Алкоголь, агрессия и исполнительские когниции (обзор литературы, сообщение 1) №06 2019

Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина - Алкоголь, агрессия и исполнительские когниции (обзор литературы, сообщение 1)

Номера страниц в выпуске:46-49
Для цитированияСкрыть список
Н.В. Хмара1, О.А. Скугаревский*2. Алкоголь, агрессия и исполнительские когниции (обзор литературы, сообщение 1). Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина. 2019; 06: 46-49

Обобщены результаты по влиянию алкоголя на исполнительские когниции и проявления агрессии на разных этапах потребления алкоголя, в том числе и на доклинической стадии. Рассмотрены возможные причины потребления алкоголя и основные современные теоретические модели, которые объясняют влияние алкоголя на изменение поведения человека. Рассмотрено взаимное влияние когнитивных функций, исполнительских когниций и алкоголя. На основании данных литературы представлены различные формы агрессивного поведения при употреблении алкоголя в зависимости от гендерных различий, влияния факторов внешней среды и наличия сопутствующих психических отклонений. Выявлена большая частота встречаемости реактивной агрессии в связке «алкоголь–агрессия». Установлена недостаточная изученность влияния доклинического употребления алкоголя на исполнительские когниции и нарушение поведения – агрессию.

Ключевые слова: алкоголь, агрессия, когнитивные функции, модели, исполнительские когниции.
Для цитирования: Хмара Н.В., Скугаревский О.А. Алкоголь, агрессия и исполнительские когниции (обзор литературы, сообщение 1). Психиатрия и психофармакотерапия. 2019; 21 (6): 46–49.

Alcohol, aggression and executive functioning (literature review, post 1)


N.V. Khmara1, O.A. Skugarevsky*2

1Gomel State Medical University, Gomel, Belarus;
2Belarusian State Medical University, Minsk, Belarus

*sKugarevsky@tut.by

Abstract

This literature review summarizes the results of the influence of alcohol on performance cognition and aggressive trends at various stages of alcohol consumption, including the preclinical stage. Possible causes of consumption and the main modern theoretical models explaining the effect of alcohol on the changes in human behavior are considered. The inter influence of cognitive functions, performance cognition and alcohol is considered. Based on the literature, various forms of aggressive behavior connected with alcohol use are presented, depending on gender differences, the influence of environmental factors and the presence of concomitant mental disorders. A high frequency of reactive aggression in the alcohol – aggression combination has been revealed. Insufficient knowledge of the effect of the preclinical alcohol consumption on the performance cognition and aggression has been established.

Key words: alcohol, aggression, cognitive functions, models, executive functions.
For citation: Khmara N.V., Skugarevsky O.A. Alcohol, aggression and executive functioning (literature review, post 1). Psychiatry and Psychopharmacotherapy. 2019; 21 (6): 46–49.

Алкогольная зависимость вызывает много разнообразных негативных последствий. Воздействие на когнитивные функции – одно из таких влияний [7]. Однако опрос, проведенный на территории Америки, Новой Зеландии и Европы, показал, что люди, страдающие алкогольной зависимостью, реже воспринимаются как больные психическими расстройствами [44]. Отчасти это мнение поддерживается сообщениями, что малые дозы алкоголя могут быть полезны и выступать в качестве нейропротектора для лиц среднего и пожилого возраста [36]. 
Изучение влияния разных доз алкоголя на человека привело к появлению таких понятий, как «проблемное употребление алкоголя» и «употребление с риском вредных последствий». На сайте Всемирной организации здравоохранения даны определения данным терминам. «Проблемное употребление алкоголя» – это такая модель употребления алкоголя человеком, которая увеличивает риск либо для употребляющего, либо для других лиц. Второе понятие – «употребление с риском вредных последствий» – это не только физические риски, но и социальные, которые значимы с точки зрения общественного здравоохранения, несмотря на отсутствие какого-либо текущего расстройства у конкретного потребителя [1]. 
Накопилось большое количество данных, демонстрирующих связь между хроническим, острым употреблением алкоголя и разными типами агрессивных актов на самых различных уровнях [39] – насилие в семье, сексуальное насилие [18, 29, 48], нападения, грабежи [20], убийства [16].
Исследования, направленные на индивидуума, показывают, что сформированные привычки и уровень употребления алкоголя положительно коррелируют с вероятностью как самостоятельного совершения насильственных действий [49, 10], так и вероятностью стать жертвой [45]. Ряд авторов указывают, что алкоголь больше способствует проявлению физических актов насилия, чем вербальной агрессии [49]. В отношении влияния частоты и степени опьянения выводы неоднозначны. Так, команды A. Richardson и S. Wells (2003 г.) сообщают о большем влиянии степени опьянения [42, 50], тогда как L. Kraus и соавт. (2009 г.) делают вывод, что частота употребления, возможно, имеет большее значение [28]. 
Исследования «событие–агрессия» указывают: значительная доля насильственных актов происходит вскоре после употребления алкоголя. S. Wells и соавт. (2000 г.) сообщили, что после употребления алкоголя наблюдались споры в 38% случаев, в 57% – угрозы и в 68% – физические нападения [49]. Исследования, в которых в лабораторных условиях исследовали острую интоксикацию алкоголем, обнаружили, что влияние алкоголя на проявление агрессии у мужчин сильнее, чем у женщин [21, 41]. Например, A. Attwood и соавт. (2009 г.), исследуя способность интерпретации аффекта лица по фотографиям после употребления алкоголя, сообщают, что мужские лица распознаются как агрессивные чаще [4]. Это различие может быть частично опосредовано половыми гормонами [5]. 
В то же время социальные нормы, в которых мужская гендерная роль связана с доминированием, а женская – сопровождается эмпатией и заботой, также могут способствовать преобладанию мужской агрессии над женской. 
В последние годы формируются новые взаимоотношения между полами, это дает «разрешение» женщинам действовать «мужским образом», и, как результат, пьянство среди женщин растет [37]. Эти изменения в обществе могут уменьшить гендерный разрыв и в связке «алкоголь–агрессия». Эксперимент P. Giancola и соавт. (2002 г.) выявил, что алкоголь усиливает агрессию как у мужчин, так и у женщин с высоким уровнем гнева [23]. Хотя лица, совершающие насилие в баре, чаще мужчины, но и инциденты женского насилия не редкость [19].
Лабораторные исследования агрессии в основном проводятся при использовании заданий «учитель–ученик» 
(A. Buss, 1961) или времени реакции Тейлора (S. Taylor, 1967). При употреблении алкоголя в обоих случаях демонстрируется преимущественно средний уровень проявления агрессии, хотя максимальные цифры также были зарегистрированы [34]. Лица, употребляющие алкоголь, чаще реагируют на провокацию агрессией, чем лица без употребления [3]. 
Известно, что не каждое распитие алкоголя приводит к проявлению какой-либо формы агрессии. Метаанализ 30 исследований, проведенный B. Bushman и H. Cooper в 1990 г., показал, что при сравнении групп, в которых лица получали алкоголь, и групп, в которых респонденты думали, что получали плацебо, а на самом деле это был также алкоголь, не выявил прямой связи между употреблением алкоголя и проявлением различных форм агрессии [11]. Это наводит на мысль, что существуют дополнительные факторы, которые приводят к проявлению враждебности. В то же время S. Chermack и соавт. (1997 г.) сообщили о влиянии алкоголя на агрессию независимо от ожиданий респондентов, их вывод: алкоголь может способствовать актам насилия при высоком уровне провокации [15]. Те же авторы указали, что алкоголь влияет на всех этапах «до эскалации», «эскалации» и «постэскалации» и ведет к скорейшему формированию возбуждения и более медленному снижению напряжения на каждой стадии [47].
Valdoxan_105_.jpgАгрессия при употреблении алкоголя, по-видимому, связана с тремя компонентами: растормаживанием, дезорганизацией поведения и обострением враждебных импульсов [40]. Предложено несколько объяснений того, как употребление алкоголя может увеличить вероятность агрессии. Например, на биохимическом уровне эффект алкоголя возникает за счет снижения поведенческого торможения, усиления возбуждения и нарушения когнитивного функционирования высшего порядка: формируются нарушения исполнительских функций и поведенческого контроля [6, 12, 14, 24]. Поиск биологических коррелятов агрессии связывают с медиаторными системами серотонина и g-аминомасляной кислоты [8, 33, 35]. Предполагается, что алкоголь вызывает поведенческую расторможенность, воздействуя на миндалины, гиппокамп и особенно лобные доли головного мозга [2, 31, 32]. Эти процессы контролируются префронтальными областями головного мозга и особенно уязвимы к воздействию алкоголя как при непосредственном употреблении, так и на фоне алкогольной зависимости [27, 31, 38]. Следовательно, социально неприемлемое или рискованное поведение после употребления алкоголя может возникнуть, так как нарушаются фронтальные регуляторные системы, которые обычно препятствуют импульсивному ответу. 
Исследователи выделяют группу лиц, у которых начальные дозы дают меньше седации, повышают самооценку и такие эффекты, как «симпатия», «желание пить больше». Повышенная чувствительность к вышеперечисленным «полезным» свойствам алкоголя у лиц, ищущих «сильные ощущения», может способствовать чрезмерному употреблению алкоголя и приводить к злоупотреблению. Установлено, что люди с высоким уровнем чувствительности к «полезным эффектам» проявляют большее нарушение тормозного контроля после употребления алкоголя, чем люди с низким уровнем [17]. Таким образом, можно предполагать, что поведенческий контроль является одним из посредников в отношениях «алкоголь–агрессия». Алкоголь также может косвенно способствовать агрессии через свои анксиолитические свойства, уменьшая тревогу и смещая оценку в восприятии ситуаций в более угрожающую или враждебную сторону и/или уменьшая склонность к смягчению при угрозе [43].
Предполагается также, что алкоголь способствует искажению восприятия того, что происходит в социуме, и ведет к ошибочной трактовке событий как угрозы или провокации. На основании этих данных была сформирована двухфакторная модель R. Geen (1990 г.) для объяснения феномена «алкоголь–агрессия»: социальные факторы, сопровождаемые разочарованием или провокациями, при взаимодействии с «фоновыми» факторами (тревожность и поведенческий контроль) формируют возбуждение и гнев. Согласно этой теории алкоголь влияет как на первую, так и на вторую группу факторов.
Другое объяснение предложено C. Steele и соавт. (1990 г.) в гипотезе алкогольной миопии. Согласно этой модели, алкоголь сужает фокус внимания через влияние на когнитивные способности обработки информации. Это ведет к фиксации внимания на провокационных, а не сдерживающих признаках во враждебных ситуациях [22, 25, 26]. Употребление алкоголя обычно сопровождается социальным взаимодействием, эффект близорукости может приводить к враждебной интерпретации нейтральных и неоднозначных событий и влиять на эмоциональные реакции в сторону проявления гнева.
Данные гипотезы относятся к группе теорий ожидания. Основным принципом этой группы теорий является то, что потребление алкоголя активирует «ожидание негативной реакции в свой адрес» и, как следствие, проявление агрессии. A. Borders и соавт. (2006 г.) показали, что лица, которые ожидали проявление агрессии при употреблении алкоголя, с большей вероятностью ее проявляли, чем лица без таких ожиданий. Концентрация алкоголя на проявление агрессии имела меньшее значение, чем мысли об агрессии [26].
В 2010 г. B. Subra и соавт. подтвердили данное предположение двумя экспериментами, в обоих исследованиях было по две группы. Группы №1 получали информацию об алкоголе или оружии, группы №2 – нейтральную информацию. На фоне получаемой информации участникам обоих групп было предложено решать семантические и визуальные задачи. В обоих экспериментах участники групп №1 во время решения задач проявили больше раздражения к экспериментатору, что позволило сделать вывод: воздействуя через когнитивные механизмы, можно увеличить уровень враждебности [46].
Подтверждает этот вывод еще ряд работ, которые посвящены исследованию навязчивых размышлений (руминаций) «о невозможности получения желаемого результата» [13], особенно если данные размышления были связаны с негативными эмоциями [30]. Показано, что если употребление алкоголя сопровождалось навязчивыми размышлениями и находилось в связи с негативными эмоциями, то даже небольшое или умеренное потребление алкоголя вело к увеличению агрессии и способствовало большему потреблению алкоголя [9]. Помимо объяснения индивидуальных различий эти теории подразумевают, что склонность человека к проявлению агрессии, связанная с алкоголем, может со временем меняться, если убеждения изменяются в ответ на новый опыт или обучение. Например, переживание как жертвы или преступника, связанное с актом проявления агрессии в состоянии алкогольного опьянения, может увеличить риск проявления агрессии, если инцидент укрепляет уверенность в том, что алкоголь и агрессия связаны между собой. С клинической точки зрения вмешательства, которые бросают вызов этим убеждениям, могут быть эффективными для людей с историей проблемного поведения после употребления алкоголя.
Настоящая публикация является первой частью обзора литературы, посвященного влиянию алкоголя на проявление агрессии. В следующем сообщении будет рассмотрено влияние алкоголя на когнитивные функции, исполнительские когниции и участие алкоголя – исполнительских когниций в формировании агрессии. 

Сведения об авторах

Хмара Наталия Викторовна – соискатель каф. психиатрии и медицинской психологии УО БГМУ; ст. преподаватель каф. неврологии, нейрохирургии с курсами психиатрии и медицинской реабилитации УО «Гомельский ГМУ». E-mail: grintuch1@gmail.com
Скугаревский Олег Алексеевич – д-р мед. наук, проф., зав. каф. психиатрии и медицинской психологии УО БГМУ. E-mail: sKugarevsky@tut.by


Список исп. литературыСкрыть список
1. Злоупотребление психоактивными веществами. Всемирная организация здравоохранения. URL: https://www.who.int/substance_abuse/terminology/definition3/ru/ (Дата обращения 20.09.2019). / Zloupotreblenie psikhoaktivnymi veshchestvami. Vsemirnaia organizatsiia zdravookhraneniia. URL: https://www.who.int/substance_abuse/terminology/definition3/ru/ (Data obrashcheniia 20.09.2019). [in Rusian]
2. Abernathy K, Chandler LJ, Woodward JJ. Alcohol and the prefrontal cortex. International review of neurobiology. Acad Press 2010; 91: 289–320.
3. Aviles F et al. Alcohol's effect on triggered displaced aggression. Psychology Addict Behav 2005; 19 (1): 108.
4. Attwood AS et al. Effects of alcohol consumption and alcohol expectancy on the categorisation of perceptual cues of emotional expression. Psychopharmacology 2009; 204 (2): 327–34.
5. Archer J. Testosterone and human aggression: an evaluation of the challenge hypothesis. Neurosci Biobehav Rev 2006; 30 (3): 319–45.
6. Bartholow BD et al. Effects of alcohol consumption and alcohol susceptibility on cognition: a psychophysiological examination. Biological Psychology 2003; 64 (1–2): 167–90.
7. Bernardin F, Maheut-Bosser A, Paille F. Cognitive impairments in alcohol-dependent subjects. Front Psychiatry 2014; 5: 78.
8. Bevilacqua L et al. A population-specific HTR2B stop codon predisposes to severe impulsivity. Nature 2010; 468 (7327): 1061–6.
9. Borders A, Barnwell SS, Earleywine M. Alcohol‐aggression expectancies and dispositional rumination moderate the effect of alcohol consumption on alcohol‐related aggression and hostility. Aggres Behav 2007; 33 (4): 327–38.
10. Bye EK. Alcohol and violence: use of possible confounders in a time‐series analysis. Addiction 2007; 102 (3): 369–76.
11. Bushman BJ, Cooper HM. Effects of alcohol on human aggression: An intergrative research review. Psychol Bull 1990; 107 (3): 341–54.
12. Bushman BJ. Effects of alcohol on human aggression. Recent developments in alcoholism. Springer, Boston, MA, 2002; p. 227–43.
13. Bushman BJ, Bonacci AM, Pedersen WC et al. Chewing on it can chew you up: effects of rumination on triggered displaced aggression.
J Pers Soc Psychol 2005; 88 (6): 969.
14. Casbon TS, Curtin JJ, Lang AR et al. Deleterious effects of alcohol intoxication: diminished cognitive control and its behavioral consequences. J Abnormal Psychology 2003; 112 (3): 476.
15. Chermack ST, Giancola PR. The relation between alcohol and aggression: An integrated biopsychosocial conceptualization. Clin Psychol Rev 1997; 17 (6): 621–49.
16. Darke S. The toxicology of homicide offenders and victims: a review. Drug Alcohol Rev 2010; 29 (2): 202–15.
17. Fillmore MT, Ostling EW, Martin CA et al. Acute effects of alcohol on inhibitory control and information processing in high and low sensation-seekers. Drug Alcohol Dependence 2009; 100 (1–2): 91–9.
18. Foran HM, O'Leary KD. Alcohol and intimate partner violence: A meta-analytic review. Clin Psychol Rev 2008; 28 (7): 1222–34.
19. Forsyth AJM, Lennox JC. Gender differences in the choreography of alcohol-related violence: An observational study of aggression within licensed premises. J Substance Use 2010; 15 (2): 75–88.
20. Franklin FA, LaVeist TA, Webster DW et al. Alcohol outlets and violent crime in Washington DC. West J Emerg Med 2010; 11 (3): 283.
21. Giancola PR, Helton EL, Osborne AB et al. Men and women, alcohol and aggression. Exp Clin Psychopharmacol 2009; 17 (3): 154–64.
22. Giancola PR, Josephs RA, DeWall CN et al. Applying the attention-allocation model to the explanation of alcohol-related aggression: Implications for prevention. Subst Use Misuse 2009; 44 (9–10): 1263–79.
23. Giancola PR. The influence of trait anger on the alcohol‐aggression relation in men and women. Alcoholism: Clin Exp Res 2002; 26 (9): 1350–8.
24. Giancola PR. Executive functioning: a conceptual framework for alcohol-related aggression. Exp Clin Psychopharmacol 2000; 8 (4): 576–97.
25. Giancola PR, Corman MD. Alcohol and aggression: A test of the attention-allocation model. Psychological Sci 2007; 18 (7): 649–55.
26. Giancola PR, Duke AA, Ritz KZ. Alcohol, violence, and the alcohol myopia model: Preliminary findings and implications for prevention. Addict Behav 2011; 36 (10): 1019–22.
27. Harris GJ et al. Frontal white matter and cingulum diffusion tensor imaging deficits in alcoholism. Alcoholism Clin Exp Res 2008; 32 (6): 1001–13.
28. Kraus L et al. Association of average daily alcohol consumption, binge drinking and alcohol-related social problems: Results from the German Epidemiological Surveys of Substance Abuse. Alcohol Alcohol 2009; 44 (3): 314–20.
29. Leonard KE, Senchak M. Prospective prediction of husband marital aggression within newlywed couples. J Abnormal Psychology 1996; 105 (3): 369.
30. Lyubomirsky S, Nolen-Hoeksema S. Effects of self-focused rumination on negative thinking and interpersonal problem solving. J Personality Social Psychology 1995; 69 (1): 176.
31. Makris N, Oscar-Berman M, Jaffin SK et al. Decreased volume of the brain reward system in alcoholism. Biol Psychiatry 2008; 64 (3): 192–202.
32. Marinkovic K, Oscar-Berman M, Urban T et al. Alcoholism and dampened temporal limbic activation to emotional faces. Alcohol Clin Exp Res 2009; 33 (11): 1880–92.
33. Miczek KA, Fish EW, De Almeida RM et al. Role of alcohol consumption in escalation to violence. Ann NY Acad Sci 2004; 1036 (1): 278–89.
34. McCloskey MS, Berman ME, Echevarria DJ et al. Effects of acute alcohol intoxication and paroxetine on aggression in men. Alcohol Clin Exp Res 2009; 33 (4): 581–90.
35. Montoya ER, Terburg D, Bos PA, Honk J. Testosterone, cortisol, and serotonin as key regulators of social aggression: A review and theoretical perspective. Motiv Emot 2012; 36 (1): 65–73.
36. Neafsey EJ, Collins MA. Moderate alcohol consumption and cognitive risk. Neuropsychiatric Dis Treat 2011; 7: 465.
37. Newberry M, Williams N, Caulfield L. Female alcohol consumption, motivations for aggression and aggressive incidents in licensed premises. Addict Behav 2013; 38 (3): 1844–51.
38. Oscar-Berman M, Marinković K. Alcohol: effects on neurobehavioral functions and the brain. Neuropsychology Rev 2007; 17 (3): 239–57.
39. Pihl RO, Sutton R. Drugs and aggression readily mix; so what now? Subst Use Misuse 2009; 44 (9–10): 1188–203.
40. Pihl RO, Lemarquand D. Serotonin and aggression and the alcohol-aggression relationship. Alcohol Alcohol 1998; 33 (1): 55–65.
41. Quinn PD, Stappenbeck CA, Fromme K. An event-level examination of sex differences and subjective intoxication in alcohol-related aggression. Exp Clin Psychopharmacology 2013; 21 (2): 93.
42. Richardson A, Budd T. Young adults, alcohol, crime and disorder. Criminal Behav Mental Health 2003; 13 (1): 5–16.
43. Sayette MA. An appraisal-disruption model of alcohol's effects on stress responses in social drinkers. Psychol Bull 1993; 114 (3): 459–76.
44. Schomerus G, Lucht M, Holzinger A et al. The stigma of alcohol dependence compared with other mental disorders: a review of population studies. Alcohol Alcohol 2010; 46 (2): 105–12.
45. Shepherd JP, Sutherland I, Newcombe RG. Relations between alcohol, violence and victimization in adolescence. J Adolescence 2006; 29 (4): 539–53.
46. Subra B, Muller D, Bègue L et al. Automatic effects of alcohol and aggressive cues on aggressive thoughts and behaviors. Pers Soc Psychol Bull 2010; 36 (8): 1052–7.
47. Taylor SP, Chermack ST. Alcohol, drugs and human physical aggression. J Stud Alcohol Suppl 1993 (11): 78–88.
48. Testa M. The impact of men's alcohol consumption on perpetration of sexual aggression. Clin Psychology Rev 2002; 22 (8): 1239–63.
49. Wells S, Graham K, West P. Alcohol-related aggression in the general population. J Stud Alcohol 2000; 61 (4): 626–32.
50. Wells S, Graham K. Aggression involving alcohol: relationship to drinking patterns and social context. Addiction 2003; 98 (1): 33–42.
Количество просмотров: 80
Предыдущая статьяРезультаты эфферентно-комбинированной терапии больных, страдающих депрессией
Следующая статьяНейропсихологические корреляты субъективного благополучия в позднем возрасте

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир