Центр гравитации в мозге: как сеть пассивного режима работы мозга помогает понять самость №03 2018

Психиатрия Всемирная психиатрия - Центр гравитации в мозге: как сеть пассивного режима работы мозга помогает понять самость

Номера страниц в выпуске:272-273
Для цитированияСкрыть список
Christopher G. Davey1,2, Ben J. Harrison3. Центр гравитации в мозге: как сеть пассивного режима работы мозга помогает понять самость. Всемирная психиатрия. 2018; 03: 272-273
Самость (self) – неуловимое понятие. У нас есть интуитивное понимание того, к чему оно относится, но самость не поддается простому определению. Некоторое согласие есть в отношении того, что самость может быть в общих чертах разделена на то, что У. Джеймс называл «I» и «me»: «I» – личность, которая переживает опыт, и «me» – самость, расширенную в пространстве и во времени и воспринимаемую как объект1. В это понятие входит самость как физический объект (тело) и как абстрактный объект с убеждениями и взглядами. Разделение самости, как у Джеймса, было предложено Дамасио (основное и автобиографическое «я»)2 и Галлахером (минимальная и нарративная самость)3.
Философ Д. Деннетт определяет самость как «центр нарративной гравитации»4. Это определение включает в себя идею самости как центра переживания опыта и самости, которая обретается в непрерывном нарративе. Используя центр гравитации как метафору для самости, Деннетт хотел подчеркнуть, что это – как и самость – абстракция с нефизическими свойствами. Центр гравитации – это лишь концепция, полезная для предсказания характеристик объекта (в какой момент он опрокинется?). Так же надо смотреть и на самость: как на полезную абстракцию, с существованием которой мы все можем согласиться, но которая не может быть с точностью определена в физических терминах. 
Деннетт говорит, что «это категориальная ошибка – искать самость в мозге» и что он не может вообразить момент, когда мы скажем: «Вот она, эта клетка, прямо в центре гиппокампа (или где-нибудь в другом месте) – это и есть самость!»4. В некотором смысле он прав: мы не можем указать расположение самости в определенной области мозга. Но современные техники нейровизуализации показывают, что аспекты самости связаны с динамически координируемой активностью масштабной сети в мозге. Имеется в виду сеть пассивного режима работы мозга (DMN).
DMN состоит в первую очередь из медиальной префронтальной коры (MPFC) и коры задней части поясной извилины (PCC), расположенных вдоль средней линии мозга вместе с нижними теменными и медиальными височными областями. Эта сеть была обнаружена в ходе исследований по радионуклидной визуализации, когда было отмечены области, систематически показывавшие снижение уровня активности при выполнении участниками различных целенаправленных задач5. Эти области были обозначены как области «пассивного режима», потому что, как было решено, характер их активности соответствует активности мозга при отсутствии каких-либо определенных задач6. Эта гипотеза нашла подтверждение в других наблюдениях, включая исследования функциональной активности DMN в состоянии покоя.
Идея о том, что DMN лежит в основе процессов, связанных с самостью, была продемонстрирована экспериментами и исследованиями, в которых у участников было ослаблено самоосознание (например, при засыпании или под наркозом). Перекрывающиеся области DMN, как правило, активируются задачами, требующими саморефлексии, с разными схемами активации, в зависимости от компонентов задачи.
Передний отдел DMN – в особенности дорсальная область MPFC – сильнее активируется самонаправленными мыслями: например, требующей усилий оценкой своих качеств или размышлениями о себе в контексте прошлого и будущего времени. Задний отдел DMN, в свою очередь, значительнее активируется в пассивном состоянии покоя. Здесь интегрируются пространственные и интероцептивные репрезентации тела вместе с низкоуровневым наблюдением за собственным окружением.
В последнее время мы, изучая, как MPFC и PCC совместно действуют в процессе самореференции, показали, что PCC координирует производство релевантных само-репрезентаций, в то время как MPFC отбирает и направляет репрезентации в сознание7.
Визуализационные «коннектомные» подходы, раскрывающие в динамической, охватывающей весь мозг перспективе, какие области мозга взаимодействуют друг с другом, показывают, что MPFC и PCC обладают высочайшей степенью связности, выполняя функцию «хаба» мозговой сетевой организации8. Эти области действуют на пересечении масштабных сетей, где они интегрируют информацию из разнообразных источников, включая источники, относящиеся к самости, такие как автобиографическая память и интероцептивные процессы. Данные, полученные в ходе исследований коннектом, говорят о том, что DMN обладает уникальной возможностью интегрировать информационные процессы, протекающие в мозге, благодаря чему она способствует производству связанной с самостью ментальной активности высшего порядка.
Мозговые сети должны оказывать воздействие на моторную активность, чтобы влиять на поведение. MPFC имеет много связей с гипоталамусом и контрольными центрами среднего мозга и в силу этого воздействует на аффективные, висцеральные и поведенческие реакции на события9. Гипоталамус управляет желанием драться, спасаться, есть и размножаться (знаменитые «четыре F»: fight, flight, feed, fornicate), а также влияет на сон, уровень энергии и другие нейроэндокринные процессы. Посредством этих систем DMN влияет на состояние тела и на то, как оно репрезентируется внутренними процессами, которые, по нашему предположению, динамически реинтегрируются DMN с саморепрезентациями высшего порядка. DMN, таким образом, координирует чувство самости, охватывающее когнитивные абстракции о самости, с осознанием состояния своего тела здесь и сейчас.
Центр гравитации – метафора, придуманная Деннеттом для понимания самости, полезной абстракции, которую мы не можем определить в терминах, описывающих физические характеристики. Мы предлагаем расширить эту метафору для иллюстрации роли DMN.
Центр гравитации – это динамическое свойство сложных двигающихся объектов, вроде человеческого тела. Оно состоит из суммы переменных, описывающих массу, форму, скорость, ротацию взаимодействующих элементов объекта и перемещения в пространстве в результате движения. Например, при перемещении на двух ногах центр гравитации выдвигается вперед во время движения и должен постоянно корректироваться таким образом, чтобы наши тела оставались вертикальными на неровной поверхности.
В таком ключе мы можем понять роль пассивного режима работы мозга – это динамическое явление, суммирующее активность и взаимодействие других масштабных систем в мозге. Действие DMN координирует сетевую интеграцию для того, чтобы определять реакцию тела на события, тем самым поддерживая гибкость и адаптивность поведения в сложной окружающей среде. Именно благодаря этому действию, создающему «центр нарративной гравитации», появляется наше чувство самости.

Перевод: Филиппов Д.С. (Санкт-Петербург) 
Редактура: к.м.н. Потанин С.С. (Москва)
(World Psychiatry 2018;17(3):278-279) 

DOI:10.1002/wps.20553
Список исп. литературыСкрыть список
1. James W. The principles of psychology. New York: Holt & Co., 1890.
2. Damasio A. Self comes to mind: constructing the conscious brain. NewYork: Pantheon, 2010.
3. Gallagher S. Trends Cogn Sci 2000;4:14-21.
4. Dennett D. In: Kessel F, Cole P, Johnson D (eds). Self and consciousness:multiple perspectives. Hillsdale: Erlbaum, 1992.
5. Shulman GL, Corbetta M, Buckner RL et al. J Cogn Neurosci 1997;9:648-63.
6. Raichle ME, MacLeod AM, Snyder AZ et al. Proc Natl Acad Sci USA 2001;98:676-82.
7. Davey CG, Pujol J, Harrison BJ. Neuroimage 2016;132:390-7.
8. van den Heuvel MP, Sporns O. J Neurosci 2011;31:15775-86.
9. Price JL, Drevets WC. Trends Cogn Sci 2012;16:61-71.
Количество просмотров: 213
Предыдущая статьяТелементальное здоровье: почему революция не наступила
Следующая статьяПочему незаурядные навыки и особые таланты связаны с аутизмом?

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир