26 мая, 2019. В России зарегистрирован препарат Фазенра® (бенрализумаб)

Компания «АстраЗенека» сообщила о получении в России регистрационного удостоверения на препарат Фазенра® (бенрализумаб) для лечения тяжелой бронхиальной астмы с эозинофильным фенотипом у взрослых пациентов в качестве дополнительной поддерживающей терапии1. Регистрационный номер: ЛП-005492 от 25.04.2019 г.

Бенрализумаб – это единственный биологический препарат, обеспечивающий почти полное уничтожение эозинофилов в периферической крови в первые 24 часа2-3. Эозинофилы – основной тип клеток воспаления, вовлеченный в патофизиологические механизмы бронхиальной астмы4-5.

Бенрализумаб представляет собой гуманизированное моноклональное антитело, которое напрямую связывается с рецептором к интерлейкину 5 и приводит к уничтожению эозинофилов в отличие от других биологических препаратов, ингибирующих специфические медиаторы воспаления1,6-11.

Одобрение препарата было получено на основании результатов рандомизированных клинических исследований III фазы, оценивших снижение частоты ежегодных обострений (SIROCCO и CALIMA)12-13 и снижение дозы глюкокортикостероидов для приема внутрь (оГКС) по сравнению с исходной (ZONDA)14. Результаты данных исследований при назначении бенрализумаба 1 раз каждые 8 недель показали:12-14

·         Снижение среднегодовой частоты обострений астмы до 51% и госпитализаций до 63% по сравнению с группой плацебо13;

·         Быстрое улучшение функции легких, измеряемое объемом форсированного выдоха за одну секунду (ОФВ1) до 159 мл на 4 неделе терапии, поддерживая эффект длительное время12;

·         Значительное снижение зависимости пациентов от постоянного приема оральных глюкокортикостероидов (оГКС), оказывающих существенное влияние на качество жизни пациентов. Каждый второй пациент, получающий бенрализумаб, полностью прекратил использование оГКС, а медиана снижения суточной дозы оГКС составила 75% относительно исходно уровня14;

·         Благоприятный профиль безопасности бенрализумаба, сопоставимый с плацебо. Общая частота НЯ была одинаковой в группах активной терапии и терапии плацебо (ОР =0,98, 95% ДИ от 0,93 до 1,02, р = 0,34)1,14,15.

Бенрализумаб является первым биологическим лекарственным препаратом компании «АстраЗенека», одобренным к применению у пациентов с тяжелой бронхиальной астмой с эозинофильным фенотипом в качестве дополнительной поддерживающей терапии в США, ЕС, Японии и других странах. Препарат доступен в виде раствора для подкожного введения с фиксированной дозой 30 мг в предварительно заполненном шприце. Введение бенрализумаба осуществляется по комфортной для пациента схеме – три первые дозы вводят 1 раз в 4 недели, последующие дозы вводят 1 раз каждые 8 недель.

Бенрализумаб – биологический препарат для лечения тяжелой бронхиальной астмы с эозинофильным фенотипом у взрослых пациентов1, обеспечивающий быстрое действие12,16, что позволяет специалистам быстро увидеть эффект терапии, а пациентам почувствовать улучшение уже через несколько дней.

 


О тяжелой бронхиальной астме

Бронхиальная астма (БА) относится к одному из самых распространенных заболеваний во всех возрастных группах17. По современным данным, не менее 315 миллионов пациентов в мире имеют диагноз БА18, а заболеваемость продолжает расти19,20. Согласно данным эпидемиологических исследований в Российской Федерации распространенность БА среди взрослых составляет 6,9%21, а среди детей и подростков в разных регионах страны колеблется от 10,6 до 16,9%22,23.

Современная цель терапии БА – достижение контроля симптомов и предотвращение обострений24. Но, несмотря на революционные изменения, достигнутые в терапии заболевания за последние годы, БА по-прежнему остается причиной инвалидизации пациентов и смертельных исходов25.

Наиболее часто контроль над заболеванием не достигается именно среди пациентов с тяжелой бронхиальной астмой (ТБА)26. Они составляют менее 10% пациентов с астмой, и, как правило, рефрактерны к традиционной терапии. При этом в качестве одной из ключевых причин тяжелого неконтролируемого течения БА является избыточное эозинофильное воспаление дыхательных путей21. Пациенты, относящиеся к данной группе, характеризуются преимущественно поздним началом заболевания и преобладающим эозинофильным характером воспаления, длительным приемом и часто развитием резистентности к глюкокортикостероидам12. В связи с чем, данное состояние связано с повышенной обращаемостью пациентов за медицинской помощью в лечебные учреждения и оказывает дополнительную финансовую нагрузку на систему здравоохранения27-29.

В связи с чем, правильная верификация диагноза, своевременно и адекватно подобранная персонализированная таргетная терапия, с учетом степени тяжести и фенотипа БА, позволят не только добиться клинической компенсации заболевания, но и сократить долю непрямых затрат в бремени заболевания в целом30.

 

О компании «АстраЗенека»

«АстраЗенека» является международной инновационной биофармацевтической компанией, нацеленной на исследование, развитие и коммерческое использование рецептурных препаратов в таких ключевых терапевтических областях, как онкология, кардиология и сахарный диабет, респираторные, воспалительные и аутоиммунные заболевания, а также в неврологии. Компания представлена более чем в 100 странах мира, а её инновационными препаратами пользуются миллионы пациентов.

 

Список литературы:

1.     Инструкция по медицинскому применению лекарственного препарата Фазенра [Электронный ресурс, 06.05.2019]. URL: https://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=92c7fd3d-70ee-4463-add3-e36de75ddd13&t=.

2.     de Groot JC, ten Brinke A, Bel EHD. Management of the patient with eosinophilic asthma: a new era begins. ERJ Open Res. 2015;1:1-11.

3.     Mukherjee M, Sehmi R, Nair P. Anti-IL5 therapy for asthma and beyond. World Allergy Organ J. 2014;7:1-14.

4.     de Groot JC, ten Brinke A, Bel EHD. Management of the patient with eosinophilic asthma: a new era begins. ERJ Open Res. 2015;1:1-11.

5.     Mukherjee M, Sehmi R, Nair P. Anti-IL5 therapy for asthma and beyond. World Allergy Organ J. 2014;7:1-14.

6.     Laviolette M, Gossage DL, Gauvreau G, et al. Effects of benralizumab on airway eosinophils in asthma with sputum eosinophilia. J Allergy Clin Immunol. 2013; 132 (5): 1086-96. doi:10.1016/j.jaci.2013.05.020.

7.     Tan LD, Bratt JM, Godor D, et al. Benralizumab: a unique IL-5 inhibitor for severe asthma. J Asthma Allergy. 2016; 9: 71-81. doi: 10.2147/JAA.S78049. eCollection 2016.

8.     Kolbeck R, Kozhich A, Koike M, et al. MEDI-563, a humanized anti–IL-5 receptor a mAb with enhanced antibody-dependent cell-mediated cytotoxicity function. J Allergy Clin Immunol. 2010 Jun;125(6):1344-1353.e2.

9.     Pham TH, Damera G, Newbold P, Ranade K. Reductions in eosinophil biomarkers by benralizumab in patients with asthma. Respir Med. 2016; 111:21-29.

10. Laren D Tan et al. Benralizumab: a unique IL-5 inhibitor for severe asthma. Journal of Asthma and Allergy 2016; 9: 71–8.

11. Menzella F et al. The clinical profile of benralizumab in the management of severe eosinophilic asthma. Therapeutic Advances in Respiratory Disease. 2016; 10 (6): 534–548.

12. Bleecker ER, FitzGerald JM, Chanez P, et al. Efficacy and safety of benralizumab for patients with severe asthma uncontrolled with high-dosage inhaled corticosteroids and long-acting β2-agonists (SIROCCO): a randomised, multicentre, placebo-controlled phase 3 trial. Lancet. 2016; 388 (10056): 2115-27.

13. FitzGerald JM, Bleecker ER, Nair P, et al. Benralizumab, an anti-interleukin-5 receptor α monoclonal antibody, as add-on treatment for patients with severe, uncontrolled, eosinophilic asthma (CALIMA): a randomised, double-blind, placebo-controlled phase 3 trial. Lancet. 2016; 388 (10056): 2128—41.

14. Nair P, Wenzel S, Rabe K, et at. Oral Glucocorticoid–Sparing Effect of Benralizumab in Severe Asthma. N Engl J Med. 2017; 376 (25): 2448-58.

15. Ting Liu, Faping Wang, Geng Wang et al. Efficacy and safety of benralizumab in patients with eosinophilic asthma: a meta-analysis of randomized placebo-controlled trials. Frontiers of Medicine. 2018; 12(3):340-349.

16. Chupp G_Rapid onset of effect of benralizumab on morning peak expiratory flow in severe, uncontrolled asthma. Ann Allergy Asthma Imm 2019; 122 (5): 478-485 doi:10.1016/j.anai.2019.02.016. Epub 2019 Feb 23.

17. Прибылова Н.Н., Прибылов С.А., Самосудова Л.В., Махова О.Ю. Распространенность, особенности клинического течения и лечения, фенотипы бронхиальной астмы в курской области по данным регистра// Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 5; URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=25321. Ссылка активна на 21.04.2019.

18. To T, Stanojevic S, Moores G, Gershon AS, Bateman ED, Cruz AA, Boulet L-P. Global asthma prevalence in adults: findings from the crosssectional world health survey. BMC Public Health, 2012, 12: 204. https: //doi.org/10.1186/1471-2458-12-204.

19. Masoli M, Fabian D, Holt S, et al. The global burden of asthma: executive summary of the GINA Dissemination Committee report. Allergy. 2004; 59 (5): 469–478. doi: 10.1111/j.1398-9995.2004.00526.

20. Global strategy for asthma management and prevention (2015, update) [Electronic resource]. – GINA: Global Initiative for Asthma, 2015. – URL: http://pharmther.nuph.edu.ua/wpcontent/ uploads/2015/10/GINA_Report_2015_Aug11.pdf.

21. Chuchalin A.G., Khaltaev N., Antonov N.S. et al. Chronic respiratory diseases and risk factors in 12 regions of the Russian Federation. Int. J. Chron. Obstruct. Pulmon. Dis. 2014; 9 (1): 963-974. https://doi.org/10.2147/COPD.S67283.

22. Верлан Н.В., Варик Н.А., Секретарева Л.Б. и соавт. Современные возможности оптимизации расходов медицинских учреждений на лечение среднетяжелой и тяжелой атопической бронхиальной астмы// Практическая иммунология. 2017; 2: 22 – 26.

23. Чучалин А.Г., Архипов В.В., Астафьева Н.Г. и др. Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика». Москва: ОАО «Первая Образцовая типография»; 2012.

24. Ненашева Н.М. Тяжелая эозинофильная бронхиальная астма: новые возможности терапии. Медицинский совет. 2018; 15: 44 – 52.

25. Ненашева Н.М. Фенотипы бронхиальной астмы и выбор терапии. Практическая пульмонология. 2014; (2): 2 - 11.

26. Emma R., Morjaria J.B., Fuochi V/, Polosa R. Mepolizumab in the management of severe eosinophilic asthma in adults: current evidence and practical experience. Ther Adv Respir Dis 2018; 12: 1–12 DOI: 10.1177/1753466618808490.

27. Price DB, Rigazio A, Campbell JD, et al. Blood eosinophil count and prospective annual asthma disease burden: a UK cohort study. Lancet Respir Med 2015;3:849–858.

28. Zeiger RS, Schatz M, Li Q, Chen W, et al. High blood eosinophil count is a risk factor for future asthma exacerbations in adult persistent asthma. J Allergy Clin Immunol Pract 2014;2:741–750.

29. Nagasaki Т, Sato К, Kume N, et al. The prevalence and disease burden of severe eosinophilic asthma in Japan J. of Asthma 2019 DOI: 10.1080/02770903.2018.1534967.

30. Социально-экономические потери от бронхиальной астмы и хронической обструктивной болезни лёгких в Российской Федерации. Сводный отчет. М.: РБОФ «Качество жизни». 2010. – 125 с.


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир