3 августа, 2016. Игорь Евгеньевич Тюрин: НМО воспитывает ответственность

В этом году в России начала работу Национальная школа рентгенорадиологии – новый образовательный проект, созданный Российской ассоциацией радиологов (сейчас – Российским обществом рентгенологов и радиологов), Обществом торакальных радиологов и Российской медицинской академией последипломного образования. Школа стала первой подобной инициативой в области рентгенологии, в которой были воплощены основные принципы непрерывного медицинского образования (НМО). Семинары уже прошли в Самаре, Новосибирске, Томске, Краснодаре и Ярославле. Они вызвали большой интерес в регионах, собрали намного больше участников, чем ожидали сами организаторы. О первых итогах работы Национальной школы рентгенорадиологии рассказал руководитель проекта главный внештатный специалист по лучевой диагностике Минздрава России профессор Игорь Евгеньевич Тюрин.

Как появилась идея Национальной школы рентгенорадиологии? Чем Вы руководствовались при её создании?
Задача Школы заключается в том, чтобы приблизить современные образовательные инициативы к практикующим врачам рентгенологам, их коллегам по лечебной и диагностической работе, непосредственно в регионах нашей страны. Основными побудительными причинами стали техническая модернизация здравоохранения и внедрение системы непрерывного медицинского образования (НМО).

Очевидно, что профессиональная подготовка всегда, и особенно сейчас, является залогом успешной работы. Но далеко не все специалисты могут приехать учиться на крупные современные кафедры последипломного образования, расположенные, как правило, в столице. Современные формы профессионального обучения, такие как конгрессы или съезды, конференции и мастер-классы, другие крупные мероприятия с международным участием, к сожалению, не всегда доступны для врачей из регионов. На наши большие форумы приезжает максимум полторы-две тысячи специалистов, обычно в ранге руководителей подразделений, особенно работающих в области современных томографических технологий.

Но в нашей стране около 15 000 рентгенологов, и большая часть из них вообще никуда не ездит, кроме местных профильных кафедр один раз в пять лет. А это обычный сертификационный цикл, что называется «обо всем». С учетом катастрофического состояния большинства профильных кафедр, где фактически остались одни совместители, дефицит молодых преподавателей, а техническое оснащение находится на уровне прошлого века, такое образование вряд ли можно назвать эффективным. При этом тематическое усовершенствование стало сегодня фактически платным. Сегодня поездки «за знаниями» экономически невозможны для большинства специалистов, они никак не стимулируются работодателями и не поддерживаются профессиональными сообществами. Возможно, ситуация изменится с включением в образовательные программы системы ОМС. Но пока ситуация тяжелая.

Важно, что у многих врачей, как в центральных городах, так и в регионах, не осталось мотивации куда-то ехать и чему-то учиться. Получить сертификат специалиста раз в пять лет – вот основная цель такого «повышения квалификации». К собственно образованию это не имеет никакого отношения. Вот и получается, что значительная часть врачей вообще не имеет доступа к современным образовательным активностям или просто не хочет в них участвовать.

Поэтому и родилась идея объединить ведущие научные и педагогические коллективы, профессиональные сообщества, чтобы в партнёрстве с бизнесом проводить учебные мероприятия европейского уровня в удаленных от центра городах. Прежде всего, такие конференции ориентированы на обычных врачей-рентгенологов городских больниц и поликлиник, центральных районных больниц. Это своего рода врачи «общей рентгенологической практики», которые стоят на переднем крае диагностики большинства заболеваний. Это бесплатное общедоступное образование с очень высокими образовательными и учебно-методическими стандартами.

Как подбиралась команда преподавателей?
Прежде всего, это блестящие профессионалы в своей области. Все лекторы – практикующие врачи-рентгенологи, занимающиеся всеми аспектами современной лучевой диагностики. Они каждый день обследуют больных, пишут заключения, обсуждают пациентов с лечащими врачами, участвуют в клинических разборах и консилиумах. Кроме того, у всех за спиной большой стаж педагогической работы. Они читают лекции, преподают на курсах повышениях квалификации и кафедрах в разных городах и образовательных учреждениях страны. И, что самое главное, это люди, которые любят делиться своими знаниями с коллегами, для них это не обременительная работа, а реальное удовольствие. Все наши лекторы имеют огромный опыт выступлений на различных конференциях, конгрессах, съездах, симпозиумах, причем не только на мероприятиях, которые посвящены лучевой диагностике.

В целом сформировался достаточно стабильный и сильный коллектив экспертов, которые могут освещать такую обширную тематику, как респираторные болезни, в самых разных аспектах: онкология, инфекции, реанимация и неотложная диагностика, скрининг болезней органов дыхания, кардиореспираторные проблемы и многое другое. При этом каждый из наших спикеров не только прекрасно образован во всех областях клинической рентгенологии, но и является безусловным лидером в одном из этих направлений диагностики.

С другой стороны, мы пытаемся активно вовлекать специалистов из регионов в наши семинары. Среди них есть достаточно известные эксперты, в том числе наши коллеги, выступающие за рубежом и на наших международных конференциях. Они также много лет преподают, читают прекрасные лекции и могут проводить замечательные практические занятия. Стало правилом участие в семинарах главных профильных специалистов регионов, руководителей кафедр и курсов. Когда представители разных городов выступают в одной команде, это только украшает программу.

По каким критериям Вы выбирали города-участники?
Во-первых, исходя из географического положения. Мы старались охватить наиболее значимые центры на юге, на Урале и в Сибири, чтобы продемонстрировать новый образовательный формат как можно шире. Во-вторых, выбирали относительно крупные города с населением от 500 тысям человек, с достаточным количеством специалистов, занятых в нашей области. Важно было также, чтобы и врачи из близлежащих регионов могли приехать на семинар. По всем этим критериям мы отобрали первые города-участники: Самару, Новосибирск, Томск, Краснодар, Челябинск и Ярославль.

Школа уже прошла в Сибири, на юге и в центре. Удалось ли заметить какую-то специфику отдельных регионов?
В целом, профессиональнее проблемы везде одинаковые. Конечно, есть разница в темпераменте, в традициях, развитости профессиональной организации, существенно отличается уровень материально-технического оснащения, развития телемедицины. Но в целом, сколько бы ни было оборудования и какие бы исследования ни проводились, все специалисты по большому счеты делают одно и то же. Проводят рентгенологические исследования, консультируют снимки, обучают ординаторов и интернов, осваивают новую технику.

Наверняка есть и разница в статистике заболеваемости? Учитывалось ли это в программе Школ?
Есть географические различия: в одних регионах преобладают онкологические заболевания, в других – патология сердечно-сосудистой системы, где-то большое значение приобретают эндемичные заболевания, в других регионах – профессиональные.

Тематикой первых Школ мы принципиально выбрали заболевания органов дыхания. Это проблема, которая напрямую касается каждого региона. Ведь респираторные болезни включают множество социально-значимых патологий: туберкулез, рак легкого, пневмония, ХОБЛ и бронхиальная астма, острые респираторно-вирусные инфекции, вызывающие периодические эпидемии. Другая сторона проблемы – это диагностика относительно редких, но трудных для распознавания заболеваний, например, интерстициальные болезни легких. Наконец, это целый спектр неотложной диагностики – тромбоэмболии, отеки легких, травмы груди и другое. Это то, что востребовано практически в любом регионе. Особую значимость изучение этой патологии приобретает в свете технической модернизации лечебных учреждений, возможности использования современного, особенно томографического оборудования.

В обучении приоритет отдавали базовым знаниям или инновациям?
Скорее, базовым. Мы делали акцент на рентгенологов, которые работают в общей сети. Не было специальных циклов для тех, кто работает на каком-то отдельном виде оборудования, например, только в компьютерной или магнитно-резонансной томографии или в каких-то специализированных учреждениях, скажем, противотуберкулезном или онкологическом диспансере. Наш курс ориентирован на специалистов обычных многопрофильных больниц и городских поликлиник, на тех, кто может встретить абсолютно любую патологию, для кого принципиально важно поставить или, по крайней мере заподозрить правильный диагноз и направить пациента туда, где ему смогут оказать помощь.

Но ведь в Школе принимали участие не только рентгенологи. Были и фтизиатры, и онкологи, и даже терапевты. Рассчитана ли программа на специалистов другого профиля?
Безусловно. Это то, что сейчас называют мультидисциплинарным подходом к освещению отдельных проблем в клинической медицине. Специалисты разных направлений должны говорить на одном языке, должны понимать друг друга и совместно принимать решения в отношении алгоритмов диагностики и тактики лечения. Особенно сейчас, когда выделяются новые формы болезней, расширяются диагностические возможности, появляется новое оборудование. В этой ситуации врачи лечебных специальностей должны знать возможности и особенности современных методов диагностики, а диагносты – клиническое значение их работы, требования лечащих врачей к их протоколам и заключениям.

Такой подход был реализован в наибольшей степени в Ярославле, где в семинаре участвовали в качестве лекторов пульмонологи и фтизиатры. Это исключительно важно для врачей-рентгенологов. Они смотрят на клинические проблемы со стороны своих коллег, что позволяет выстраивать диагностический процесс более эффективно. Кроме того, появление любой новой техники требует обучения не только тех, кто пользуется этими технологиями, но и тех, кто получает результаты их исследований. Все врачи, которые так или иначе связаны с компьютерной томографией или с магнитным резонансом, должны хорошо разбираться в этих технологиях.

Прошло уже пять образовательных циклов Школы. Какие выводы Вы можете сделать?
Во-первых, Школа вызвала огромный интерес в регионах. Честно говоря, мы не ожидали такого. Это прозвучит странно, но мы не заинтересованы в большом количестве участников. Ведь преподаватели не просто читают лекции, они проводят практические занятия в виде семинаров, мастер-классов. Если количество участников превышает 200 человек, как было, например, в Новосибирске, где собралось больше 400 специалистов, такой метод уже не работает. Физически для такой аудитории невозможно провести практические занятия, а ведь именно они составляют ключевое звено всей Школы. Именно на мастер-классах врачи получают возможность не только слушать, а обсуждать с лектором диагностические проблемы, учиться его логике, его практическим навыкам, собственно процессу постановки диагноза. Если всё сводится к обычным лекционным сессиям, этот важный элемент обучения выпадает. Думаю, когда появится больше направлений таких семинаров, они станут проходить чаще, в разных городах, нам удастся реализовать такой подход в задуманном виде.

Во-вторых, совершенно не хватает интерактивного подхода к образовательной деятельности. Понятно, донести новые знания до слушателей проще всего именно в лекционной форме, но диалог тоже необходим. Поэтому наши преподаватели заранее готовят примеры из практики, проводят клинические разборы отдельных случаев, кстати, обязательно с участием наших коллег: терапевтов, хирургов, онкологов. Это самая интересная часть программы.

Проблема такого рода семинаров заключается в том, что врачи неохотно вступают в дискуссии, не очень активны в разборах и в ответах на вопросы. Может быть, это связано со стеснением, ложными представлениями о недостаточной образованности, необычностью обстановки. Когда собирается большая аудитория, психологически не так-то просто принять участие в обсуждении, задать вопрос, высказать свою точку зрения, особенно отличную от мнения большинства. Мы пытаемся разделять аудиторию на отдельные небольшие группы, предлагать им клинические задачи, чтобы они могли общаться с лектором в более непринуждённой обстановке. Помогают включиться в дискуссию и чисто технические вещи: например, дистанционное голосование, компьютерные программы. Это помогает и в проведении тестового контроля, когда слушатели отвечают на вопросы с помощью дистанционного пульта или компьютера. Интерактивное взаимодействие – это ключевой момент в проведении наших циклов, и мы хотим максимально его развить.

Как по итогам первых семинаров Вы оцениваете уровень подготовки врачей-рентгенологов? Справлялись ли они с решением клинических случаев?
Вы знаете, я еще раз порадовался за наших коллег старшего поколения. Несмотря на все перипетии последних лет, они сохранили фундаментальную подготовку в области анатомии, физиологии, морфологии, в вопросах общей патологии и рентгенологической семиотики. А ведь многие по-прежнему работают в обычных рентгеновских кабинетах. Это то, чего не хватает сегодня их молодым коллегам, которые больше ориентированы на техническое решение диагностических проблем с помощью современных методов. Радует молодая генерация врачей-рентгенологов, которая пришла в профессию в последнее десятилетие на волне технической модернизации. Многие из них работают самостоятельно, часто в одиночку, и должны принимать важные решения здесь и сейчас, это требует очень хорошей подготовки. Грамотность и чувство ответственности, безусловно, присутствуют. Другое дело, что эта подготовка оказывается очень неравномерной – у всех разный опыт и уровень. И это большая проблема. Есть некий базовый набор знаний, которым должен обладать специалист вне зависимости от того, где и как долго он работает. Это важно для всех наших коллег.

Какое место занимает Школа в системе непрерывного медицинского образования?
На самом деле, одним из важнейших побудительных мотивов создания Школы и было включение образовательных мероприятий в регионах в систему НМО. Практически все семинары, которые прошли в этом году, были связаны с начислением соответствующих кредитов участникам. Мне кажется, это позитивный опыт. Специалисты должны понимать, что повышение квалификации находится в их собственном распоряжении. Мы предоставляем им такую возможность. Если человек хочет получить новые знания, он должен по своей инициативе приехать на такой семинар и принять все его условия: не просто прослушать лекции, но и выполнить тестовые задания, участвовать в обсуждениях, и получить соответствующие кредиты. Участие в Школе доступно каждому, оно бесплатно для всех зарегистрированных участников. Всё это воспитывает ответственность у специалистов. Я думаю, что со временем такие формы обучения станут основными и наиболее востребованными в системе НМО.

Для непрерывного образования, безусловно, нужна внутренняя мотивация. Но как её создать?
Мы должны создать для этого условия. Мало просто наблюдать за тем, захочет человек получать образование или нет. Этот процесс должен регламентироваться, и каждый специалист должен понимать, что в определенный промежуток времени ему нужно получить определенное количество учебных баллов, чтобы подтвердить свою профессиональную компетентность. Это не может быть настроением отдельного человека.

С другой стороны, у каждого врача должна быть возможность проявить свою образовательную активность в различных направлениях и получить нужные баллы. Это может быть конференция, поездка на съезд, работа с персональным компьютером, выступление в своём учреждении на утренней конференции, подготовка молодых докторов, ординаторов, интернов – самые разные варианты.

Какое будущее ждёт Национальную школу рентгенорадиологии? Уже определены следующие города?
Пока нет, мы еще формируем программу. Думаю, воспользуемсяпрежним принципом: проводить обучение во всех федеральных округах, выбирая города, где есть потребность в проведении такого семинара, а также технические и организационные возможности для этого. Со временем определимся тоже позднее, это зависит от загруженности наших лекторов. Кроме того, важна и инициатива самих регионов, в частности, главных специалистов.

Поделиться ссылкой на выделенное