Усердие и храбрость

Участковый терапевт №03 2018 - Усердие и храбрость

Номера страниц в выпуске:18-19
Для цитированияСкрыть список
Усердие и храбрость. Участковый терапевт. 2018; 03: 18-19
Еще в начале XX в. женщине в России было почти невозможно стать врачом, а уж хирургом, активно оперирующим хирургом, военным хирургом с многочисленными наградами, ученым с эксклюзивными разработками – просто невероятно. И все же такая женщина существовала, и звали ее Вера Игнатьевна Гедройц. О ней, личности выдающейся и уникальной, часто упоминали на страницах газет: превозносили ее личное мужество, научные труды, дружбу с императорской семьей.

Княжнам негоже врачевать

27.jpgВера Игнатьевна происходила из старинного литовского княжеского рода Гедройц. Родилась она в 1870 г. в селе Слободище. Училась в Брянской прогимназии, затем на медицинских курсах П.Лесгафта в Петербурге. После сдачи экзаменов Лесгафт посоветовал Вере уезжать за границу и поступать в университет, потому что в России женщины не имели права получать высшее образование. Сразу осуществить мечту не получилось – за участие в революционных студенческих кружках Веру сослали в имение отца под надзор полиции, но власти плохо знали решительный характер девушки. С фальшивым паспортом она бежала в Швейцарию. Правда, поступить в университет с подложным документом ей вначале не удалось. Но не такова была Вера Гедройц, чтобы отказаться от заветной цели. Знакомство с известным физиологом Герценом и его ходатайство открыли ей путь на медицинский факультет Лозаннского университета. Среди студентов были всего три женщины. Университет Вера Игнатьевна окончила с отличием и начала работать ассистентом на кафедре хирургии. Она не только много оперировала, но и защитила диссертацию на звание доктора медицины. Однако в 1899 г. из-за семейных проблем Вера Игнатьевна вынуждена была вернуться в Россию. Ее научный руководитель, известный хирург Цезарь Ру, прочивший В.Гедройц блестящую карьеру, с большой неохотой отпустил ее из клиники в Лозанне и потом всегда интересовался ее профессиональным ростом. Его восхищение ею было так велико, что через много лет профессор завещал своей ученице руководство кафедрой хирургии, и она, хотя и не приняла этот дар, высоко оценила его. За день до смерти княжна Гедройц передала письмо своего учителя близкому другу со словами: «Возьми, сохрани. Это Ру мне пишет, что кафедру женевскую хирургическую мне завещает. Это для русской хирургии честь, понимаешь? Надо, чтобы это в истории осталось. Время придет – отдашь кому следует. Обещай. Это след мой, в этом жива буду». Но это будет потом, много лет спустя, а пока для дальнейшей работы в России требовалось подтвердить диплом, что В.Гедройц и осуществила в 1902 г., блестяще сдав экзамен при Московском университете и получив в дипломе запись «женщина-врач».

28.jpgДоктор Гедройц – женщина-врач

Работая хирургом, Вера Игнатьевна начала заниматься научной деятельностью, размещала статьи в медицинских журналах и уже через 3 года была назначена главным хирургом больниц Мальцовских заводов. Условия труда тем не менее были очень тяжелыми. Чиновники, не признававшие женщину-врача, чинили препятствия в работе, а местное «общество» открыто игнорировало Веру Игнатьевну, не вписывавшуюся в их представления о приличии. В своем дневнике В.Гедройц писала: «Идут параллельно как бы две жизни: одни беззаботно развлекаются… не слыша стонов других, задавленных нуждой и голодом». Однако коллеги-медики были значительно более терпимыми, пригласив ее на III съезд хирургов, где В.Гедройц, которой к тому моменту исполнилось всего 33 года, выступила с большим успехом. Профессор хирургии В.И.Разумовский писал: «...В.И.Гедройц, первая женщина-хирург, выступавшая на съезде и с таким серьезным и интересным докладом, сопровождаемым демонстрацией. Женщина поставила на ноги мужчину, который до ее операции ползал на чреве, как червь. Помнится мне и шумная овация, устроенная ей русскими хирургами. В истории хирургии, мне кажется, такие моменты должны отмечаться».

Медаль «За храбрость», кимоно и литература

Через год началась Русско-японская война, и хирург В.Гедройц уехала добровольцем на фронт. В специально оборудованном вагоне железнодорожного поезда и в палатках, обложенных глиной для защиты от холода, она делала сложнейшие операции, нередко около десяти в день. В то время в Европе людей, раненных в живот, оставляли без медицинской помощи, так как их раны считались безнадежными. Княжна Гедройц первой в мире самостоятельно разработала методику проведения полостных операций, и такие пациенты получили шанс на спасение. Есть легенда, что среди спасенных врачом В.Гедройц был пленный японский офицер, который оказался одним из младших членов императорской фамилии. После войны он прислал «русской княжне с милосердными руками» благодарственное письмо и кимоно из лучшего шелка. За достижения в области медицины Вера Игнатьевна Гедройц была награждена золотой медалью «За усердие» на Анненской ленте и серебряной – «За храбрость» на Георгиевской ленте, а также знаками отличия Красного Креста всех трех степеней. Неудивительно, что слава княжны Гедройц дошла и до Царского Села, и в 1909 г. императрица Александра Федоровна предложила ей место ординатора Царскосельского дворцового госпиталя. С того времени Вера Игнатьевна стала другом и домашним врачом детей царской семьи. Обосновавшись в Царском Селе, княжна Гедройц получила возможность познакомиться с известными литераторами того времени: Н.С.Гумилевым, А.М.Ремизовым, В.В.Розановым, а позднее – с Сергеем Есениным. Тогда же проснулось ее литературное дарование. Под псевдонимом Сергей Гедройц, взятым в память о рано умершем брате, она публиковала стихи, рассказы и воспоминания, была участником «Цеха поэтов» Николая Гумилева, однако ее произведения не получили того признания, что научные труды.
29.jpg

Жорж Санд Царского Села

В 1914 г. началась Первая мировая война, и Вера Игнатьевна предложила организовать в Царском Селе эвакуационный пункт для раненых. Эта идея пришлась по душе императрице Александре Федоровне, которая, подавая пример дамам высшего света, с дочерьми Ольгой и Татьяной прошла обучение на курсах подготовки медицинских сестер (проводила их все та же Вера Игнатьевна). Впоследствии императрица и две ее старшие дочери ассистировали Вере Игнатьевне на операциях. Судя по воспоминаниям современников, княжна Гедройц была женщиной прямой, резкой, не боящейся говорить то, что думает, и самой императрице. Ее называли Жорж Санд Царского Села. Отличаясь безусловной преданностью царской семье, она не испытывала добрых чувств к Григорию Распутину и не считала нужным это скрывать. Так, например, при крушении поезда пострадала фрейлина императрицы Анна Вырубова. Вере Игнатьевне нужно было произвести осмотр, а Распутин, в грязных сапогах и шубе, не хотел покидать комнату. Тогда княжна Гедройц без церемоний взяла его за плечи и вытолкала в коридор.
30.jpg

«Это след мой. В этом жива буду…»

После Февральской революции работа в госпитале начала разваливаться. Санитары, медсестры, врачи как будто забыли, для чего он существует. Вере Игнатьевне припомнили и резкость, и требовательность, и, конечно, дружбу с царской семьей. Никто толком не знал, кто и за что теперь отвечает. Прекратило свое существование Дворцовое медицинское ведомство, жалованье не выплачивалось, и теперь у княжны Гедройц не было причин оставаться в Царском Селе. В мае 1917 г. она уехала на фронт, где работала корпусным хирургом (это уровень подполковника – невиданно высокий пост для женщины). Солдаты, озлобленные, изможденные войной и крайне отрицательно относившиеся ко всему, что имело отношение к монархии, казалось бы, должны были перенести эту неприязнь на нового хирурга. Но репутация Веры Игнатьевны как опытного и искусного врача была столь высока, что они приняли ее с восторгом и всегда выказывали княжне самое глубокое уважение. Отчеты В.Гедройц об организации работы полевых госпиталей производили фурор в медицинском обществе. Однако в 1918 г. последовало ранение, после которого В.Гедройц была эвакуирована в Киев. Едва оправившись от ран, она организовала в Киеве клинику челюстно-лицевой хирургии. Накопленный опыт также вылился в десятки статей по хирургии, онкологии, эндокринологии в научных журналах. Вскоре в Киеве хирург В.Гедройц приобрела большую известность. Когда в клинику с осложненным аппендицитом попала жена Осипа Мандельштама, спасла ее именно Вера Игнатьевна. В 1923 г. она была избрана профессором медицины, а в 1929 г. – заведующей кафедрой хирургии. В 1930 г. в медицинском обществе Украины начались репрессии, многие украинские медики были арестованы. Княжну Гедройц без объяснений лишили работы и объявили, что она не заслужила и пенсии. Арестовать ее, однако, тогда не смогли – слишком многие были обязаны этой женщине жизнью и здоровьем. Но человеческая память коротка, и вполне возможно, в недалеком будущем Веру Игнатьевну тоже ожидала бы тюрьма, но жизнь распорядилась иначе: в 1931 г. княжна Гедройц тяжело заболела и вскоре умерла. Похоронили Веру Игнатьевну Гедройц на Спасо-Преображенском кладбище в Киеве. В честь Веры Игнатьевны Гедройц названа больница в Брянской области, где начиналась ее медицинская жизнь в России.
Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 28
Предыдущая статьяДерматозы отпускного периода
Следующая статьяСиндром гипотиреоза

Поделиться ссылкой на выделенное