Психиатрия Всемирная психиатрия
№01 2017

Виктимизация людей с тяжелыми психическими заболеваниями – насущная проблема всемирного здоровья №01 2017

Номера страниц в выпуске:26-27
Мой коллега говорит, что пришелец из космоса, который посетит США и посмотрит телевизор в течение нескольких часов, обязательно придет к выводу, что люди с тяжелыми психическими заболеваниями постоянно наталкиваются на острие насилия и массовых беспорядков. СМИ в США изображают этих людей таким образом, будто самый большой риск насилия исходит от них по отношению к окружающим, а насильственная виктимизация рассматривается как незначительная проблема. Для широкой публики и иногда даже многих клиницистов трудно понять, что это не так.
Мой коллега говорит, что пришелец из космоса, который посетит США и посмотрит телевизор в течение нескольких часов, обязательно придет к выводу, что люди с тяжелыми психическими заболеваниями постоянно наталкиваются на острие насилия и массовых беспорядков. СМИ в США изображают этих людей таким образом, будто самый большой риск насилия исходит от них по отношению к окружающим, а насильственная виктимизация рассматривается как незначительная проблема. Для широкой публики и иногда даже многих клиницистов трудно понять, что это не так. Исследованиями вплоть до настоящего времени подробно задокументировано, что акты насилия, совершаемые людьми с тяжелыми психическими заболеваниями, случаются редко и совершаются малой группой лиц1. На самом деле, если бы все психические заболевания были излечены в США к завтрашнему дню, уровень насилия снизился бы только на 4%, а 96% остались бы неизменными2. И, напротив, насильственная виктимизация слишком распространенное явление среди лиц с тяжелыми психическими заболеваниями3.
Что подвергает этих людей высокому риску оказаться жертвой насилия или преступных действий? Такие жертвы вероятнее всего молоды, социально активны, и имеют более выраженную симптоматику, чем те, кто жертвами не оказывается4. Однако их обедненная социальная среда, опасные межличностные отношения и часто агрессивные неформальные сети скорее подвергнут их риску, чем их психопатологические симптомы. В ходе долгосрочного социологического исследования в четырех городах Англии наблюдались пациенты, недавно перенесшие психоз, в течение года. Было обнаружено, что по сравнению с общей популяцией они были в два раза более подвержены насильственной виктимизации (16%), вероятнее были бездомными, употребляли наркотические вещества, имели коморбидные расстройства личности и сами были жестокими5. Эти данные предполагают, что виктимизация и риск совершения насилия могут соответствовать привычному социальному пути окружения. 
Когорта новорожденных в Новой Зеландии, обследуемая в течение 21 года, позволила обнаружить, что при сравнении с психически здоровыми людьми по социо-демографическим параметрам, риску насилия и коморбидным психиатрическим состояниям – люди с тревожными расстройствами больше страдали от сексуального насилия, люди с психотическими заболеваниями переносили более угрожающий и завершенный опыт насилия, люди злоупотребляющие алкоголем переносили завершенный физический опыт насилия, а те, кто употреблял марихуану – больше попыток нападения6. Систематический обзор 9 исследований, сообщавших о преступной виктимизации людей с психическими заболеваниями, обнаружил большой разброс показателей риска виктимизации: от 2,3 до 140 раз больше, чем в общей популяции. Большая разница в показателях риска скорее всего стала причиной разных способов измерения виктимизации, различий в изучаемых популяциях и географических регионах7. Присоединение к виктимизации употребления наркотических веществ, бездомности, тяжелой психопатологии и вовлечения в преступную активность было обычной находкой во многих исследованиях. Другие факторы, которые повышали риск виктимизации, включали социальную и трудовую дезадаптацию, женский пол, недостаток ежедневной активности, и, перенесенные в детстве, сексуальное и физическое насилие.
Другой систематический обзор, включавший 34 исследования, так же обнаружил, что молодой возраст, коморбидное употребление наркотически веществ и собственное жестокое поведение являются риском виктимизации. Насильственная виктимизация имеет также долгосрочные неблагоприятные последствия на течение психического заболевания и в дальнейшем ухудшает качество жизней пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями и членов их семей8.
Исследования, посвященные виктимизации женщин, обнаружили определенное неблагоприятное влияние на уязвимых бездомных женщин с психическими заболеваниями9. Так же при исследовании, проводившемся в Великобритании, наблюдалось, что женщины с тяжелыми  психическими заболеваниями чаще сообщали о психологических и социальных проблемах, следующими за виктимизацией, чем в общей популяции. Эти женщины испытывали четырехкратное повышение вероятности быть подверженными домашнему и сексуальному насилию, и десятикратное повышение вероятности проявления насилия по отношению к ним со стороны общества10.
Насилие по отношению к людям с тяжелыми психическими заболеваниями – это насущная проблема всемирного здоровья, подрывающая процесс выздоровления и социализации. Предубеждения популярных СМИ по поводу риска насилия таких уязвимых и бесправных лиц служит только усилению их дальнейшей изоляции от общества и, что хуже, сохраняет и поддерживает повторную виктимизацию.
Профилактика и избавление от виктимизации оптимально начинается с настойчивого вовлечения в систему охраны психического здоровья вместе с профилактикой и лечением наркотической зависимости. 
Но социальное окружение также играет огромную роль. К надежной связи с психиатрическими и наркологическими службами должны предлагаться жизненно важные социальная и бытовая поддержки, насколько возможно наркотически не зависимая и не криминогенная неформальная сеть сверстников, осмысленное вовлечение в профессиональную и досуговую деятельность, а также безопасные условия жизни.
Все это звучит крайне амбициозно, но лечение само по себе только уведет нас от пути к снижению уровня насилия в этой популяции.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Walsh E, Fahy T. BMJ 2002;325:507-8. 26 World Psychiatry 16:1 - February 2017
2. Swanson JW, McGinty EE, Fazel S et al. Ann Epidemiol 2015;25:366-76.
3. Hiday VA, Swartz MS, Swanson JW et al. Psychiatr Serv 1999;50:62-8.
4. Lehman AF, Linn LS. Am J Psychiatry 1984;141:271-4.
5. Walsh E, Moran P, Scott C et al. Br J Psychiatry 2003;183:233-8.
6. Silver E, Arseneault L, Langley J et al. Am J Public Health 2005;95: 2015-21.
7. Maniglio R. Acta Psychiatr Scand 2009;119:180-91.
8. Latalova K, Kamaradova D, Prasko J. Neuropsychiatr Dis Treat 2014;10: 1925-39.
9. Tsai AC, Weiser SD, Dilworth SE et al. Am J Epidemiol 2015;181:817-26.
10. Khalifeh H, Johnson S, Howard LM et al. Br J Psychiatry 2015;206: 275-82.
Количество просмотров: 382
Предыдущая статьяОграничения и будущее оценки риска насилия
Следующая статьяДолгосрочное влияние буллинг-виктимизации на психическое здоровье

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир