Всемирная психиатрия

Всемирная психиатрия, №01 2019
№01 2019
О журнале
Перевод: Мурашко А.А. (Москва) Редактура: к.м.н. Рукавишников Г.В. (Санкт-Петербург)
Номера страниц
в выпуске: 1-2
Перевод: Пикиреня В.И. (Минск)
Редактура: к.м.н. Резников М.К. (Воронеж)

Резюме
После одобрения МКБ-11 Всемирной ассамблеей здравоохранения в мае 2019 г. государства-члены Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) перейдут от МКБ-10 к МКБ-11 с предоставлением отчетности по статистике здравоохранения на основе новой системы, которая начнется с 1 января 2022 г. Департамент по психическому здоровью и злоупотреблению психоактивными веществами ВОЗ опубликует «Клинические описания и диагностические рекомендации» (CDDG) для расстройств психического, поведенческого и нервного развития МКБ-11 после его одобрения. Разработка CDDG МКБ-11 за последнее десятилетие, основывалась на принципах клинической ценности и глобальной применимости, была наиболее международной, многоязычной, междисциплинарной, чем когда-либо ранее при создании классификации психических расстройств. Инновациями в МКБ-11 является предоставление последовательной и системно охарактеризованной информации, принятие подхода, основанного на всей жизни пациента, и руководство для каждого расстройства, связанное с культурой. Дименсиональные подходы были включены в классификацию, в частности для расстройств личности и первичных психотических расстройств, в соответствии с существующим уровнем доказательств. Эти подходы более совместимы с подходом, ориентированным на восстановление, устранены искусственные коморбидности и более эффективно регистрируется динамика. Здесь мы опишем основные изменения в структуре психических расстройств МКБ-11 в сравнении с МКБ-10, а также разработку двух новых глав МКБ-11, относящихся к вопросам психического здоровья. Мы проиллюстрируем ряд новых категорий, которые были добавлены в МКБ-11 и обоснования для их включения. В завершение, мы приводим описание наиболее важных изменений, которые были сделаны в каждой группе МКБ-11. Эта информация создавалась, чтобы быть полезной как клиницистам, так и исследователям, ориентирующимся на МКБ-11, и для внедрения руководства в свою профессиональную деятельность.

Ключевые слова: Международная классификация болезней, МКБ-10, диагноз, психические расстройства, клиническая полезность, дименсиональный подход, связанные с культуральными особенностями рекомендации.
Geoffrey M. Reed1,2, Michael B. First2,3, Cary S. Kogan4, Steven E. Hyman5, Oye Gureje6, Wolfgang Gaebel7, Mario Maj8, Dan J. Stein9, Andreas Maercker10, Peter Tyrer11, Angelica Claudino12, Elena Garralda11, Luis Salvador-Carulla13, Rajat Ray14, John B. Saunders15, Tarun Dua1, Vladimir Poznyak1, María Elena Medina-Mora16, Kathleen M. Pike2, José L. Ayuso-Mateos17, Shigenobu Kanba18, Jared W. Keeley19, Brigitte Khoury20, Valery N. Krasnov21, Maya Kulygina21, Anne M. Lovell22, Jair de Jesus Mari12, Toshimasa Maruta23, Chihiro Matsumoto24, Tahilia J. Rebello2,3, Michael C. Roberts25, Rebeca Robles16, Pratap Sharan26, Min Zhao 27, Assen Jablensky28, Pichet Udomratn29, Afarin Rahimi-Movaghar30, Per-Anders Rydelius31, Sabine Bährer-Kohler32, Ann D. Watts33, Shekhar Saxena34
Номера страниц
в выпуске: 3-18
1Department of Mental Health and Substance Abuse World Health Organization Geneva Switzerland 2Department of Psychiatry Columbia University Medical Center New York NY USA 3New York State Psychiatric Institute New York NY USA 4School of Psychology University of Ottawa Ottawa ON Canada 5Stanley Center for Psychiatric Research Broad Institute of Harvard and Massachusetts Institute of Technology Cambridge MA USA 6Department of Psychiatry University of Ibadan Ibadan Nigeria 7Department of Psychiatry and Psychotherapy, Medical Faculty Heinrich‐Heine University Düsseldorf Germany 8Department of Psychiatry University of Campania «LVanvitelli» Naples Italy 9Department of Psychiatry University of Cape Town, and South African Medical Research Council Unit on Risk and Resilience in Mental Disorders Cape Town South Africa 10Department of Psychology University of Zurich Zurich Switzerland 11Centre for Mental Health Imperial College London UK 12Department of Psychiatry Universidade Federal de São Paulo (UNIFESP/EPM) São Paulo Brazil 13Research School of Population Health Australian National University Canberra ACT Australia 14National Drug Dependence Treatment Centre, All India Institute of Medical Sciences, New Delhi, India 15Centre for Youth Substance Abuse Research University of Queensland Brisbane QLD Australia 16National Institute of Psychiatry Ramón de la Fuente Muñiz Mexico City Mexico 17Department of Psychiatry Universidad Autonoma de Madrid; Instituto de Salud Carlos III, Centro de Investigación Biomédica en Red de Salud Mental (CIBERSAM); Instituto de Investigación Sanitaria La Princesa Madrid Spain 18Department of Neuropsychiatry Kyushu University Fukuoka Japan 19Department of Psychology Virginia Commonwealth University Richmond VA USA 20Department of Psychiatry American University of Beirut Medical Center Beirut Lebanon 21Moscow Research Institute of Psychiatry National Medical Research Centre for Psychiatry and Narcology Moscow Russian Federation 22Institut National de la Santé et de la Recherche Médicale U988 Paris France 23Health Management Center Seitoku University Matsudo Japan 24Japanese Society of Psychiatry and Neurology Tokyo Japan 25Office of Graduate Studies and Clinical Child Psychology Program University of Kansas Lawrence KS USA 26Department of Psychiatry All India Institute of Medical Sciences New Delhi India 27Shanghai Mental Health Center and Department of Psychiatry Shanghai Jiao Tong University School of Medicine Shanghai People’s Republic of China 28Centre for Clinical Research in Neuropsychiatry University of Western Australia Perth WA Australia 29Department of Psychiatry Prince of Songkla University Hat Yai Thailand 30Iranian National Center for Addiction Studies, Tehran University of Medical Sciences Tehran Iran 31Department of Child and Adolescent Psychiatry Karolinska Institute Stockholm Sweden 32International Federation of Social Workers, Basel Switzerland 33Entabeni Hospital Durban South Africa 34Harvard T.H. Chan School of Public Health Boston MA USA
Перевод: Мурашко А.А. (Москва)
Редактура: к.м.н. Рукавишников Г.В. (Санкт-Петербург)

Резюме
Психотерапевтические вмешательства через интернет и, в частности, проводимая через интернет когнитивно-поведенческая терапия (ИКПТ) существуют по меньшей мере уже 20 лет. В данной статье мы рассматриваем подход к лечению и доказательную базу, утверждая, что ИКПТ можно рассматривать как средство распространения инноваций. ИКПТ была разработана и протестирована для нескольких психиатрических и соматических состояний, и прямые сравнительные исследования показывают, что ИКПТ под руководством терапевта более эффективна в сравнении с очередью на решение вопросов по тревожным расстройствам и депрессии, и практически столь же эффективна, как КПТ. Рассмотрены также исследования по изучению возможных нежелательных эффектов ИКПТ: значительное меньшинство людей отмечают негативные последствия, хотя частота ухудшения состояния схожа с таковой при очной терапии и ниже, чем в контрольных группах. Мы также рассматриваем исследования, посвященные механизмам происходящих изменений, согласно которым единичные модераторы и медиаторы были определены. Мы учли недавнюю тенденцию, нацеленную на приобретение знаний, а также обсудили возможности и препятствия внедрения ИКПТ. Последнее включает в себя результаты, свидетельствующие о том, что отношение к ИКПТ может быть не столь положительным, как при использовании современных технологий в качестве дополнения к очной терапии (т.е. комбинированной терапии). Наконец, мы обсуждаем будущие направления, включая роль технических средств и машинного обучения, комбинированной терапии, адаптацию терапии для меньшинств и незападных стран, другие терапевтические подходы, помимо ИКПТ (включая психодинамическую и межличностную психотерапию, осуществляемую через интернет, а также терапию принятия и ответственности), появляющиеся рекомендации и важность публикации негативных результатов.

Ключевые слова: психотерапевтические вмешательства через интернет, когнитивно-поведенческая терапия, инновации, тревожные расстройства, депрессия, модераторы и медиаторы, нежелательные эффекты, комбинированная терапия, внедрение.
Gerhard Andersson1,2, Nickolai Titov3,4, Blake F. Dear3,4, Alexander Rozental2,5, Per Carlbring6,7
Номера страниц
в выпуске: 19-27
1Department of Behavioural Sciences and Learning, Linköping University, Linköping, Sweden 2Department of Clinical Neuroscience, Division of Psychiatry, Karolinska Institutet, Stockholm, Sweden 3MindSpot Clinic, Macquarie University, Sydney, Australia 4CentreClinic, Department of Psychology, Macquarie University, Sydney, Australia 5Institute of Child Health, University College London, London, UK 6Department of Psychology, Stockholm University, Stockholm, Sweden 7Department of Psychology, University of Southern Denmark, Odense, Denmark
Выздоровление является новой парадигмой для здравоохранения в области психического здоровья во всем мире. Одной из ее особенностей является больший акцент на субъективный опыт – каково это жить с шизофренией и другими психотическими расстройствами?
Mike Slade1, Laura Blackie2, Eleanor Longden3
Номера страниц
в выпуске: 28-29
1School of Health Sciences, Institute of Mental Health, University of Nottingham, Nottingham, UK 2School of Psychology, University of Nottingham, Nottingham, UK 3Psychosis Research Unit, Greater Manchester Mental Health NHS Foundation Trust, Manchester, UK
Удовлетворенность пациентов медицинской помощью часто рассматривается как важная часть процесса и качества психиатрической помощи.
Stefan Priebe1, Elisabetta Miglietta2
Номера страниц
в выпуске: 29-30
1Unit for Social and Community Psychiatry, Queen Mary University of London, London, UK 2Section of Psychiatry, Department of Neuroscience, Biomedicine and Movement Science, University of Verona, Verona, Italy
Идея лечения людей, переживающих «кризис» психического здоровья, вне стационарных условий не нова1. 700 лет назад в Геле, Бельгия, была создана система семейного патронажного оказания помощи лицам с психическими расстройствами в трудные периоды. В 1930-х годах A. Querido создал систему домашнего лечения в Амстердаме, Нидерланды.
Brynmor Lloyd Evans, Sonia Johnson
Номера страниц
в выпуске: 30-31
Division of Psychiatry, University College London, London, UK
Изучение 669 рандомизированных контролируемых и неконтролируемых исследований, включавших почти 84 000 взрослых пациентов, проходивших психотерапию, показало, что почти 20% пациентов преждевременно прекращают психотерапевтическое лечение вне зависимости от подходов (когнитивно-поведенческих, гуманистических или психодинамических)1.
Falk Leichsenring1, Lea Sarrar2,3, Christiane Steinert1,2
Номера страниц
в выпуске: 32-33
1Department of Psychosomatics and Psychotherapy, Justus-Liebig-University, Giessen, Germany 2Department of Psychology, Medical School Berlin, Berlin, Germany 3Department of Audiology and Phoniatrics, Charité-University Medicine Berlin, Berlin, Germany
Перевод: Пальчикова Е.И. (Санкт-Петербург)
Редактура: к.м.н. Чумаков Е.М. (Санкт-Петербург)

Конвенция Организации Объединенных Наций (ООН) о правах инвалидов (КПИ) является самым современным международным правовым документом о правах людей с ограниченными возможностями здоровья. К таким людям также относятся и лица с тяжелыми психическими расстройствами. Согласно авторитетному толкованию важнейшей статьи (Статья 12 – Равенство перед законом) Комитета по правам инвалидов ООН, недобровольное содержание и лечение людей с ограниченными возможностями психического здоровья запрещены Конвенцией. Считается, что как традиционное право в области психического здоровья, так и «нормы, основанные на правоспособности», нарушают Конвенцию. Однако некоторые органы ООН не полностью согласны (например, Комитет ООН по правам человека и Подкомитет по предупреждению пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания), в то время как другие являются менее явно абсолютистскими (например, Совет по правам человека). Кроме того, ряд академических кругов выступили с резкой критикой позиции Комитета КПИ. Эти критические замечания сосредоточены на вопросе, можно ли игнорировать роль способности человека принимать решение независимо от обстоятельств. Большая часть вышеизложенных дебатов посвящена понятию «право- и дееспособность» и часто повторяющейся в настоящее время концепции, согласно которой необходимо всегда уважать «волю и предпочтения» лица с ограниченными возможностями здоровья. Однако «воля и предпочтения» остаются неопределенными. В этой статье я предлагаю анализ «воли и предпочтений», который может прояснить интервенции, которые могут быть приемлемыми или неприемлемыми в соответствии с положениями Конвенции ООН.

Ключевые слова: Конвенция ООН, права человека, люди с ограниченными возможностями здоровья, КПИ ООН, психические расстройства, недобровольное лечение, закон о психическом здоровье, правоспособность, дееспособность, воля, предпочтения, лучшие интересы, принятие решений замещающим лицом.
George Szmukler
Номера страниц
в выпуске: 34-41
Institute of Psychiatry, Psychology and Neuroscience, King’s College London, London, UK
Психическое здоровье выходит из тени. На повестке дня – права человека, и правозащитники все чаще призывают к равному финансированию сферы психического здравоохранения с другими медицинскими отраслями, сокращению неравенства в лечении людей в кризисных ситуациях, особенно в странах с низким и средним доходом.
Dainius Puras1,2, Piers Gooding3
Номера страниц
в выпуске: 42-43
1United Nations Special Rapporteur on the Right to Physical and Mental Health; 2Clinic of Psychiatry, Faculty of Medicine, Vilnius University, Vilnius, Lithuania; 3Melbourne Social Equity Institute, University of Melbourne, Melbourne, VIC, Australia
Психическое здоровье стало глобальным приоритетом. Решающее значение имеет расширение охвата вариантов лечения и вспомогательных услуг. 
Michelle Funk, Natalie Drew
Номера страниц
в выпуске: 43-45
Department of Mental Health and Substance Abuse, World Health Organization, Geneva, Switzerland
В дискуссии с Комитетом Организации Объединенных Наций (ООН) по осуществлению Конвенции о правах инвалидов (КПИ) G. Szmukler1 сосредотачивает внимание на правильной трактовке понятий «воля и предпочтения» человека.
Tilman Steinert
Номера страниц
в выпуске: 45-46
Clinic for Psychiatry and Psychotherapy I, Ulm University, Centers for Psychiatry Suedwuerttemberg, Ravensburg, Germany
Конвенция Организации Объединенных Наций (ООН) о правах инвалидов (КПИ)1 стала ожидаемым событием для всех тех, кто занимается защитой прав людей с психическими расстройствами и психосоциальными нарушениями.
José Miguel Caldas de Almeida
Номера страниц
в выпуске: 46-47
Lisbon Institute of Global Mental Health, Chronic Diseases Research Center, Nova Medical School/Nova University of Lisbon, Lisbon, Portugal
В работе G. Szmukler1 представлен глубокий анализ некоторых важных аспектов Конвенции Организации Объединенных Наций (ООН) о правах инвалидов (КПИ), которые делают проблематичной ее имплементацию в законодательные нормы и положения сферы охраны психического здоровья. 
Silvana Galderisi
Номера страниц
в выпуске: 47-48
Department of Psychiatry, University of Campania L. Vanvitelli, Naples, Italy
Работу G. Szmukler1 следует понимать в контексте Конвенции о правах инвалидов (КПИ) целиком и в смысле целей, к которым Конвенция стремится.
Peter Bartlett
Номера страниц
в выпуске: 49-50
School of Law and Institute of Mental Health, University of Nottingham, Nottingham, UK
G. Szmukler1 выступает за толкование «воли и предпочтений», которое позволяет оценивать способность к принятию решений на основании функциональной оценки психической дееспособности, используемой для интерпретации решений тех, чьи воля и предпочтения оказываются противоречивыми.
Eilionóir Flynn
Номера страниц
в выпуске: 50-51
Centre for Disability Law and Policy, National University of Ireland Galway, Galway, Ireland
Конвенция ООН о правах инвалидов (the United Nations (UN) Convention on the Rights of Persons with Disabilities – CRPD)1 вызвала довольно масштабную полемику вокруг статей 12 (Равенство перед законом) и 14 (Свобода и личная неприкосновенность) и их соотнесение с принудительной госпитализацией и лечением.
Charlene Sunkel
Номера страниц
в выпуске: 52-53
South African Federation for Mental Health, Global Mental Health Peer Network, Randburg West, South Africa
Перевод: Шишорин Родион (Москва)
Редактура: к.м.н. Бойко А.С. (Томск) 

Резюме
Мы объединили и сравнили мета-анализы фармакологических и нефармакологических мер, направленных на показатели физического здоровья людей с расстройствами шизофренического спектра. Большая часть баз данных была просмотрена до 1 июня 2018 года. Из 3709 совпадений при поиске было включено 27 мета-анализов, представляющих 128 мета-проанализированных исследований и 47 231 обследованного участника. 
В целом мета-анализы характеризуются адекватностью и высоким качеством, но анализируемые исследования – в меньшей степени. Наиболее эффективными мерами по снижению веса были индивидуальное консультирование по образу жизни (стандартная разница средних – standardized mean difference, SMD=-0,98)) и применение физических упражнений (SMD=-0,96), за которыми следуют обучение психологической самопомощи (SMD=-0,77), поддержка арипипразолом (SMD=-0,73), применение топирамата (SMD=-0,72), d-фенфлурамина (SMD=-0,54) и метформина (SMD=-0,53). Относительно уменьшение окружности талии поддержка арипипразолом (SMD=-1,10) и применение топирамата (SMD=-0,69) показали наилучшую достоверность, потом следует контроль за питанием (SMD=-0,39). Контроль за питанием был единственной мерой, которая достоверно улучшала (диастолическое) артериальное давление (SMD=-0,39). Смена препарата с оланзапина на кветиапин или арипипразол (SMD=-0,71) и применение метформина (SMD=-0,65) показали наибольшую эффективность по снижению уровня глюкозы крови, за чем следовали применение агонистов рецепторов глюкагоноподобного пептида-1 (SMD=-0,39), контроль за питанием (SMD=-0,37) и поддержка арипипразолом (SMD=-0,34); в свою очередь преодолевать инсулинорезистентность удавалось лучше всего с метформином (SMD=-0,75) и розиглитазоном (SMD=-0,44). Топирамат имел наибольший эффект относительно концентраций триглицеридов (SMD=-0,68) и липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) (SMD=-0,80); в свою очередь метформин имел наиболее благоприятный эффект на общий холестерин (SMD=-0,51) и липопротеины высокой плотности (ЛПВП) (SMD=-0,45). Коррекция образа жизни давала малый эффект относительно триглицеридов, общего холестерина и ЛПНП (SMD= от -0,35 до -0,37). Только применение физических упражнений увеличивало толерантность к физической нагрузке (SMD=1,81). Несмотря на частые физические сопутствующие заболевания и преждевременную смертность, главным образом из-за этих повышенных рисков для физического здоровья, современные данные о фармакологических и немедикаментозных вмешательствах у людей с шизофренией для профилактики и лечения этих состояний по-прежнему ограничены, и в ближайшее время требуется больше масштабных исследований в этом направлении.

Ключевые слова: шизофрения, психоз, физическое здоровье, масса тела, артериальное давление, глюкоза, инсулин, триглицериды, холестерин, консультирование по образу жизни, физическая активность, контроль за питанием, метформин, топирамат, смена антипсихотиков.
Davy Vancampfort1,2, Joseph Firth3-5, Christoph U. Correll6-8, Marco Solmi9, Dan Siskind10,11, Marc De Hert2,12, Rebekah Carney4, Ai Koyanagi13,14, Andrй F. Carvalho15,16, Fiona Gaughran17,18, Brendon Stubbs17,18
Номера страниц
в выпуске: 54-66
1KU Leuven Department of Rehabilitation Sciences, Leuven, Belgium; 2University Psychiatric Centre KU Leuven, Kortenberg, Belgium; 3NICM Health Research Institute, Western Sydney University, Westmead, Australia; 4Division of Psychology and Mental Health, University of Manchester, Manchester, UK; 5Centre for Youth Mental Health, University of Melbourne, Melbourne, Australia; 6Hofstra Northwell School of Medicine Hempstead, New York, NY, USA; 7Department of Psychiatry, Zucker Hillside Hospital, New York, NY, USA; 8Department of Child and Adolescent Psychiatry, Charité Universitätsmedizin, Berlin, Germany; 9Department of Neurosciences, University of Padua, Padua, Italy; 10Metro South Addiction and Mental Health Service, Brisbane, Australia; 11School of Medicine, University of Queensland, Brisbane, Australia; 12KU Leuven Department of Neurosciences, Leuven, Belgium; 13Research and Development Unit, Parc Sanitari Sant Joan de Déu, Universitat de Barcelona, Fundació Sant Joan de Déu, Barcelona, Spain; 14Instituto de Salud Carlos III, Centro de Investigación Biomédica en Red de Salud Mental, CIBERSAM, Madrid, Spain; 15Centre for Addiction and Mental Health, Toronto, Ontario, Canada; 16Department of Psychiatry, University of Toronto, Toronto, Ontario, Canada; 17South London and Maudsley NHS Foundation Trust, London, UK; 18Institute of Psychiatry, Psychology and Neuroscience, King’s College London, London, UK
Перевод: Пальчикова Е.И. (Санкт-Петербург)
Редактура: к.м.н. Федотов И.А. (Рязань)

Обоснованность классификации неаффективных и аффективных психозов как отдельных нозологий оспаривается, но, несмотря на призывы к альтернативным подходам к диагностике психотических синдромов, эмпирических попыток идентифицировать трансдиагностические фенотипы психозов по-прежнему мало. Цель исследования – изучить обоснованность и полезность общих и специфических дименсий психозов, протекающих по типу шизофрении, шизоаффективного расстройства (ШАР) и биполярного аффективного расстройства (БАР) I типа с психотическими симптомами. Результаты по шкалам PANSS (шкала оценки продуктивных и негативных синдромов), YMRS (шкала мании Янга) и MADRS (шкала депрессии Монтгомери–Асберг), полученные в ходе обследования пациентов многоцентрового консорциума B-SNIP , включавшего 933 пациента, из которых 397 были с диагнозом шизофрении, 224 – ШАР и 312 с диагнозом БАР I типа с психотическими симптомами, обрабатывались с помощью  многомерного IRT-моделирования (многомерная модель на основе современной теории латентных черт). Бифакторная модель с  одной общей дименсией психоза, двумя дименсиями неаффективных и аффективных психотических симптомов и пятью специфическими дименсиями  (депрессия, мания, дезорганизация мышления, негативная и продуктивная симтоматика)  оказалась наиболее подходящей. C точки зрения прогнозирования B-SNIP биотипа психоза дименсиональная классификация оказалась более точной, чем категориальная, как в DSM. Значения общей дименсии психоза, продуктивных, негативных симптомов и дезорганизации мышления были выше у пациентов афроамериканского, чем у пациентов кавказского происхождения. Дименсиональная диагностика позволила точно классифицировать диагнозы по категориальной системе DSM. В данном исследовании демонстрируется валидность и утилитарность трансдиагностических симптоматических дименсий психоза, выходящих за традиционные диагностические границы психотических расстройств. Полученные результаты также открывают перспективные направления для исследований на стыке дименсиональных психопатологических фенотипов и основных нейробиологических дименсий психопатологии.

Ключевые слова: психоз, трансдиагностические фенотипы, шизофрения, шизоаффективное расстройство, биполярное аффективное расстройство с психотическими симптомами, дименсии общего симптома, дименсии специфических симптомов, биотипы.
Ulrich Reininghaus1-3, Jan R. Böhnke4,5, UnYoung Chavez-Baldini2, Robert Gibbons6, Elena Ivleva7, Brett A. Clementz8, Godfrey D. Pearlson9, Matcheri S. Keshavan10, John A. Sweeney11, Carol A. Tamminga7
Номера страниц
в выпуске: 67-76
1 Central Institute of Mental Health, Medical Faculty Mannheim, University of Heidelberg, Mannheim, Germany; 2 Department of Psychiatry and Neuropsychology, School for Mental Health and Neuroscience, Maastricht University, Maastricht, The Netherlands; 3 Centre for Epidemiology and Public Health, Health Service and Population Research Department, Institute of Psychiatry, Psychology & Neuroscience, King’s College London, London, UK; 4 Dundee Centre for Health and Related Research, School of Nursing and Health Sciences, University of Dundee, Dundee, UK; 5 Department of Health Sciences, University of York, York, UK; 6 Department of Medicine and Public Health Sciences, University of Chicago, Chicago, IL, USA; 7 Department of Psychiatry, UT Southwestern University, Dallas, TX, USA; 8 Departments of Psychology and Neuroscience, Bio-Imaging Research Center, University of Georgia, Athens, GA, USA; 9 Department of Psychiatry, Yale University, New Haven, CT, USA; 10Beth Israel Hospital, Harvard University, Boston, MA, USA; 11Department of Psychiatry and Behavioral Neuroscience, University of Cincinnati, Cincinnati, OH, USA
Перевод: Шуненков Д.А. (Иваново)
Редактура: к.м.н. Потанин С.С. (Москва)

Своевременное определение риска посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) является необходимым условием для эффективной медицинской помощи и профилактики. Мы представляем инструмент оценки риска, позволяющий рассчитать индивидуальную вероятность развития ПТСР на основе ранних предикторов. Члены Международного консорциума по прогнозированию ПТСР (ICPP) поделились индивидуальными данными участников из десяти лонгитюдных исследований гражданских пострадавших от травм, обратившихся в центры неотложной помощи в шести странах. Участники, удовлетворяющие критериям включения (N=2473), прошли первоначальную клиническую оценку в течение 60 дней после травмы и по крайней мере одну оценку при последующем наблюдении 4-15 месяцев спустя. Выраженность симптомов ПТСР и диагностический статус каждый раз оценивались по клинической шкале ПТСР для DSM-IV (CAPS). Данные об образовании участников, наличии предшествующей травмы в течение жизни, семейном положении и социально-экономическом статусе, полученные из различных исследований, были оценены и гармонизированы. Основной конечной точкой исследования была вероятность последующего развития ПТСР с учетом ранних предикторов. Распространенность ПТСР при последующем наблюдении составила 11,8% (9,2% для мужчин и 16,4% для женщин). Логистическая модель, основанная на выраженности ранних симптомов ПТСР (начальный общий балл CAPS) в качестве предиктора, дала возможность весьма точной оценки развития ПТСР при последующем наблюдении (прогнозируемые пр. наблюдаемых вероятностей: r=0,976). Добавление женского пола респондентов, более низкого уровня образования и воздействия предшествующей межличностной травмы к модели привело к более высоким оценкам вероятности ПТСР с аналогичной точностью модели (прогнозируемые пр. наблюдаемых вероятностей: r=0,941). Настоящая модель может быть скорректирована с учетом других травматических обстоятельств и факторов риска, не охваченных ICPP (например, биологических, социальных). Наряду с их использованием в общей медицине, модели оценки риска могут быть использованы для принятия клинических решений  в психиатрии. Есть надежда, что количественная оценка риска ПТСР станет первым шагом на пути к систематической профилактике этого расстройства.

Ключевые слова: посттравматическое стрессовое расстройство, прогнозирование, инструмент оценки риска, выжившие после травмы, клиническая шкала ПТСР для DSM-IV (CAPS), женский пол, более низкое образование, воздействие предшествующей межличностной травмы, профилактика.
Arieh Y. Shalev1, Martin Gevonden2, Andrew Ratanatharathorn3, Eugene Laska1, Willem F. van der Mei1, Wei Qi1, Sarah Lowe4, Betty S. Lai5, Richard A. Bryant6, Douglas Delahanty7, Yutaka J. Matsuoka8, Miranda Olff9, Ulrich Schnyder10, Soraya Seedat11,Terri A. deRoon-Cassini12, Ronald C. Kessler13, Karestan C. Koenen14; International Consortium to Predict PTSD*
Номера страниц
в выпуске: 77-87
1Department of Psychiatry, New York University School of Medicine, New York, NY, USA; 2Department of Biological Psychology, Vrije Universiteit, Amsterdam, The Nether- lands; 3Department of Epidemiology, Columbia University Mailman School of Public Health, New York, NY, USA; 4Department of Psychology, Montclair State University, Montclair, NJ, USA; 5Department of Counseling, Developmental and Educational Psychology, Lynch School of Education, Boston College, Chestnut Hill, MA, USA; 6School of Psychology, University of New South Wales, Sydney, NSW, Australia; 7Department of Psychological Sciences, Kent State University, Kent, OH, USA; 8Division of Health Care Research, Center for Public Health Sciences, National Cancer Center Japan,Tokyo, Japan; 9Department of Psychiatry, University of Amsterdam, Amsterdam, The Netherlands, and Arq Psychotrauma Expert Group, Diemen,The Netherlands; 10University of Zurich, Zurich, Switzerland; 11Department of Psychiatry, Stellenbosch University, Parow, Cape Town, South Africa; 12Department of Surgery, Medical College of Wisconsin, Milwaukee, WI, USA; 13Department of Health Care Policy, Harvard Medical School, Boston, MA, USA; 14Department of Epidemiology, Harvard T.H. Chan School of Public Health, Boston, MA, USA * Члены Международного консорциума по прогнозированию ПТСР перечислены в приложении
Перевод: Шкурина Ж.В. (Москва)
Редактура: к.м.н. Бойко А.С. (Томск)

На содержание и организацию охраны психического здоровья серьезно повлиял подход, согласно которому проблемы психического здоровья понимаются как поддающиеся диагностике расстройства с возможностью их лечения практикующими специалистами, применяющими рекомендации по доказательным практикам (evidence-based practice – EBP) симптом-редуцирования на групповом уровне. Однако модель доказательных практик симптом-редуцирования подвергается давлению, поскольку она может представляться изолированной от нужд пациентов, игнорирует доказательства транссиндромальной природы психических расстройств, преувеличивает роль технических аспектов лечения по сравнению с межличностной и ритуальной составляющими ухода и недооценивает отсутствие возможности распространения результатов от доказательных практик с группового уровня на индивидуальный. Все больше данных указывают на то, что психические расстройства редко «излечиваются» и их корректнее рассматривать в качестве уязвимостей. Уровень жизни может значимо возрасти в том случае, если люди научатся жить с психической уязвимостью в результате длительного процесса повышения своей жизнестойкости в социальных и экзистенциальных аспектах. В данной работе мы анализируем, как бы выглядели службы охраны психического здоровья, если бы вышеупомянутые факторы принимались во внимание. Служба охраны психического здоровья в XXI веке наилучшим образом может быть представлена как небольшое оздоровительное сообщество, способствующее налаживанию связей и повышению устойчивости при обучении жизни с психической уязвимостью, дополненное ограниченным числом религиозных учреждений. Коллегиальная поддержка, организуемая на уровне восстановительных колледжей, могла бы составить основу сообщества. Лечение должно быть направлено на транссиндромальную редукцию симптомов с ориентацией на более высокоуровневый процесс экзистенциального восстановления и на социальную активность; оно должно применяться специалистами, обученными сотрудничать, принимать во внимание личную историю и максимизировать эффекты, полученные от терапевтических отношений и исцеляющих воздействий ритуальных взаимодействий. Наконец, интеграция в систему общественного психического здоровья электронных сообществ, оказывающих информационную, коллегиальную и гражданскую поддержку и предлагающих ряд основанных на пользовательском рейтинге решений для самопомощи, могла бы помочь преодолеть разрыв между широкой распространенностью типичных видов психических расстройств и сравнительно ограниченными возможностями любой службы охраны психического здоровья.

Ключевые слова: охрана психического здоровья, доказательные практики, межличностные составляющие ухода, общественное здравоохранение, жизнестойкость, коллегиальная поддержка, транссиндромальное симптом-редуцирование, выздоровление, электронные сообщества.
Jim van Os1-3, Sinan Guloksuz2,4, Thomas Willem Vijn5, Anton Hafkenscheid6, Philippe Delespaul2,7
Номера страниц
в выпуске: 88-96
1Department of Psychiatry, Brain Centre Rudolf Magnus, University Medical Centre Utrecht, Utrecht, The Netherlands; 2Department of Psychiatry and Psychology, Maastricht University Medical Centre, Maastricht, The Netherlands; 3Department of Psychosis Studies, King’s College London, King’s Health Partners, Institute of Psychiatry, London, UK; 4Department of Psychiatry, Yale University School of Medicine, New Haven, CT, USA; 5Radboud University Medical Center, Radboud Institute for Health Sciences, Scientific Center for Quality of Healthcare, Nijmegen, The Netherlands; 6Arkin/Sinai Centrum, Amsterdam, The Netherlands; 7Mondriaan, Heerlen/Maastricht, The Netherlands
С психическим расстройством сталкивается каждый четвертый житель планеты, но доступ к специализированной помощи для многих нуждающихся в ней затруднен1.  Преодолеть этот барьер могли бы мобильные приложения в сфере психического здоровья, поскольку согласно прогнозам к 2020 году число обладателей смартфонов достигнет трех миллиардов.
John Torous1, Gerhard Andersson2, Andrew Bertagnoli3, Helen Christensen4, Pim Cuijpers5, Joseph Firth6,7, Adam Haim8, Honor Hsin9, Chris Hollis10, Shon Lewis7, David C. Mohr11, Abhishek Pratap12, Spencer Roux1, Joel Sherrill8, Patricia A. Arean12
Номера страниц
в выпуске: 97-98
1Beth Israel Deaconess Medical Center, Harvard Medical School, Boston, MA, USA; 2Linköping University, Linköping, Sweden and Karolinska Institute, Stockholm, Sweden; 3Optum, Eden Prairie, MN, USA; 4Black Dog Institute, University of New South Wales, Sydney, NSW, Australia; 5Vrije Universiteit Amsterdam, Amsterdam, TheNetherlands; 6Western Sydney University, Penrith, NSW, Australia; 7University of Manchester, Manchester, UK; 8National Institute of Mental Health, Bethesda, MD, USA; 9Verily Life Sciences, South San Francisco, CA, USA; 10University of Nottingham, Nottingham, UK; 11Northwestern University, Chicago, IL, USA; 12University of Washington, Seattle, WA, USA
AVATAR-терапия была впервые предложена и описана J. Leff и соавторами1. 
Tom K.J. Craig
Номера страниц
в выпуске: 98-100
Institute of Psychiatry, Psychology and Neuroscience, King’s College London,London, UK
Все больше детей по всему миру сталкиваются с нестабильной семейной ситуацией вследствие разводов или расставания родителей, а также в тех случаях, когда дети рождаются вне брака или в сожительстве1. 
Brian D’Onofrio1,2, Robert Emery3
Номера страниц
в выпуске: 100-101
1 Department of Psychological and Brain Sciences, Indiana University, Bloomington, IN, USA; 2 Department of Medical Epidemiology and Biostatistics, Karolinska Institutet, Stockholm, Sweden; 3 Department of Psychology, University of Virginia, Charlottesville, VA, USA
В связи с природными катастрофами, войнами, политическими конфликтами интерес к резилентности (устойчивости) человека повышается, и новые данные способствуют осознанию факта, что неблагополучие в детстве может сказаться на здоровье и самочувствии уже во взрослом возрасте1,2.
Ann S. Masten
Номера страниц
в выпуске: 101-103
Institute of Child Development, University of Minnesota Twin Cities, Minneapolis, MN, USA
С момента появления нейролептиков и до настоящего времени негативные симптомы являются основным компонентом шизофрении и связаны с неблагоприятными клиническими исходами (с точки зрения восстановления, качества жизни, субъективного благополучия).
Alex S. Cohen1, Elana Schwartz1, Thanh P. Le1, Taylor Fedechko1, Brian Kirkpatrick2, Gregory P. Strauss3
Номера страниц
в выпуске: 104-105
1Department of Psychology, Louisiana State University, Baton Rouge, LA, USA; 2Department of Psychiatry and Behavioral Sciences, Reno School of Medicine, University of Nevada, Reno, NV, USA; 3Department of Psychology, University of Georgia, Athens, GA, USA
В последние годы в качестве возможного ключевого фенотипического маркера спектра шизофрении появилась концепция основных (ключевых, минимальных) нарушений самосознания1.
Barnaby Nelson1,2, Suzie Lavoie1,2, Lukasz Gaweda3,4, Emily Li1,2, Louis A. Sass5, Dan Koren6, Patrick D. McGorry1,2, Bradley N. Jack7, Josef Parnas8, Andrea Polari1,2,9, Kelly Allott1,2, Jessica A. Hartmann1,2, Thomas J. Whitford7
Номера страниц
в выпуске: 105-106
1Orygen, The National Centre of Excellence in Youth Mental Health, Melbourne, Australia; 2Centre for Youth Mental Health, University of Melbourne, Melbourne, Australia; 3Department of Psychiatry and Psychotherapy, University Medical Center Hamburg-Eppendorf, Hamburg, Germany; 4II Department of Psychiatry, Medical University of Warsaw, Warsaw, Poland; 5Rutgers University, New York, New York, USA; 6Psychology Department, University of Haifa, Haifa, Israel; 7School of Psychology, University of New South Wales, Sydney, Australia; 8University of Copenhagen, Copenhagen, Denmark; 9Orygen Youth Health Clinical Program, Melbourne, Australia
Около половины всех психических расстройств проявляются к 14 годам1. У подростков депрессия является основной причиной инвалидности, тревога занимает седьмое место, а самоубийство является третьей по распространенности причиной смерти1.
Katie S. Dawson1, Sarah Watts2, Kenneth Carswell2,Melissa Harper Shehadeh2, Mark J.D. Jordans3,4, Richard A. Bryant1, Kenneth E. Miller3, Aiysha Malik2,5, Felicity L. Brown3, Chiara Servili2,Mark van Ommeren2
Номера страниц
в выпуске: 107-108
1School of Psychology, University of New South Wales, Sydney, NSW, Australia; 2Department of Mental Health and Substance Abuse, World Health Organization,Geneva, Switzerland; 3Department of Research and Development, War Child, Amsterdam, The Netherlands; 4Center for Global Mental Health, Institute of Psychiatry, Psychology & Neuroscience, King’s College London, London, UK; 5Oxford Institute of Clinical Psychology Training, Isis Education Centre, University of Oxford, Oxford, UK
Известно, что посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и депрессия являются распространенными расстройствами среди молодых беженцев и вынужденных переселенцев. Ввиду большого количества недавних и продолжающихся вооруженных конфликтов становится все более заметной необходимость эффективных методов их лечения в данной группе населения.
Nexhmedin Morina, Tim Nicolai Sterr
Номера страниц
в выпуске: 108-109
Institute of Psychology, University of Munster, Munster, Germany
Психозы – тяжелые неоднородные по структуре психические состояния с мультифакторной этиологией. В недавнем обширном обзоре, опубликованном в данном журнале1, среди условий нахождения в группе клинически высокого риска развития психоза (CHR) была такая черта как ангедония (как часть шизотипического конструкта), что было отмечено как многообещающий фактор, который можно использовать для ранней диагностики психозов.
Chantal Michel1, Rahel Fluckiger1, Jochen Kindler1, Daniela Hubl2 , Michael Kaess1,3, Frauke Schultze-Lutter1,4
Номера страниц
в выпуске: 110-111
1University Hospital of Child and Adolescent Psychiatry and Psychotherapy, University of Bern, Bern, Switzerland; 2Translational Research Center, University Hospital of Psychiatry and Psychotherapy, University of Bern, Bern, Switzerland; 3Department of Child and Adolescent Psychiatry, Center for Psychosocial Medicine, University of Heidelberg, Heidelberg, Germany; 4Department of Psychiatry and Psychotherapy, Heinrich-Heine-University, Dusseldorf, Germany;
Пограничное расстройство личности (ПРЛ) является одним из наиболее часто используемых диагнозов в европейской и американской психиатрии. 
Maja Zandersen1, Josef Parnas1,2
Номера страниц
в выпуске: 111-112
1 Mental Health Centre Glostrup, Institute of Clinical Medicine, University Hospital of Copenhagen, Copenhagen, Denmark; 2 Center for Subjectivity Research, University of Copenhagen, Copenhagen, Denmark
В настоящее время около 150 миллионов человек во всем мире страдают от большого депрессивного расстройства (в дальнейшем, депрессии). Каждая пятая женщина и каждый восьмой мужчина в течение своей жизни переносят депрессивный эпизод.
Johan Ormel1, Pim Cuijpers2, Anthony F. Jorm3, Robert Schoevers1
Номера страниц
в выпуске: 112-114
1 University of Groningen, Groningen, The Netherlands; 2 Free University, Amsterdam, The Netherlands; 3 University of Melbourne, Melbourne, SA, Australia
Во время каждого нового срока председательства WPA реализуется План действий, основанный на нашей предыдущей работе. Наш План1,2 на 2017–2020 гг. укрепляет ориентацию на профессиональные сообщества.
Helen Herrman
Номера страниц
в выпуске: 115-116
WPA President
Во всем мире большинству молодых людей с проблемами в области психического здоровья не хватает поддержки и доступа к необходимой им помощи1.
Moitreyee Sinha1, Pamela Collins2, Helen Herrman3,4
Номера страниц
в выпуске: 116-117
1citiesRISE; 2University of Washington, Seattle, WA, USA; 3World Psychiatric Association; 4Orygen, The National Centre of Excellence in Youth Mental Health, and University of Melbourne, Melbourne, Australia
В рамках 18-го Всемирного конгресса психиатров, состоявшегося в Мехико с 27 по 30 сентября 2018 года, проведено несколько мероприятий, посвященных разделу психических и поведенческих расстройств в структуре Международной классификации болезней и проблем со здоровьем 11-го пересмотра (МКБ-11). Обсуждение вопросов происходило в ходе пленарных заседаний и нескольких презентаций.
Vincenzo Giallonardo
Номера страниц
в выпуске: 117-118
WHO Collaborating Centre for Research and Trainingin Mental Health, University of Campania L. Vanvitelli, Naples, Italy

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир