Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина
№03 2014

Исследование эффективности Афобазола для лечения больных с генерализованным тревожным расстройством (расширенный реферат)* №03 2014

Номера страниц в выпуске:58-61
Авторы демонстрируют данные пострегистрационного несравнительного исследования по изучению эффективности и переносимости препарата Афобазол у 20 пациентов с генерализованным тревожным расстройством. Отмечена высокая эффективность и безопасность препарата для лечения данной категории больных, позитивный ответ на лечение наблюдался уже на 7-е сутки применения препарата, включая редукцию собственно тревожного настроения, заметное снижение когнитивного, соматизированного и поведенческого уровней тревоги.
Резюме. Авторы демонстрируют данные пострегистрационного несравнительного исследования по изучению эффективности и переносимости препарата Афобазол у 20 пациентов с генерализованным тревожным расстройством. Отмечена высокая эффективность и безопасность препарата для лечения данной категории больных, позитивный ответ на лечение наблюдался уже на 7-е сутки применения препарата, включая редукцию собственно тревожного настроения, заметное снижение когнитивного, соматизированного и поведенческого уровней тревоги.
Ключевые слова: Афобазол, генерализованное тревожное расстройство.

Afobazol effectiveness research for the treatment of patients with generalized
anxiety disorder (abstract)

I.A.Babyuk, O.E.Shults
M.Gorky Donetsk National Medical University


Summary. The authors demonstrate the data on post-comparative study to evaluate the efficacy and tolerability Afobazol in 20 patients with generalized anxiety disorder. The high effectiveness and safety of the drug for the treatment of these patients, a positive response to treatment was observed already on the 7th day of the drug, including a reduction actually anxious mood, a marked decline in cognitive, behavioral and somatization levels of anxiety.
Keywords: Afobazol, generalized anxiety disorder.

Введение

Статистические данные относительно психического здоровья в Украине свидетельствуют о росте заболеваемости населения психическими расстройствами, прежде всего за счет увеличения показателей непсихотического регистра [1]. По результатам масштабных исследований, распространенность генерализованного тревожного расстройства (ГТР) в течение жизни в общей популяции составляет 6,5%, а в общемедицинской практике – от 10 до 15% [2–4]. ГТР занимает 2-е место по частоте среди всех хронических заболеваний после патологии опорно-двигательного аппарата [5]. Распространенность субсиндромальной тревоги как минимум вдвое выше [6], а по некоторым данным достигает 28–76% [7, 8], причем в большинстве случаев врачи не рассматривают эти состояния как патологические и не лечат их [9, 10].
Кроме высокой распространенности, актуальность проблемы тревожных расстройств определяется их клинической гетерогенностью, формированием коморбидных соотношений с депрессивной и соматоформной симптоматикой, склонностью к затяжному течению [11]. Тревога, возникающая как ответ на неопределенную или угрожающую ситуацию, а также на дефицит информации, является нормальной приспособительной реакцией, мобилизующей организм в случае возникновения реальной угрозы или трудной ситуации. Если интенсивность тревоги чрезмерна по отношению к вызвавшей ее ситуации или она вообще не обусловлена внешними факторами, ее рассматривают как патологическую [12]. Нормальная тревога помогает адаптироваться к различным ситуациям, возрастает в условиях высокой субъективной значимости выбора, при внешней угрозе, недостатке информации и времени. Патологическая тревога, хотя и может провоцироваться внешними обстоятельствами, обусловлена внутренними психологическими и физиологическими причинами, непропорциональна реальной угрозе или не связана с ней, а главное, неадекватна значимости ситуации и резко снижает продуктивность и адаптационные возможности [13].
В настоящее время принято подразделять тревогу на когнитивную и соматическую. Когнитивная тревога оформляется в мысли или представления о возможной или угрожающей телесной катастрофе при минимальной выраженности вегетативных расстройств. В противоположность этому соматическая тревога характеризуется преимущественно преобладанием вегетативных кризов, болевых ощущений, функциональных расстройств разных органов [14].
Психофармакотерапия тревожных расстройств представляется актуальной, но вместе с тем достаточно сложной задачей [15]. Основным средством лечения пациентов с ГТР являются транквилизаторы – фармакологические препараты, действие которых направлено на устранение чувства страха и/или тревоги. Отнесение транквилизаторов к числу наиболее эффективных при пограничных состояниях психофармакологических средств базируется на многочисленных данных литературы и результатах специально проведенных исследований. Способствуя сбалансированию механизмов нарушенной психической адаптации, психофармакологические средства этой группы оказывают достаточно универсальное воздействие на различные психопатологические проявления невротической структуры и поэтому являются наиболее мощными адаптогенами из числа известных средств, оказывающих влияние на психическую деятельность. Именно этим объясняется широкая распространенность применения транквилизаторов в разных областях клинической медицины [16].
В течение последних десятилетий при лечении пограничных психических расстройств предпочтение отдается транквилизаторам бензодиазепинового ряда; эпидемиологические данные свидетельствуют о постоянном росте количества случаев их применения [17, 18]. Многолетнее использование транквилизаторов показало их широкие терапевтические возможности при тревожно-фобических, невротических, соматоформных, органо-невротических расстройствах (включающих нарушения сердечного ритма, проявления гипервентиляции, приступы дискинезии желудочно-кишечного тракта, головные боли напряжения и т.д.) [19]. К отрицательным проявлениям клинического действия бензодиазепинов относятся побочные эффекты, среди которых имеют место гипноседативные и миорелаксирующие, а также амнезия и атаксия (преимущественно у лиц пожилого возраста). Эти нежелательные явления сопровождаются угнетением когнитивных функций и снижением повседневной активности. Необходимо отметить также негативное влияние производных бензодиазепина при тяжелых соматических и неврологических заболеваниях, а также изменение толерантности при длительном применении и наличии предрасположенности к аддиктивным психическим расстройствам [20]. Кроме того, длительность их применения ограничена риском развития зависимости и синдрома отмены после прекращения терапии. Следовательно, по-прежнему актуальным является поиск новых препаратов, обладающих противотревожным действием, но лишенных побочных эффектов бензодиазепинов.
В связи с этим нельзя не обратить пристальное внимание на препарат Афобазол, являющийся высокоселективным анксиолитиком небензодиазепинового ряда и лишенный побочных эффектов бензодиазепиновых транквилизаторов: гипноседативного действия, миорелаксирующего эффекта, расстройств памяти и др. При применении Афобазола не формируются привыкание и лекарственная зависимость и не развивается синдром отмены на фоне прекращения приема препарата. Афобазол уменьшает выраженность как психических, так и соматических (вегетативных) проявлений тревоги, а также обладает мягким активирующим эффектом. В связи с тем, что действие препарата направлено не на торможение функции нейронов, а на восстановление физиологического связывания ГАМК с рецепторами, анксиолитический эффект развивается постепенно, как правило, в течение 1-й недели терапии. В клинических исследованиях и программах клинического применения была показана не только эффективность Афобазола при тревожных расстройствах различного генеза, включая нозогенные реакции, но и благоприятный профиль безопасности, в том числе у пациентов с сопутствующими соматическими заболеваниями.
Цель работы – пострегистрационное несравнительное изучение эффективности и переносимости препарата Афобазол при ГТР.

Материалы и методы

В исследовании участвовали 20 пациентов с ГТР в возрасте от 30 до 64 лет, средний возраст составил 39 лет. Согласно распределению по гендерному признаку лиц женского пола было больше (16 человек; 80%), чем мужского (4 человека; 20%). Длительность симптоматики составила от 6 до 18 мес (в среднем 13 мес). Из исследования исключались пациенты с психотическими расстройствами,  хроническими соматическими заболеваниями в стадии обострения, органической церебральной патологией. Выборка пациентов проводилась на базе психотерапевтического кабинета поликлиники г. Мариуполя. В исследование были включены только находящиеся на амбулаторном лечении больные, у которых по Международной классификации болезней 10-го пересмотра было диагностировано ГТР (группа F41.1).
Только у 5 (25%) пациентов не были выявлены соматические заболевания (в прошлом или на момент обследования); 4 (20% наблюдений) пациента получали сопутствующую терапию соматотропными средствами (по поводу ишемической болезни сердца, гипертонической болезни, бронхиальной астмы, нейроциркуляторной дистонии).
У подавляющего числа (16 человек; 80%) больных отмечались актуальные психотравмирующие ситуации. Превалировали конфликты в семье (11 человек), собственные заболевания (9 человек) и заболевания близких (8 человек). Среди прочих травмирующих факторов встречались: смерть близких (2 человека), выкидыш (1 человек), поступление сына в институт (1 человек).


*Международный неврологический журнал. 2008; 3 (19).
Длительность наблюдения составляла 30 дней. Афобазол с 1-го дня терапии назначался по 10 мг 3 раза в день (30 мг/сут).
Состояние больных оценивалось на 1, 7, 14 и 30-й дни исследо10-r1.jpgвания. При этом использовались клинико-психопатологический и экспериментально-психологический методы исследования. Для оценки структуры, выраженности тревожного расстройства и его редукции в динамике использовались стандартные психометрические шкалы: шкала тревоги Гамильтона (HARS), шкала общего клинического впечатления (CGI – CGI-S и CGI-I). С целью оценки переносимости и безопасности в схему исследования была включена шкала UKU для оценки побочных эффектов. Проводилась регистрация показателей соматического статуса (пульс, артериальное давление, электрокардиография, лабораторные анализы).
Результаты обрабатывали на PC ASUS Z99 со статистическим программным обеспечением для Windows XP.

Результаты исследования

Исходная степень выраженности психопатологических проявлений по CGI-S оценивалась как «средняя» у 17 (85%) пациентов, как «легкая» – у 3 (15%) пациентов. На момент окончания лечения Афобазолом по CGI-S состояние полностью «нормализовалось» в 8 наблюдениях, соответствовало «пограничному» состоянию 10-r2.jpgв 7 наблюдениях, «легкому» – в 3 наблюдениях, «умеренно выраженному/ среднему» – в 2 наблюдениях (рис. 1).Оценка динамики по CGI-I к окончанию курса терапии в большинстве случаев показала значительное улучшение состояния («выраженное» – в 10 наблюдениях, «существенное» – в 7 наблюдениях), лишь у 3 пациентов зарегистрировано «незначительное» улучшение. После отмены Афобазола была отмечена нестабильность состояния у
5 пациентов в ходе дополнительного визита, свидетельствующая о необходимости более длительного этапа стабилизирующей терапии.
Формализованная оценка динамики исходного балла по HARS показана на рис. 2.
При оценке скорости наступления клинического эффекта следует отметить, что достоверный положительный ответ (р<0,05) на лечение наблюдался уже на 5–7-й день применения препарата. Наиболее высокий темп редукции симптоматики отмечался с 1 по 3-ю недели терапии, за этот период достоверная положительная динамика определялась практически по всем пунктам HARS, включая собственно тревожное настроение, заметно снижались когнитивный, соматизированный и поведенческий компоненты тревоги. В последующем отмечались дальнейшая редукция тревожной симптоматики и стабилизация состояния.

Обсуждение результатов и выводы

Клинический анализ динамики ГТР на протяжении курса лечения позволил уточнить спектр терапевтической активности Афобазола. Анксиолитическое действие препарата реализуется в течение первых 3–10 дней терапии: уменьшается выраженность не только ситуационно-провоцированных тревожных опасений и сомнений, но и генерализованной тревоги во всех ее проявлениях, наиболее отчетливо в субъективно дискомфортном для больных когнитивном компоненте. Сочетание соматорегулирующего и мягкого активирующего действия Афобазола обеспечивает эффективность в отношении вегетативной лабильности и соматоформной симптоматики, что проявляется уже на 2–3-й неделе терапии в виде уменьшения жалоб на соматическое неблагополучие, в том числе одышку, сердцебиение, головную боль, гипергидроз, раздражительную слабость и др.
В целом оценка по всем параметрам обсуждавшихся выше психометрических шкал и клинических данных, полученная в заключительной фазе исследования (4-й визит), показывала высокую эффективность и стабильность улучшения состояния пациентов при лечении Афобазолом.

Сведения об авторах
И.А.Бабюк – проф. Донецкого национального медицинского университета им. М.Горького, фак. постдипломного образования, каф. психиатрии, психотерапии, наркологии и медицинской психологии с курсом сексологии
О.Е.Шульц – канд. мед. наук Донецкого национального медицинского университета им. М.Горького, фак. постдипломного образования, каф. психиатрии, психотерапии, наркологии и медицинской психологии с курсом сексологии
Список исп. литературыСкрыть список
Литература
1. Марута Н.А., Панько Т.В., Явдак И.А. и др. Критерий качества жизни в психиатрической практике. Под ред. Н.А.Маруты. Харьков: РИФАрсис, 2004.
2. Kessler RS, Wittchen HU. Patterns and correlates of generalized anxiety disorder in community samples. J Clin Psychiat 2002; 63 (Suppl. 8): 4–10.
3. Strine TW, Chapman DP, Kobau R et al. Associations of self-reported anxiety symptoms with health-related quality of life and health behaviors. Soc Psychiat Epid 2005; 40 (6): 432–8.
4. Rouillon F, Thalassinos M, Ferreri M et al. Clinical and epidemiologic study of «generalized anxiety» in general practice. Encephale 1994; 20 (2): 103–10.
5. Allgulander C, Nilsson B. A nationwide study in primary health care: One out of four patients suffers from anxiety and depression. Lakartidningen 2003; 100 (10): 832–8.
6. Olfson M, Broadhead WE, Weismann MM et al. Subthreshold psychiatric symptoms in primary care group practice. Arch Gen Psychiat 1996; 53: 880–6.
7. Sansone RA, Hendricks CM, Gaither GA, Reddington A. Prevalence of anxiety symptoms among a sample of outpatients in an internal medicine clinic. Depression Anxiety 2004; 19: 133–6.
8. Sansone RA, Hendricks CM, Sellbom M, Reddington A. Anxiety symptoms and healthcare utilization among a sample of outpatients in an internal medicine clinic. Int J Psychiat Med 2003; 33 (2): 133–9.
9. Colman SS, Brod M, Potter LP et al. Cross-sectional 7-year follow-up of anxiety in primary care patients. Depression Anxiety 2004; 19: 105–11.
10. Fifer SK, Mathias SD, Patrick DL et al. Untreated anxiety among adult primary care patients in a Health Maintenance Organization. Arch Gen Psychiat 1994; 51: 740–50.
11. Semaan W, Hergueta T, Bloch J et al. Cross-sectional study of the prevalence of adjustment disorder with anxiety in general practice. Encephale 2001; 27 (3): 238–44.
12. Нуллер Ю.Л. Тревога и ее терапия. Психиатр. и психофармакотер. 2002; 4 (2).
13. Raffety BD, Smith RE, Ptacek JT. Facilitating and debilitating trait anxiety, situational anxiety, and coping with an anticipated stressor: a process analysis. J Pers Soc Psychol 1997; 72 (4): 892–906.
14. Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. М.: МИА, 2003.
15. Попов Ю.В., Вид В.Д. Современная клин. психиатрия. М., 1997.
16. Александровский Ю.А. Роль транквилизаторов в лечении пограничных психических расстройств. Психиатр. и психофармакотер. 2003; 5 (3).
17. Смулевич А.Б., Дробижев М.Ю., Иванов С.В. Клинические эффекты бензодиазепиновых транквилизаторов в психиатрии и общей медицине. М.: Медиа Сфера, 2005.
18. Hansen-Schwartz J, Kijne B, Johnsen A, Andersen HS. The course of adjustment disorder in Danish male conscripts. Nord Psychiat 2005; 59 (3): 193–7.
19. Gray SL, Eggen AE. Blough Detal. Am J Geriat Psychiat 2003; 11 (5): 568–76.
20. Соловьева И.К. Анксиолитики: вчера, сегодня, завтра. Рус. мед. журн. 2006; 14 (5).
Количество просмотров: 2052
Предыдущая статьяТерапевтическая эффективность и безопасность применения препарата Гомеострес в качестве анксиолитического средства у больных с генерализованным тревожным расстройством
Следующая статьяАкинетон или циклодол? Научно обоснованный терапевтический выбор (реферат)

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир