Психиатрия Дневник психиатра (психиатрическая газета)
№04 2012

Основатель исторической компании Гедеон Рихтер (1872–1944) №04 2012

Номера страниц в выпуске:18-21
От редакции. Публикуя данный материал о выдающемся венгерском предпринимателе, нам хотелось бы напомнить нашим читателям о том, что компания «Гедеон Рихтер» уже давно известна в отечественной психиатрии, начиная с использования нашими специалистами галоперидола в советские времена. В настоящее время у компании имеются в психиатрическом портфеле почти все атипичные антипсихотики (рисперидон – Ридонекс, кветиапин – Нантарид, оланзапин – Парнасан, арипипразол – Амдоал), еще одним объектом перспективных разработок в психиатрии компании «Гедеон Рихтер» является инновационный оригинальный антипсихотик Карипразин (Cariprazine).
10-1.jpgГедеон Рихтер был одним из выдающихся людей в истории фармацевтической индустрии Венгрии. Рихтер основал компанию, дав ей свое имя, ОАО «Гедеон Рихтер», которая превратилась в интернациональную компанию в Центральной и Восточной Европе. Вся его карьера представляет собой отличный пример истории успеха начала XX в. до конца 1930-х годов. Рихтер столкнулся со многими трудностями, и его жизнь трагически оборвалась в декабре 1944 г. во время правления фашистской партии Скрещенных стрел. Гедеон Рихтер родился в семье землевладельца и торговца зерном в деревне Эчед, недалеко от Дьёндьёш, 23 сентября 1872 г. Его предками по отцовской линии, возможно, были чешские торговцы еврейского происхождения, которые обосновались в Венгрии в конце XVIII в. в имении барона Подманички в Асоде, графство Пешт. Отец Гедеона Рихтера родился здесь в 1838 г., а так как абсолютно точно известно, что его мать была похоронена в Асоде (естественно, рядом со своим мужем), мы можем только предположить, что корни по его отцовской линии родом из Асода, а обычно предки семьи бывают захоронены в одном месте. Быстро улучшающееся благосостояние семьи позволило в 1860 г. купить имение на участке в 610 гектаров с особняком в Эчеде. Как и большинство еврейских семей, обосновавшихся в Венгрии, они попытались принять стиль жизни и культуру дворянства, владевшего землей с давних времен, но на практике они вели себя как классические буржуа XIX в. Их семейная жизнь, имевшая такие блестящие перспективы в самом начале, претерпела изменения в связи с преждевременной смертью: некоторое время спустя после рождения Гедеона Рихтера его мать скончалась от послеродового сепсиса, а отца он потерял в течение года после смерти матери. Осиротевший Гедеон и два его старших брата воспитывались в Дьёндьёш родителями их матери и семьей одной из бездетных кузин по материнской линии. Они торговали зерном. Гедеон Рихтер получил среднее образование в престижной францисканской средней школе в Дьёндьёш. Сертификат ученика аптекаря, который он получил в университете в Коложвар в 1893 г., стал первым письменным документом, который подтверждал выбор Рихтера, т.е. фармацевтику как профессиональную деятельность. В дипломе написано, что Гедеон Рихтер провел 3 года, начиная с 15 лет, в качестве ученика в аптеке Нандор Мершитш в Дьёндьёш. Вероятно, мысль о преждевременной смерти его родителей сыграла роль в его выборе профессии, так как и его мать, и его отец скончались от заболеваний, которые можно легко вылечить при правильном лечении. Как только Рихтер получил свой сертификат ученика, он поступил в университет в Будапеште, где по правилам факультета он должен был один год учиться на факультете естественных наук, а потом один год на факультете медицины. Рихтер получил диплом фармацевта в 1895 г. Он отучился положенные два года обучения фармакологии, которые были необходимым условием для независимого управления аптекой, работая ассистентом фармацевта в Со́льнок и затем в Ми́школьц. Он начал свое путешествие по Западной Европе в 1897 г. для приобретения соответствующего опыта работы в аптеках Европы и в производстве лекарственных препаратов. В промежутке он подрабатывал в аптеках Венгрии в Берегсас и Отатрафюред. В то время органотерапия набирала обороты как новое веяние в результате биологического исследования, проводимого на международном уровне. Органотерапия давала надежду на то, что недостаточное функционирование органов человеческого организма может быть сбалансировано и излечено при помощи экстрактов, полученных из эндокринных желез животных. Гедеон Рихтер обнаружил долгосрочный эффект от подобной терапии и посвятил всю свою жизнь развитию этого направления в Венгрии.10-2.jpg Используя свой богатый опыт работы в фармакологии и годы обучения и путешествий, он потратил унаследованные деньги на приобретение аптеки Сас (Орел) по проспекту Иллёи, 105, в конце 1901 г. Эта аптека все еще принадлежит компании. Он учредил биологическую препаративную лабораторию и лабораторию для проведения химических экспериментов на базе аптеки и приступил к производству и продаже тонизирующих средств и различных органотерапевтических гормональных препаратов, произведенных из органов животных.
Это было новаторским и рискованным предприятием в Венгрии в то время, и в этом отношении Гедеону Рихтеру пришлось пробираться сквозь тернии науки. Его первый продукт, инъекция тоноген супраренале, содержащая адреналин, выделенный из надпочечной железы, вызвал интерес к его компании, так как он уже производил и продавал этот активный ингредиент в Венгрии с 1902 г., за год до того, как японские ученые открыли его. С самого первого дня деятельности Рихтер приступил к разработке новой продукции при творческом содействии выдающихся врачей. В начале 1902 г. он приступил к выпуску периодического профессионального издания «Pharmacotherapy Report», которое на безвозмездной основе распространялось среди медиков. В журнале публиковались научно обоснованные описания терапевтического эффекта продукции Гедеона Рихтера. Первая общественная публикация Рихтера, брошюра под названием «The newest organotherapeutic medicines» («Новейшая органотерапевтическая медицина»), появилась в 1903 г.10-3.jpg Аптека Сас по своим внутренним производственным возможностям уже не справлялась с быстро растущим спросом на продукцию Гедеона Рихтера, и ему пришла в голову идея открыть фармацевтическую компанию. В 1906 г. компания была учреждена и зарегистрирована на площади 1 тыс. м2 на ул. Черкес. Здесь компания построила свой собственный завод, согласно своим ограниченным финансовым возможностям, заложив основу для современной фармацевтической индустрии Венгрии. «Аптечный завод» (как прозвали это скромное заведение люди, проживающие по соседству, в самом начале деятельности) приступил к производству препаратов в сентябре 1907 г. Это было время, когда Гедеон Рихтер поставил перед собой три цели:
1) реализовывать фармацевтические препараты, которые будут признаны соответствующими медицинскими источниками как полезная продукция для лечения заболеваний;
 2) производить эту продукцию с наивысшей точностью в качестве и количестве и постоянно совершенствовать результаты;
3) успешно конкурировать с крупными иностранными компаниями, занимающимися тем же видом деятельности. Таким образом, Гедеон Рихтер действовал, руководствуясь желанием лечить людей, и с этой целью он приложил все усилия (тесно сотрудничая с медицинскими работниками) в производстве эффективных фармакологических препаратов высокого качества, прокладывая путь к развитию и успешной конкурентоспособности на рынке. Концепция его деятельности оказалась хорошей и достойной, так как компания все еще продолжает работать в этом направлении, и все, что написано выше, в полной мере относится к ней и на данном этапе. Компания заложила прекрасный фундамент для упрочения своей репутации в самом начале деятельности и вскоре была признана одним из передовых международных поставщиков. Вдобавок к органотерапевтическим препаратам, изготовляемым из органов животных, что и составляло основной профиль компании, Рихтер начал своевременно торговать фитохимическими и синтетическими продуктами. Препарат адиган, предназначенный для лечения кардиологических заболеваний, был разработан в начале 1910-х годов, так же как и дезинфицирующее средство гиперол и жаропонижающее средство калмопирин, которые стали успешны в качестве начальной продукции. Последние два препарата все еще популярны сегодня. Политика впервые негативно вмешалась в жизнь Гедеона Рихтера во время социалистической республики, установленной в Венгрии сразу после войны. Компания была экспроприирована правительством, и был назначен специальный человек, руководивший компанией. Совет народных комиссаров потребовал сотрудничества со стороны Гедеона Рихтера. Рихтер предпочел промолчать, и в результате руководитель производства, Енё Лашло, в сопровождении двух полицейских в штатской одежде прибыл к Рихтеру и потребовал подчинения, пригрозив арестом за контрреволюционную деятельность. Говорят, что эти мерзавцы еще и избили Рихтера. Некоторое время спустя один из его сотрудников предупредил Рихтера, что его хотят вызвать и предать революционному суду и что его жизнь в опасности. Рихтер с семьей тайно выехал в Сегед и скрылся в доме у своего тестя на долгие месяцы. В 1927 г. в издании «Richter Rt.» была опубликована статья, в которой указывалась прибыль компании за последние 25 лет. «Наша компания разработала новые подходы к производству лекарственных средств, которые оказались лучше, чем способы производства конкурентов и предшественников. Мы не только производим препараты, но и разрабатываем их. Следуя желанию лечить людей, наша компания внесла большой вклад в науку». На самом пике карьеры Гедеона Рихтера его продукция получила несколько престижных международных наград.10-4.jpg Компания выиграла двенадцать золотых медалей на международных выставках с 1920 г. до начала войны. К сожалению, единственной из сохранившихся наград является сертификат гран-при на Международной выставке в Барселоне в 1929 г. Спустя 20 лет после основания компания получила название «Hungarian Merck». Отечественные и зарубежные награды дали компании дополнительный толчок к дальнейшему развитию, и к концу 1920-го года, когда Венгрия была в разгаре экономического кризиса, Гедеон Рихтер принял решение создать глобальную коммерческую сеть. Это было началом коммерческой и представительской цепочки, которая охватила всю планету за последующие несколько лет, а продукция компании распространялась примерно в ста странах мира. Гедеон Рихтер основал десять иностранных дочерних компаний. Заводы в Лондоне, Мексике, Милане, Сан-Пауло, Загребе и Варшаве стали самыми значимыми производственными центрами фармацевтических ингредиентов. К 1930 г. компания Рихтера стала одной из самых важных иностранных торговых компаний в Венгрии. Стоит отметить, что Гедеон Рихтер осознанно избегал ссуд и кредитов. В зависимости от финансовой ситуации он использовал свои собственные средства для осуществления проектов, увеличивая собственный капитал. Благоразумная деловая политика заложила основу для стабильного положения компании, которая защитила ее от разорения во времена Великой депрессии. В компании не было даже случаев увольнения. Смыслом жизни Гедеона Рихтера стали его семья и его компания. Его сын, Ласло, получил докторскую степень по химии в Цюрихе, а в 1932 г., в начале эпохи правления Гёмбёша Дьюлы, он женился на Илоне Лобмайер, дочери известного хирурга. Тот факт, что Ласло перешел из иудейской веры в веру своей жены, лютеранизм (что было одним из условий их брака), за пять дней до свадьбы, свидетельствует о том, что в политической сфере происходили большие перемены. У Ласло и Илоны родились двое детей. Гедеон Рихтер обожал своих внуков и был очень озабочен их безопасностью и не желал отпускать их куда-либо без сопровождения и присмотра. В компании снова сложилась спокойная благоприятная обстановка для максимально эффективной работы. В основе такой атмосферы лежит заложенное Гедеоном Рихтером отношение к работе и к людям. Он был просто уверен в том, что сотрудники могут работать и выкладываться на все сто процентов в спокойной домашней обстановке. Даже спустя много лет, во времена советской власти, сотрудники были уверены в том, что компания «Рихтер» была самой лучшей компанией в Кёбанья, с самой высокой оплатой труда. Сотрудники компании всегда работали в атмосфере уважения и безопасности, надеясь на плодотворное и долгосрочное сотрудничество. У них бывали льготы и привилегии, а быть сотрудником «Рихтера» было престижно. Эти факты впечатляют, особенно когда осознаешь, что эта компания была первопроходцем, новатором из компаний первого поколения, а капитализм в Венгрии развивался на полвека позже, чем на Западе, и весь ход развития капитализма к тому же прерывался несколько раз по ряду веских причин. По словам одного из сотрудников, Гедеон Рихтер был уравновешенным, скромным, созерцательным, трудолюбивым и гармоничным человеком. Озорная улыбка, часто появляющаяся на его лице, говорила о его чувстве юмора, а его привычка ободрять людей отражала его глубокую гуманность. Его открытость помогала ему налаживать исключительно эффективную и разветвленную сеть контактов. 10-5.jpgНикто не слышал, чтобы он повышал голос. Он всегда реализовывал свои идеи посредством своих сотрудников. Тем не менее он требовал дисциплины и добросовестного отношения к работе. Хорошие результаты он отмечал наградой, а люди чувствовали себя ответственными за свою работу. Целью его жизни было постоянное развитие и совершенствование своей компании, и у него был свой намеченный план, расписанный до конца. В офисе он появлялся раньше всех, около семи утра, а когда звучал свисток, означающий начало работы, он немедленно шел на завод. Каждый день он проходил по всему заводу, заглядывая в каждый угол, сопровождаемый управляющими, информировавшими его о текущем развитии событий, результатах и проблемах. У Гедеона Рихтера была поразительная способность отбирать многообещающие проекты и разработки продукции, которые быстро шли в производство. Одним из его известных кредо было: изучи, оцени, сделай. Долгими вечерами он сидел, просматривая иностранные отраслевые журналы. По мере чтения он делал пометки на полях или комментировал на отрывках бумаг, какой сотрудник должен прочесть какую публикацию, и часто он записывал идеи для будущих разработок. На следующий день он передавал публикации тем сотрудникам, которых он выделил, а через несколько дней они отчитывались по поводу прочитанной статьи. Он разработал способ предварительного ознакомления с проектами, и такая тенденция держалась в течение нескольких десятилетий. Успешная карьера Гедеона Рихтера оборвалась по причине законодательства по еврейскому вопросу, а затем из-за трагических событий Второй мировой войны. Даже простой факт о еврейском происхождении (о чем нельзя было догадаться по внешности, об этом можно узнать только из свидетельства о рождении) оказался достаточным для того, чтобы изменить политику и уничтожить результаты работы всей его жизни, его заслуги перед государством и обществом и иллюзии социальной ассимиляции. Война разразилась в 1939 г., и в этом же году государственные чиновники беззастенчиво вторглись в дела компании (как было в далеком 1919-м), положив конец спокойной семейной атмосфере. В результате стигматизации, вызванной законами о евреях, и аннулирования равных прав Гедеон Рихтер подал в отставку с поста председателя правления. Члены правления, состоящие из членов семьи, были заменены на общественных лиц, являвшихся христианами, которые с успехом могли лоббировать интересы компании и ее основателя. В 1940 г.10-6.jpg Гедеон Рихтер направил петицию премьер-министру Пал Телеки с просьбой освободить компанию от ограничений еврейского законодательства, но его петиция была отклонена. Он все же продолжил работу вплоть до 1942 г., когда власти запретили ему работать на должности управляющего компанией. Он был даже уволен (ему запретили участвовать в ведении дел компании), но, являясь акционером, он мог сохранить членство в правлении. Рихтер признал всю правильность своего решения, и с тех пор он руководил компанией из дома, полагаясь только на своих верных сотрудников. Он согласился с советом директоров принять участие в деятельности компании в качестве неоплачиваемого эксперта, хотя одно государственное учреждение усмотрело в этом деянии «продолжение деятельности вне рамок своих полномочий» и возбудило уголовное дело против всех заинтересованных лиц. Совет директоров компании неудачно обратил внимание властей на то, что не только имя Гедеона Рихтера ассоциируется с названием компании, известной на международной арене продукцией и венгерским экспортным фармацевтическим товаром; также это имя связано с чистой репутацией венгерской индустрии, известной по всему миру. Гедеон Рихтер вытерпел пренебрежение к своей персоне и прошел мимо несправедливого унизительного отношения с отличной самодисциплиной: он с головой ушел в продуктивную работу, которую выполнял с преувеличенной энергией. Даже Ватикан встал на сторону всемирно известной фигуры в фармацевтической индустрии Венгрии, кого считали чужим на его же родине, и в 1943 г. папский нунций Ангело Рота посетил компанию и передал наилучшие пожелания святого отца Гедеону Рихтеру за его благотворительность во время войны. Трагический 1944 г. начался с небольшой милости для Рихтера. В первых числах марта министерство промышленности согласилось с тем, что Рихтер может работать в качестве консультанта высшего руководства компании. Рихтеру удалось вывезти сына за несколько дней до оккупации страны под предлогом работы с балканским экспортом. 10-7.jpgСемья отписала свои акции невестке Рихтера христианского вероисповедания и своим внукам. Он все еще ходил в компанию после оккупации, но по мере ухудшения ситуации в стране он неустанно искал выход спасения компании, но постепенно утратил веру в свои силы. Некоторые вспоминали, что его не тронули судебные процессы и бедствия, которые он перенес, но на самом деле он замкнулся в себе, с его лица исчез живой интерес к происходящему, и он больше не производил впечатление великого человека. Летом 1944 г. у него появилась другая возможность убежать от проблем, когда он перехватил письмо из Швейцарии о гарантии неприкосновенности через организацию Красного креста. Очевидец утверждал, что на его пальто была пришпилена желтая звезда, в глазах стояли слезы, когда он попрощался с компанией и объявил, что уезжает в Швейцарию. В конце концов он не уехал никуда, может, не захотел или не смог покинуть родину. Ему казалось, что в его обязанности входит находиться в компании рядом с сотрудниками даже в тяжелые времена вместе со своей семьей, смыслом его жизни. Он не осознавал всю реальность угрозы для его семьи и для него. Безо всякого основания Рихтер был уверен в своей правоте и цеплялся за иллюзии, что ему не угрожает ничего плохого, если он не совершил ни одного плохого поступка по отношению к другим. Всю свою жизнь он посвятил облегчению боли страждущих. Он думал, что есть в «небесной канцелярии» человек, который следит за его достижениями и хорошими деяниями, и что незапятнанная репутация и производство лекарств высокого качества смогут уберечь его и его семью даже во времена слепой ненависти. И действительно, на некоторое время Рихтеру дали маленький шанс почувствовать, что все обернется и все наладится. Семейные традиции и достижения Гедеона Рихтера позволили ему получить освобождение от ограничений, установленных еврейским законодательством в августе 1945 г., и ему даже не пришлось носить желтую звезду. Но вопрос о его освобождении был пересмотрен после прихода партии Скрещенных стрел к власти и снят с повестки. В дочернем предприятии, учрежденном в Мексике, узнали в декабре 1944 г., что Рихтер и его жена находятся в смертельной опасности. Они вышли на связь с Ласло Рихтером, который посоветовал своим родителям спастись бегством от «фашистской геенны» при помощи подпольных организаций. Компания, действующая под руководством кузена г-жи Рихтер, Иштвана Винклера, перевела 35 тыс. швейцарских франков близкому другу Ласло Рихтера в Женеве, который получил все необходимые разрешения, но к тому времени было поздно оказывать помощь. Согласно самым последним данным Рихтер и его жена недолго прятались у родственников, проживающих на ул. Мункачи. Они переехали в официально установленное международное гетто в начале декабря 1944 г., в угловой дом на ул. Йожефа Катоны, который находился под дипломатической защитой нейтрального посольства Швеции. Как многие люди, которые разделили там свою судьбу, они стали клиентами Рауля Валленберга и, безусловно, из-за шведских бизнес-связей Гедеона Рихтера. Воспоминания одного из жителей дома полностью совпадают с фактами из других источников, особенно воспоминаний коллег и сотрудников Рихтера. Высокий, с хорошими манерами, аристократичный Гедеон Рихтер всегда поступал как настоящий джентльмен. Он разговаривал спокойно и искренне со своей женой. Он был непритязательным и сдержанным человеком. Он никогда ничего не просил, не устраивал показательные выступления и не жаловался. Начиная с декабря члены партии Скрещенных стрел проявляли все меньше уважения к дипломатической защите шведского здания, когда стало известно, что Швеция остановилась здесь только на время с обещаниями признать правительство Скрещенных стрел Ференца Салаши. Шведская корреспонденция с гарантией неприкосновенности широко подделывалась в то время, что также досаждало партии скрещенных стрел. Так как у здания шведского посольства не было охраны, то участились случаи нападений и зверств, возраставшие по мере того, как фронт подходил ближе к Будапешту и правительство Скрещенных стрел отошло назад и двинулось на запад. Начались светопреставление в разгромленном городе, мародерство, казни и расправы с целью запугивания остальных жителей и другие бесчинства, ставшие каждодневными развлечениями для варваров и убийц. Вооруженный наряд партии скрещенных стрел арестовал жителей ул. Йожефа Катоны, 21, и вынудил их перейти в здание партии на ул. Андраши, 60 (сегодня Дом террора), под предлогом проверки удостоверения личности. В здании у жителей отобрали документы и ценности, взяв всех под стражу. На следующий день на рассвете эскорт вывел всех людей на улицу по направлению к Дунаю. Впереди толпы шли мужчины, женщины шли позади. По словам очевидцев, Гедеон Рихтер обнял свою жену, попрощался с ней и ушел в передний ряд, где шли все мужчины. Перед тем как двинуться вперед, их всех заставили снять исподнее – в морозную погоду. Как только они дошли до реки, всю колонну подвели к привалу на боковой улице. Первых пятьдесят мужчин подвели к тому месту, где сегодня ул.Золтан пересекается с набережной Сечени. Их расстреляли и скинули в реку. 72-летний Гедеон Рихтер был в рядах первых жертв. Поразительно то, что высокообразованный, творческий человек, заслуживающий лучшей жизни, завершил свою жизнь таким образом, в результате жестокого террористического акта, став жертвой убийц и грабителей. Иначе это и не назовешь. Жена Гедеона Рихтера выжила в этой страшной пытке партии Скрещенных стрел и прошла войну, но психологически она так и не оправилась от той страшной казни. Тело Гедеона Рихтера не было найдено. В фамильном склепе в маленьком швейцарском городке Лугано расположено символическое надгробие. Эпитафия над надгробием Рихтера от Йено Хидвеги стала данью его заслугам: «Он был настоящим человеком, который понимал всю ценность объединения. Он создал несокрушимую структуру, и его имя всегда будет ассоциироваться с его творениями».
Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 1217
Предыдущая статья2-я Международная конференция молодых психиатров в Porto Heli, Греция
Следующая статьяБиологические методы терапии психических расстройств. Доказательная медицина – клинической практике. Под редакцией С.Н.Мосолова

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир