Свежий номер Всемирная психиатрия №01 2018

Всемирная психиатрия, №01 2018
A.M. Kilbourne и соавт.1 в этом номере журнала приводят разумные и убедительные аргументы в защиту структурированного подхода к организации психиатрической помощи, нацеленного на улучшение качества и результатов. Они говорят об основных инновационных принципах оказания психиатрической помощи (по месту жительства, мультидисциплинарно и персонализированно) в сравнении с другими медицинскими специальностями, имеющими опыт мониторинга и повышения качества работы. Авторы предлагают средства оптимизации, ориентируясь на модель Донабедиана, включающую организацию помощи, лечебный процесс и учет достигнутых результатов.
Номера страниц
в выпуске: 1-2
Перевод: Красавин Г.А. (Москва) 
Редактура: к.м.н. Чумаков Е.М. (Санкт-Петербург)

Сексуальная дисфункция часто сопровождает тяжелые психические заболевания и может быть связана как собственно с психическим расстройством, так и с использованием психотропных лекарственных препаратов. Многие симптомы сексуальных нарушений устраняются, когда психическое состояние улучшается, но связанные с лечением сексуальные побочные эффекты склонны сохраняться со временем, а также они, к сожалению, являются недостаточно распознаваемыми клиницистами и едва ли выявляются в клинических исследованиях. Вызванная терапией сексуальная дисфункция неблагоприятно влияет на качество жизни и может уменьшать приверженность лечению. Имеется большая разница в распространенности сексуальных побочных эффектов между различными лекарствами, и это связано с различиями в механизмах их действия. Антидепрессанты с преимущественно серотонинергической активностью, антипсихотики, вызывающие гиперпролактинемию, а также нормотимики с гормональными эффектами часто связаны с умеренной или тяжелой сексуальной дисфункцией, включая сниженное либидо, отсроченный оргазм, аноргазмию и затруднения в сексуальном возбуждении. Тяжелые психические расстройства могут мешать сексуальной функции и удовлетворению, в то время как пациенты хотят сохранить ранее приносившую удовлетворение сексуальною активность. У многих пациентов недостаток интимных отношений и хроническое ухудшение психического и соматического здоровья могут сопровождаться или неудовлетворительной сексуальной жизнью, или более частым, чем в общей популяции, рискованным сексуальным поведением. В данной работе мы описываем влияние психоза и антипсихотических препаратов, депрессии и антидепрессантов, а также биполярного аффективного расстройства и нормотимиков на сексуальное здоровье и оптимальное ведение пациентов с тяжелыми психическими расстройствами и сексуальной дисфункцией.

Ключевые слова: сексуальное здоровье, сексуальная дисфункция, тяжелое психическое заболевание, психоз, депрессия, биполярное аффективное расстройство, антипсихотики, антидепрессанты, нормотимики, качество жизни.
Angel L. Montejo1, Laura Montejo2, David S. Baldwin3
Номера страниц
в выпуске: 3-11
1Department of Nursing and Institute of Biomedicine of Salamanca, Neurosciences Area, University Hospital of Salamanca, Salamanca, Spain; 2Hospital Clinic, University of Barcelona, IDIBAPS, CIBERSAM, Barcelona, Spain; 3Clinical and Experimental Sciences, Faculty of Medicine, University of Southampton, Southampton, UK
Перевод: Шишорин Р. (г. Москва)
Редактура: к.м.н. Потанин С. (г. Москва)

Недостаточный инсайт при шизофрении широко распространен в различных культурах и стадиях заболевания. В этом обзоре мы рассматриваем последние исследования, посвященные взаимосвязи инсайта  с поведением, настроением и воспринимаемым качеством жизни, о его комплексных причинах и об эффектах существующего и перспективного лечения. Данное исследование показывает, что недостаточный инсайт ведет к худшей приверженности лечению и более слабому терапевтическому альянсу, более высокой тяжести симптомов и большему нарушению социального функционирования, в то время как хороший инсайт связан с более частым возникновением  депрессии и деморализации, особенно в тех случаях, когда ему сопутствуют стигматизация и общественное отвержение. Это исследование также показывает, что недостаточный инсайт может быть связан с пережитым опытом, биологическими, нейропсихологическими, социокогнитивными, метакогнитивными и социально-политическими факторами. Исследования эффектов существующей и разрабатываемой терапии показали, что они могут оказывать влияние на качество инсайта. В контексте предыдущих исследований и исторических моделей, эти данные свидетельствуют в пользу интегративной модели недостаточного инсайта. Эта модель говорит о том, что для инсайта необходима интеграция информации об изменениях во внутреннем состоянии, внешних обстоятельствах, в перспективах и возможном жизненном пути, так же как и о разнообразных следствиях и причинах каждого из этих изменений. Важный практический  вывод состоит в том,  что лечение, помимо психообразования, должно быть направлено на помощь лицам с шизофренией в интеграции широкого комплекса сложных и потенциально глубоко болезненных переживаний, ассоциированных с психическим расстройством в персонально значимую, связную и адаптивную конструкцию.

Ключевые слова: инсайт, шизофрения, приверженность лечению, терапевтический альянс, антипсихотики, депрессия, качество жизни, нейрокогниция, социальная когниция, метакогниция, стигматизация, психотерапия, восстановление.
Paul H. Lysaker1, Michelle L. Pattison2, Bethany L. Leonhardt3, Scott Phelps4, Jenifer L. Vohs5
Номера страниц
в выпуске: 12-23
1Roudebush VA Medical Center, Indiana University School of Medicine, Indianapolis, IN, USA; 2College of Applied Behavioral Sciences, University of Indianapolis, Indianapolis, IN, USA; 3Indiana University School of Medicine, Eskenazi Health-Midtown Community Mental Health, Indianapolis, IN, USA; 4Wesleyan University, Middletown, CT, USA; 5Indiana University School of Medicine, Indianapolis, IN, USA
Уже неоднократно высказывалось мнение о том, что иерархический дименсиональный подход к психиатрической классификации лучше согласует нозологию с данными о природной организации психопатологии1. Однако такие утверждения часто оспариваются на следующих основаниях: a) отсутствует консенсус между дименсиональными моделями; b) категориальные диагнозы важны для принятия клинических решений.
Консорциум «Иерархическая таксономия психопатологий» (HiTOP) (https://medicine.stonybrookmedicine.edu/HITOP) был основан психиатрами-нозологистами для выработки консенсуса относительно дименсиональной классификации, которая была бы более клинически информативной, чем традиционные диагностические системы (DSM и МКБ).
Roman Kotov1, Robert F. Krueger2, David Watson3
Номера страниц
в выпуске: 24-25
1Department of Psychiatry, Stony Brook University, Stony Brook, NY, USA; 2Department of Psychology, University of Minnesota, Minneapolis, MN, USA; 3Department of Psychology, University of Notre Dame, South Bend, IN, USA
Термин «шизотипия» относится к личностной организации, которая, как предполагается, ответственна за латентное появление шизофрении и может стать причиной разнообразных состояний, связанных с шизофренией1,2.
Указанная личностная организация обусловлена некоторым количеством пока еще неизвестных генетических факторов, связанных с шизофренией, действующих на фоне полигенной уязвимости, а также воздействия среды (стрессов, эпигенетических изменений), континуально проявляется на фенотипическом уровне – от личностной патологии (шизотипическое, параноидное, избегающее и шизоидное расстройство личности) через субклинические психозоподобные феномены (перцептивные аберрации, магическое мышление, нарушение референтности мышления, межличностная аверсивность) до клинически диагностируемой шизофрении.
Mark F. Lenzenweger
Номера страниц
в выпуске: 25-26
Department of Psychology, State University of New York at Binghamton, and Department of Psychiatry, Weill Cornell Medical College, New York, NY, USA
В последнее десятилетие в генетических исследованиях в психиатрии (и других отраслях) исследования, выполненные методом полногеномного поиска ассоциаций (GWAS), нацелены на поиск корреляций геномных вариантов с особенностями поведения или болезнью. Эти исследования показали, что полигенность является правилом, т. е. психические расстройства развиваются под влиянием многих (вероятно, тысяч) генетических вариаций, каждая из которых вносит небольшой вклад1.
Christel M. Middeldorp1-3, Naomi R. Wray4,5
Номера страниц
в выпуске: 26-28
1Child Health Research Centre, University of Queensland, Brisbane, QLD, Australia; 2Child and Youth Mental Health Service, Children’s Health Queensland Hospital and Health Services, Brisbane, QLD, Australia; 3Biological Psychology, Vrije UniversiteitAmsterdam, Amsterdam, The Netherlands; 4Institute for Molecular Bioscience,University of Queensland, Brisbane, QLD, Australia; 5Queensland Brain Institute,University of Queensland, Brisbane, QLD, Australia
Термин «перепрофилирование» в буквальном смысле означает изменение задачи или характера использования лекарства. Некоторые исследователи предлагают подвиды перепрофилирования, включающие в себя «переформулирование», т. е. разработку другой лекарственной формы препарата, и «перепозиционирование», т. е. идентификацию новых способов использования уже известного лекарства1. Можно сказать, что только перепозиционирование близко связано с термином «перепрофилирование». Поэтому в данной статье акцент будет сделан только на новом позиционировании как форме перепрофилирования.
Maurizio Fava
Номера страниц
в выпуске: 28-29
Department of Psychiatry, Massachusetts General Hospital, Boston, MA, USA
Перевод: Мурашко А.А. (Москва), Шишкина О.А. (Москва)
Редактура: к.м.н. Федотов И.А. (Рязань)

Психические расстройства по всему миру схожи, однако качество медицинской помощи в области этих расстройств не улучшается, так же как не улучшается и качество оказания медицинской помощи при соматических заболеваниях. В данном исследовании мы показали условия продвижения количественных измерений как инструмента улучшения качества помощи в области психических расстройств. Мы выделили ключевые барьеры, включая недостаток стандартизированной информации по данным ресурсам, основанным на информационных технологиях, ограниченность научной доказательности для измерения качества оказания психиатрической помощи, недостаток доступности образования и поддержки, а также культуральные барьеры при интеграции психиатрической помощи в общемедицинскую сеть. Мы описываем несколько инноваций, которые внедряются по всему миру и могут уменьшить эти барьеры. Основываясь на этом опыте, мы предлагаем несколько рекомендаций для улучшения качества психиатрической помощи. Для получателей и организаторов в области психического здоровья важно иметь портфолио, включающее валидизированные методы измерения исходов в пределах спектров различных состояний. Необходимо внедрить в существующую электронную базу элементы общих данных. Исходы психических расстройств требуют регулярной оценки, и именно помощь, основанная на измерении, должна стать частью всей культуры и системы оказания медицинской помощи. Система оказания медицинской помощи требует валидизированного способа качественных измерений для выявления наиболее уязвимых групп населения, требующих медицинской помощи и анализа недочетов. Еще больше внимания должно быть уделено обучению сотрудников в направлении увеличения объема и качества медицинской помощи. Область улучшения качества психиатрической помощи является командным делом, требующим координации между различными сферами, включающими защиту прав пациентов, а также увеличение ресурсов и оплаты от получателя помощи и системы здравоохранения.  

Ключевые слова: психические расстройства, качество помощи, измерения качества, информированность о здоровье, электронные записи о здоровье, пациент-ориентированные исходы, системы оказания медицинской помощи, стратегия здоровья.
Amy M. Kilbourne1,2, Kathryn Beck2, Brigitta Spaeth-Rublee3, Parashar Ramanuj4,5, Robert W. O’Brien1, Naomi Tomoyasu1, Harold Alan Pincus6
Номера страниц
в выпуске: 30-38
1Health Services Research and Development Service, Veterans Health Administration, US Department of Veterans Affairs, Washington, DC, USA; 2Department of Psychiatry, University of Michigan Medical School, Ann Arbor, MI, USA; 3Department of Behavioral Health Services and Policy Research, New York State Psychiatric Institute, New York, NY, USA; 4RAND Europe, Cambridge, UK; 5Royal National Orthopaedic Hospital, Stanmore, UK; 6Department of Psychiatry and Irving Institute for Clinical and Translational Research, Columbia University and New York-Presbyterian Hospital, New York, NY, USA
Kilbourne и соавт.1 убедительно показывают, что проведение оценки и анализа необходимо для улучшения качества психиатрической помощи. И хотя я согласен, что для этой цели в конечном итоге понадобится «сбалансированный набор инструментов» для оценки структуры, процесса и результата, но в то же время я убежден, что описанные авторами значительные препятствия на пути улучшения качества вынуждают нас сосредоточить внимание в первую очередь на оценке результатов. 
Ronald C. Kessler
Номера страниц
в выпуске: 39-40
Department of Health Care Policy, Harvard Medical School, Boston, MA, USA
Kilbourne и соавт.1 приводят информативный обзор современной теории и подходов к оценке качества психиатрической помощи в ряде стран с высоким уровнем дохода. Авторы делают особый акцент на результатах социального характера и отмечают, что качество жизни, выздоровление и участие в общественной жизни имеют столь же важное значение, как и более традиционные показатели, такие как симптомы и уровень функционирования.
Авторы также признают, что в любой структуре результатов необходимо принимать во внимание такие переменные, как заболеваемость и социально-экономические факторы, чтобы избежать избирательного представления фактов провайдерами услуг. Это важный момент, и он имеет отношение к социальным результатам как к «клиническим» результатам, но на него сложнее делать поправку. Качество жизни – это весьма трудно определяемое понятие, имеющее сложную взаимосвязь с ожиданиями в отношении того, что должно включать в себя «хорошее» качество жизни2. Аналогичным образом, выздоровление конкретного человека является, по определению, субъективной концепцией, поэтому неудивительно, что разработке надежных инструментов для оценки выздоровления мешает отсутствие консенсуса среди исследователей, пользователей и поставщиков услуг. Эта проблема вряд ли будет решена путем дальнейших инвестиций в разработки.
Helen Killaspy
Номера страниц
в выпуске: 40-42
Rehabilitation Psychiatry, Division of Psychiatry, University College London, London, UK
В статье Kilbourne и соавт.1 приведен подробный обзор проблем, связанных с оценкой качества психиатрической помощи. Пациенты, неофициальные опекуны, нормотворческие органы и широкая общественность все чаще требуют, чтобы система психиатрической помощи обеспечивала хорошее «соотношение цены и качества», и, следовательно, возрастает потребность в достоверных, значимых и содержательных данных о качестве психиатрической помощи. Как подчеркивают авторы, многие страны предпринимают действия по выявлению, определению, сбору и анализу таких данных. 
Параллельно с национальными тенденциями на международной арене растет интерес к сравнительному анализу систем психиатрической помощи с целью формирования национальной политики. Проблемы стандартизации оценочных инструментов становятся еще более сложными при сравнении систем здравоохранения в разных странах из-за различий в этих системах и, во многих случаях, из-за отсутствия общепризнанных международных определений. Одинаковые определения индикаторов и стандартизированные процедуры сбора данных являются необходимыми предпосылками для осмысленного сопоставления информации из разных стран.
Kristian Wahlbeck
Номера страниц
в выпуске: 42-43
Finnish Association for Mental Health, Helsinki, Finland
Как отмечают Kilbourne и соавт.1, оценка качества психиатрической помощи служит важным шагом на пути снижения неравенства в процессе доступа к услугам. Однако результаты оценки качества, преимущественно фокусирующейся на результатах лечения, не учитывают людей, нуждающихся в психиатрической помощи, но не имеющих к ней доступа. Нелеченые психические расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, ассоциированы с преждевременной смертностью, потерей трудоспособности, высокими показателями инвалидности и повышенным риском развития хронических заболеваний. Таким образом, для закрытия существующих пробелов в лечебном процессе, а также для улучшения результатов лечения пациентов необходимо обеспечить справедливый доступ к услугам в рамках ценностно-ориентированной системы. 
Margarita Alegría1,2, Ora Nakash1,3, Amanda NeMoyer1,4
Номера страниц
в выпуске: 43-45
1Disparities Research Unit, Department of Medicine, Massachusetts General Hospital, Boston, MA, USA; 2Departments of Medicine and Psychiatry, Harvard Medical School, Boston, MA, USA; 3Baruch Ivcher School of Psychology, Interdisciplinary Center Herzliya, Herzliya, Israel; 4Department of Health Care Policy, Harvard Medical School, Boston, MA, USA
Оценка качества в здравоохранении берет свое начало в оригинальной статье A. Donabedian, вышедшей 50 лет назад. В этой статье излагаются основы понятия качества оказания медицинской помощи с позиции системы здравоохранения1. 
Benjamin G. Druss
Номера страниц
в выпуске: 45-46
Rollins School of Public Health, Atlanta, GA, USA
Программы улучшения качества помощи направлены на снижение вариабельности клинических решений, существующей из-за недостаточной осведомленности или субъективности, а также на уменьшение разрыва между руководствами и реальной практикой. Попытка внедрения этих программ в сфере психиатрии породила две противоположные реакции: с одной стороны, некоторым исследователям импонировала идея создания клинической практики, основанной исключительно на результатах исследований, где любое отклонение от научно обоснованных подходов считается неприемлемым образом действий; с другой стороны, некоторые клиницисты восприняли процесс улучшения качества в целом как выражение пренебрежения к ценности их опыта и описали его как предвзятый и редукционистический. 
Mirella Ruggeri
Номера страниц
в выпуске: 46-48
Section of Psychiatry, Department of Neuroscience, Biomedicine and Movement, University of Verona, Verona, Italy
Kilbourne и соавт.1 представляют в своей статье рабочую основу для оценки и улучшения качества психиатрической помощи. Они описывают несколько препятствий, мешающих этим процессам, приводят примеры инноваций, способных помочь преодолеть эти барьеры в разных странах, и предлагают рекомендации по улучшению качества психиатрической помощи. Подавляющее большинство приведенных примеров взято из опыта стран с высоким уровнем доходов. Стоит задуматься о том, существуют ли подобные проблемы в странах с низким и средним уровнем дохода (НСУД) и какие решения можно найти для них в условиях ограниченности ресурсов. 
Crick Lund
Номера страниц
в выпуске: 48-49
Department of Psychiatry and Mental Health, Alan J. Flisher Centre for Public Mental Health, University of Cape Town, South Africa; and Department of Population and Health Services Research, Centre for Global Mental Health, Institute of Psychiatry, Psychology and Neuroscience, King’s College London, London, UK
Перевод: Пикиреня Л.Ю. (Минск), Пикиреня В.И. (Минск)
Редактура: к.м.н. Федотов И.А. (Минск)

Психоз – это гетерогенное психическое расстройство, для которого было сформулировано большое количество протективных факторов и факторов риска. Этот краткий обзор направлен на классификацию доказательной базы для установления связей между каждым фактором и психотическими расстройствами, поддерживая при этом наличие нескольких направлений. Для нахождения систематических обзоров и мета-анализов обсервационных исследований, в которых были рассмотрены связи между социально-демографическими, родительскими, перинатальными, более поздними факторами или предшествующими событиями и психотическими расстройствами, была изучена база данных Web of Knowledge, где была найдена сравнительная информация по здоровым представителям контрольной группы, которая была опубликована с 1965 года по 31 января 2017 года. Поиск литературы и получение данных соответствовали рекомендациям PRISMA и MOOSE. Связь каждого фактора с диагнозами неорганических психотических расстройств по МКБ или DSM была разделена на убедительную, сильно вероятную, вероятную, неубедительную или незначимую в соответствии со стандартизованными критериями, основанными на следующих факторах: числе психотических случаев, случайных эффектах, самом высоком 95% доверительном интервале (CI), гетерогенностью исследований, 95% интервале прогнозирования, небольшой эффект исследования и высокие значения погрешности. Для того чтобы оценить данные временного характера связи, мы также провели анализы чувствительности, ограниченный данными проспективных исследований. В общий обзор были включены 55 метаанализов или систематических обзоров, которые соответствовали 683 самостоятельным исследованиям и 170 предполагаемым факторам риска или протективным факторам психотических расстройств. Убедительную доказательность показала только связь состояния ультравысокого риска развития психоза (отношение шансов, OR = 9,32; 95% CI: 4,91–17,72) и этнической принадлежности к чернокожим в Англии (OR = 4,87; 95% CI: 3,96–6,00). Шесть факторов оказались сильно вероятными (этнические меньшинства в области низкой этнической плотности, иммигранты второго поколения, проявления ангедонии, пограничный IQ, незначительные физические аномалии и способность к обонятельной идентификации), а девять были вероятными (урбанизация, этническое меньшинство в области высокой этнической плотности, первая волна иммиграции, североафриканские иммигранты в Европе, зимний/весенний сезон рождения в Северном полушарии, недостаток детского  ухода, детские травмы, выявление IgG к Toxoplasma gondii и эпизоды конфликтов, связанных с несправедливостью). Когда рассматривались только проспективные исследования, данные были убедительными только для состояния ультравысокого риска и городских условий. Таким образом, в этом обзоре было выявлено несколько факторов, которые связаны с психотическими расстройствами с различной степенью силы доказательной базы. Эти факторы риска или протективные факторы являются отправной точкой для дальнейших этиопатологических исследований и для улучшения прогнозирования психоза.

Ключевые слова: шизофрения; психоз; риск; среда жизни; социально-демографические факторы; наследственные факторы; перинатальные факторы; предвестники; ультравысокий риск развития психоза; карибская чернокожая раса; урбанизация.
Joaquim Radua1-3, Valentina Ramella-Cravaro1,4, John P.A. Ioannidis5-8, Abraham Reichenberg9-12, Nacharin Phiphopthatsanee1, Taha Amir1, Hyi Yenn Thoo1, Dominic Oliver1, Cathy Davies1, Craig Morgan9,13, Philip McGuire9,13, Robin M. Murray9,13, Paolo Fusar-Poli113,14
Номера страниц
в выпуске: 50-68
1 Early Psychosis: Interventions & Clinical-detection (EPIC) Lab, Department of Psychosis Studies, Institute of Psychiatry, Psychology & Neuroscience, King’s College London, London, UK; 2 FIDMAG Germanes Hospitalaries, CIBERSAM, Sant Boi de Llobregat, Spain; 3 Department of Clinical Neuroscience, Centre for Psychiatry Research, Karolinska Institutet, Stockholm, Sweden; 4 Department of Neurosciences, Psychology, Drug Research and Child Health, University of Florence, Florence, Italy; 5 Department of Medicine, Stanford Prevention Research Center, Stanford, CA, USA; 6 Department of Health Research and Policy, Stanford University School of Medicine, Stanford, CA, USA; 7 Meta-Research Innovation Center at Stanford, Stanford University, Stanford, CA, USA; 8 Department of Statistics, Stanford University School of Humanities and Sciences, Stanford, CA, USA; 9 Institute of Psychiatry, Psychology & Neuroscience, King’s College London, London, UK; 10 Department of Psychiatry, Icahn School of Medicine at Mount Sinai, New York, NY, USA; 11 Department of Preventive Medicine, Icahn School of Medicine at Mount Sinai, New York, NY, USA; 12 Frieman Brain Institute, Icahn School of Medicine at Mount Sinai, New York, NY, USA; 13 National Institute for Health Research (NIHR) Maudsley Biomedical Research Center, London, UK; 14 OASIS Service, South London and Maudsley NHS Foundation Trust, London, UK
Перевод: Дорофейкова М.В. (Санкт-Петербург, Россия)                                                                                                                                                                             
Редактура: к.м.н. Смирнова Д.А. (Самара, Россия, Перт, Австралия) 

Резюме
Язык и речь являются основным источником сведений для психиатров на этапах диагностики и лечения психических расстройств. При психозе может нарушаться сама структура языка, в частности, семантическая связность (например, соскальзывание и резонерство) и синтаксическая сложность (например, конкретность). Трудноуловимые нарушения речи проявляются при шизофрении уже в доманифестный период психоза, на продромальных стадиях болезни. С помощью метода компьютеризированного автоматизированного анализа естественного языка, мы ранее показали, что среди англоговорящих молодых людей с клинически высоким (например, ультравысоким) риском развития психоза изначальное снижение семантической связности (смысловой стройности речи) и синтаксической сложности может с высокой точностью предсказывать последующее наступление психоза. Целью нашей работы были валидация автоматизированных методов лингвистического анализа во второй, более крупной выборке из группы риска, также в англоговорящей популяции, и выявление различий речи при психозе и в норме. Нам удалось выделить автоматизированный, основанный на машинном обучении, классификатор речи, включающий показатели сниженной семантической связности, ее большей вариабельности и уменьшения частоты использования притяжательных местоимений, и прогнозирующий наступление психоза с точностью 83% (по внутреннему протоколу), 79% – при кросс-валидации методики в первой когорте (по перекрестному протоколу) и 72% – при дифференциации речи здоровых и больных с недавней манифестацией психоза. Классификатор продемонстрировал сильную корреляцию с ранее выявленными вручную лингвистическими предикторами. Наши результаты подтверждают полезность и валидность автоматизированных методов обработки естественного языка для оценки особенностей нарушений речи на уровне семантики и синтаксиса на разных стадиях психотического расстройства. Следующие этапы работы будут включать применение этих методов в более крупных группах риска для дальнейшей проверки воспроизводимости полученных результатов, в том числе на других языках, помимо английского, и выявления источников вариабельности. Данная технология может повысить качество прогнозирования исходов психоза у молодых людей группы высокого риска и определить лингвистические мишени для языковой реабилитации и профилактических вмешательств. В целом и общем, автоматизированный лингвистический анализ может стать мощным инструментом диагностики и лечения в нейропсихиатрии.

Ключевые слова: автоматизированный лингвистический анализ, прогнозирование психоза, семантическая связность, синтаксическая сложность, молодые люди из группы высокого риска, машинное обучение.
Cheryl M. Corcoran1,2, Facundo Carrillo3,4, Diego Fernandez-Slezak3,4, Gillinder Bedi2,5,6, Casimir Klim2,5, Daniel C. Javitt2,5, Carrie E. Bearden7, Guillermo A. Cecchi8
Номера страниц
в выпуске: 69-76
1Department of Psychiatry, Icahn School of Medicine at Mount Sinai, New York, NY, USA; 2New York State Psychiatric Institute, New York, NY, USA; 3Departamento de Computacion, Facultad de Ciencias Exactas y Naturales, Universidad de Buenos Aires, Buenos Aires, Argentina; 4Instituto de Investigacion en Ciencias de la Computacion, Universidad de Buenos Aires, Buenos Aires, Argentina; 5Department of Psychiatry, Columbia University Medical Center, New York, NY, USA; 6Centre for Youth Mental Health, University of Melbourne, and Orygen National Centre of Excellence in Youth Mental Health, Melbourne, Australia; 7Department of Psychiatry and Biobehavioral Sciences and Psychology, University of California Los Angeles; Semel Institute for Neuroscience and Human Behavior, Los Angeles, CA, USA; 8Computational Biology Center – Neuroscience, IBM T.J. Watson Research Center, Ossining, NY, USA
Перевод: Мурашко А.А.
Редактура: к.м.н. Северова Е.А. (Смоленск)

Резюме
Во многих странах за последние три десятилетия неравенство доходов значительно увеличилось. Данная работа посвящена вопросу связи неравенства доходов с частотой депрессии у населения и, при ее наличии, возможным механизмам и путям, которыми можно объяснить эту связь. Наш систематический обзор включил 26 исследований, в основном из стран с высоким уровнем доходов. Около двух третей всех исследований и пять из шести долгосрочных исследований выявили статистически значимую положительную связь между неравенством доходов и риском депрессии; только в одном исследовании сообщалось о статистически значимой отрицательной связи. В мета-анализ были включены 12 исследований с дихотомически выделенными группами неравенства доходов. Суммарный коэффициент частоты составил 1,19 (96% ДИ: 1,07–1,31), отражая большую частоту депрессии в популяциях с большим неравенством доходов при сравнении с популяциями с меньшим неравенством доходов. Во многих исследованиях сообщалось об эффектах в подгруппах, включая большее влияние неравенства доходов среди женщин и популяций с низким доходом. Мы предлагаем экологическую модель, с механизмами, воздействующими на национальном уровне (неоматериальная гипотеза), локальном уровне (гипотеза социального капитала и социального сравнения), индивидуальном уровне (гипотеза психологического стресса и социального поражения), для объяснения данной взаимосвязи. Мы считаем, что политические деятели должны предпринимать активные действия для уменьшения неравенства доходов, такие как прогрессивная налоговая политика и базовый универсальный доход. Специалисты в области психического здоровья должны бороться за такую политику, а также увеличивать доступность вмешательств, которые нацелены на пути и проксимальные детерминанты, такие как развитие жизненных навыков у подростков и обеспечение психотерапией и пакетами помощи с установленной эффективностью в условиях бедности и высокой степени финансового неравенства.

Ключевые слова: неравенство доходов, депрессия, неоматериальная гипотеза, социальный капитал, социальное сравнение, психологический стресс, социальное поражение, популяции с низким доходом
Vikram Patel1, Jonathan K. Burns2, Monisha Dhingra3, Leslie Tarver4, Brandon A. Kohrt5, Crick Lund6,7
Номера страниц
в выпуске: 77-88
1Department of Global Health and Social Medicine, Harvard Medical School, Boston, MA, USA; 2Institute of Health Research, University of Exeter, Exeter, UK; 3Ashoka University, Sonepat, Rai, Haryana, India; 4Department of Psychiatry, Massachusetts General Hospital and McLean Hospital, Harvard Medical School, Boston, MA, USA; 5Departmentof Psychiatry and Behavioral Sciences, George Washington University, Washington, DC, USA; 6Health Service and Population Research Department, Institute of Psychiatry, Psychology and Neuroscience, King’s College London, London, UK; 7Department of Psychiatry and Mental Health, University of Cape Town, Cape Town, South Africa
Перевод: Шуненков Д.А. (Иваново) 
Редактура: к.м.н. Руженкова В.В. (Белгород)

Большинство методов психотерапии депрессии были разработаны в западных странах Северной Америки, Европы и Австралии, имеющих высокий уровень дохода. В растущем числе рандомизированных исследований были изучены эффекты данных видов лечения в странах, не относящихся к западным. Был проведен мета-анализ этих исследований, чтобы изучить, являются ли эти психотерапевтические вмешательства эффективными, и сравнить их эффект между исследованиями, проведенными в западных и незападных странах. Был проведен систематический поиск в библиографических базах данных и включено 253 рандомизированных контролируемых исследования, из которых 32 были проведены в незападных странах. Эффекты психотерапии в незападных странах оказались значительными (g=1,10; 95% CI: 0,91–1,30), с высокой степенью неоднородности (I2=90; 95% CI: 87–92). После поправки на систематическую ошибку публикации, размер эффекта снизился до g=0,73 (95% CI: 0,51–0,96). Анализы подгрупп не свидетельствуют о том, что адаптация к местной ситуации ассоциирована с размером эффекта. Сравнения с исследованиями, проведенными в западных странах, показали, что эффекты терапии были значительно больше в незападных странах, также после корректировки с учетом особенностей участников, методов терапии и исследований. Эти бо'льшие размеры эффектов в незападных странах могут отражать истинные различия, указывающие, что терапия действительно более эффективна; или их можно объяснить сравнением со стандартным лечением в незападных странах, часто заключающимся в отсутствии какой-либо помощи; или они могут быть результатом относительно низкого качества многих исследований в этой области. Это исследование показывает, что психотерапевтические вмешательства, которые разработаны в западных странах, могут быть или не быть более эффективными в незападных странах, но они, вероятно, являются не менее эффективными и, следовательно, могут также использоваться в этих странах.

Ключевые слова: депрессия, психотерапия, страны с низким и средним уровнем дохода, стандартное лечение, мета-анализ
Pim Cuijpers1,2, Eirini Karyotaki1,2, Mirjam Reijnders1,2, Marianna Purgato3, Corrado Barbui3
Номера страниц
в выпуске: 89-99
1Department of Clinical, Neuro and Developmental Psychology, Vrije Universiteit Amsterdam, Amsterdam, The Netherlands; 2Amsterdam School of Public Health, Amsterdam, The Netherlands; 3WHO Collaborating Centre for Research and Training in Mental Health and Service Evaluation, Department of Neuroscience, Biomedicine and Movement Sciences, Section of Psychiatry, University of Verona, Verona, Italy
Расстройства биполярного спектра (РБС) характеризуются чрезмерными колебаниями настроения (от эйфории или возбуждения до тоски), мышления (от мании и скачки идей до ощущения собственной никчемности и нарушения концентрации внимания) и поведения (от повышенного энергетического потенциала и избыточной целеустремленности до ангедонии и апатичности), происходящими у одного человека. Эти пациенты встречаются достаточно часто, порой в значительной степени утрачивают трудоспособность, при этом степень тяжести расстройства может варьировать – от легкой циклотимии и биполярного расстройства II типа до полномасштабного биполярного расстройства I типа.
Lauren B. Alloy1, Robin Nusslock2
Номера страниц
в выпуске: 100-101
1Temple University, Philadelphia, PA, USA; 2Northwestern University, Evanston, IL, USA
Грубое обращение с детьми, включающее физическое, эмоциональное и сексуальное насилие, а также пренебрежительное отношение к детям, является одной из известных и значительных причин психических нарушений в течение жизни, которая может быть предотвращена (так как другие значимые причины являются генетическими); по заниженным оценкам, ее частота составляет около 15% в развитых странах1,2.
John N. Constantino
Номера страниц
в выпуске: 101-102
Washington University School of Medicine, St. Louis, MO, USA This work was supported in part by a grant from the US Administration for Children and Families (90YR0054-04).
Вооруженные конфликты оказывают губительное воздействие на психическое здоровье страдающей от них популяции. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и депрессия являются наиболее распространенными психическими расстройствами по прошествии войны как у взрослых, так и у детей, возникая приблизительно у трети людей, претерпевших психотравматический опыт войны1. Воздействие травматических событий – наиболее важный фактор риска в данном контексте. Но, в частности, для детей неблагоприятные факторы военной травмы не ограничены специфическими психическими диагнозами, а включают обширный и многогранный набор исходов развития, которые негативно влияют на семейные отношения и отношения со сверстниками, а также на школьную успеваемость и общую удовлетворенность жизнью.
Claudia Catani
Номера страниц
в выпуске: 103-104
Department of Psychology, Bielefeld University, Bielefeld, Germany
Появление в Японии людей (в частности, молодых людей), переставших ходить в школу или на работу и проводящих большую часть времени изолировавшись у себя дома в течение  нескольких месяцев или лет, стал рассматриваться как растущий социальный феномен к 90-м годам прошлого века и получил название Shakaiteki hikikomori (социальная изоляция)1.
Национальное исследование, опубликованное в 2010 году, сообщило, что распространенность хикикомори составляла приблизительно 1,2% в японской популяции2, а в 2016 году японский кабинет министров сообщил, что приблизительное число людей в возрасте 15–39 лет с хикикомори достигает 541 тыс. человек.
Takahiro A. Kato1, Shigenobu Kanba1, Alan R. Teo2
Номера страниц
в выпуске: 104-105
1Department of Neuropsychiatry, Graduate School of Medical Sciences, Kyushu University, Fukuoka, Japan; 2Department of Psychiatry, Oregon Health and Science University, Portland, OR, USA
Исследование по раннему выявлению и лечению психозов входит в свое третье десятилетие. Его результаты все больше реализуются в клинической практике1,2, а пробный синдром, смоделированный по описанию «ослабленных психотических симптомов – attenuated psychotic symptoms» (APS) в группе ультравысокого риска, был включен в Секцию 3 («Состояния, требующие дальнейшего изучения») в DSM-5.
Frauke Schultze-Lutter1,2, Joachim Klosterkötter3, Wolfgang Gaebel2, Stefanie J. Schmidt1,3
Номера страниц
в выпуске: 106-107
1University Hospital of Child and Adolescent Psychiatry and Psychotherapy, University of Bern, Bern, Switzerland; 2Department of Psychiatry and Psychotherapy, Medical Faculty, Heinrich-Heine University, Dusseldorf, Germany; 3Department of Psychiatry and Psychotherapy, University of Cologne, Cologne, Germany
Будущее цифрового здравоохранения видится светлым. Страсть к приложениям для смартфонов, виртуальной реальности, искусственному интеллекту, машинному обучению и многому другому в области здравоохранения больше не является узкоспециализированным интересом, а скорее массовым увлечением. От пациентских групп, создающих технологические решения для хронических заболеваний1, до больших технологических компаний, таких как Google, входящих в цифровой рынок здравоохранения2, цифровая медицина позволяет новым каналам и перспективам принять участие в улучшении здравоохранения. Но вместе с таким большим энтузиазмом и значительным количеством каналов в цифровом здравоохранении, оно может также быть не в состоянии отделить фактические намерения преуспеть от желаемых.
John Torous1, Joseph Firth2
Номера страниц
в выпуске: 107-108
1Department of Psychiatry and Division of Clinical Informatics, Beth Israel Deaconess Medical Center, Harvard Medical School, Boston, MA, USA; 2NICM, School of Science and Health, Western Sydney University, Sydney, Australia
В течение последнего десятилетия проходили разгоряченные дебаты относительно классификации компульсивного сексуального поведения как психического/поведенческого расстройства. Компульсивное расстройство сексуального поведения было предложено для включения в МКБ-11 в качестве расстройства влечений1. Оно характеризуется стойкой повторяющейся невозможностью контролировать сильное сексуальное влечение, приводящее к повторяющемуся сексуальному поведению в течение длительного времени (6 мес и дольше) и вызывающее отмечаемые страдания или нарушение в личностной, семейной, социальной, образовательной, трудовой или других важных сферах функционирования.
Shane W. Kraus1, Richard B. Krueger2, Peer Briken3, Michael B. First2, Dan J. Stein4, Meg S. Kaplan2, Valerie Voon5, Carmita H.N. Abdo6, Jon E. Grant7, Elham Atalla8, Geoffrey M. Reed9,10
Номера страниц
в выпуске: 108-109
1Edith Nourse Rogers Memorial Veterans Hospital, Bedford, MA, USA; 2Department of Psychiatry, Columbia University, College of Physicians and Surgeons and New York State Psychiatric Institute, New York, NY, USA; 3Institute for Sex Research and Forensic Psychiatry, University Medical Center Hamburg-Eppendorf, Hamburg, Germany; 4Department of Psychiatry, University of Cape Town and Groote Schuur Hospital, Cape Town, South Africa; 5Department of Psychiatry, University of Cambridge, Cambridge, UK; 6Department of Psychiatry, Faculty of Medicine, University of Sao Paulo, Sao Paulo, Brazil; 7Department of Psychiatry and Behavioral Neuroscience, University of Chicago, Chicago, IL, USA; 8Primary Care and Public Health Directorate, Ministry of Health, Manama, Bahrain; 9Department of Mental Health and Substance Abuse, World Health Organization, Geneva, Switzerland; 10Global Mental Health Program, Columbia University Medical Center, New York, NY, USA
Депрессия – психическое расстройство, наиболее значимое в плане суицидального риска. Риск суицида в течение жизни у больных депрессией оценивался в многочисленных исследованиях, в том числе в Датском национальном исследовании1. За последние десятилетия организация помощи и подходы к терапии депрессии претерпели значительные изменения, включая более широкое использование антидепрессантов, уклон в сторону оказания помощи по месту жительства и деинституционализацию. Временные тренды изменения смертности в результате суицида могут быть ожидаемы, но еще не изучены.
Мы изучили популяционную когорту пациентов с депрессией в Финляндии (N=56 826) вплоть до 2014 года, чья первая госпитализация пришлась на период с 1991 по 2011 год (максимальная длительность наблюдения – 24 года). 
Kari I. Aaltonen1,2, Erkki Isometsa1, Reijo Sund3,4, Sami Pirkola2,5
Номера страниц
в выпуске: 110-111
1Department of Psychiatry, University of Helsinki and Helsinki University Central Hospital, Helsinki, Finland; 2Department of Public Health Solutions, Mental Health Unit, National Institute for Health and Welfare, Helsinki, Finland; 3Centre for Research Methods, Faculty of Social Sciences, University of Helsinki, Helsinki, Finland; 4Institute of Clinical Medicine, University of Eastern Finland, Kuopio, Finland; 5Faculty of Social Sciences, University of Tampere and Pirkanmaa Hospital District, Tampere, Finland
Чудовищные преступления, совершаемые Исламским Государством на территориях Ирака и Леванта (ИГИЛ; деятельность запрещена в России) имеют серьезные психологические последствия по всему миру1,2. Езиды, курдское религиозное меньшинство, сильнее всех пострадали от рук ИГИЛ3. Множество мужчин казнили, а женщин взяли в плен с целью сексуальной эксплуатации, заставив снова и снова переживать насилие и надругательства. Пагубное воздействие пыток и сексуального насилия неоднократно отражалось в литературе4,5, но геноцид езидов включает в себя оба этих элемента и до сих пор не был описан. Данное предварительное исследование оценивало посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и комплексное посттравматическое стрессовое расстройство (КПТСР) среди женщин-езидок, проживающих в лагерях после освобождения из оккупации ИГИЛ.
Yaakov S.G. Hoffman1, Ephraim S. Grossman2, Amit Shrira1, Mordechai Kedar3,4, Menachem Ben-Ezra5, Mirza Dinnayi6, Lee Koren7, Rassul Bayan8,9, Yuval Palgi10, Ari Z. Zivotofsky11
Номера страниц
в выпуске: 111-112
1Interdisciplinary Department of Social Sciences, Bar-Ilan University, Ramat-Gan, Israel; 2School of Communication, Bar-Ilan University, Ramat-Gan, Israel; 3Department of Arabic, Bar-Ilan University, Ramat-Gan, Israel; 4Begin-Sadat Center for Strategic Studies, Bar-Ilan University, Ramat-Gan, Israel; 5School of Social Work, Ariel University, Ariel, Israel; 6Luftbrucke Irak, Osnabruck, Germany; 7Mina and Everard Goodman Faculty of Life Sciences, Bar-Ilan University, Ramat-Gan, Israel; 8Erbil Psychiatric Hospital, Erbil, Kurdistan; 9Emma Organization for Human Development, Erbil, Kurdistan; 10Department of Gerontology, University of Haifa, Haifa, Israel; 11Gonda Multidisciplinary Brain Research Center, Bar-Ilan University, Ramat-Gan, Israel
Глобальная распространенность психических нарушений1 привела к фокусированию внимания на улучшении доступности психиатрических служб по всему миру. Очевидно, что улучшение управления здравоохранением в области психического здоровья – ключ к повышению доступности и качества психиатрических служб, и наличие политики в области психического здоровья – важнейший компонент в совершенствовании управления здравоохранением в этой области2.
Dinesh Bhugra1, Soumitra Pathare2, Rajlaxmi Joshi2, Antonio Ventriglio3
Номера страниц
в выпуске: 113-114
1Institute of Psychiatry, King’s College London, London, UK; 2Centre for Mental Health Law and Policy, Indian Law Society, Pune, Maharashtra, India; 3University of Foggia, Foggia, Italy
Способность правильно общаться с пациентами – одна из важнейших компетенций психиатра. «Я бы хотел назначить Вам такой-то антидепрессант против Вашей депрессии. Согласно имеющимся данным, лекарство помогает одному из пяти пациентов вашего типа». И, согласно мета-анализам и Кокрейновским обзорам, это правда1,2. Число пациентов, нуждающихся в лечении (ПНЛ), рассматривается как наглядный и точно измеримый показатель, основанный на результатах рандомизированных контролируемых исследований (РКИ) и мета-анализов, что легко воспринять и сообщить.
Tilman Steinert
Номера страниц
в выпуске: 114-115
Department of Psychiatry and Psychotherapy, Ulm University, Ulm; Centers for Psychiatry Suedwuerttemberg, Ravensburg, Baden-Wuerttemberg, Germany
На конгрессе ВПА в Берлине H. Herman, новый президент Ассоциации, огласил «План Действий ВПА на 2017–2020 годы»1.
Соглашение, которое может способствовать достижению целей указанного «Плана» в африканском контексте, было разработано на Африканском Форуме психического здоровья ВПА-ВОЗ, прошедшего в ноябре 2016 года в Кейптауне, Южная Африка. Данное соглашение, в частности, может быть полезным в стимулирующей деятельности «Плана», направленной на поддержку работы психиатров по укреплению психического здоровья населения и улучшению медицинской помощи, а также развитие взаимодействия и сотрудничества c бенефициарами, политиками и поставщиками медицинских услуг для улучшения качества и доступности их оказания.
Bernard Jansevan Rensburg1, Dinesh Bhugra2, Shekhar Saxena3
Номера страниц
в выпуске: 116-117
1 Президент Южно-Африканского Общества Психиатров; 2 бывший президент ВПА; 3директор Департамента ВОЗ по охране психического здоровья и борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами.
Интерес к научным секциям ВПА возрос на протяжении последних трех лет. Помимо того что все секции продолжали вносить свой вклад во все сферы психического здоровья, они также заявили о себе как о важной и неотъемлемой части ВПА1. Деятельность секций отражала компетенции ВПА по распространению и расширению научного знания по всему миру2. При наличии на настоящий момент 72 секций, в будущем планируется увеличить их число для охвата ряда других научных дисциплин.
Afzal Javed
Номера страниц
в выпуске: 117-118
Главный руководитель секций ВПА 2014-2017
Последние три года были очень насыщенным и продуктивным периодом по части научных публикаций ВПА.
Исполнительный комитет ВПА по научным публикациям был создан в 2014 году президентом ассоциации D. Bhugra для повышения исследовательской и публикационной активности в странах, состоящих в ВПА, с особым акцентом на развивающихся странах1. В состав комитета вошли: M.B. Riba (председатель, США), D. Lecic Tosevski (сопредседатель, Сербия), R. Heun (Великобритания), P. Tyrer (Великобритания), P. Chandra (Индия), C. Szabo (Южная Африка), A. Cia (Аргентина) и J.M. CastaldelliMaia (Бразилия). 
Michelle B. Riba
Номера страниц
в выпуске: 118-119
Руководитель Секции научных публикаций ВПА с 2014 по 2017 год
За период 17-го Всемирного конгресса по психиатрии, проведенного в период с 8 по 12 октября 2017 года, 8 симпозиумов, 3 семинара, одна лекция по последним достижениям и несколько отдельных выступлений сосредоточились на теме МКБ-11, а именно на различных аспектах раздела психических и поведенческих расстройств, который, как ожидается, будет утвержден в мае 2018 года1.
Corrado De Rosa
Номера страниц
в выпуске: 119-120
WHO Collaborating Centre for Research and Training in Mental Health, University of Naples SUN, Naples, Italy (Италия)

Поделиться ссылкой на выделенное