повышает риск регургитации и аспирации [9]. Вместе с тем однозначных данных, подтверждающих замедленное опорожнение желудка от жидкостей, нет. У пациентов с неосложненным сахарным диабетом типа 2 зафиксирована нормальная эвакуация желудочного содержимого [10]. При приеме обычных противодиабетических препаратов также отмечалось нормальное опорожнение желудка [11].
Полученные результаты позволили Европейскому обществу анестезиологов рекомендовать прием прозрачных жидкостей максимум за 2 ч перед индукцией анестезии, а также 6-часовое воздержание от приема твердой пищи. Различий между взрослыми и детьми не делается [12]. Эти рекомендации не могут быть распространены на пациентов, имеющих обструкцию верхних отделов ЖКТ. 
Доказанная возможность безопасного приема жидкости перед операцией послужила основой так называемой углеводной нагрузки. Действительно, если назначать пациентам питье в виде воды не позже, чем за 2 ч до операции, то это вряд ли повлияет на метаболизм, так как пациент не получает энергетические субстраты. Коррекция метаболизма из состояния голодания в течение ночи в состояние сытости может быть достигнута за счет потребления углеводов. Результатом нагрузки углеводами является быстрый выброс инсулина в количествах, характерных для полноценного приема пищи.
На начальных этапах становления методики углеводной нагрузки использовали внутривенное введение раствора глюкозы. Инсулиновая реакция на инфузию глюкозы определяется скоростью ее введения и дозой. Инфузия глюкозы опосредует выброс инсулина до концентрации 60 мЕ/мл, что снижает послеоперационную резистентность к инсулину [13, 14]. Это позитивно сказывается на результатах хирургического лечения, так как резистентность к инсулину в послеоперационном периоде и гипергликемия ассоциированы с ухудшением исхода оперативных вмешательств [15].
Установлено, что в раннем послеоперационном периоде преобладает катаболическая направленность обменных процессов, обусловленная выбросом большого количества гормонов стресса (кортизол, глюкагон, катехоламины) и медиаторов воспаления (цитокины). Развитие гипергликемии является ответом организма на формирование инсулиновой резистентности [16]. Наличие тесной взаимосвязи между выраженностью инсулинорезистентности и негативными исходами планового хирургического лечения было подтверждено в клинических исследованиях. У кардиохирургических больных снижение чувствительности к инсулину на 25% в раннем послеоперационном периоде приводило к увеличению числа инфекционных осложнений и количества летальных исходов [17].
Коррекция метаболизма, обусловленного голоданием, путем внутривенного введения углеводов с технической точки зрения крайне неудобна как для пациента, так и для медицинского персонала. Кроме того, переливание большого объема 5% глюкозы у коморбидных больных чревато развитием осложнений. Поэтому пероральное назначение раствора углеводов предпочтительней и получило большее распространение. Более того, в профильных рекомендациях имеются положения о назначении углеводных напитков за 2 ч до начала общей анестезии [12, 18].
С учетом накопленного опыта оптимальным является прием углеводосодержащих жидкостей (углеводная нагрузка) за 2 ч до операции, что позволяет пациенту избежать состояния голода. Принципом такого подхода является назначение высокоэнергетического напитка, приводящего к секреции инсулина, достаточного для подавления метаболического статуса голодания. Поскольку жиры и гипертонические жидкости замедляют эвакуацию из желудка, по причинам безопасности углеводы назначаются в изотоническом растворе. 
Нагрузка экзогенными углеводами считается лучшим методом поддержания метаболического «накормленного» статуса в виде стимуляции инсулинового ответа – его повышение от 72 пмоль/л (12 мЕ/мл) до приблизительно 360–420 пмоль/л (60–70 мЕ/мл) [19, 20]. Целью пероральной углеводной нагрузки являются [21]:
1) обеспечение запасов гликогена и «накормленный» метаболический статус пациента перед операцией;
2) преодоление инсулинорезистетности и сохранение анаболических эффектов инсулина.
Механизмы, лежащие в основе этих явлений, до конца не изучены. Однако известно, что Р13К-сигнальный путь, взаимодействующий с рецепторами инсулина с целью захвата глюкозы, остается активным, что и поддерживает окисление глюкозы [19, 20].
Как правило, углеводная нагрузка включает 100 г углеводов вечером накануне операции и 50–60 г – за 2 ч индукции в анестезию. Для улучшения результатов утренняя доза напитка должна быть употреблена максимально быстро. Действительно, когда здоровые добровольцы принимали 50 г глюкозы за 5 мин, наблюдались значительные отличия в инсулиновом ответе по сравнению с употреблением того же количества в виде сипинга в течение 3 ч. Общая площадь под кривой концентрации инсулина была на 54% меньше, поскольку при сипинге растягивалось поступление углеводов и как следствие – снижалась потребность в инсулине, что нежелательно для предоперационного периода [22]. Чаще всего для создания углеводного напитка в качестве основного компонента используется мальтодекстрин. При сравнении с растворами на основе других полимеров углеводов или чистой глюкозы, при назначении мальтодекстрина наблюдалось более быстрое опорожнение желудка [23]. 
Известно, что кроме углеводов белки также способны приводить к желаемому инсулиновому ответу. Поэтому добавление белков в углеводный напиток может быть целесообразным [4]. При условии отсутствия в растворе твердых частиц, жира и лактозы такие напитки подпадают под определение «чистые жидкости», которое изначально использовалось для углеводных напитков.
Теоретические предпосылки пользы включения белка в углеводный напиток были проверены на практике. В исследовании F.Perrone и соавт. показано, что добавление белка в углеводный напиток улучшало чувствительность тканей к инсулину и уменьшало стресс-ответ на хирургическое вмешательство, оцененный по белкам острой фазы, в сравнении с обычными углеводными напитками. Кроме того, улучшалось общее восприятие пациентом операции: снижалось чувство жажды, тревоги, повышался комплаенс больных [24].
В зарубежных клиниках имеется большой выбор официальных углеводных напитков, в Российской Федерации до недавнего времени анестезиологи-реаниматологи вместо специализированного коктейля использовали дегазированный лимонад. Однако такой подход не позволяет достичь референтных значений по содержанию углеводов, осмолярности напитка и стандартизировать процедуру. 
В настоящий момент в РФ разрешен к применению углеводный напиток Провайд Экстра (Fresenius Kabi). Он выпускается во флаконах по 200 мл и имеет 5 разных вкусов (яблоко, смородина, вишня, апельсин-ананас, лимон-лайм). В 100 мл раствора содержатся 33,5 г углеводов, 4 г гидролизованного растительного белка (гороха), что обеспечивает быстрое всасывание, основные витамины и микроэлементы; энергетическая ценность составляет 150 ккал, осмолярность – около 700 мосмоль/л. Рекомендуемая ­доза – 400 мл накануне операции и 200 мл – за 2 ч до начала анестезии. Показаниями для назначения напитка являются: сокращения периода голодания перед операцией в соответствии с протоколами ПУВ (фаст-трак-хирургия), синдром мальабсорбции, синдром короткой кишки, хронический панкреатит.
Влияние углеводного напитка на послеоперационную инсулинорезистентность и состояние пациентов изучено в ряде клинических исследований. Назначение углеводного напитка за 2 ч до операции больным, оперированным на нижних отделах ЖКТ, приводило к достоверному уменьшению инсулинорезистентности в раннем послеоперационном периоде. Кроме того, пациенты реже жаловались на голод, жажду и комфортнее переносили подготовку к хирургическому вмешательству [25]. 
Три исследования были посвящены изучению влияния углеводного напитка на pH желудочного сока. Установлено, что различий по этому показателю не было между пациентами, принимавшими углеводный напиток, голодавшими перед операцией или получавшими инфузию глюкозы [26–28].
Целый ряд работ посвящен исследованию влияния углеводного напитка на общее состояние больных в периоперационном периоде. Для оценки выраженности жажды, голода, тревожности, депрессии, боли, усталости, слабости, сухости во рту использовали визуальную аналоговую шкалу. Установили, что назначение углеводного напитка сопровождается снижением негативных ощущений у больных в сравнении с группой, где прием жидкостей был запрещен [23, 26, 29]. 
У 172 больных, перенесших холецистэктомию лапароскопическим доступом, обнаружили снижение частоты и выраженности послеоперационных тошноты и рвоты при назначении углеводного напитка [30].
Также показано, что дооперационное назначение углеводного напитка способствовало предотвращению потерь азота в послеоперационном периоде [31]. В другом исследовании включение углеводного напитка в ПУВ пациентов, оперированных на толстом кишечнике, сопровождалось уменьшением длительности пареза кишечника и госпитализации [32]. Схожие результаты были получены при метаанализе 21 рандомизированного исследования (1685 пациентов). Назначение углеводного напитка за 2 ч до операции приводило к сокращению длительности госпитализации на 1 день после больших абдоминальных вмешательств [33]. 
Важно также подчеркнуть, что при применении углеводного напитка не было выявлено побочных эффектов, в том числе подозреваемой или явной аспирации. Вместе с тем из групп исследования, как правило, исключались пациенты с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью, тяжелым течением диабета, беременные [34].
За последние два десятилетия произошли значимые изменения в отношении подготовки пациентов к плановым хирургическим вмешательствам. Внедрение ПУВ подразумевает периоперационное ведение пациента мультидисциплинарной командой. Особый акцент делается на подготовку больного к вмешательству и снижение стресс-ответа. На данный момент получено достаточное количество доказательств необходимости использования углеводной нагрузки перед плановыми операциями. Эти рекомендации поддерживаются подавляющим числом международных сообществ анестезиологов, хирургов, нутрициологов [12, 18, 35]. Однако проблемы с внедрением этих рекомендаций в РФ пока остаются. Необходима активная информационная поддержка на профильных конференциях для преодоления страха, который еще остался у врачей анестезиологов-реаниматологов в отношении возможной аспирации во время вводного наркоза. Доказательства безопасности и эффективности метаболической подготовки с помощью углеводного напитка являются лучшими аргументами оптимизации помощи хирургическим больным.

Сведения об авторах
Пасечник Игорь Николаевич – д-р мед. наук, проф., зав. каф. анестезиологии и реаниматологии ФГБУ ДПО ЦГМА. E-mail: pasigor@yandex.ru
Мещеряков Алексей Александрович – канд. мед. наук, доц. каф. анестезиологии и реаниматологии ФГБУ ДПО ЦГМА. E-mail: doctor-mescher@yandex.ru
Рыбинцев Владимир Юрьевич – канд. мед. наук, доц. каф. анестезиологии и реаниматологии ФГБУ ДПО ЦГМА. E-mail: xxxvlad66@mail.ru
Кулаков Владимир Владимирович – клин. ординатор каф. анестезиологии и реаниматологии ФГБУ ДПО ЦГМА. E-mail: vladimir.kulakov@ligand-research.com
Список исп. литературыСкрыть список
1. Затевахин И.И., Пасечник И.Н. Программа ускоренного выздоровления в хирургии (fast trak) внедрена. Что дальше? Вестн. хирургии им. И.И.Грекова. 2018; 177 (3): 70–5. https://doi.org/10.24884/0042-4625-2018-177-3-70-75 / Zatevakhin I.I., Pasechnik I.N. Programma uskorennogo vyzdorovleniia v khirurgii (fast trak) vnedrena. Chto dal'she? Vestn. khirurgii im. I.I.Grekova. 2018; 177 (3): 70–5. https://doi.org/10.24884/0042-4625-2018-177-3-70-75 [in Russian]
2. Пасечник И.Н., Назаренко А.Г., Губайдуллин Р.Р. и др. Современные подходы к ускоренному восстановлению после хирургических вмешательств. Доктор.ру. Анестезиология и реаниматология. Медицинская реабилитация. 2015; 15 (116), 16 (117): 10–7. / Pasechnik I.N., Nazarenko A.G., Gubaidullin R.R. i dr. Sovremennye podkhody k uskorennomu vosstanovleniiu posle khirurgicheskikh vmeshatel'stv. Doktor.ru. Anesteziologiia i reanimatologiia. Meditsinskaia reabilitatsiia. 2015; 15 (116), 16 (117): 10–7. [in Russian]
3. Maltby JR. Fasting from midnight – the history behind the dogma. Best Pract Res Clin Anaesthesiol 2006; 20 (3): 363–78. http://dx.doi.org/10.1016/j.bpa.2006.02.001
4. Hill LT, Miller MGA. Carbohydrate loading in the preoperative setting. S Afr Med J 2015; 105 (3): 173–4. DOI:10.7196/SAMJ.8746
5. Read NW, Houghton LA. Physiology of gastric emptying and pathophysiology of gastroparesis. Gastroenterol Clin North Am 1989; 18: 359–73.
6. Maltby JR, Sutherland AD, Sale JP, Shaffer EA. Preoperative oral fluids: is five-hour fast justified prior to elective surgery? Anesth Analg 1986; 65: 1112–6.
7. Brady MC, Kinn S, Stuart P, Ness V. Preoperative fasting for adults to prevent perioperative complications (Review). CopyrightC 2010 The Cochrane Collaboration. Published by JohnWiley & Sons, Ltd.
8. Harter RL, Kelly WB, Kramer MG et al. A comparison of the volume and pH of gastric contents of obese and lean surgical patients. Anesth Analg 1998; 86 (1): 147–52.
9. Kong MF, Horowitz M. Diabetic gastroparesis. Diabet Med 2005; 22 (Suppl. 4): 13–8.
10. Breuer JP, von Dossow V, von Heymann C et al. Preoperative oral carbohy-drate administration to ASA III–IV patients undergoing elective cardiac surgery. Anesth Analg 2006; 103 (5): 1099–108.
11. Gustafsson UO, Nygren J, Thorell A et al. Pre-operative carbohydrate loading may be used in type 2 diabetes patients. Acta Anaesthesiol Scand 2008; 52 (7): 946–51.
12. Smith I, Kranke P, Murat I et al. Perioperative fasting in adults and children: guidelines from the European Society of Anaesthesiology. Perioperative fasting in adults and children: guidelines from the European Society of Anaesthesiology. Eur J Anaesthesiol 2011; 28 (8): 556–69.
13. Wolfe RR, Allsop JR, Burke JF. Glucose metabolism in man: responses to intravenous glucose infusion. Metabolism 1979; 28: 210–20.
14. Ljungqvist O, Thorell A, Gutniak M et al. Glucose infusion instead of preoperative fasting reduces postoperative insulin resistance [review]. J Am Coll Surg 1994; 178: 329–36.
15. Van den Berghe GH. Role of intravenous insulin therapy in critically ill patients. Endocr Pract 2004; 2: 17–20.
16. Пасечник И.Н., Губайдуллин Р.Р., Борисов А.Ю. Основы нутритивной поддержки больных в критических состояниях. М.: РИА «Колизей», 2012. / Pasechnik I.N., Gubaidullin R.R., Borisov A.Iu. Osnovy nutritivnoi podderzhki bol'nykh v kriticheskikh sostoianiiakh. M.: RIA “Kolizei”, 2012. [in Russian]
17. Sato H, Carvalho G, Sato T et al. The association of preoperative glycemic control, intraoperative insulin sensitivity, and outcomes after cardiac surgery. J Clin Endocrinol Metab 2010; 95: 4338–44.
18. Practice Guidelines for Preoperative Fasting and the Use of Pharmacologic Agents to Reduce the Risk of Pulmonary Aspiration: Application to Healthy Patients Undergoing Elective Procedures. An Updated Report by the American Society of Anesthesiologists Task Force on Preoperative Fasting and the Use of Pharmacologic Agents to Reduce the Risk of Pulmonary Aspiration. Anesthesiology 2017; 126: 376–93.
19. Ljungqvist O, Nygren J, Thorell A et al. Preoperative nutrition – Elective surgery in the fed or the overnight fasted state. Clin Nutr 2001; 20: 167–71.
20. Ljungqvist O, Jonathan E. Rhoads lecture 2011: Insulin resistance and enhanced recovery after surgery. JPEN J Parenter Enteral Nutr 2012; 36: 389–98.
21. Nygren J, Thorell A, Ljungqvist O. Preoperative oral carbohydrate therapy. Curr Opin Anaesthesiol 2015; 28: 364–9.
22. Jenkins DJ, Wolever TM, Ocana AM et al. Metabolic effects of reducing rate of glucose ingestion by single bolus versus continuous sipping. Diabetes 1990; 39: 775–81.
23. Nygren J, Thorell A, Jacobsson H et al. Preoperative gastric emptying. Effects of anxiety and oral carbohydrate administration. Ann Surg 1995; 222: 728–34.
24. Perrone F, da-Silva-Filho AC, Adôrno IF et al. Effects of preoperative feeding with a whey protein plus carbohydrate drink on the acute phase response and insulin resistance: A randomized trial. Nutr J 2011; 10: 66. http://dx.doi.org/10.1186/1475-2891-10-66
25. Wang ZG, Wang Q, Wang WJ, Qin HL. Randomized clinical trial to compare the effects of preoperative oral carbohydrate versus placebo on insulin resistance after colorectal surgery. Br J Surg 2010; 97: 317–27.
26. Hausel J, Nygren J, Lagerkranser M et al. A carbohydrate-rich drink reduces preoperative discomfort in elective surgery patients. Anesth Analg 2001; 93: 1344–50.
27. Yagci G, Can MF, Ozturk E et al. Effects of preoperative carbohydrate loading on glucose metabolism and gastric contents in patients undergoing moderate surgery: a randomized, controlled trial. Nutrition 2008; 24: 212–6.
28. Kaska M, Grosmanová T, Havel E et al. The impact and safety of preoperative oral or intravenous carbohydrate administration versus fasting in colorectal surgery – a randomized controlled trial. Wien Klin Wochenschr 2010; 122: 23–30.
29. Mathur S, Plank LD, McCall JL et al. Randomized controlled trial of preoperative oral carbohydrate treatment in major abdominal surgery. Br J Surg 2010; 97: 485–94.
30. Hausel J, Nygren J, Thorell A et al. Randomized clinical trial of the effects of oral preoperative carbohydrates on postoperative nausea and vomiting after laparoscopic cholecystectomy. Br J Surg 2005; 92: 415–21.
31. Svanfeldt M, Thorell A, Hausel J et al. Randomized clinical trial of the effect of preoperative oral carbohydrate treatment on postoperative whole-body protein and glucose kinetics. Br J Surg 2007; 94 (11): 1342–50.
32. Noblett SE, Watson DS, Huong H et al. Preoperative oral carbohydrate loading in colorectal surgery: a randomized controlled trial. Colorectal Dis 2006; 8: 563–9.
33. Awad S, Varadhan KK, Ljungqvist O, Lobo DN. A meta-analysis of randomised controlled trials on preoperative oral carbohydrate treatment in elective surgery. Clin Nutr 2013; 32: 34–44.
34. Bilku DK, Dennison AR, Hall TC et al. Role of preoperative carbohydrate loading: a systematic review. Ann R Coll Surg Engl 2014; 96: 15–22. DOI: 10.1308/003588414X 13824511650614
35. Затевахин И.И., Пасечник И.Н., Ачкасов С.И. и др. Клинические рекомендации по внедрению программы ускоренного выздоровления пациентов после плановых хирургических вмешательств на ободочной кишке. М.: НП «Русмедикал групп», 2016. / Zatevakhin I.I., Pasechnik I.N., Achkasov S.I. i dr. Klinicheskie rekomendatsii po vnedreniiu programmy uskorennogo vyzdorovleniia patsientov posle planovykh khirurgicheskikh vmeshatel'stv na obodochnoi kishke. M.: NP “Rusmedikal grupp”, 2016. [in Russian]
Количество просмотров: 110
Предыдущая статьяМикробиологические особенности хирургической инфекции мягких тканей

Поделиться ссылкой на выделенное