Новый взгляд на возможности альфа-липоевой кислоты: доказанная клиническая эффективность и перспективы (обзор литературы)

Consilium Medicum №02 2010 - Новый взгляд на возможности альфа-липоевой кислоты: доказанная клиническая эффективность и перспективы (обзор литературы)

Номера страниц в выпуске:89-95
Для цитированияСкрыть список
И.А.Строков . Новый взгляд на возможности альфа-липоевой кислоты: доказанная клиническая эффективность и перспективы (обзор литературы) . Consilium Medicum. 2010; 02: 89-95
Альфа-липоевая (тиоктовая) кислота (АЛК) представляет собой естественный коэнзим митохондриального мультиэнзимного комплекса, катализирующего окислительное декарбоксилирование a-кетокислот, таких как пируват и a-кетоглютарат [54]. Структурная формула и свойства АЛК были определены в 1951 г., тогда же начаты клинические исследования эффективности этого вещества при различных заболеваниях. Мощное антиоксидантное действие определило возможности терапевтического использования АЛК [50]. Прежде всего, восстановленная форма АЛК продемонстрировала свойства «ловушки» основного свободного радикала – супероксида. В связи с этим субстанция нашла широкое применение для лечения отравлений металлами и грибами, неалкогольного и алкогольного стеатогепатита, алкогольной полинейропатии. В настоящее время наиболее широко и успешно лекарственная форма АЛК используется в терапии диабетической полинейропатии (ДПН) [82].
Клиническая фармакокинетика АЛК детально изучена у здоровых добровольцев и больных сахарным диабетом (СД) [35]. Фармакокинетические характеристики АЛК при внутривенном введении не отличаются у здоровых людей и больных СД, имеется линейная зависимость концентрации АЛК в плазме при дозе от 200 до 1200 мг. При приеме таблеток здоровыми людьми линейная зависимость концентрации АЛК в плазме от дозы препарата сохраняется в границах 50–600 мг. При любом способе введения через 24 ч в плазме не остается АЛК, поскольку она поступает в ткани, где аккумулируется. При приеме таблеток у больных СД концентрация АЛК в плазме выше на 30–40%, чем у здоровых людей. Это объясняют задержкой опорожнения желудка из-за автономной нейропатии, однако исследование больных СД с нормальной и сниженной скоростью опорожнения желудка не показало значительной разницы в концентрации АЛК. Исследование биодоступности АЛК у здоровых людей при приеме таблеток на пустой желудок или сразу после завтрака показало, что пища значительно снижает концентрацию АЛК в плазме, площадь под кривой концентрация–время и увеличивает время до пика концентрации [30]. В этой связи рекомендуется прием таблеток АЛК сразу после сна за 30–45 мин до приема пищи. Небольшое количество неизмененной АЛК выводится почками, в основном она подвергается b-окислительной деградации и выводится с мочой в виде метаболитов.
Многочисленные экспериментальные исследования продемонстрировали, что АЛК уменьшает содержание свободных радикалов, в том числе супероксида, уменьшает активность перекисного окисления липидов, увеличивает активность супероксиддисмутазы (СОД) и каталазы, улучшает эндоневральный кровоток и скорость распространения возбуждения по периферическим нервам, увеличивает утилизацию глюкозы в кардиомиоцитах, ингибирует развитие катаракты, предотвращает поражение гломерулярного аппарата почек [21, 44, 48, 52, 65]. В клинических исследованиях с применением АЛК у больных СД отмечено улучшение состояния системы микроциркуляции, уменьшение перекисного окисления липидов, нормализация содержания оксида азота и стресс-белков, улучшение эндотелий-зависимых реакций сосудистой стенки, улучшение фильтрационной функции почек и утилизации глюкозы [15, 20, 32, 36].

Диабетическая полинейропатия

По крайней мере 30% популяции больных СД имеют дистальную симметричную сенсорно-моторную полинейропатию (ДПН), которая является самым частым вариантом диабетической нейропатии [1, 7, 13]. Интенсивная терапия инсулином больных СД может уменьшить риск развития сосудистых нарушений и вероятность развития ДПН, хотя не в состоянии полностью исключить ее возникновение или привести к серьезному регрессу симптоматики [70, 71, 74]. Хороший контроль СД является приоритетным в профилактике развития и обеспечении максимальной эффективности патогенетической терапии ДПН. Патогенетическая терапия ДПН определяется современными представлениями о механизмах формирования поздних осложнений СД [10, 23]. Детальный анализ многочисленных исследований, посвященных различным методам фармакологического лечения ДПН, показывает, что наиболее доказана эффективность антиоксидантной терапии АЛК [78].
В 2001 г. М.Brownlee выделил конкретные механизмы нарушения метаболизма глюкозы из-за действия митохондриального супероксида, приводящие к поражению сосудов микроциркуляторной системы и нервных клеток [22]. В формировании патологического процесса в эндотелии, сосудистой стенке и нервных волокнах ведущую роль играет блокада утилизации глюкозы с накоплением промежуточных продуктов, в частности глюкозо-6-фосфата и глицеральдегид-3-фосфата. Повышение концентрации промежуточных продуктов обмена запускает активацию фермента протеинкиназы С, что приводит к нарушению эндотелий-зависимых реакций и патологии клеток. Причиной блокады обмена глюкозы является активизация специальных полимераз (PARP), возникающая в ответ на разрушение митохондриальной ДНК супероксидом. Найдена ассоциация сроков развития ДПН с полиморфизмом генов митохондриальной и эндотелиальной СОД и гена PARP, что согласуется с представлением о ведущей роли митохондриального супероксида в формировании поздних осложнений СД [4, 8, 49, 66]. Антиоксиданты – препараты, способные уменьшать оксидативный стресс, действуют на основное звено патогенеза ДПН. Эффективность АЛК при ДПН среди препаратов, обладающих антиоксидантным эффектом, наиболее хорошо подтверждена [80].
Первое исследование эффективности внутривенного введения АЛК, выполненное с соблюдением требований доказательной медицины (рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое), проведено в Германии – Alpha-Lipoic Acid in DIabetic Neuropathy (ALADIN) [82]. У 328 амбулаторных пациентов СД типа 2 с ДПН оценена эффективность внутривенного введения АЛК. Основным критерием служила шкала TSS (Total Symptom Score), оценивающая интенсивность и частоту основных симптомов ДПН (стреляющая боль, жжение, онемение и парестезии) в течение последних 24 ч [14]. Счет по шкале TSS при использовании АЛК в дозах 600 и 1200 мг снижался через 3 нед по сравнению с группой, получавшей 100 мг препарата или плацебо (р<0,002), причем доза 600 мг признана оптимальной, так как доза 1200 мг не увеличивала эффективность лечения и сопровождалась большим числом гастроинтестинальных побочных эффектов.
В проведенном в Германии исследовании ALADIN III у двух групп амбулаторных больных СД типа 2 с ДПН (167 и 174 пациентов соответственно) сначала применялось внутривенное введение 600 мг АЛК или плацебо в течение 3 нед [81]. Различие между группой АЛК и группой плацебо было достоверным (p=0,033). Для анализа динамики силы мышц, рефлексов и чувствительности использовалась шкала NIS (Neuropathy Impairment Score). Исследование подтвердило уменьшение позитивной невропатической симптоматики и неврологического дефицита у больных СД типа 2 с ДПН при лечении АЛК.
Контролируемое исследование SYDNEY проводилось в России [2, 16]. По шкалам TSS (ежедневно) и NIS (до и после лечения) тестировали 120 больных СД типов 1 и 2 с ДПН, которых разделили на две группы. Первая группа получала внутривенно АЛК в дозе 600 мг, вторая – внутривенно плацебо в течение 3 нед. Баллы по шкале TSS уменьшились на 5,72±1,53 балла в группе, получавшей АЛК, и лишь на 1,82±1,92 балла в группе плацебо (p<0,001). Счет баллов по шкале NISLL уменьшился на 2,70±3,37 балла в группе, получавшей АЛК, и только на 1,20±4,14 балла в группе плацебо (p<0,05). Из ЭМГ-показателей отмечено достоверное улучшение дистальной латенции при стимуляции n. suralis (p<0,05). В исследовании Neurological Assessment of THioctic Acid II (NATHAN II Study) в 33 диабетологических центрах США, Канады и Европы показана достоверная эффективность у больных СД с ДПН амбулаторного 3-недельного внутривенного введения АЛК (n=241) в сравнении с плацебо (n=236) с оценкой по шкалам TSS и NIS [80].
Метаанализ 4 исследований (ALADIN, ALADIN III, SYDNEY, NATHAN II) позволил сравнить данные 716 больных ДПН, получавших АЛК, и 542 больных, получавших плацебо [98, 100]. Выявлен лучший эффект АЛК по шкале TSS в сравнении с плацебо (p<0,05). Метаанализ динамики шкалы NIS проводился для 3 исследований, так как в исследовании ALADIN шкала NIS не использовалась. В отношении отдельных симптомов, включенных в шкалу NIS, достоверная разница получена в отношении болевой и тактильной чувствительности и ахилловых рефлексов. Результаты метаанализа свидетельствуют, что при ДПН внутривенное введение АЛК в течение 3 нед (14 инфузий) приводит к значительному улучшению состояния больных.
В исследовании DEutsche Kardiale Autonome Neuropathie (DEKAN) у 73 больных СД типа 2 с нарушением вариабельности сердечного ритма использовали АЛК в таблетках (доза 800 мг), либо плацебо в течение 4 мес. Выявлено достоверное увеличение вариабельности сердечного ритма в группе АЛК по сравнению с группой плацебо (p<0,05) [81].
В многоцентровом рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом исследовании SYDNEY 2 принял участие 181 пациент с СД типов 1 и 2 с ДПН из России и Израиля, которые получали АЛК в дозе 600 мг (45 больных), 1200 мг (47 больных) и 1800 мг (46 больных) или плацебо (43 больных) в течение 5 нед [79]. Сумма баллов по шкале TSS уменьшилась в 1-й группе на 4,9 балла (51%), на 4,5 баллов (48%) во 2-й группе и 4,7 баллов (52%) в 3-й группе. В плацебо-группе отмечено снижение суммы баллов на 2,9 балла (32%), что достоверно меньше по сравнению с группами лечения (р<0,05). Полученные данные свидетельствуют, что улучшение при приеме таблеток АЛК не дозозависимое и доза 600 мг АЛК в день оптимальна с точки зрения соотношения риск/улучшение.
Результаты клинических исследований позволили сформировать алгоритм лечения больных СД, имеющих ДПН, препаратами АЛК. Лечение начинают с внутривенного введения АЛК в разовой дозе 600 мг в течение 14–15 дней. После окончания курса инфузий рекомендуется прием таблетки АЛК в дозе 600 мг 1 раз в день до еды в течение 2–3 мес. Побочные эффекты АЛК обычно не являются тяжелыми и их частота дозозависима. Так, в исследовании SYDNEY 2 побочные явления (тошнота, диарея и головокружение) отмечались при дозе АЛК 600 мг в 13% случаев, при дозе 1200 мг в 21% и при дозе 1800 мг в 48% случаев. При внутривенном введении АЛК в исследовании ALADIN побочные эффекты (головная боль, тошнота, рвота) чаще отмечались при дозировке 1200 мг (32,6%), чем при дозировке 600 мг (19,8%) и введении плацебо (20,7%).
Клиническая эффективность АЛК проверялась еще при целом ряде заболеваний, в патогенезе которых играет существенную роль оксидативный стресс и процессы воспаления. Большинство исследований проводились на экспериментальных моделях заболеваний, проведены пилотные исследования при некоторых нозологических формах и синдромах.

Синдром «горящего рта»

Синдром «горящего рта» (СГР) характеризуется ощущением жжения в языке, губах или всей полости рта при отсутствии признаков поражения слизистой оболочек и других заболеваний языка, рта, зубов. Чаще всего СГР развивается у женщин среднего возраста. Распространенность СГР составляет по разным данным от 0,7 до 15% в общей популяции. Возникновение СГР связывают с поражением тонких волокон, возможно, обусловленного развитием оксидативного стресса в эмоционально-значимых ситуациях. Открытое плацебо-контролируемое исследование двух групп из 21 пациента показало, что пероральное назначение 600 мг АЛК в течение 20 дней и затем в дозе 200 мг еще в течение 10 дней привело к значительному улучшению у 2/3 больных, получавших АЛК, и у 15% пациентов, получавших плацебо [28]. В рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании 60 пациентов с СГР отмечено достоверное по сравнению с плацебо улучшение состояния больных, получавших АЛК в течение 2 мес. У более 70% пациентов улучшение сохранялось в течение 1 года [27]. АЛК была более эффективна у больных c CГР, если предварительно не использовали транквилизаторы [29]. В открытом исследовании эффективности АЛК 35% амбулаторных больных с СГР в США отметили улучшение самочувствия [64].

Связанная с возрастом потеря слуха

Кохлеарная функция может снижаться с возрастом или в результате действия различных химических соединений, в том числе лекарств. При действии оксида углерода происходит потеря слуховых нейронов и снижение слуха. В эксперименте предварительное введение АЛК предохраняло от этих изменений [51]. При назначении 48 больным с возрастным снижением слуха перорального приема антиоксидантов, включая АЛК, в течение 8 нед было отмечено значительное улучшение слуховой функции на всех частотах [67].

Карпальный синдром

Компрессия срединного нерва в области карпального канала является самой распространенной мононейропатией. Показано, что у больных СД с карпальным синдромом лечение внутривенным введением АЛК более эффективно, чем компрессы с димексидом или локальное введение короткодействующих глюкокортикоидов в область тоннельной компрессии [3]. В другом исследовании установлено, что комбинация АЛК с g-линоленовой кислотой более эффективна, чем назначение мультивитаминов (при лечении в течение 90 дней 112 пациентов с карпальным синдромом без СД) [26].

Травматическое поражение нервов и боли  в спине

В эксперименте выявили, что предварительное введение АЛК значительно уменьшало выраженность поражения нерва после его раздавливания [60]. Точные механизмы антиноцицептивного эффекта АЛК неизвестны, но в эксперименте показано, что она способна действовать на Т-тип кальциевых каналов, уменьшая возбудимость на температурные и механические стимулы ноцицептивных сенсорных нейронов [40]. В клиническом исследовании больных с компрессионными радикулопатиями одна группа (102 больных) получала реабилитационное физиотерапевтическое лечение, а в другой группе (101 пациент) дополнительно использовали фармакотерапию (перорально 600 мг АЛК и 360 мг g-линоленовой кислоты). Сочетанная реабилитационная и фармакотерапия в течение 6 нед уменьшала парестезии, стреляющую и жгучую боль и минимизировала неврологический дефицит [53].

Травматическое повреждение мозга

Известно, что оксидативный стресс и отек из-за экстравазации плазмы, развивающиеся после травматического мозгового повреждения, могут играть важную роль во вторичных механизмах нарушения мозговых функций. В литературе рассматривается возможность использования в этих случаях антиоксидантной терапии, включая АЛК [34]. В эксперименте после травматического мозгового повреждения АЛК уменьшала выраженность оксидативного стресса, отек мозговой ткани и гистопатологические изменения, возможно, за счет противовоспалительного и антиоксидантного действия [72].

Этаноловая интоксикация

Целый ряд антиоксидантов, включая АЛК, уменьшает активацию процессов апоптоза, обусловленную этанолом, в фетальных нейронах ромбоэнцефалической области [17]. АЛК препятствовала развитию поражения слизистой оболочки желудка вследствие действия этанола [59]. В клиническом открытом исследовании 56 больных с алкогольной полинейропатией выявлено уменьшение позитивной и негативной невропатической симптоматики на фоне приема АЛК (препарат Берлитион® 300, «Берлин-Хеми АГ/Менарини Фарма ГмбХ», Германия) в дозе 300 мг ежедневно, причем АЛК оказалась более эффективной, чем тиамин [6].
<

Рассеянный склероз и другие хронические воспалительные заболевания центральной нервной системы

АЛК может использоваться при многих заболеваниях, в том числе центральной нервной системы (ЦНС), сопряженных с оксидативным стрессом и воспалительными изменениями [56]. На экспериментальных моделях рассеянного склероза и энцефаломиелита показано, что АЛК ингибирует миграцию Т-клеток в структуры ЦНС, возможно, за счет активации цАМФ, обладающего иммуносупрессивным эффектом [58]. Показано, что АЛК может подавлять активность клеток, определяющих иммунный ответ путем ингибирования в них интерлейкинов и стимуляции цАМФ [57].

Нейродегенерация

Болезнь Альцгеймера – прогрессирующее нейродегенеративное заболевание, протекающее с нарушением когнитивных функций, в первую очередь памяти, также страдают социальные функции больных. В связи с этим лечение АЛК рассматривается как один из методов нейропротекции [37]. Нейропротекторные возможности АЛК реализуются за счет улучшения функции митохондрий [42]. Показано, что АЛК увеличивает в головном мозге продукцию ацетилхолина за счет активации холинацетилтрансферазы и увеличения продукции ацетил-коэнзима А, уменьшает церебральный оксидативный стресс и синтез индуцибельной синтазы оксида азота, что является основой ее нейропротективного эффекта и возможностью использования при нейродегенеративных процессах, включая болезнь Альцгеймера [43].
Согласно экспериментальным данным, АЛК повышает содержание в мозге нейротрофических факторов, СОД и каталазы [24]. В фибробластах пациентов с болезнью Альцгеймера выявлен выраженный оксидативный стресс, связанный с митохондриальной дисфункцией. Использование АЛК привело к значительному снижению выраженности оксидативного стресса [46]. В двух открытых клинических исследованиях 600 мг АЛК назначали больным с болезнью Альцгеймера в период от 12 до 48 мес и отметили замедление прогрессирования болезни при легкой степени деменции (ADAScog <15) по сравнению с пациентами, не получавшими лечения или получавших лечение ингибиторами ацетилхолинэстеразы [33].

Сосудистая патология

Оксидативный стресс, гиперхолестеринемия, активация эндотелия и адгезия моноцитов являются начальными звеньями формирования атеросклеротического поражения сосудистой стенки. На культуре эндотелиальных клеток аорты человека показано, что АЛК уменьшает процессы адгезии. [77]. В эксперименте доказано, что введение АЛК уменьшало размеры атеросклеротических бляшек в брюшной аорте, что сопровождалось уменьшением содержания жировых и воспалительных клеток в стенке аорты. АЛК улучшала сосудистую реакцию на ангиотензин II, ацетилхолин и инсулин, уменьшала оксидативный стресс и экспрессию основных молекул адгезии в сосудистой стенке [76].
Возможность влияния АЛК на развитие и течение сосудистых заболеваний связана с его антиоксидантным, противовоспалительным, метаболическим и эндотелиальным действием [68]. В эксперименте показано, что АЛК уменьшает возрастное изменение способности сосудистой стенки к расслаблению [61]. На культуре клеток показано, что АЛК предохраняет эндотелиальные клетки от экстра- и интрацеллюлярного оксидативного стресса [55]. Геморрагический шок, нарушая гематоэнцефалический барьер, вызывает образование свободных радикалов и повышенную проницаемость сосудистой стенки. Предварительное назначение АЛК предотвращает оксидативный митохондриальный шок, активацию апоптоза и развитие повышенной проницаемости сосудов [69].
Использование АЛК уменьшает свободнорадикальное повреждение миоцитов вследствие оксидативного стресса при ишемии миокарда [9]. В эксперименте назначение АЛК приводило к значительному снижению апоптоза, уменьшению перекисного окисления липидов, увеличению активности глутатиона и марганцевой СОД в митохондриях кардиомиоцитов, что препятствовало развитию необратимых нарушений сердечной функции [41].
Возможности использования АЛК, в частности препарата Берлитион® 300, при хронической ишемической болезни головного мозга обсуждались в литературе, причем акцент делался на антиоксидантные свойства препарата [5, 11]. В исследовании ISLAND (IrbeSartan and Lipoic Acid in eNdotelial Dysfunction) прием таблеток АЛК в дозе 300 мг в качестве монотерапии у больных с метаболическим синдромом в течение 4 нед приводил к увеличению эндотелий-зависимой вазодилатации брахиальной артерии, что сопровождалось уменьшением содержания в плазме интерлейкина-6 и активатора плазминогена-1. Таким образом, показано действие АЛК на эндотелиальную дисфункцию, реализующееся через влияние на противовоспалительные и антитромботические механизмы [62]. При очаговой ишемии структур головного мозга одним из основных механизмов поражения нейронов является оксидативный стресс, обусловленный как образованием большого количества свободных радикалов, так и снижением активности антиоксидантных ферментов. В этой связи целесообразным является использование наряду с препаратами, уменьшающими ишемию мозговой ткани, антиоксидантов.
Многоцентровое открытое исследование «ПОБЕДА» было посвящено исследованию эффективности и безопасности препарата Берлитион® 300 у пациентов в раннем восстановительном периоде ишемического инсульта. Одна группа пациентов (99 больных) получала максимально унифицированную терапию в соответствии с рекомендациями Европейской инициативной группы по проблеме инсульта, а другая группа (286 больных) помимо базисной терапии начиная с 21–30 дня от начала заболевания получала Берлитион® 300 в стандартной дозе 600 мг в сутки [12]. Тестирование по шкале инсульта Национального института здоровья (NIHSS), шкале функциональной независимости (FIM) и шкале ММSE проводили на 21–30-й день от начала заболевания и затем через 1 и 2 мес. Отмечено, что в группе больных, получавших антиоксидантную терапию, лучше восстанавливались нарушения чувствительности, улучшался устный счет и запоминание слов по шкале ММSE.
Показана эффективность АЛК при поражении периферических сосудов с развитием клаудикации (хромоты). В рамках небольшого рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования 28 пожилых пациентов получали 600 мг АЛК или плацебо в течение 3 мес. АЛК достоверно уменьшало выраженность боли, увеличивало дистанцию и время до появления боли при ходьбе [75].

Онкологические заболевания

АЛК уменьшает апоптоз, связанный с оксидативным стрессом, но стимулирует процессы апоптоза в различных раковых клетках. В эксперименте на культуре клеток показано, что АЛК дозозависимо ингибирует пролиферацию клеток рака молочной железы человека и активирует в них процесс апоптоза [47]. Аналогичные результаты были получены для клеток рака легкого, причем АЛК активирует апоптоз в раковых клетках как каспаза-независимым, так и каспаза-зависимым путем [25].
Врачи из Нью-Мехико (США) привели случай больного раком поджелудочной железы и с метастазами в печень, состояние которого улучшилось после инфузий АЛК в сочетании с приемом низких доз налтрексона. Больной был жив и хорошо себя чувствовал через 78 мес после первоначального описания. В дальнейшем авторами представлены еще 3 случая рака поджелудочной железы с метастазами в печень и за брюшину с хорошим эффектом сочетанной терапии АЛК и налтрексона, когда через 39 мес (1-й случай), 5 мес (2-й случай) и 4 мес (3-й случай) после лечения при позитронно-эмиссионной томографии не выявлялось признаков онкологической патологии [19].
Цисплатин, широко используемый противораковый препарат, приводит к увеличению перекисного окисления липидов и снижению активности антиоксидантных ферментов в почечной ткани. Лечение раковых заболеваний цисплатином может приводить к острому поражению почек c тубулярным повреждением и дисфункцией, причем могут возникать необратимые нарушения фильтрации. В эксперименте показано, что АЛК уменьшает симптомы острого почечного поражения за счет уменьшения экспрессии воспалительных молекул адгезии, активности NF kappa B и процессов апоптоза [18, 39]. Экспериментальные исследования показывают также, что АЛК способна уменьшать содержание платины в почечной ткани при лечении цисплатином [63].
Химиотерапия цисплатином и паклитакселем может вызывать поражение периферических нервов из-за нарушения функций митохондриального аппарата клеток. В эксперименте показано, что АЛК может предотвращать развитие полинейропатии, уменьшая оксидативный стресс и предохраняя митохондрии от повреждения при использовании этих препаратов [45].
Таким образом, анализ экспериментальных и клинических исследований свидетельствует об универсальности антиоксидантного действия АЛК в сосудистом русле и цитоплазме клеточных структур различных органов. Кроме того, экспериментальные исследования показывают более широкий спектр механизмов действия этой субстанции, чем считалось ранее. Возможность с помощью a-липоевой кислоты влиять на воспаление, апоптоз, кровоток, эндотелиальную дисфункцию, активацию нейротрансмиттеров, метаболические процессы позволяет рассматривать ее препараты (например, Берлитион® 300) как потенциальное лекарственное средство в различных областях медицины.

Индекс лекарственных препаратов:
Тиоктовая (a-липоевая) кислота: Берлитион®
(Берлин Хеми АГ/ Менарини Групп, Германия)
Список исп. литературыСкрыть список
1. Аметов А.С., Строков И.А. Диабетическая полинейропатия: настоящее и будущее. Российские медицинские вести. 2001; 6 (1): 35–40.
2. Аметов А.С., Строков И.А., Баринов А.Н. и др. Альфа-липоевая кислота в лечении симптомной диабетической полиневропатии: symptomatic diabetic neuropathy (SYDNEY) trial. Фарматека. 2004; 11 (88): 69–73.
3. Афонина Ж.А., Строков И.А., Аметов А.С., Войчик Э.А. Лечение тоннельных невропатий рук у больных сахарным диабетом. РМЖ. 2008; 16 (12): 1621–5.
4. Зотова Е.В., Чистяков Д.А., Савостьянов К.В. и другие. Изучение ассоциации полиморфных маркеров Ala(-9) Val гена SOD2 и Arg213Gly гена SOD3 с диабетической полинейропатией у больных сахарным диабетом типа 1. Молекулярная биология. 2003; 3: 345–8.
5. Иксанова Г.Р., Сайфуллина Э.И., Колчина Э.М. и др. Использование перфузионнной компьютерной томографии мозга для оценки эффективности берлитиона при ишемическом инсульте. Журн. неврол. и психиат. им. С.С.Корсакова. 2008; 1: 45–50.
6. Ковряжкина Е.А. и др. Возможности и перспективы использования берлитиона в лечении алкогольной полиневропатии. Журн. неврол. и психиат. им. С.С.Корсакова. 2004;104 (2): 33–7.
7. Котов С.В., Калинин А.П., Рудакова И.Г. Диабетическая нейропатия. М.: Медицина, 2000.
8. Лаврова И.Н. Роль сосудистых и метаболических нарушений в развитии диабетической полиневропатии. Клинико-генетическое исследование. Автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 2005.
9. Макеева А.В., Попова Т.Н., Матасова Л.В. и др. Влияние липоевой кислоты на содержание цитрата, активность аконитат гидралазы и оксидативный статус во время ишемии миокарда у крыс. Биохимия. 2008; 73 (1): 76–9.
10. Прихожан В.М. Поражение нервной системы при сахарном диабете. М.: Медицина, 1981.
11. Соловьева Э.Ю., Миронова О.П., Баранова О.А. и др. Свободно-радикальные процессы и антиоксидантная терапия при ишемии мозга. Журн. неврол. и психиат. им. С.С.Корсакова. 2008; 108 (5): 37–42.
12. Стаховская Л.В., Шеховцова К.В., Кербиков О.Б. Антиоксидантная терапия в раннем восстановительном периоде ишемического инсульта (результаты исследования «ПОБЕДА»). Cons. Med. 2009; 1: 27–31.
13. Строков И.А., Аметов А.С., Козлова Н.А., Галеев И.В. Клиника диабетической невропатии. Рус. мед. журн. 1998; 12: 797–801.
14. Строков И.А., Баринов А.Н., Новосадова М.В. и др. Клинические методы оценки тяжести диабетической полиневропатии. Неврологический журнал. 2000; 5: 14–9.
15. Строков И.А., Манухина Е.Б., Бахтина Л.Ю. и др. Состояние эндогенных протекторных систем у больных инсулинзависимым сахарным диабетом с полинейропатией: эффект антиоксидантной терапии. Бюлл. эксперимент. биол. и мед. 2000; 130 (10): 437–41.
16. Ametov AS, Barinov A, Dyck PJ et al.The sensory symptoms of diabetic polyneuropathy are improved with a-lipoic acid. Diabetes Care 2003; 26 (3): 770–6.
17. Antonio AM, Druse MJ. Antioxidants prevent ethanol-associated apoptosis in fetal rhomencephalic neurons. Brain Res 2008; 1204: 16–23.
18. Bae EH, Lee J, Ma SK et al. Alpha-lipoic acid prevents cisplatin-induced acute kidney injury in rats. Nephrol Dial Transplant 2009; 24: 2692–700.
19. Berkson BM, Rubin DM, Berkson AJ. Revisiting the ALA/N (alpha-lipoic acid/low-dose naltrexone) protocol for people with metastatic and nonmetastatic pancreatic cancer: a report of 3 new cases. Integr Cancer Ther 2009; 8: 416–22.
20. Borcea V, Nourooz-Zadeh J, Wolff SP et al. Alpha-lipoic acid decreases oxidative stress in patients with diabetes mellitus. Free Radic Biol Med 1999; 22: 1495–500.
21. Borenshtein D, Ofri R, Werman M et al. Cataract development in diabetic sand rats treated with alpha-lipoic acid and its gamma-linolenic acid conjugate. Diabetes Metab Res Rev 2001; 17: 44–50.
22. Brownlee M. Biochemistry and molecular cell biology of diabetic complications. Nature 2001; 414: 813–20.
23. Cameron NF, Cotter MA. Metabolic and vascular factors in the pathogenesis of diabetic neuropathy. Diabetes 1997; 46 (Suppl. 2): S31–7.
24. Cho YJ, Um HS, Kang EB et al. The combination of exercise training and alpha-lipoic acid treatment has therapeutic effects on the pathogenic phenotypes of Alzheimer\'s disease in NSE/APPsw-transgenic mice. Int J Mol Med 2010: 25: 337–46.
25. Choi SY, Yu JH, Kim H. Mechanism of alpha-lipoic acid-induced apoptosis of lung cancer cells. Ann N Y Acad Sci 2009; 1171: 149–55.
26. Di Geronimo G, Caccese AF, Caruso L et al. Treatment of carpal tunnel syndrome with alpha-lipoic acid. Eu Rev Med Pharmacol Sci 2009; 13: 133–9.
27. Fermiano F, Scully C. Burning mouth syndrome (BMS): double blind controlled study of alpha-lipoic acid (thioctic acid) therapy. J Oral Pathol Med 2002; 31: 267–9.
28. Fermiano F, Gombos F, Scully C et al. Burning mouth syndrome (BMS): controlled open trial of alpha-lipoic acid (thioctic acid) on symptomatology. Oral Dis 2000; 6: 274–7.
29. Fermiano F, Gombos F, Scully C. Burning mouth syndrome (BMS): the efficacy of lipoic acid on subgroups. J Eur Acad Dermatol Venereol 2004; 18: 676–8.
30. Gleiter CH, Schug BS, Hermann R et al. Influence of food intake on the bioavailability of thioctic eneantiomers. Eur J Clin Pharmacol 1996; 50: 513–4.
31. Gur S, Kadowitz PJ, Hellstrom WJ. A critical appraisal of erectile function in animal models of diabetes mellitus. Int J Androl 2009; 32: 93–114.
32. Haak ES, Usadel KH, Kohleisen M et al. The effect of a-lipoic acid on the neurovascular reflex arc in patients with diabetic neuropathy assessed by capillary microscopy. Microvasc Res 1999; 58: 28–34.
33. Hager K, Kenklies M, McAfoose J et al. Alpha-lipoic acid as a new treatment option for Alzheimer\'s disease – a 48 months follow-up analysis. J Neural Transm Suppl 2007; 72: 189–93.
34. Hall ED, Vaishnav RA, Mustafa AG. Antioxidant therapies for traumatic brain injury. Neurotherapeutics 2010; 7: 51–61.
35. Hermann R, Niebch G. Human pharmacokinetics of a-lipoic acid. In book «Lipoic acid in health and disease» (Eds. Fuchs J, Packer L, Zimmer G) – Marcel Dekker Inc N-Y 1997; p. 337–60.
36. Hofmann MA, Bierhaus A, Zumbach MS et al. Insufficient glycemic control increases nuclear factor-_B binding activity in peripheral blood mononuclear cells isolated from patients with type I diabetes. Diabetes Care 1998; 21: 1310–6.
37. Holmquist L, Stuchbury G, Berbaum K et al. Lipoic acid as a novel treatment for Alzheimer\'s desease and related dementias. Pharmacol Ther 2007; 113: 154–64.
38. Jones RE, Moes N, Zwickey H et al. Treatment of experimental autoimmune encephalomyelitis with alpha lipoic acid and associative conditioning. Brain Behav Immun 2008; 22: 538–43.
39. Kang KP, Kim DH, Jung YJ et al. Alpha-lipoic acid attenuates cisplatin-induced acutr kidney injury in mice by suppressing renal inflammation. Nephrol Dial Transplant 2009; 24: 3012–20.
40. Lee WY, Orestes P, Latham J et al. Molecular mechanisms of lipoic acid modulation of T-type calcium channals in pain pathway. J Neurosci 2009; 29: 9500–9.
41. Li C, Zhang Q, Li M et al. Attenuation of myocardial apoptosis by alpha-lipoic acid through suppression of mitochondrial oxidative stress to reduce diabetic cardiomyopathy. Chinese Med J 2009; 122: 2580–6.
42. Liu J. The effects and mechanisms of mitochondrial nutrient alpha-lipoic acid on improving age-associated mitochondrial and cognitive dysfunction: a overview. Neurochem Res 2008; 33: 194–203.
43. Maczurec A, Hager K, Kenklies M et al. Lipoic acid as anti-inflammatory and neuroprotective treatment for Alzheimer\'s desease. Adv Drug Deliv Rev 2008; 60: 1463–70.
44. Melhem MF, Craven PA, Liachenko J et al. Alpha-lipoic acid attenuates hyperglycemia and prevents glomerular mesangial matrix expansion in diabetes. J Am Soc Nephrol 2002; 13: 108–16.
45. Melli G, Tiaana M, Camozzi F et al. Alpha-lipoic acid prevents mitochondrial damage and neurotoxicity in experimental chemotherapy neuropathy. Exp Neurol 2008; 214: 276–84.
46. Moreira PI, Hamis PL, Zhu X et al. Lipoic acid and N-acetyl cysteine decrease mitochondrial-related oxidative stress in Alzheimer disease patient fibroblasts. J Alzheimers Dis 2007; 12: 195-206.
47. Na MH, Seo EY, Kim WK. Effects of alpha-lipoic acid on cell proliferation and apoptosis in MDA-MB-231 human breast cells. Nutr Res Pract 2009; 3: 265–71.
48. Nagamatsu M, Nickander KK, Schmelzer JD et al. Lipoic acid improves nerve blood flow, reduces oxidative stress and improves distal nerve conduction in experimental diabetic neuropathy. Diabetes Care 1995; 18: 1160–7.
49. Nosikov VV, Strokov IA, Nikitin AG et al. Poly (ADP-ribose) polymerase-1 gene (PARP1) involved in the genetic susceptibility to diabetic polyneuropathy in Russian patients with Type 1 diabetes mellitus. In book of abstr. 14th Annual Scientific Meeting of the Diabetic Neuropathy Study Group of the EASD (NEURODIAB) – Regensburg, Germany 2004; p. 138.
50. Packer L, Witt EH, Tritschler H. Alfa-lipoic acid as a biological antioxidant. Free Radic Biol Med 1995; 19: 227-50.
51. Pouyatos B, Geahart C, Nelson-Miller A et al. Lipoic acid and 6-formylpterin reduse potentiation of noice-induced hearing loss by carbon monoxide: preliminary investigation. J Rehabil Res Dev 2008; 45: 1053–64.
52. Ramrath S, Tritchler HJ, Eckel J. Stimulation of cardiac glucose transport by thioctic acid and insulin. Horm Metab Res 1999; 31: 632–5.
53. Ranieri M, Sciuscio M, Cortese AM et al. The use of alpha-lipoic acid (ALA), gamma linolenic acid (GLA) and rehabilitation in the treatment of back pain: effect on health-related quality of life. Int J Immunopathol Pharmacol 2009; 22 (Suppl. 3): 45–50.
54. Reed LJ. Multienzyme complex. Acc Chem Res 1974; 7: 40–6.
55. Sabharwal AK, May JM. Alpha-lipoic acid and ascorbatr prevent LDL oxidation and oxidant stress in endothelial cell. Mol Cell Biochem 2008; 309: 125–32.
56. Salinthone S, Yadav V, Bourdette DN et al. Lipoic acid: a novel therapeutic approach for multiple sclerosis and other chronic inflamatory diseases of the CNS. Endocr Metab Immune Disord Drug Targets 2008; 8: 132–42.
57. Salinthone S, Schilliace RV, Marracci GH et al. Lipoic acid stimulates cAMP production via the EP2 and EP4 prostanoid receptors and inhibits INF gamma synthesis and cellular cytotoxicity in NK cells. J Neuroimmunol 2008; 199: 46–55.
58. Schilliace RV, Pisenti N, Pattamanuch N et al. Lipoic acid stimulates cAMP production in T lymphocytes and NK cells. Biochem Biophys Res Commun 2007; 354: 259–64.
59. Sehirli O, Tatlidede E, Yuksel M et al. Antioxidant effect of alpha-lipoic acid against ethanol-induced gastric mucocal erosion in rats. Pharmacology 2008; 81: 173–80.
60. Senoglu M, Nacitarhan V, Kurutas EB et al. Intraperitoneal alpha-lipoic acid to prevent neural damage after crush injury to the rat sciatic nerve. J Brachial Plex Peripher Nerve Inj 2009; 4: 22.
61. Smith AR, Visioli F, Frei B et al. Lipoic acid significantly restores, in rats, the age-related decline in vasomotion. Br J Pharmacol 2008; 153: 1615–22.
62. Sola S, Mir MQ, Cheema FA et al. Irbesartan and lipoic acid improve endothelial function and reduce markers of inflammation in the metabolic syndrome: results of the Irbesartan and Lipoic Acid in Endothelial Dysfunction (ISLAND) study. Circulation 2005; 111: 343–8.
63. Somani SM, Husain K, Whitworth C et al. Dose-dependent protection by lipoic acid against cisplatin-induced nephrotoxicity in rats: antioxidant defense system. Pharmacol Toxicol 2000; 86: 234-41.
64. Steele JC, Bruse AJ, Drage LA et al. Alpha-lipoic acid treatment of 31 patients with sore, burning mouth. Oral Dis 2008; 14: 529–32.
65. Stevens MJ, Obrosova I, Cao X et al. Effect of DL-alpha-lipoic acid on peripheral nerve conduction, blood flow, energy metabolism and oxidative stress in experimental diabetic neuropathy. Diabetes 2000; 49: 1006–15.
66. Strokov IA, Bursa TR, Drepa OI et al. Predisposing genetic factors for diabetic polyneuropathy in patients with type 1 diabetes: a population-based case-control study. Acta Diabetol 2003; 40: 375–9.
67. Takumida M, Anniko M. Radical scavengers for elderly patients with age-related hearing loss. Acta Otolaryngol 2009; 129: 36–44.
68. Tardif JC, Rheaume E. Lipoic acid supplementation and endothelial function. Br J Pharmacol 2008; 153: 1587–8.
69. Tharakan B, Hunter FA, Smythe WR et al. Alpha-lipoic acid attenuates hemorragic shock-induced apoptotic signaling and vascular hyperpermeability. Shock 2008; 30: 571–7.
70. The DCCT Research Group. The effect of intensive diabetes therapy on the development and progression of neuropathy. Ann Intern Med 1995; 122: 561–8.
71. The Diabetes Control and Complication Trial Research Group. The effect of intensive treatment of diabetes on the development and progression of long- term complications in insulin-dependent diabetes mellitus. N Engl J Med 1993; 329: 977–86.
72. Toklu HZ, Hakan T, Biber N et al. The protective effect of alpha lipoic acid against traumatic brain injury in rats. Free Radic Res 2009; 43: 658-67.
73. Uchigata Y, Hirata Y. Insulin autoimmune syndrome. Ann Med Interne (Paris) 1999; 150: 245–53.
74. UK Prospective Diabetes Study (UKPDS) Group. Intensive blood-glucose control with sulphonylureas or insulin compare with conventional treatment and risk of complications in patients with type 2 diabetes. Lancet 1998; 352: 837–53.
75. Vincent HK, Bourguignon CM, Vincent KR et al. Effects of alpha-lipoic acid supplementation in peripheral arterial disease: a pilot study. J Altern Complement Med 2007; 13: 577–84.
76. Ying Z, Kherada N, Farrar B et al. Lipoic acid effects on established atherosclerosis. Life Sci 2010; 86: 95–102.
77. Zhang W, Frey B. a-lipoic acid inhibits TNF- a-induced NF-kB activation and adhesion molecule expression in human aortic endothelial cells. FASEB J 2001; 15: 2423–32.
78. Ziegler D. Thioctic acid for patients with symptomatic diabetic polyneuropathy. Treat Endocrinol 2004; 3: 1–17.
79. Ziegler D, Ametov A, Barinov A et al. Oral treatment with a-lipoic acid improves symptomatic diabetic polyneuropathy. The SYDNEY 2 trial. Diabetes Care 2006; 29: 2365–70.
80. Ziegler D, Nowak H, Kempler P et al. Treatment of symptomatic diabetic polyneuropathy with antioxidant a-lipoic acid: a meta-analysis. Diaberic Medicine 2004; 21: 114–21.
81. Ziegler D, Reljanovic M, Mehnert H et al. a-Lipoic acid in the treatment of diabetic polyneuropathy in Germany: Current evidence from clinical trials. Exp Clin Endocrinol Diabetes 1999; 107: 421–30.
82. Ziegler D, Hanefeld M, Ruhnau KJ et al. Treatment of symptomatic diabetic peripheral neuropathy with the antioxidant a-lipoic acid. A 3-week multicentre randomized controlled trial (ALADIN Study). Diabetologia 1995; 38: 1425–33.
Количество просмотров: 1190
Предыдущая статьяВзаимосвязь спектра безопасности нимесулида и особенностей его механизма действия, химической структуры и фармакокинетики
Следующая статьяПрамипексол в лечении нервно-психических расстройств при болезни Паркинсона

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир