Немедикаментозная профилактика тяжелых форм плацентарной недостаточности №05-06 2015

Тольяттинский медицинский консилиум 2015 - Немедикаментозная профилактика тяжелых форм плацентарной недостаточности

Номера страниц в выпуске:33-41
Для цитированияСкрыть список
Ю.В. Тезиков1, И.С. Липатов1, Т.А. Тезикова2, А.В. Приходько2, О.А. Кутузова2, С.А. Рябова1, Н.А. Фролова1 . Немедикаментозная профилактика тяжелых форм плацентарной недостаточности . Тольяттинский медицинский консилиум. 2015; 5-6: 33-41

Non-pharmacological prevention of severe forms
of placental insufficiency

Yu.V. Tesikov, I.S. Lipatov, T.A. Tesikova, A.V. Prichodko, O.A. Kutuzova, S.A. Ryabova, N.A. Frolova


Резюме
Основу предлагаемого способа профилактики тяжелых форм плацентарной недостаточности (ПН) составила методика удержания собственного углекислого газа в организме с помощью гиперкапникатора. По окончанию 3-х месячного курса превентивной карбогенотерапии получены достоверные данные, свидетельствующие о функционировании дыхательного центра в режиме карбогенотерапии до срока родоразрешения. Развитие ПН в основной группе с применением контролируемых дыхательных тренировок имело место в 64,6% случаев, в группе сравнения с применением традиционной медикаментозной профилактики – в 100% случаев, причем при проведении карбогенотерапии  тяжелые формы ПН реализовались реже в 2 раза, гестоз - в 2 раза, ВЗРП – в 3 раза, асфиксия при рождении – в 2,3 раза, осложненное течение раннего неонатального периода – в 2,7 раза, перевод новорожденных на второй этап лечения – в 2 раза, гипогалактия – в 2 раза. Данные морфологического исследования плацент, наряду с маркерами эндотелиальной дисфункции, апоптоза и клеточной пролиферации, подтвердили и объяснили более благоприятные исходы при применении превентивной карбогенотерапии.  
Ключевые слова: плацентарная недостаточность, профилактика, карбогенотерапия, апоптоз, эндотелиальная дисфункция, фактор роста плаценты

Abstract
The basis of the proposed method of prevention of severe forms of placental insufficiency (PI) was the technique of retention of carbon dioxide in the body with the help of gipercapniei. At the end of the 3 month course of preventive turbogenerating obtained reliable evidence of the functioning of the respiratory center in turbogenerating before the date of delivery. The development of PI in the main group with the use of controlled breathing workouts took place in 64,6% of cases in the comparison group using traditional drug prevention in 100% of cases, and in conducting turbogenerating severe PI were realized at least in 2 times, preeclampsia in 2 times, intrauterine growth retardation (IGR) – 3 times that asphyxiation at birth is 2.3 times that complications during the early neonatal period – in 2,7 times, transfer of newborns to the second stage of treatment – 2 times, hypogalactia – 2 times. Data morphological studies of placentas, along with markers of endothelial dysfunction, apoptosis, and cell proliferation, reaffirmed and explained in more favorable outcomes in the application of preventive turbogenerating.
Keywords: placental insufficiency, prevention, carbapenemase, apoptosis, endothelial dysfunction, growth factor of the placenta


Введение

Выбор средства для профилактики патологического процесса мультифакториального по своей этиологической природе и сложного по патогенезу всегда является ответственным для специалиста, так как оно должно отвечать целому ряду требований: быть достаточно эффективным при минимальной фармакологической нагрузке на организм матери и плода, доступным, в том числе в материальном отношении, удобным в использовании, применение не должно сопровождаться осложнениями и быть легко контролируемым, должен быть минимум противопоказаний, при сочетании с другими средствами не должно быть полипрагмазии, выбор следует останавливать при равных результатах на немедикаментозном средстве [1, 2, 3].
При хронической плацентарной недостаточности (ХПН) основные нарушения связаны с ухудшением перфузионно-диффузионных процессов в плаценте, снижением кровотоков в маточно-плацентарно-плодовом комплексе на фоне сосудистого спазма, гипоксией смешанного генеза, что приводит к метаболическим изменениям, внутриутробному страданию плода [4, 5, 6]. Учитывая сложный характер изменений при плацентарной недостаточности (ПН), выбор профилактического агента «в идеале» должен осуществляться среди средств, являющихся универсальными регуляторами основных процессов жизнедеятельности.
Одним из таких универсальных регуляторов является метаболический, то есть образующийся в организме в результате окисления органических веществ, углекислый газ, часть которого выделяется во внешнюю среду через легкие. Часть метаболического углекислого газа постоянно содержится в организме в связи с биологической необходимостью [5, 6, 7, 8].
От уровня углекислого газа прямо зависят такие важнейшие для сохранения гомеокинеза параметры, как тонус сосудов, бронхов, степень деоксигенации оксигемоглобина, а, следовательно,  и усвоение клетками тканей кислорода, степень соответствия процессов обмена веществ и энергии нормам, емкость буферной системы крови. Экспериментальными работами доказано влияние углекислого газа на ангиогенез в плаценте и биологическую активность тканей плаценты, иммунокомпетентных клеток, синтез таких биоактивных веществ как факторы роста, гормоны, ферменты, макроэргические соединения. Недостаточная концентрация углекислого газа в организме приводит к многократному упадку энергетических возможностей клеток, резкому ухудшению обмена веществ и жизнедеятельности клеток, что проявляется в виде симптомов ряда заболеваний [9, 10, 11, 12].
Практически у всех людей в зрелом возрасте уровень («эталон») содержание углекислого газа, на который реагирует дыхательный центр, опускается ниже нормы, так как дыхательный центр постепенно, с возрастом адаптируется к снижению углекислого газа в крови и, таким образом, теряет способность поддерживать концентрацию углекислого газа в крови на уровне нормы. Кроме возраста, к недостатку метаболического углекислого газа приводят соматические заболевания, сниженная двигательная активность, сосудистые и реологические нарушения [13, 14, 15, 16].
Учитывая, что тяжелые формы ПН развиваются чаще у беременных женщин старше 35 лет с экстрагенитальной патологией, на фоне гестоза, свойственной беременным гипокинезии, а также то, что для беременных характерны такие адаптационные изменения функций дыхания как прогрессирующее увеличение с начала II триместра альвеолярной вентиляции, минутного объема дыхания, частоты дыхания, объема дыхания, укладывающиеся в состояние умеренной гипервентиляции, связанной с повышением чувствительности дыхательного центра к углекислому газу под влиянием прогестерона [17], адаптационные изменения кислотно-основного состояния, выражающиеся в снижении к III триместру бикарбонатов [18], нами в качестве профилактического средства был выбран углекислый газ.
В настоящее время исследованиями установлено, что дыхательный центр может постепенно переадаптироваться на более высокий «эталон» концентрации углекислого газа и затем достаточно долго его поддерживать за счет меньшей вентиляции легких. Для этого необходимо периодически искусственно на определенное время создавать повышенную концентрацию углекислого газа в крови (или в легких), то есть для перестройки дыхательного центра на повышение эталона концентрации углекислого газа ему нужна периодическая тренировка гиперкапнией [19, 20, 21].
Основное звено коррекции при формировании ХПН – улучшение маточно-плацентарного кровообращения, которого добиваются путем расширения сосудов и расслабления мускулатуры матки. Наиболее существенные физиологические изменения регуляции газотранспортной системы возникают при гиперкапнических воздействиях на организм, характер которых зависит от применяемого метода гиперкапнического воздействия, его интенсивности и длительности. До настоящего времени в лечении ХПН используется регуляция газового состава крови кислородом, который усугубляет сосудистый спазм, а в повышенном количестве может оказывать токсическое воздействие [22, 23, 24]. Карбогенотерапия широкое распространение получила в терапевтической практике для первичной и вторичной профилактики соматических заболеваний и их осложнений – расстройств сердечно-сосудистой, дыхательной, нервной и других систем [25]. Для профилактики ПН ранее такое направление не реализовывалось.

Цель исследования: оценить результативность применения метода превентивной карбогенотерапии у беременных группы высокого риска реализации тяжелых форм плацентарной недостаточности.

Пациенты, методы исследования и профилактики


В настоящем исследовании использована методика удержания углекислого газа в организме с помощью тренажера ТДИ-01 [6]. Устройство представляет собой оригинальный прибор для формирования гиперкапнической газовой смеси. Прибор благодаря принципу «возвратного дыхания» позволяет удерживать собственный углекислый газ. Гиперкапническая смесь формируется за счет сохранения в приборе определенной части выдыхаемого воздуха, в котором углекислого газа значительно больше (до 5%), чем в атмосферном. При очередном вдохе сохранившаяся часть воздуха дополняется атмосферным воздухом, в результате средняя концентрация углекислого газа во вдыхаемом через прибор воздухе в несколько раз больше чем в атмосфере. Этот прибор прост в применении, доступен, не требует специального оснащения и большой затраты времени. Достаточно 1 раз в сутки на 30 минут поднимать уровень углекислого газа до оптимального, чтобы дыхательный центр начал перестраивать дыхание до постепенного восстановления газообмена [5, 8].
Методика превентивной карбогенотерапии осуществлялась следующим образом. Беременная женщина в положении сидя дышит через аппарат в течение 30 минут 1 раз в сутки после пробуждения, натощак. Дыхание только через рот. Режим дыхания: вдох неглубокий (легкие заполняются не более чем на 70-80%), спокойный; небольшая задержка (не более 5 секунд); выдох равномерный, медленный (не более 70-80% объема легких).
Преимуществами метода являются: минимальные затраты времени – до 30 минут в день; отсутствие значительных физических и волевых усилий; отсутствие необходимости длительного обучения, контроля хода тренировки, например, инструктором или по секундной стрелке, счетом после предварительной беседы и инструктажа женщины; имеется необходимый психологический настрой на дыхательную тренировку, обусловленный пониманием механизмов коррекции дыхания и его оздоровительного воздействия на организм плода и самой женщины; относительная доступность гиперкапникатора, затраты на приобретение которого окупаются за счет сокращения приема лекарств.
Следует учитывать противопоказания к применению метода: онкозаболевания, хронический обструктивный бронхит легких, дыхательная недостаточность, связанная с патологией легких, тяжелая акушерская патология, в том числе и декомпенсированная ПН.
Сроки проведения и продолжительность курсов дыхательной превентивной терапии были следующими: первый курс составлял 4 недели с 14 нед. по 17 нед. беременности; после 4-х недельного перерыва проводился второй курс карбогенопрофилактики в течение 4-х недель с 22 нед. по 25 нед. беременности; после 4-х недельного перерыва проводился третий курс превентивной карбогенотерапии в течение 4-х недель с 30 нед. по 33 нед. беременности.     
Отбор беременных групп сравнения для оценки эффективности превентивной карбогенотерапии осуществляли с использованием разработанной прогностической балльной шкалы оценки риска развития декомпенсированной ПН [3].
В ходе проспективного исследования были сформированы 2 группы сравнения: I (основную) группу составили 65 беременных женщин группы высокого риска по развитию тяжелых форм ПН, которым в динамике беременности, наряду с использованием традиционных медикаментозных средств, применялась превентивная карбогенотерапия; II группу (сравнения) составили 154 беременные женщины группы высокого риска по развитию тяжелых форм ПН, которым профилактика осуществлялась с использованием только традиционных медикаментозных средств. Лекарственная превентивная терапия включала комплекс витаминов и минералов для беременных, фолиевую кислоту, курантил [15, 19]. Медикаментозное профилактическое лечение проводилось в аналогичные превентивной карбогенотерапии сроки.
Сравниваемые клинические группы были сопоставимы по принципу «случай-контроль» с учетом возраста, паритета, анамнеза, экстрагенитальной патологии, лекарственной превентивной терапии.
В комплекс обследования для контроля эффективности проводимых профилактических мероприятий были включены: балльная оценочная шкала диагностики плацентарной недостаточности и степени ее тяжести; УЗДГ кровотоков маточно-плацентарно-плодового комплекса; КТГ; подсчет содержания гемоглобина, количества эритроцитов, цветового показателя; определение концентрации углекислого газа в капиллярной крови; перинатальные исходы; морфология плаценты.
В балльной оценочной шкале диагностики ПН и степени ее тяжести учитывались ультразвуковой и лабораторный компоненты шкалы [17, 18]. Ультразвуковое сканирование проводилось по трансабдоминальной методике на аппарате «Philips Tangens» с цветным допплеровским картированием. Всем женщинам в динамике беременности было проведено УЗИ с оценкой фетоплацентарного комплекса по 7 параметрам: размеры плода (соответствие фетометрических показателей предполагаемому сроку гестации), сердечная деятельность плода (частота сердцебиений, нарушение ритма, наличие эпизодов брадикардии), дыхательная активность плода (продолжительность эпизодов, частота, форма дыхательных движений), двигательная активность плода, тонус плода (оценка положения конечностей относительно туловища), исследование плаценты (расположение, состояние миометрия в зоне плацентации, степень зрелости, толщина, патологические включения) и объём околоплодных вод [9, 10]. Особенности маточной и фетальной гемодинамики изучали по результатам допплерометрического исследования кровотоков в правой и левой маточных артериях, артерии  пуповины, средней мозговой артерии и аорте плода. Оценивали значения индексов сопротивления (систоло-диастолического отношения, VS/Vd; индекса резистентности, ИР), как наиболее информативных из допплерометрических показателей, позволяющих судить о состоянии суммарного периферического сосудистого сопротивления в материнских и фетальных сосудах [13, 15]. Наружная КТГ матери и плода проводилась на кардиотокографе НР 8041 А, «Хьюлетт Паккард» (США) с балльной оценкой полученных данных [15].  Лабораторная составляющая оценочной шкалы включает определение в крови содержания маркеров эндотелиальной дисфункции (МЭД) – индекса цитотоксичности антиэндотелиальных антител (ИЦ АЭАТ) по технике перекрестной пробы с моноцитами [11], уровня общего IgE [4]; маркеров апоптоза (МА) – лимфоцитов (Л) с фенотипом CD95+ (FasR (CD95) – мембранный рецептор инициации апоптоза системы FasR – FasL), фактора некроза опухоли альфа (ФНОα – «лиганд смерти» и провоспалительный цитокин семейства фактора некроза опухолей) и маркера клеточной пролиферации – фактора роста плаценты (ФРП – разновидность сосудисто-эндотелиального фактора роста) [14, 17]. Лабораторный контроль осуществляли по окончанию первого курса профилактического применения карбогенотерапии в сроке 18-21 нед. и по окончанию превентивной карбогенотерапии в сроке 34-38 нед. гестации.
Каждый параметр ультразвуковой и лабораторной составляющей шкалы оценивали значением балла (max – 5 б, min – 0 б) в соответствии с выявленными доминирующими признаками или количественной характеристикой параметра. Показатель ПН является среднеарифметическим значением суммы баллов по каждому параметру. На основании полученных данных судили о наличии степени ПН: 5 – отсутствие признаков ПН, 4 – компенсированная форма ПН (КПН), 3 – субкомпенсированная форма ПН (СПН), 2 – декомпенсированная форма ПН (ДПН), 1 – прогрессирующая форма ПН, 0 – критическая форма ПН [7, 10].  
Подсчет содержания гемоглобина (Hb), количества эритроцитов и цветового показателя осуществлялся с применением общепринятых в клинической практике лабораторных методов исследования [4]. Определение концентрации углекислого газа в крови проводилось с использованием газового анализатора AVLOMNI (Roche). Гистологические срезы плацент изучали светооптически и телеметрически с помощью видеокамеры ССД КОСОМ КСС – 310РД и светового микроскопа Nicon ALPHAPHOT –2 YS2 – H (Japan) [12]. Статистическую обработку результатов проводили с помощью пакета прикладных программ Statistica 6,0.

Результаты исследования и их обсуждение


Среднее значение показателей маркеров эндотелиальной дисфункции, маркеров апоптоза и клеточной пролиферации у беременных группы риска по тяжелым формам ПН после первого курса превентивной карбогенотерапии в сроке 18-21 нед. представлено в таблице 1.
таб 5-1.jpg
У беременных II группы сравнения с применением традиционной лекарственной профилактики в сроке 18-21 нед. лабораторные показатели МЭД, МА, ФРП достоверно отличались от данных контроля (P<0, 05). Их значения, по результатам проведенного исследования, могут использоваться для прогнозирования развития ПН и ее тяжелых форм.
У беременных I (основной) группы с применением помимо традиционной лекарственной профилактики контролируемых дыхательных тренировок по разработанному методу превентивной карбогенотерапии указанная закономерность по II группе, несмотря на схожесть исходных характеристик, в сроке 18-21 нед. проявилась не по всем прогностическим лабораторным тестам. Так, ИЦ АЭАТ и содержание ЛCD95+ так же достоверно (P<0,05) отличались от контрольной группы, однако, их уровни были соответственно в 1,8 раза и 1,3 раза меньше, чем во II группе. В отличие от указанных параметров сывороточные концентрации общего IgE, ФНОα, ФРП у беременных значимо не отличались от контрольной группы
(P >0,05), но имели достоверные отличия с аналогичными показателями II группы (P <0,05).
Данное обстоятельство свидетельствует о том, что применение карбогенотерапии с начала II триместра гестации у беременных женщин группы высокого риска по реализации тяжелых форм ПН способствует повышению уровня адаптационных и защитных процессов при формировании фетоплацентарного комплекса (ФПК). Достигнутый эффект в I клинической группе связан с ежедневной кратковременной легкой гипоксемией, оказывающей регулирующее тренировочное действие на состояние ФПК (увеличение степени деоксигенации гемоглобина, нормализация тонуса, проницаемости сосудистой стенки, сохранение баланса газового состава крови) [5, 6, 8].
С целью оценки результативности предлагаемого метода превентивной карбогенотерапии в отношении перестройки дыхательного центра и создания нормальных регуляторных значений концентрации углекислого газа, нами было проведено определение содержания углекислого газа в капиллярной крови беременных женщин группы высокого риска до начала превентивного лечения (14-15 нед.), после первого курса (18-21 нед.) и по окончанию карбогенопрофилактики (34-36 нед.). До начала превентивного лечения в контрольной группе, основной и группе сравнения концентрация углекислого газа соответствовала 6,6±0,03%, 5,3±0,04% и 5,3±0,05% (P <0,05 – I и II групп по сравнению с контролем). 
После первого курса карбогенотерапии концентрация углекислого газа достигла значений контрольной группы (6,6±0,07% и 6,5±0,04% - соответственно, P>0,05) и достоверно отличалась от значений II группы сравнения без гиперкапнического воздействия (5,2±0,06%, P<0,05 - по сравнению с I группой и группой контроля).
По окончанию третьего курса превентивной карбогенотерапии концентрация углекислого газа уже достоверно превышала как значение контроля (6,8±0,09% и 6,2±0,03% - соответственно, P<0,05), так и II группы сравнения (5,1±0,08%, P<0,05). Различия между основной и контрольной группами в III триместре гестации можно объяснить физиологическими адаптивными перестройками дыхательной системы при нормально протекающей беременности (физиологическая гипервентиляция) [1, 2, 13, 16].  
Оценка концентрации углекислого газа в I основной группе перед родоразрешением (через 4-6 недель после окончания карбогенотерапии) показала сохранение ее уровня на достигнутых значениях – 6,6±0,04%, что свидетельствует о сохранении работы дыхательного центра в режиме карбогенотерапии до срока родоразрешения.
Результаты оценки эритроцитарного звена у беременных женщин группы высокого риска по тяжелым формам ПН, которым проводилась профилактика путем создания ежедневной курсовой легкой гиперкапнии, показали возможное стимулирующее действие карбогенотерапии на эритропоэз и цитопротекторное действие в отношении эритроцитов. При отсутствии гиперкапнического воздействия у беременных II группы сравнения наблюдалось прогрессивное снижение гемоглобина, количества эритроцитов, цветового показателя в динамике гестации (P<0,05 – по гемоглобину и количеству эритроцитов во II триместре и P<0,05 – по гемоглобину, количеству эритроцитов, цветовому показателю в III триместре по сравнению с контрольной и I группами) – таблица 2. 
таб 5-2.jpg
Результаты анализа реализации ПН и степени ее тяжести после окончания превентивной карбогенотерапии в 34-38 нед. беременности представлены в таблице 3.
таб 5-3.jpg
Развитие ПН в основной группе имело место в 64,6% случаев, в то  время как в группе сравнения без превентивной карбогенотерапии развитие ПН имело место в 100% случаев. Имелись различия и по частоте реализации различных по степени тяжести форм ПН: КПН имела место в 58,6,1% и 15,6%, СПН – в 10,7% и 14,3%, ДПН – в 30,7% и 70,1% - соответственно I и II группам сравнения. Тяжелые формы плацентарной недостаточности (СПН и ДПН)  при проведении 3-х курсов карбогенотерапии реализовались в 2 раза реже (41,4% и 84,4% - соответственно I и II группам).
Детальный анализ результатов обследования по оценочной балльной шкале диагностики ПН показал достоверные межгрупповые отличия как по ультразвуковому компоненту (3,9±0,08 и 3,1±0,06 – соответственно I и II группам, P<0,05) шкалы, так и ее лабораторной части (3,6±0,05 и 2,5±0,03 – соответственно, P<0,05). Следует отметить, что наибольшие отличия имелись по лабораторным параметрам оценочной шкалы, что свидетельствует в пользу диагностической значимости разработанных новых диагностических тестов ПН [10].
В основной группе наблюдения после проведенной карбогенотерапии лабораторные показатели, характеризующие ПН и степень ее тяжести, достоверно отличались как от здоровых беременных, так и беременных, которым в качестве профилактических мероприятий применялась традиционная лекарственная терапия. При этом следует отметить, что проведение полноценной превентивной карбогенотерапии в комбинации с лекарственной профилактикой, значительно снижает степень эндотелиальной дисфункции, индукции апоптоза иммунокомпетентных клеток, нормализует выработку факторов роста (в частности, фактора роста плаценты). Оценка реакции сердечно-сосудистой системы плода (РСССП) по пятибалльной шкале в динамике превентивной карбогенотерапии показала отсутствие негативного влияния лечебной гиперкапнии на состояние плода (до начала третьего курса карбогенотерапии РСССП соответствовала 3,9±0,05 балла, по окончанию превентивной карбогенотерапии РСССП соответствовала 4,0±0,07 балла, P>0,05).   
Нивелирование патогенетически значимых в отношении ПН патологических процессов в ходе превентивной карбогенотерапии значительно улучшило течение беременности и перинатальные исходы.
Осложнения и исходы беременности в группах сравнения представлены в таблице 4.
таб 5-4.jpg
Оценка клинических данных показала достоверные отличия по частоте осложненного течения беременности в группах с различными профилактическими мероприятиями.
В основной группе на фоне контролируемых дыхательных тренировок значительно реже беременность осложнялась угрозой преждевременных родов (9,2±1,6 против 16,2±1,7 во II группе - P<0,05), гестозом (15,4±1,9 против 29,2±2,8 - P<0,05), анемией беременных (9,2±1,6 против 20,1±2,1 - P<0,05), ВЗРП (10,8±1,8 против 33,1±2,8 - P<0,05). Следует отметить, что наряду с уменьшением частоты реализации гестоза (в 2 раза), в основной группе отсутствовали гестозы тяжелой и средней степени тяжести (во II группе гестоз средней степени тяжести составил 3,3±0,5%). Данное обстоятельство свидетельствует о возможном профилактическом эффекте разработанного метода карбогенотерапии не только в отношении тяжелых форм ПН, но и в отношении гестоза.
Анализ степени тяжести и клинических форм ВЗРП в наблюдаемых группах показал реализацию в основной группе ВЗРП в 7 случаях (10,8%), причем I степени - у 71,4% (5 случаев), II степени – у 28,6% (2 случая), причем 71,4% (5 случаев) соответствовало симметричной форме ВЗРП и 28,6% (2 случая) – асимметричной форме. В группе сравнения без применения превентивной карбогенотерапии ВЗРП имела место в 51 случае (33,1%), причем ВЗРП I, II и III степени имела место соответственно в 62,7% (32 случая), 23,5% (12 случаев) и 13,7% (7 случаев), асимметричная форма ВЗРП наблюдалась у 80,4% (41 случай), симметричная – у 19,6% (10 случаев) новорожденных. Полученные данные можно объяснить тем, что применение перманентных курсов карбогенотерапии с начала II триместра беременности снижает до минимума патологическое развитие плода связанное с повреждающими воздействиями во II и III триместрах гестации. Реализованные в основной группе случаи ВЗРП, по-видимому, связаны с наследственными (генетическими) факторами и грубыми нарушениями эмбрио- и фетогенеза в ранние сроки беременности. Благоприятное влияние на ФПК карбогенотерапии подтверждается и результатами УЗДГ фетоплацентарного кровотока у беременных групп сравнения: повышенные индексы сопротивления плодово-плацентарного кровотока были выявлены в 2,1 раза реже в основной группе по сравнению с группой сравнения (P<0,05).
В основной группе беременных женщин с сочетанием медикаментозной и немедикаментозной профилактики тяжелых форм ПН оперативный метод родоразрешения был использован в 2 раза реже, чем в группе женщин только с медикаментозной профилактикой (P<0,05). Отсутствие перинатальной смертности в I и II группах наблюдения мы объясняем перманентным наблюдением за беременными женщинами в динамике гестации и адекватной акушерской тактикой. При этом следует отметить, что асфиксия при рождении имела место в 33,8±4,2% новорожденных от матерей основной группы и в 78,6±5,1% новорожденных от матерей группы сравнения (P<0,05).
Достоверные отличия имели место и по частоте осложненного течения раннего неонатального периода – 36,9±4,9% и 100% - соответственно I и II клиническим группам, а также переводу новорожденных детей на II этап лечения – 10,8±1,8% и 20,1±2,1% - соответственно (P<0,05). Снижение в 2,2 раза в основной группе частоты нарушений лактогенеза можно объяснить нормализацией метаболической и гормональной функций ФПК [13] на фоне стимулирующего действия карбогенотерапии на компенсаторные и защитно-приспособительные реакции организмов матери и плода. 
Данные морфологического и морфометрического исследования плацент, наряду с МЭД, МА и клеточной пролиферации, подтвердили и объяснили более благоприятные исходы при применении 3-х курсов превентивной карбогенотерапии у беременных группы высокого риска по тяжелым формам ПН. В основной группе компенсаторные реакции в плацентах были выражены в 2,9 раза чаще по сравнению с группой сравнения (69,2±4,3% и 24,0±6,2% - соответственно, P<0,05), что подтверждается и показателем сосудистого индекса в терминальных ворсинках (0,40±0,018 и 0,30±0,016 – соответственно I и II группам, P<0,05).

Заключение.

Таким образом, в результате проведенного исследования можно сделать заключение о том, что применение карбогенотерапии является перспективным направлением в профилактике тяжелых форм ПН (возможно профилактики гестоза). Использование в комплексном превентивном лечении предлагаемого метода регуляции внешнего дыхания позволяет снизить фармакологическую нагрузку при повышении результативности профилактических мероприятий, что существенно улучшает исход беременности и родов и снижает перинатальную заболеваемость.

Для корреспонденции


Тезиков Юрий Владимирович – заведующий кафедрой акушерства и гинекологии №1 ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России, доктор медицинских наук. Адрес: 443095, г. Самара, ул. Ташкентская, 159,  тел. раб. 8-846- 9-582418,
тел. сот. 89276854485, e-mail: yra.75@inbox.ru

Липатов Игорь Станиславович – профессор кафедры акушерства и гинекологии №1 ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России, доктор
медицинских наук, профессор.  Адрес: 443095, г. Самара, ул. Ташкентская, 159, 
тел. раб. 8-846- 9-582418, тел. сот. 89272629270, e-mail: i.lipatoff2012@yandex.ru

Тезикова Татьяна Аркадьевна – заместитель главного врача по акушерству и гинекологии СОКБ им. В.Д. Середавина. Адрес: 443095, г. Самара, ул. Ташкентская, 159, 
тел. раб. 8-846- 9-582400, тел. сот. 89277084743, e-mail: yra.75@inbox.ru

Приходько Анастасия Владимировна – очный аспирант кафедры акушерства и гинекологии №1 ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России.  Адрес: 443095, г. Самара, ул. Ташкентская, 159,  тел. раб. 8-846- 9-582418, тел. сот. 89277683658, e-mail: taura1991@mail.ru

Кутузова Ольга Александровна - врач акушер-гинеколог Самарской областной клинической больницы им. В.Д. Середавина. Адрес: 443095, г. Самара, ул. Ташкентская, 159, 
тел. раб. 8-846- 9-582400, тел. сот. 89371871551, e-mail: koamed@gmail.ru

Рябова Светлана Александровна - очный аспирант кафедры акушерства и гинекологии №1 ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России.  Адрес: 443095, г. Самара, ул. Ташкентская, 159,  тел. раб. 8-846- 9-582418, тел. сот. 89372038984, e-mail: svetliachok1988@rambler.ru

Фролова Наталья Алексеевна - очный аспирант кафедры акушерства и гинекологии №1 ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России.  Адрес: 443095, г. Самара, ул. Ташкентская, 159,  тел. раб. 8-846- 9-582418, тел. сот. 89171138669,
e-mail: natka_kos@mail.ru

Список исп. литературыСкрыть список
Липатов И.С., Санталова Г.В., Тезиков Ю.В. и др. Применение антигомотоксической терапии в акушерстве, гинекологии и неонатологии // Вестник новых медицинских технологий. – 2014. – Том.8, №1. VNMT: www/ medtsu.tula.ru / Bulletin/E2014-1/00.html.-п.л.9.
Тезиков Ю.В., Мельников В.А., Липатов И.С. Новые подходы к ведению беременных женщин с плацентарной недостаточностью // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. - 2010.- №2. - С. 64-67.
Тезиков Ю.В., Липатов И.С., Агаркова И.А. Факторы риска декомпенсации плацентарной недостаточности // Казанский медицинский журнал. - 2011. - Т. 92, №3. - С.372-375.
Тезиков Ю.В., Липатов И.С. Предикторные индексы тяжелых форм хронической плацентарной недостаточности // Медицинский альманах. - 2011. - №6. - С. 60-63.
Кольцун С.С. Методы определения остаточного объема легких // Функциональная диагностика. – 2003. - №1. - С. 65 – 76.
Горанчук В.В., Сапова Н.И., Иванов А.О. Гипокситерапия. СПб: ЭЛБИ, 2003. – 536 с.
Липатов И.С. Клиническая оценка иммунных проявлений повреждения сосудистой стенки при физиологической и осложненной гестозом беременности: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Самара, 1993. - 24 с.
Дворянский С.А., Спиридонов Д.А., Циркин В.И. Функция внешнего дыхания матери при беременности и ее коррекция в комплексе лечения фетоплацентарной недостаточности // Вятский медицинский вестник. - 2004. - № 2 – 4. – С. 15 – 18.
Агаркова И.А., Липатов И.С., Тезиков Ю.В. Профессия и репродукция // Терапевт. – 2013. - №5. – С. 57-62.
Липатов И.С., Купаев И.А., Козупица Г.С. Исходы беременности у женщин с патологической прибавкой массы тела, сосудистой дисфункцией, преходящими отеками и транзиторной протеинурией // Акушерство и гинекология. – 1995. - №6. – С.6.
Потапова И.А., Пурыгин П.П., Липатов И.С. и др. Синтез и биологическая активность алифатических и ароматических сульфокислот // Химико-фармацевтический журнал. - 2001. - Т.35, №11. - С. 5.
Пурыгин П.П., Потапова И.А., Белоусова З.П. и др. Синтез и антибактериальная активность азолидов 2-нафталинсульфокислоты // Химико-фармацевтический журнал. - 2002. - Т.36, №1. - С. 16-17.
Липатов И.С., Тезиков Ю.В., Быков А.В. и др. Апоптоз и его роль в формировании фетоплацентарной недостаточности // Вестник Самарского государственного университета. - 2006. - №4-4 (44). - С. 220-226.
Мельников В.А., Купаев И.А., Липатов И.С. Противососудистые антитела у женщин с физиологической и осложненной гестозом беременностью // Акушерство и гинекология. - 1992. - №3-7. - С. 19.
Липатов И.С., Тезиков Ю.В., Санталова Г.В. и др. Прогнозирование внутриутробного инфицирования плода у беременных женщин с хроническим течением герпетической инфекции // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Медицина. - 2009. - №4. - С. 38-41.
Липатов И.С., Тезиков Ю.В., Санталова Г.В. и др. Профилактика рецидивов герпетической инфекции у беременных и внутриутробного инфицирования плода вирусом простого герпеса // Российский вестник акушера-гинеколога. - 2014. - Т.14, №4. - С. 63-68.
Тезиков Ю.В. Клинико-иммунологические аспекты ранней диагностики повреждения эндотелия у беременных с гестозом: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Самара, 2001. - 26 с.
Липатов И.С., Тезиков Ю.В., Никаноров В.Н. Инфекция гриппа и беременность: проблема специфической профилактики // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. - 2015. - Т. 14, №1. - С. 57-63.
Липатов И.С., Тезиков Ю.В., Рябова С.А. и др. Оценка церебральной гемодинамики плода при плацентарной недостаточности с учетом его суточного биоритмостаза // Российский вестник акушера-гинеколога. - 2015. - Т.15, №4. - С. 42-48.
Стрижаков А.Н., Липатов И.С., Тезиков Ю.В. Плацентарная недостаточность. Монография. Самара: ООО «Офорт», 2014. - 239 с.
Стрижаков А.Н., Тезиков Ю.В., Липатов И.С. и др. Стандартизация диагностики и клиническая классификация хронической плацентарной недостаточности // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. - 2014. - Т. 13, № 3. - С. 5-12.
Тезиков Ю.В., Липатов И.С., Завалко А.Ф. и др. Особенности современного клинического течения гестоза у беременных // Актуальные вопросы акушерства и гинекологии. - 2001. - Т.1, №1.- С. 35.
Тезиков Ю.В. Патогенетическое обоснование прогнозирования, ранней диагностики и профилактики тяжелых форм плацентарной недостаточности: Автореф. дис. … докт. мед. наук. Самара, 2013. - 51 с.
Аschkenazi S., Straszewski S., Verwer К. М. et а1. Differential regulation and function of the Fas/Fas ligand system in human trophoblast cells // Вiol. Rергоd. - 2002. – 6 (66). – P. 1853-1861.
Potapova I.A., Purygin P.P, Belousova Z.P. et al. Syntesis and biological activity of aliphatic and aromatic sulfonical acid azolides // Pharmaceutical Chemistry Yournal. - 2001. - №11. – P. 588-590.
В избранное 0
Количество просмотров: 62
Предыдущая статьяЭффективность послеоперационной мультимодальной анальгезии с использованием блокады нервов нейрофасциального пространства живота
Следующая статьяОсобенности современного течения раневой акушерской инфекции: от клинико-микробиологического мониторинга к рациональному профилактическому и лечебному назначению антимикробных препаратов