Ревматология

Остеоартрит и метаболический синдром: есть ли связь?

Сегодня остеоартрит (ОА) стал самой распространенной патологией суставного аппарата, от которой страдают не менее 20% взрослого населения во всем мире [1]. ОА долгое время определяли как болезнь людей старшей возрастной группы, но в последнее время заболевание все чаще встречается у лиц молодого возраста [2]. Инвалидизация больных с ОА чрезвычайно высока и достигает, по разным данным, 66% [3]. Исследования показали, что у пациентов с ОА коленного сустава чаще всего встречаются сопутствующие цереброваскулярные и сердечно-сосудистые заболевания, а также ожирение и нарушения обмена глюкозы [4]. Особое внимание стоит обратить на пациентов с ОА и метаболическим синдромом (МС), для которых характерны более выраженные изменения структуры хряща и более частые рецидивы синовита [1].

Специалисты выделяют фенотипы ОА – сочетание клинических признаков, формирующееся в результате взаимодействия генотипа с факторами окружающей среды. Определение фенотипа ОА, учитывающее различные типы происхождения боли, во многом определяет успех персонифицированной лекарственной терапии [5] и обеспечивает рациональное финансирование со стороны системы здравоохранения.

Сегодня в медицинском сообществе существует несколько классификаций фенотипов ОА. Например, выделен метаболический фенотип: он сочетается с метаболическими нарушениями (ожирение, сахарный диабет, дислипидемия, артериальная гипертензия) [3], являющимися факторами риска развития атеросклероза. Известно, что у больных с МС выше риск сердечно-сосудистых событий: инсульта, инфаркта миокарда, внезапной сердечной смерти [6]. В частности, развивающаяся при МС инсулинорезистентность связана с такими осложнениями инфаркта миокарда, как нарушения ритма и проводимости сердца, ранняя постинфарктная стенокардия, острая сердечная недостаточность [6]. Все компоненты МС (и инсулинорезистентность, и гипергликемия, и артериальная гипертензия, и избыточная масса тела, и дислипидемия) как по отдельности, так и совместно играют немаловажную роль в патофизиологии ОА. Усиливается синтез различных медиаторов воспаления, развивается окислительный стресс и митохондриальная дисфункция, что в конечном итоге приводит к воспалению и апоптозу хондроцитов [7], более выраженным разрушениям матрикса хряща и утяжелению клинической картины ОА [1]. Выявлена взаимосвязь между дислипидемией, окислительным стрессом и эрозивными изменениями в хряще, а также МС с более тяжелым поражением суставного хряща (по данным артроскопии) у пациентов с ОА, осложненным вторичным синовитом [1].

Комплексная терапия ОА у таких пациентов, соответственно, должна включать снижение массы тела, лечение эндокринных расстройств, противовоспалительную терапию [3]. Рекомендации по лечению ОА коленных суставов для реальной клинической практики, разработанные Европейским обществом по клиническим и экономическим аспектам остеопороза и остеоартрита (ESCEO), подчеркивают необходимость комплексного немедикаментозного и медикаментозного лечения ОА. Препараты, назначаемые на первом этапе, отнесены к базисным средствам в лечении ОА. Данные метаанализов плацебо-контролируемых исследований симптом-модифицирующих препаратов замедленного действия показали, что, в частности, диацереин обладает положительным лечебным эффектом при ОА [8]. Остановимся на этой молекуле подробнее.

Диацереин – препарат из группы симптом-модифицирующих препаратов замедленного действия для лечения ОА (Symptomatic slow-activ drug in osteoarthritis – SYSADOA) [9]. Препарат ингибирует активность интерлейкина 1, одного из важнейших провоспалительных цитокинов, обладает противовоспалительными, антикатаболическими и проанаболическими свойствами в отношении хряща и синовиальной оболочки, способен предотвращать ремодуляцию субхондральной костной ткани. Препарат снижает активность лизосомальных ферментов, стимулирует хондроциты и выработку ими гликозаминов, создает предпосылки для формирования устойчивого хряща [10]. Крайне важны и внесуставные эффекты диацереина. Так, в большом метаанализе показана возможность снижения уровня гликированного гемоглобина и повышения уровня секреции инсулина за счет снижения выраженности воспаления клеток поджелудочной железы на фоне терапии препаратом, а также снижение инсулинорезистентности [9]. В других метаанализах сообщалось о возможности диацереина обеспечивать лучший гликемический контроль, снижать массу тела и уровень С-реактивного белка при сахарном диабете 2-го типа [11, 12]. Противовоспалительное, антиоксидантное и анти-апоптозное действие диацереина являются важными факторами, определяющими эффективность препарата [13]. Все эти свойства делают логичным назначение диацереина при лечении ОА крупных суставов у пациентов с метаболическим фенотипом ОА.

На основании обзора литературы, клинических испытаний и метаанализов ESCEO подтвердило, что эффективность диацереина аналогична эффективности нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) после первого месяца лечения и лучше, чем у парацетамола. Кроме того, диацереин оказывал длительный эффект на симптомы ОА в течение нескольких месяцев по окончании курса лечения [10]. Один из метаанализов, включающий 31 рандомизированное исследование, подтвердил: по сравнению с плацебо терапия диацереином приводила к значимому улучшению по шкалам WOMAC [10]. ESCEO позиционирует диацереин, как и другие симптом-модифицирующие препараты замедленного действия, в качестве 1-й линии лечения ОА, особенно для пациентов, которым НПВП или парацетамол противопоказаны [10].

Важными представляются результаты исследования DISSCO (DIacerein on Structure and Symptoms vs Celecoxib in Osteoarthritis), в ходе которого сравнивалась эффективность диацереина и целекоксиба, назначаемых для уменьшении боли при лечении пациентов с симптомным ОА коленного сустава. Получен вывод о том, что диацереин не уступал целекоксибу в снижении боли при ОА коленного сустава и улучшении функции сустава, а также продемонстрировал хороший профиль безопасности [14].

Представленные доказательства позволяют рекомендовать диацереин в качестве препарата для долгосрочной терапии пациентов с метаболическим фенотипом ОА.

M‐M‐DIA‐2021_09‐189

Список исп. литературыСкрыть список
1. Васильева Л.В., Лахин Д.И. Влияние метаболического синдрома на клиническую картину остеоартроза. Медицинский вестник Северного Кавказа. 2017; 1: 8–11.
2. Матвиенко Е.В., Хмелевская И.Г. Остеоартроз у подростков на фоне гипермобильного синдрома. Университетская наука: взгляд в будущее: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 81-летию Курского государственного медицинского университета и 50-летию фармацевтического факультета. Курск: Курский государственный медицинский университет, 2016. С. 111–6.
3. Закирова Д.Р., Бурганов Э.Р., Гайнутдинов А.Р., Хузина Г.Р. Фенотипическая классификация остеоартрита и возможности патогенетической терапии. Современная медицина. 2018; 1 (9): 188–91.
4. Tsuboi M, Hasegawa Y, Matsuyama Y et al. Do musculoskeletal degenerative diseases affect mortality and cause of death after 10 years in Japan? J Bone Miner Metab 2011; 29 (2): 217–23. DOI: 10.1007/s00774-010-0214-z. PMID: 20711854.
5. Лила А.М., Алексеева Л.И., Телышев К.А. Современные подходы к фенотипированию остеоартрита. Современная ревматология. 2019; 13 (2): 4–8.
6. Цанава И.А., Шаронова Л.А., Вербовой А.Ф. Метаболический синдром и сердечно-сосудистые заболевания. РМЖ. Медицинское обозрение. 2017; 25 (11): 785–9.
7. Алексеева Л.И., Таскина Е.А., Кашеварова Н.Г. и др. Новые возможности терапии у больных остеоартритом коленных суставов и метаболическим синдромом. МС. 2018; 1: 86–96.
8. Алексеева Л.И. Новые представления о патогенезе остеоартрита, роль метаболических нарушений. Ожирение и метаболизм. 2019; 16 (2): 75–82.
9. Лила А.М., Мартынова Л.В., Лила В.А. Диацереин в терапии остеоартрита коленных суставов: результаты сравнительного исследования. РМЖ. 2016; 2: 70–7.
10. Лучихина Л.В., Каратеев Д.Е. Диацереин при остеоартрозе: открытое сравнительное исследование. Современная ревматология. 2016; 10 (1): 21–5.
11. Guo S, Guo X, Zhang H et al. The Effect of Diacerein on Type 2 Diabetic Mellitus: A Systematic Review and Meta-Analysis of Randomized Controlled Trials with Trial Sequential Analysis. J Diabetes Re 2020 (10): 1–9. Article ID: 2593792. DOI: 10.1155/2020/2593792
12. Nowrouzi-Sohrabi P, Tabrizi R, Jalali M et al. Effects of Diacerein Intake on Cardiometabolic Profiles in Type 2 Diabetics: A Systematic Review and Meta-Analysis of Clinical Trials. Current Medicinal Chemistry 2021; 28: 840. DOI: 10.2174/0929867327666200728134755
13. Almezgagi M, Zhang Y, Hezam K et al. Diacerein: Recent insight into pharmacological activities and molecular pathways. Biomed Pharmacother 2020; 131: 110594.
14. Pelletier J-P, Raynauld J-P. An international, multicentre, double-blind, randomized study (DISSCO): effect of diacerein vs celecoxib on symptoms in knee osteoarthritis. Rheumatology 2020; 59 (Issue 12): 3858–68. DOI: 10.1093/rheumatology/keaa072
Количество просмотров: 1800
Предыдущая статьяПодагра и метаболический синдром: проблема коморбидности
Прямой эфир