30 июня, 2021. Новые клинические данные были представлены на сателлитных симпозиумах компании «АстраЗенека» в рамках VII международного онкологического форума «Белые ночи 2021»

Ведущие зарубежные и российские онкологи обсудили результаты новейших исследований и клинических случаев, которые трансформируют клиническую практику и отражают современные подходы в лечении рака легкого (РЛ), рака яичников (РЯ) и рака молочной железы (РМЖ).

В рамках сателлитного симпозиума «Рак яичников: годы жизни без прогрессирования и возможность излечения в реальной клинической практике» состоялось обсуждение клинического опыта лечения больных РЯ с назначением поддерживающей терапии препаратом олапариб – как с первичным раком яичников (с мутацией в генах BRCA и без мутации, но с положительным статусом HRD), так и с рецидивом рака яичников с мутацией в гене BRCA 

Результаты исследования SOLO-11,2 убедительно свидетельствуют о том, что включение олапариба в схему терапии впервые выявленного BRCA‑ассоциированного распространенного рака яичников дает пациенткам шанс на годы жизни – более 4,5 лет без прогрессирования заболевания. Ни один из изученных до сих пор препаратов не был способен продлевать достигнутый эффект первой линии на такой длительный срок.

Исследования Study 19 и SOLO-23 продемонстрировали, что включение олапариба в схему лечения значительно увеличивает выживаемость без прогрессирования (ВБП) у пациенток с платиночувствительным рецидивом рака яичников независимо от наличия мутации в генах BRCA1/23. По данным исследования SOLO-2, медиана времени без прогрессирования у пациенток с платиночувствительным рецидивом рака яичников и мутациями в генах BRCA1/2 при назначении олапариба составляет 19 месяцев. Вместе с тем на симпозиуме был представлен уникальный клинический случай лечения пациентки с рецидивом РЯ с мутацией в гене BRCA, которая живет без признаков заболевания уже 11 лет, получая терапию олапарибом.

Помимо пациенток с мутациями в генах BRCA1/2 существует и другая группа больных раком яичников, для которых годы жизни без прогрессирования заболевания также могут стать реальностью. Приблизительно у половины женщин с распространенным РЯ опухоль имеет HRD-положительный статус. Это новый биомаркер, определяющий чувствительность к терапии препаратом олапариб в комбинации с бевацизумабом. Исследование PAOLA-1[1] показало, что терапия этой комбинацией препаратов позволяет достичь более 3 лет жизни без прогрессирования заболевания для женщин с впервые выявленным распространенным раком яичников с HRD‑положительным статусом4.

А.С. Тюляндина, д.м.н., заведующая онкологическим отделением лекарственных методов лечения (химиотерапевтическое) №4 ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, член правления RUSSCO отметила: «В России, как и во всем мире, на долю рака яичников приходится больше смертей, чем на другие гинекологические злокачественные новообразования. Это связано с поздней диагностикой, бессимптомным течением или наличием малозаметных неспецифических симптомов заболевания, частыми рецидивами рака яичников с развитием последующей резистентности к химиопрепаратам. Именно поэтому мы всегда c нетерпением ждем обновленных результатов исследований PARP-ингибиторов в качестве поддерживающей терапии рака яичников. Российские онкологи, как и зарубежные коллеги, накопили за последние годы опыт лечения больных РЯ, который показывает, что назначение олапариба становится фактором, определяющим благоприятный прогноз заболевания у больных РЯ с мутацией генов BRCA1/2 или положительным статусом HRD».

На симпозиуме «Сила первых: таргетная адъювантная терапия НМРЛ» были представлены исторические и самые современные концепции метастазирования у пациентов с онкопатологией, через призму биологии опухоли обоснована необходимость в послеоперационном лечении у пациентов с НМРЛ и представлены результаты исследования ADAURA, которое уже сегодня открыло новые возможности на этом важном направлении. Дело в том, что даже после радикальной хирургической операции частота рецидивов остается высокой. В течение последних 15 лет единственным решением было применение режимов на основе препаратов платины. К сожалению, почти у половины пациентов со стадией IB и более чем у 75% пациентов со стадией IIIА развивается рецидив заболевания. Причем более чем у 80% пациентов уже при первом рецидиве обнаруживаются отдаленные метастазы5-9.

Адъювантная терапия осимертинибом снижает риск рецидива заболевания или смерти на 80% у пациентов с EGFRm+ НМРЛ IB–IIIA стадии (ключевая вторичная конечная точка исследования; отношение рисков [ОР] 0,20; 99% доверительный интервал [ДИ] 0,14–0,30; p<0,001). Спустя два года после операции у 89% пациентов, получавших осимертиниб, не было признаков рецидива по сравнению с 52% пациентов в группе наблюдения (в группе наблюдения пациенты получали плацебо после хирургической операции и последующей адъювантной химиотерапии по показаниям). Частота развития отдаленных метастазов при применении осимертиниба была в 7 раз ниже, чем в группе наблюдения (4% против 28%, время наблюдения – 2 года). А риск рецидива в ЦНС или смерти снижался на 82% по сравнению с группой наблюдения (ОР=0,18; 95% ДИ 0,10-0,33; p<0,0001). Данные по безопасности и переносимости осимертиниба, полученные в данном исследовании, были сопоставимы с результатами предыдущих исследований с применением препарата при метастатическом НМРЛ10.

К.К. Лактионов, д.м.н., профессор, замдиректора по лечебной работе НИИ клинической онкологии им. акад. Н.Н. Трапезникова, заведующий отделением химиотерапии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Министерства здравоохранения РФ отметил: «Появление адъювантной таргетной терапии – это действительно событие. Осимертиниб продемонстрировал прекрасные результаты в качестве послеоперационной терапии НМРЛ ранних стадий с мутацией в гене EGFR. И сегодня очевидно, что определение статуса мутации в гене EGFR у всех пациентов с неплоскоклеточным раком легкого независимо от стадии – неотъемлемый этап диагностики, т.к. это может изменить судьбу пациента».

На сателлитном симпозиуме «Большая волна в море иммунотерапии» впервые в рамках российского конгресса с международным участием были представлены данные 5-летнего наблюдения за пациентами с нерезектабельным немелкоклеточным раком легкого (НМРЛ) III стадии в исследовании PACIFIC. До недавнего времени стандартом лечения таких пациентов была химиолучевая терапия (ХЛТ) с дальнейшим динамическим наблюдением11, а общая 5-летняя выживаемость составляла около 15%12. Впервые представленные в 2017 году данные исследования PACIFIC показали, что добавление иммунотерапии препаратом дурвалумаб в качестве поддерживающей терапии у пациентов без признаков прогрессирования после проведенной ХЛТ способно статистически и клинически значимо улучшить этот результат13. В рамках представленных данных уже 5-летнего наблюдения подтверждается преимущество от добавления дурвалумаба по сравнению с плацебо: треть пациентов14 не имеют признаков прогрессирования заболевания через 5 лет после начала терапии, 42,9% остаются живы15.

К.К. Лактионов, д.м.н., профессор, замдиректора по лечебной работе НИИ клинической онкологии им. акад. Н.Н. Трапезникова, заведующий отделением химиотерапии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Министерства здравоохранения РФ отметил: «Еще в 2018 году стандартом терапии нерезектабельного НМРЛ III стадии была химиолучевая терапия. У подавляющего большинства рано или поздно случалось прогрессирование заболевания. Сегодня же мы можем с уверенностью говорить о том, что для таких пациентов назначение поддерживающей иммуунотерапии после ХЛТ позволяет добиться существенного улучшения как выживаемости без прогрессирования, так и общей выживаемости».

Также были представлены данные клинического исследования CASPIAN по применению дурвалумаба в комбинации со стандартной ХТ для терапии распространенного мелкоклеточного рака легкого (рМРЛ). Это высокоагрессивная форма рака легкого, отмеченная быстрым прогрессированием и обширным метастазированием16,17,18. Распространенная стадия заболевания диагностируется у 75% пациентов, 5-летняя выживаемость которых не превышает 3%19. Несмотря на изначально высокий ответ опухоли на стандартную ХТ, почти у всех пациентов развивается рецидив в течение 4-6 месяцев16,17,18. Появление иммунотерапии открыло новую эру в лечении пациентов с рМРЛ. Добавление дурвалумаба к стандартной ХТ в 1ой линии терапии позволяет на 25% сократить риск смерти и увеличить количество пациентов с рМРЛ без признаков прогрессирования заболевания через 2 года после начала лечения20.

Ф.В. Моисеенко, д.м.н., заведующий онкологическим химиотерапевтическим (противоопухолевой лекарственной терапии) отделением №1 ГБУЗ «СПбКНПЦ (онкологический)» отметил: «МРЛ – это заболевание, которое отличается отдельной биологией, агрессивнейшим течением, высокой вероятностью поражения головного мозга и в целом более неблагоприятным прогнозом, чем НМРЛ. Внедрение иммуноонкологии в подходы лечения МРЛ – это первый шаг на пути к улучшению выживаемости и качества жизни таких пациентов».

Препарат «Линпарза»®

«Линпарза»® (олапариб) — это первый ингибитор поли-аденозиндифосфат-рибозы полимеразы (PARP) и первый таргетный препарат, блокирующий ответ на повреждение дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) в клетках опухоли с дефицитом репарации посредством гомологичной рекомбинации (HRR), например при мутациях в генах BRCA1 и/или BRCA2. Ингибирование PARP под действием препарата олапариб приводит к захвату ферментов PARP, связанных с однонитевыми разрывами ДНК, остановке репликационной вилки, возникновению двунитевых разрывов ДНК и гибели опухолевых клеток. Действие олапариба изучается при нескольких типах опухолей с дефектами и несостоятельностью механизмов ответа на повреждение ДНК. Препарат олапариб, который разрабатывается совместно компаниями «АстраЗенека» и «МСД», применялся для лечения свыше 40 000 пациентов во всем мире. Он исследуется в рамках самой обширной и передовой программы клинических исследований среди всех ингибиторов PARP. В ходе совместной работы компаний «АстраЗенека» и «МСД» изучается влияние препарата олапариб на различные типы опухолей при его применении в монотерапии и в комбинации с другими противоопухолевыми препаратами. Препарат олапариб составляет основу портфеля новых перспективных лекарственных препаратов компании «АстраЗенека», таргетно блокирующих механизмы ответа на повреждение ДНК в опухолевых клетках.

Препарат «Имфинзи»®

«Имфинзи»® (дурвалумаб) — это человеческое моноклональное антитело, которое связывается с PD-L1 и блокирует взаимодействие PD-L1 с PD-1 и CD80, противодействуя уклонению опухоли от иммунной системы и усиливая иммунный ответ. Помимо лечения неоперабельного НМРЛ III стадии, препарат дурвалумаб зарегистрирован в России, США, странах Евросоюза, Японии и многих других странах для лечения распространенного мелкоклеточного рака легкого (рМРЛ) на основании результатов исследования III фазы CASPIAN. В рамках обширной программы исследований применение препарата дурвалумаб изучается в виде монотерапии и в комбинациях с другими противоопухолевыми препаратами у пациентов с НМРЛ, МРЛ, раком мочевого пузыря, гепатоцеллюлярной карциномой, раком желчевыводящих путей (разновидность рака печени), раком пищевода, желудка и гастроэзофагеальным раком, раком шейки матки, яичника, эндометрия и другими злокачественными новообразованиями.

Препарат Тагриссо®

Тагриссо® (осимертиниб) является необратимым ингибитором тирозинкиназы EGFR третьего поколения, предназначенным для ингибирования как активирующих мутаций в гене EGFR, так и мутации резистентности Т790М, и обладающим клинической активностью в отношении метастазов в ЦНС. Осимертиниб зарегистрирован на территории Российской Федерации в качестве адъювантной терапии немелкоклеточного рака легкого у взрослых пациентов после полной резекции опухоли в случае наличия в опухолевых клетках мутации в гене рецептора эпидермального фактора роста (EGFR) (делеции в экзоне 19 или замены L858R в экзоне 21), в качестве первой линии терапии местно-распространенного или метастатического немелкоклеточного рака легкого в случае наличия в опухолевых клетках мутации в гене рецептора эпидермального фактора роста (EGFR) (делеции в экзоне 19 или замены L858R в экзоне 21) у взрослых пациентов, а также для лечения местно-распространенного или метастатического немелкоклеточного рака легкого с мутацией Т790М в гене EGFR у взрослых пациентов.

О работе компании «АстраЗенека» в области онкологии

Компания «АстраЗенека» совершает революцию в онкологии, стремясь к разработке препаратов, позволяющих вылечить любую форму рака, используя научные достижения для понимания природы рака во всей его многогранности для создания, разработки и внедрения в практику революционных препаратов для пациентов. Интересы компании сосредоточены на некоторых наиболее сложных формах рака. Именно благодаря постоянным инновациям компания «АстраЗенека» создала одну из наиболее разнообразных линеек препаратов в отрасли, которые могут стимулировать изменения в клинической практике и преобразить опыт пациентов. Компания «АстраЗенека» стремится переосмыслить лечение онкологических заболеваний и однажды исключить рак из причин смерти.

О компании «АстраЗенека»

«АстраЗенека» (LSE/STO/Nasdaq: AZN) является международной научно-ориентированной биофармацевтической компанией, нацеленной на исследование, разработку и вывод на рынок рецептурных препаратов преимущественно в таких терапевтических областях, как онкология, кардиология, нефрология и метаболизм, респираторные и аутоиммунные заболевания. Компания «АстраЗенека», базирующаяся в Кембридже (Великобритания), представлена более чем в 100 странах мира, а ее инновационные препараты используют миллионы пациентов во всем мире. Следите за новостями компании на сайте astrazeneca.ru и Twitter @AstraZeneca

Список источников:

1.     Banerjee S, et al. Presented at ESMO Virtual Congress 2020. 19-21 September. Abstract #811MO

2.     Banerjee S, et al. Presented at ESMO Virtual Congress 2020. 19-21 September. Abstract #811MO; Moore K et al. N Engl J Med 2018; 379:2495-505

3.     Pujade-Lauraine E. et al., Lancet Oncol 2017; 18: 1274–84;       Poveda A, et al. Presented at ASCO 2020. Abstract #6002 supplementary materials; Friedlander M. et al.   British Journal of Cancer. (2018;) 119:1075–1085; Ledermann J, et al. N Engl J Med. 2012; 366:1382-1392

4.     Ray-Coquard I et al. Presentation LBA2_PR presented at ESMO Annual Conference 2019, 27 September - 1 October, Barcelona, Spain; Ray‑Coquard I, et al. N Engl J Med 2019;381:2416-28

5.     Cagle P, et al. Lung Cancer Biomarkers: Present Status and Future Developments. Archives Pathology Lab Med. 2013;137:1191-1198.

6.     Le Chevalier T. Adjuvant Chemotherapy for Resectable Non-Small-Cell Lung Cancer: Where is it Going? Ann Oncol. 2010;21:196-8.

7.     Datta D, et al. Preoperative Evaluation of Patients Undergoing Lung Resection Surgery. Chest. 2003;123: 2096–2103.

8.     Pignon et al. Lung Adjuvant Cisplatin Evaluation: A Pooled Analysis by the LACE Collaborative Group. J Clin Oncol 2008;26:3552-3559.

9.     Boyd JA, et al. Timing of local and distant failure in resected lung cancer: implications for reported rates of local failure. J Thorac Oncol. 2010;5:211–214.

10. Wu YL, et al. Osimertinib in Resected EGFR-Mutated Non-Small-Cell Lung Cancer. N Engl J Med. 2020;383(18):1711-1723.

11. Лактионов К.К., Артамонова Е.В., Бредер В.В., Горбунова В.А., Моисеенко Ф.В., Реутова Е.В. и соавт. Практические рекомендации по лекарственному лечению немелкоклеточного рака легкого. Злокачественные опухоли : Практические рекомендации RUSSCO #3s2, 2019 (том 9). С. 32–48

12. Aupérin A, Le Péchoux C, Rolland E, et al. Meta-analysis of concomitant versus sequential radiochemotherapy in locally advanced non-small-cell lung cancer. J Clin Oncol. 2010;28(13):2181-2190. doi:10.1200/JCO.2009.26.2543

13. Antonia SJ, Villegas A, Daniel D, et al. Durvalumab after Chemoradiotherapy in Stage III Non-Small-Cell Lung Cancer. N Engl J Med. 2017;377(20):1919-1929. doi:10.1056/NEJMoa1709937

14. D.R. Spigel, C. Faivre-Finn, J.E. Gray, et al. 5-year survival outcomes with durvalumab after chemoradiotherapy in unresectable stage III NSCLC—an update from the PACIFIC trial. Poster presented at: 2021 ASCO Virtual Annual Meeting; June 4-8, 2021. Poster 8511

15. D.R. Spigel, C. Faivre-Finn, J.E. Gray et al. Five-year survival outcomes with durvalumab after chemoradiotherapy in unresectable stage III NSCLC: An update from the PACIFIC trial. Journal of Clinical Oncology 2021 39:15_suppl, 8511-8511. ttps://ascopubs.org/doi/abs/10.1200/JCO.2021.39.15_suppl.8511

16. Bernhardt EB, et al. Cancer Treat Res. 2016;170:301-322.

17. Hurwitz JL et al. Oncologist. 2009;14(10):986-994.

18. Farago AF et al. Transl Lung Cancer Res. 2018;7(1):69-79.

19. SEER Cancer Statistics Review 1975-2016,

URL: https://seer.cancer.gov/csr/1975_2016/browse_csr.php?sectionSEL=15&amp;pageSEL=sect_15_table.13 Доступ 10.02.2021

20. Goldman JW, Dvorkin M, Chen Y, et al. Durvalumab, with or without tremelimumab, plus platinum–etoposide versus platinum–etoposide alone in first-line treatment of extensive-stage small-cell lung cancer (CASPIAN): updated results from a randomised, controlled, open-label, phase 3 trial. Lancet Oncol 2020; published online Dec 4. http://dx.doi.org/10.1016/S1470-2045(20)30539-8


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир