Психиатрия Всемирная психиатрия
№02 2021

Хорошие новости для психиатрии: анализ общественного мнения в отношении распределения ресурсов во время пандемии COVID-19 №02 2021

Номера страниц в выпуске:301-302
В период пандемии COVID-19 системы здравоохранения испытали огромную нагрузку, в том числе и службы охраны психического здоровья приняли беспрецедентный вызов.
В период пандемии COVID-19 системы здравоохранения испытали огромную нагрузку, в том числе и службы охраны психического здоровья приняли беспрецедентный вызов. Во время первой волны пандемии многие службы охраны психического здоровья по всему миру были сокращены или даже закрыты как по эпидемиологическим соображениям, так и в связи с перераспределением ресурсов. По экспресс-оценке 130 государств-членов Всемирной организации здравоохранения, более 60% стран полностью или частично закрыли амбулаторную психиатрическую службу и порядка 40% полностью или частично закрыли стационарные отделения, в том числе и наркологические 1 .
В то же время широко известно, что пандемия увеличивает нагрузку пациентов с диагностированными психическими расстройствами и увеличивает риск развития психической патологии среди контингента здоровых лиц 2 . Таким образом, поддержание служб оказания психиатрической помощи в адекватном состоянии и адаптация методов оказания психиатрической помощи к условиям пандемии имеют огромное значение 3,4 .
Предыдущие исследования общественного мнения показали, что психические расстройства имеют низкий приоритет, когда речь идет о распределении финансовых ресурсов 5,6 , поэтому есть основания предполагать, что текущая нехватка ресурсов здравоохранения подвергает людей с психическими расстройствами риску структурной дискриминации. В проведенном исследовании мы изучили, как менялись государственные приоритеты в отношении расходов на здравоохранение в 2001, 2011 и 2020 годах.
С июля по сентябрь 2020 года был проведен репрезентативный очный опрос среди взрослого населения Германии (N=1200, доля ответивших: 57%). Опрос был методологически идентичным повторением опросов 2001 г. (N=5025, доля ответивших: 65%) и 2011 г. (N=1232, доля ответивших: 64%) 7 . В 2020 году респондентов спрашивали: «Для получения достаточных ресурсов для ухода за пациентами с коронавирусной инфекцией может возникнуть необходимость сократить бюджеты на лечение людей с другими заболеваниями. Пожалуйста, выберите из следующего списка три заболевания, для которых, по вашему мнению, было бы совершенно неприемлемо сокращение финансирования на лечение пациентов». После чего был предъявлен список из девяти заболеваний, включающий диабет, ревматизм, рак, СПИД и сердечно-сосудистые заболевания, а также психические расстройства, такие как болезнь Альцгеймера, алкоголизм, депрессия и шизофрения. В 2001 и 2011 годах вопрос был аналогичным, только первое предложение было сформулировано в более общих чертах: «В системе здравоохранения наблюдается растущая нехватка финансовых ресурсов. Пожалуйста, выберите из следующего списка…»
В 2020 году депрессия заняла четвертое место – после рака (84%), сердечно-сосудистых заболеваний (60%) и диабета (41%) – среди заболеваний, финансирование лечения которых ни в коем случае не должно быть сокращено по мнению опрошенных, при этом 25% респондентов посчитали, что она должна стать источником экономии для сокращенного бюджета. Такой переход с 8-го места в 2001 году и 6-го места в 2011 году, в основном, отражает два аспекта: рост доли респондентов, указавших на приоритетное финансирование лечения депрессии (с 6% в 2001 году и 21% в 2011 году), и снижение доли людей, отдавших приоритет финансированию оказания помощи при СПИДе, которая составила 47% в 2001 году, снизилась до 35% в 2011 году и 20% в 2020 году.
Шизофрения осталась на 8-м месте в списке, тем не менее в 2020 году 17% респондентов посчитали, что финансовые затраты на ее лечение нельзя сокращать. Это означает удвоение доли по сравнению с 9% в 2001 году и 8% в 2011 году. Алкоголизм, напротив, твердо остался на своей позиции в нижней части списка: в 2001 г. его выбрали 5%, в 2011 г. – 8%, в 2020 г. – 6%.
Наши результаты показывают, что под беспрецедентным давлением пандемии коронавируса на наши системы здравоохранения ресурсы для лечения людей с психическими расстройствами пользуются твердой поддержкой среди населения, по крайней мере, в Германии. Вероятно, это отражает широкое освещение последствий пандемии для психического здоровья как в средствах массовой информации, так и в медицинских журналах 8 , а также, возможно, является следствием личного опыта психологической уязвимости во время кризиса.
Сравнивая наше последнее исследование с опросами 2001 и 2011 гг., можно отметить тенденцию к росту поддержки финансирования психиатрической помощи, в частности лечения депрессии. Тем не менее поразительно, что в отношении финансовых затрат на лечение алкоголизма общественное мнение не меняется, несмотря на свидетельства увеличения бремени употребления психоактивных веществ в период пандемии 9 .
Таким образом, наши результаты выглядят обнадеживающе в отношении приоритетов финансирования лечения депрессии и шизофрении, указывая на небольшое смягчение структурной дискриминации людей с этими расстройствами в обществе. Однако вызывает беспокойство отношение к расстройствам, связанным с употреблением алкоголя. Несмотря на их высокую распространенность, значительное бремя и доступные варианты лечения, по-прежнему существует опасность, что при перераспределении ресурсов здравоохранения лечению людей с этими заболеваниями будет уделено недостаточно внимания, особенно во время текущей пандемии.

Исследование выполнено при финансовой поддержке Fritz Thyssen Stiftung (Az. 10.18.2.009SO).

Перевод: к.м.н. Павлова-Воинкова (Санкт-Петербург)
Редактура: к.м.н. Захарова Н.В. (Москва)

Schomerus G, Baumann E, Sander C, Speerforck S, Angermeyer MC. Some good news for psychiatry: resource allocation preferences of the public during the COVID-19 pandemic. World Psychiatry. 2021;20(2):301-302.

DOI:10.1002/wps.20875
Список исп. литературыСкрыть список
1. World Health Organization. The impact of COVID-19 on mental, neurological and substance use services: results of a rapid assessment. Geneva: World Health Organization, 2020.
2. Pfefferbaum B, North CS. N Engl J Med 2020;383:510-2.
3. Adhanom Ghebreyesus T. World Psychiatry 2020;19:129-30.
4. Moreno C, Wykes T, Galderisi S et al. Lancet Psychiatry 2020;7:813-24.
5. Matschinger H, Angermeyer MC. Eur Psychiatry 2004;19:478-82.
6. Schomerus G, Matschinger H, Angermeyer MC. Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol 2006;41:369-77.
7. Angermeyer MC, Matschinger H, Link BG et al. Soc Sci Med 2014;103:60-6.
8. Venkatesh A, Edirappuli S. BMJ 2020;369:m1379.
9. Czeisler MÉ, Lane RI, Petrosky E et al. Morb Mortal Wkly Rep 2020;69:1049- 57.
Количество просмотров: 256
Предыдущая статьяНедостаточное число вакцинированных против COVID-19 среди пациентов с шизофренией: отчет из Израиля
Следующая статьяОценка распространенности пролонгированной реакции горя у сирийских беженцев
Прямой эфир