Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина
№06 2009

Применение Риссета (рисперидона) в психиатрической практике (обзор литературы) №06 2009

Номера страниц в выпуске:49-52
В последнее время сменились приоритеты при лечении шизофрении с купирования продуктивной психопатологической симптоматики на стремление достичь симптоматической ремиссии [35]. Существует множество факторов, выполнение которых необходимо для достижения этой задачи: адекватная терапия, постоянное медицинское наблюдение за состоянием, терапевтический альянс. Одним из наиболее значимых факторов, который влияет на возможность контролировать течение болезни и на ее исходы, во всем мире признается комплаенс – соблюдение предписанного режима лечения.
В последнее время сменились приоритеты при лечении шизофрении с купирования продуктивной психопатологической симптоматики на стремление достичь симптоматической ремиссии [35]. Существует множество факторов, выполнение которых необходимо для достижения этой задачи: адекватная терапия, постоянное медицинское наблюдение за состоянием, терапевтический альянс. Одним из наиболее значимых факторов, который влияет на возможность контролировать течение болезни и на ее исходы, во всем мире признается комплаенс – соблюдение предписанного режима лечения. Комплаенс складывается из многих составляющих, среди которых на ранних этапах наибольшее значение имеет эффективность препарата, а на более поздних – профиль побочных эффектов, удобство и простота применения, стоимость терапии, соотношение показателей эффективности, переносимости и стоимости лечения [19]. Особенно важным стоимость лечения представляется с учетом того, что пациенты с шизофренией принадлежат к числу наименее социально адаптированных и незащищенных людей с существенно сниженным профессиональным статусом и низким качеством жизни. Характерным недостатком антипсихотиков первого поколения, ограничивающим их использование, несмотря на их эффективность при купировании продуктивной симптоматики и низкую стоимость, является высокая вероятность развития серьезных и субъективно тяжело переносимых побочных эффектов (экстрапирамидные симптомы – ЭПС, в том числе поздняя дискинезия), что снижает приверженность предписанному режиму лечения. При этом имеются данные, что пропуск даже нескольких доз препарата ассоциируется с повышением вероятности обострения. Еще одним недостатком антипсихотиков первого поколения является ограниченная эффективность в отношении негативных расстройств и когнитивных нарушений при шизофрении. Антипсихотики второй генерации, хотя каждый из них обладает собственным профилем побочных эффектов, в целом переносятся лучше традиционных препаратов и в значительной мере лишены их недостатков. Однако их стоимость в разы превышает стоимость лечения типичными антипсихотиками, поскольку ценовая политика задается жесткими требованиями к качественному проведению разработки препаратов. Таким образом, стоимость нового препарата призвана компенсировать суммы, затраченные на всестороннее изучение и внедрение не только самого препарата, но и других кандидатов, так и не дошедших до стадии клинических исследований. Это является существенным ограничением, поскольку отсекает множество больных от возможности получать одновременно эффективную и безопасную терапию современными препаратами.
В сложившейся ситуации все большее значение приобретают генерики, которые при соблюдении качественной технологии производства значительно дешевле оригинальных препаратов. В настоящее время среди атипичных антипсихотиков патентный период истек лишь для трех препаратов, одним из которых является рисперидон.
Риссет является генериком рисперидона. Первоначально препарат выпускался хорватской компанией «Pliva»,  которая в декабре 2008 г. объединилась с компанией «Teva Pharmaceuticals Industries Ltd.» Препарат выпускается в дозировках 1, 2 и 4 мг. В упаковке содержится 20 таблеток. По данным исследования, биоэквивалентность Риссета по отношению к оригинальному рисперидону составила 90%.
Рисперидон представляет собой бензизоксазоловое производное, сочетающее мощное антагонистическое действие в отношении серотонинергических (5-HT2) и дофаминергических (D2) рецепторов. Разработка рисперидона явилась логическим продолжением научных изысканий, спонсировавшихся компанией «Janssen Pharmaceuticals», о потенциальной роли серотонинергических агентов при шизофрении, начавшихся за десятилетие до того, как на фармакологическом рынке появился клозапин. Основанием для этих исследований являлись данные экспериментов, согласно которым вещества, обладающие серотонинергическими свойствами, в том числе и ритансерин, модулировали поведенческие эффекты дофаминергических агонистов. После всесторонних преклинических исследований, начиная с 1986 г., проводилось клиническое изучение рисперидона. Рисперидон был одобрен для клинического использования в 1994 г., после чего он был быстро внедрен в клиническую практику и завоевал лидирующие позиции на рынке многих стран.

Фармакологические свойства
Рецепторный профиль рисперидона, как и других атипичных антипсихотиков, характеризуется блокадой 5-HT2- и D2-рецепторов, причем сродство к 5-HT2-2A-рецепторам на порядок превосходит сродство к D2 (константы диссоциации составляют 0,16 и 3,1 нмоль соответственно). Помимо этого, препарат связывается с a1 и a2-адренергическими и гистаминовыми рецепторами, но с гораздо меньшей степенью сродства [16, 25]. Диссоциация препарата с 5-HT2- и H1-рецепторами происходит медленно, однако он быстро освобождает D2- и a-адренорецепторы. Его антагонистические свойства в отношении D2-рецепторов ниже, чем у галоперидола, тем не менее его сродство к 5-HT2-рецепторам выше, чем у ритансерина. С другими рецепторами и нейромедиаторными системами, включая холинергическую, рисперидон взаимодействует слабо или не взаимодействует. Функциональные эксперименты показывают, что рисперидон выборочно блокирует А-подтип a1-адренергических рецепторов, но не блокирует рецепторы подтипа B. Рисперидон также проявляет селективные антагонистические свойства в отношении рецепторов к ЛСД, но в отличие от других антагонистов 5-HT2-рецепторов не блокирует их. Мощное антагонистическое действие на 5-HT2-рецепторы отвечает за уменьшение выраженности негативных симптомов шизофрении. Блокирование a1-B-адренергических рецепторов вносит свой вклад в существенное снижение экстрапирамидных эффектов при терапии рисперидоном.
После однократного перорального введения 1 мг рисперидона препарат быстро всасывается из желудочно-кишечного тракта, максимальные концентрации в плазме (7–12 нг/мл) достигаются в течение 1 или 2 ч. Доля связанного с белками плазмы рисперидона высока и составляет 88–90%. Препарат распределяется по всем тканям, и его объем распределения составляет 1–2 л/кг. Рисперидон в основном метаболизируется в печени, активным метаболитом является 9-гидроксирисперидон, который обладает такими же свойствами блокировать рецепторы, что и рисперидон. У людей 70% всего препарата выделяется с мочой, 14% с фекалиями. У пожилых пациентов, так же как и у пациентов с почечной недостаточностью, выведение рисперидона замедлено, поэтому требуется снижение дозы и осторожное титрование препарата.
Препарат рекомендуется назначать с дозы 2 мг, с последующим индивидуальным титрованием в пределах от 2 до 6 мг с распределением на 1 или 2 приема. По данным позитронно-эмиссионной томографии, в этом диапазоне доз отмечается наиболее оптимальное соотношение между блокадой 5-HT2- и D2-рецепторов [18]. При превышении этих доз наблюдается эффект насыщения 5-HT2-рецепторов, тогда как доля связанных D2-рецепторов продолжает увеличиваться, что делает фармакологический профиль препарата похожим на типичные антипсихотики и ассоциируется с увеличением риска возникновения экстрапирамидной симптоматики [18]. Кроме того, показано, что дозы более 8 мг/сут не приводят к существенному увеличению эффективности препарата.

Эффективность при шизофрении
Результаты многочисленных двойных слепых исследований подтвердили эффективность и безопасность рисперидона при лечении как острых психозов, так и хронических состояний при шизофрении и расстройствах шизофренического спектра. В исследовании на выборке из 48 пациентов с диагнозом «острая шизофрения» получены убедительные данные о способности рисперидона быстро купировать психотические проявления [41]. Динамика баллов по шкале PANSS в этом исследовании представлена в таблице.
9-t1.jpg

Сопоставимые данные получены в исследовании J.McEvoy и соавт. (2007 г.), в котором рисперидон назначался 133 пациентам с более умеренным по тяжести первым эпизодом шизофрении, шизофрениформного или шизоаффективного расстройства [33]. За 52-недельный период лечения препарат вызывал умеренную (более 20%) редукцию как общего балла по шкале PANSS, так и баллов по ее позитивной, негативной и когнитивной подшкалам. Кроме того, редукция тяжести состояния (фоновое значение 4,2±0,85 балла по шкале CGI) составила в среднем 0,9±0,07 балла. Убедительные данные об эффективном лечении рисперидоном позитивной симптоматики получены и в других исследованиях [9, 21].
Большой массив данных свидетельствует об эффективности рисперидона при поддерживающей и длительной терапии хронической шизофрении. Эти выводы были продемонстрированы как в крупномасштабных, мультицентровых, так и одноцентровых исследованиях, имевших разный дизайн (контролируемые с помощью плацебо, активного препарата сравнения, открытые, двойные слепые, натуралистические) и использовавших ряд критериев для оценки эффективности (динамика баллов по стандартизованным рейтинговым шкалам, длительность свободного от обострений периода, продолжительность непрерывного приема вне зависимости от причин) [3, 7, 10, 11, 23, 28, 30, 40].
Наблюдавшееся на фоне применения рисперидона улучшение негативных расстройств длительное время было предметом жарких дискуссий. Одни исследователи высказывали мнение, что эффективность препарата ограничивается лишь вторичными дефицитарными проявлениями [31], другие же авторы наблюдали умеренную, но стабильную редукцию негативных расстройств, оцениваемых с помощью шкалы PANSS [1, 29, 33, 42, 48]. Более того, некоторые авторы не только выявили антинегативное действие рисперидона, но и по результатам специального анализа пришли к заключению о возможности прямого воздействия препарата на негативную симптоматику, не зависящего от выраженности психотических, депрессивных и экстрапирамидных расстройств [47]. Однако многие исследователи сходятся во мнении, что ни один из существующих препаратов не позволяет в достаточной мере восстанавливать проявления психического дефекта [46].
Характерной особенностью атипичных антипсихотиков является способность улучшать когнитивные расстройства при шизофрении. В полном соответствии с этим в ходе клинических исследований было обнаружено положительное влияние рисперидона на когнитивные функции [14]. Убедительные данные с использованием большой батареи нейрокогнитивных тестов об улучшении когнитивного функционирования при терапии рисперидоном получены также в исследовании R.Kefee и соавт. (2007 г.) [22].
Многие исследователи отмечали высокую способность рисперидона улучшать оцениваемые по шкале PANSS депрессивные и тревожные составляющие состояния пациентов с диагнозом шизофрении [31]. F.Muller-Spahn и соавт. (1992 г.) обнаружили, что в этом отношении препарат оказался более эффективным в когорте больных с более выраженными исходными уровнями тревоги и депрессии [34]. Объединенный анализ данных шести двойных слепых исследований рисперидона в сравнении с галоперидолом показал, что терапия атипичным антипсихотиком рисперидоном вызывала снижение показателей по тревожному/депрессивному кластеру шкалы PANSS достоверно большее, чем в терапевтической группе галоперидола. При специальном анализе пациентов, у которых средний балл по тревожному/депрессивному кластеру на момент начала исследования был не менее 2, рисперидон также превосходил галоперидол, к тому же эффекты рисперидона на аффективные проявления заболевания наступали раньше [39].

Сравнение с препаратами первого поколения

С момента появления атипичных антипсихотиков сопоставление их эффективности при шизофрении с традиционными нейролептиками рождает ожесточенные споры. В этих исследованиях рисперидон фигурировал и как препарат интереса, и наряду с другими антипсихотиками второго поколения в качестве их классического представителя. Так, в проведенном крупном исследовании CATIE, имевшем рандомизированный двойной слепой дизайн, показано, что применение рисперидона не отличалось по эффективности от антипсихотика первого поколения перфеназина [26]. Наряду с этим в другом современном исследовании, имевшем рандомизированный, но натуралистический, приближенный к реальной практике, долгосрочный дизайн, у пациентов, принимавших рисперидон, время до отмены (вне зависимости от причин) было достоверно более длительным, чем у типичных препаратов [3]. Аналогичным образом у них выявлена статистически достоверно более высокая частота однолетней выживаемости при сравнении с пациентами, принимавшими типичные антипсихотики.
Сходные данные об отсутствии различий по эффективности между рисперидоном и галоперидолом получены в исследовании CUtLESS, имевшем открытый рандомизированный дизайн. В этом исследовании в качестве оценивамого параметра использовали не степень редукции симптоматики, а качество жизни [17].
В категории исследований, сопоставлявших изменения клинического состояния, в подавляющем большинстве случаев сравнение было в пользу более новых препаратов, но была выявлена сильная зависимость результатов от дозировок препарата сравнения. Так, сравнительные исследования динамики общих баллов по шкале PANSS при купирующей терапии рисперидоном и галоперидолом показали преимущество первого перед высокими дозами последнего (20 мг) [7, 28]. Тем не менее эти различия исчезли при применении галоперидола в более низких дозах (10 мг) [40]. Подобная тенденция прослеживалась и в более поздних исследованиях. S.Leucht и соавт. (1999 г.) обнаружили небольшое преимущество эффективности рисперидона перед галоперидолом [24]. Проведенный J.Davis и соавт. метаанализ также показал преимущество рисперидона перед антипсихотиками первого поколения [13]. Однако J.Geddes и соавт. (2000 г.) не обнаружил преимуществ в эффективности антипсихотиков второго поколения перед галоперидолом при использовании последнего в оптимальных дозировках (6–12 мг/сут) [15].
Наиболее отчетливые различия были выявлены при длительном (более 1 года) применении обоих препаратов на выборке из 397 пациентов: терапия рисперидоном в долгосрочном периоде ассоциировалась не только с достоверно более выраженной редукцией позитивной и негативной симптоматики, а также когнитивных и эмоциональных расстройств, но и почти с 2-кратным снижением риска наступления обострений по сравнению с галоперидолом (34 и 60% соответственно) [10].
В сравнительных исследованиях также получены убедительные данные о преимуществе рисперидона перед традиционным нейролептиком галоперидолом в отношении способности улучшать когнитивное функционирование: при использовании в качестве пограничного критерия 0,5 стандартных отклонения изначального общего показателя когнитивного функционирования его достоверное улучшение наблюдалось у 68% пациентов, принимавших рисперидон, и у 24%, получавших галоперидол [4].

Биполярное расстройство
G.Sachs и соавт. (2002 г.) провели изучение гибких доз рисперидона в сравнении с галоперидолом в качестве добавки к стабилизаторам настроения в рамках 3-недельного плацебо-контролируемого исследования 156 пациентов с острой манией [43]. Рисперидон достоверно превосходил плацебо и не отличался от галоперидола по способности купировать психопатологическую симптоматику. При этом атипичный антипсихотик значительно реже вызывал возникновение ЭПС. Данные об эффективности рисперидона в виде монотерапии при острой мании получены и в другом менее масштабном исследовании [44]. Об аналогичных результатах докладывалось и в других исследованиях [50].

Аффективные расстройства при разных психических заболеваниях

Принципиальная возможность пользы от применения атипичных антипсихотиков при депрессиях, протекающих коморбидно шизофрении, была сформулирована S.Siris (2000 г.) [45]. Автор сообщил следующие доводы. Во-первых, атипичные антипсихотики в меньшей степени вызывают экстрапирамидную симптоматику, которая может усугублять депрессивные расстройства. Во-вторых, в силу сниженного аффинитета к D2-рецепторам препараты этой группы менее склонны вызывать нейролептическую дисфорию. В-третьих, более высокая эффективность в отношении негативной симптоматики может быть вовлечена в улучшение депрессивных расстройств. В-четвертых и пятых, благодаря более высокой эффективности и благоприятному профилю побочных эффектов препараты этой группы могут быть полезны при депрессивных расстройствах, ассоциированных с продромальными этапами шизофрении и являющихся реакцией пациентов на нежелательное действие препарата. R.Ostroff и J.Nelson на основании предположения о том, что чистые антагонистические влияния рисперидона в малых дозах в отношении 5-HT2-рецепторов могут оказаться полезными при лечении депрессий, наблюдали 8 случаев быстрого наступления ремиссии у пациентов с большим депрессивным расстройством после аугментации рисперидоном ранее неэффективной терапии селективными ингибиторами обратного захвата серотонина [38]. Имеются также и другие сообщения об эффективности добавления рисперидона и других атипичных антипсихотиков к антидепрессивной терапии при рефрактерной аффективной патологии [8, 36, 37].

Особые популяции пациентов

Способность рисперидона купировать острое психомоторное возбуждение и агрессию наряду с его благоприятным профилем побочных эффектов вызывало интерес к применению препарата в области геронтопсихиатрии. По данным проведенного C.Zarate и соавт. (1997 г.) исследования [51], в котором приняли участие 122 госпитализированных пациента в возрасте старше 65 лет (средний возраст 76,5±6,8 года) с диагнозами деменции (53%), большого депрессивного расстройства (29%) или другими психическими заболеваниями (18%), рисперидон в суточной дозе 1,6±1,1 мг (в диапазоне от 0,25 до 8,0 мг) оказался эффективным в 85% случаев. Исследование не завершили 18% пациентов, из которых 11% были исключены из-за явлений непереносимости, а 7% в связи с неэффективностью. Побочные эффекты отмечались у 32% пациентов. Аналогичные данные получены и в другом исследовании [20].
Хотя рисперидон и не одобрен к применению у детей моложе 15 лет, исследования его применения в детской психиатрии проводились. Так, в крупном плацебо-контролируемом исследовании рисперидон назначался детям (101 ребенок) в возрасте от 5 до 17 лет, страдающим аутизмом, ассоциирующимся с грубыми истериками, агрессией, аутоагрессивным поведением [32]. Препарат применялся в диапазоне доз от 0,5 до 3,5 мг/сут. По результатам исследования в группе активного препарата терапевтический ответ отмечался у 69% (по сравнению с 12%), а выраженность раздражительности снизилась на 57% (по сравнению с 14% в группе плацебо). При этом рисперидон хорошо переносился (исследование завершили 94% пациентов). Сходным образом в 6-недельном плацебо-контролируемом исследовании показаны эффективность и хорошая переносимость препарата при деструктивном поведении у детей с задержкой умственного развития (с IQ в диапазоне от 36 до 84) [2].

Переносимость
Практически во всех исследованиях препарата оценивалась его переносимость. В целом все исследователи соглашаются с благоприятным профилем побочных эффектов рисперидона, с достоверно более низким по сравнению с традиционными препаратами риском возникновения ЭПС и поздней дискинезии. Лишь в дозах, превышающих 6–8 мг, как уже упоминалось выше, препарат теряет данное свойство антипсихотика второго поколения. Среди нежелательных явлений (НЯ) наибольшее значение имеют увеличение массы тела и гиперпролактинемия [49]. Сходные данные о благоприятном профиле переносимости получены и при изучении особых популяций пациентов [5, 6, 12]. У детей [32] наиболее распространенными НЯ были увеличение аппетита и массы тела, утомляемость, сонливость, головокружения, запоры, тремор и тахикардия. Среднее увеличение массы тела составило 2,7±2,9 кг. В другом исследовании пациентов в возрасте от 2,5 до 6 лет безопасность препарата была также удовлетворительной. Наиболее частыми были следующие побочные эффекты: увеличение массы тела, гиперсаливация и повышение уровня пролактина [27]. Применение рисперидона в гериатрической практике также характеризовалось хорошей переносимостью [20]. Однако ввиду того что в этой популяции отмечались случаи падения артериального давления, которые объясняются тем, что рисперидон взаимодействует с a-адренорецепторами, необходимо использовать более низкие дозировки.

Заключение

Таким образом, Риссет, представляющий собой генерик широко известного препарата рисперидона с подтвержденной биоэквивалентностью 90%, соединяет в себе достоинства атипичных антипсихотиков и низкую стоимость терапии, что делает его доступным для пациентов с выраженными нарушениями социального и профессионального функционирования. Наличие в профиле активности рисперидона антипсихотического действия с влиянием на все компоненты состояния (позитивную, негативную, аффективную и тревожную симптоматику, шизофренические нарушения мышления), дозозависимого седативного действия, благоприятного профиля побочных эффектов выливается в достаточно широкий круг показаний и формирует в ряду других представителей данного класса препаратов собственное уникальное «лицо» с достаточно предсказуемым «поведением».
Список исп. литературыСкрыть список
1. Alvarez E, Ciudad A, Olivares JM et al. A randomized, 1-year follow-up study of olanzapine and risperidone in the treatment of negative symptoms in outpatients with schizophrenia. J Clin Psychopharmacol 2006; 26 (3): 238–49.
2. Aman MG, De Smedt G, Derivan A et al. Double-blind, placebo-controlled study of risperidone for the treatment of disruptive behaviors in children with subaverage intelligence. Am J Psychiat 2002; 159: 1337–46.
3. Ascher-Svanum H, Nyhuis AW, Faries DE et al. Treatment Discontinuation Following Randomization to Open-Label Olanzapine, Risperidone or Typical Antipsychotics During a One-Year Treatment for Schizophrenia, Clinical Schizophrenia & Related Psychoses 2008; 226–34.
4. Bilder RM, Goldman RS, Volavka J. Neurocognitive effects of clozapine, olanzapine, risperidone, and haloperidol in patients with chronic schizophrenia or schizoaffective disorder. Am J Psychiat 2002; 159: 1018–28.
5. Bishop JR, Pavuluri MN. Review of risperidone for the treatment of pediatric and adolescent bipolar disorder and schizophrenia. Neuropsychiatr Dis Treat 2008; 4 (1): 55–68.
6. Canitano R, Scandurra V. Risperidone in the treatment of behavioral disorders associated with autism in children and adolescents. Neuropsychiatr Dis Treat 2008; 4 (4): 723–30.
7. Chouinard G, Jones В, Remington G et al. A Canadian multicenter placebo-controlled study of fixed doses of risperidone, 1993.
8. Cipriani A, Dieterich M, Barbui C. Review: Atypical antipsychotics are effective adjuncts for treatment resistant depression but increase discontinuation due to adverse effects. Evid. Based Ment. Health 2008; 11;14;
9. Conley RR, Mahmoud R. A randomized double-blind study of risperidone and olanzapine in the treatment of schizophrenia or schizoaffective disorder. Am J Psychiat 2001; 158 (5): 765–74.
10. Csernansky JG, Mahmoud R, Renner RB. A Comparison of risperidone and haloperidol for the prevention of relapse in patients with schizophrenia. N Engl J Med 2002; 346: 16–22.
11. Curtis VA, Kerwin RW. A risk-benefit assessment of risperidone in schizophrenia. Drug Safety 1995; 12: 139–45.
12. Davidson M. Long-term safety of risperidone. J Clin Psychiat 2001; 62 (Suppl. 21): 26–8.
13. Davis JM, Chen N, Glick ID. A meta-analysis of the efficacy of second-generation antipsychotics. Arch Gen Psychiat 2003; 60: 553–64.
14. Green MF, Marshall BD, Wirshing W et al. Does risperidone improve verbal working memory in treatment-resistant schizophrenia? Am J Psychiat 1997; 154: 799–804.
15. Geddes J, Freemantle N, Harrison P, Bebbington P. Atypical antipsychotics in the treatment of schizophrenia: systematic overview and meta-regression analysis. Brit Med J 2000; 321: 1371–6.
16. Gerlach J. New antipsychotics: classification, efficacy, and adverse effects. Schizophr Bull 1991; 17 (2): 289–309.
17. Jones PB, Barnes TR, Davies L et al. Randomized controlled trial of effect on quality of life of second- vs first-generation antipsychotic drugs in schizophrenia. Cost Utility of the Latest Antipsychotic Drugs in Schizophrenia Study (CUtLASS 1). Arch Gen Psychiat 2006; 63: 1079–87.
18. Kapur S, Remington G, Zipursky RB et al. The D2 dopamine receptor occupancy of risperidone and its relationship to extrapyramidal symptoms: a PET study. Life Sci 1995; 57 (10): PL103-7.
19. Kasper S. Eur Neuropsychopharmacol 2006; 16: S135–41.
20. Katz IR, Jeste DV, Mintzer JE et al. Comparison of risperidone and placebo for psychosis and behavioral disturbances associated with dementia: a randomized, double-blind trial. Risperidone Study Group. J Clin Psychiat 1999; 60: 107–15.
21. Keck PE Jr, Wilson DR, Strakowski SM et al. Clinical predictors of acute risperidone response in schizophrenia, schizoaffective disorder, and psychotic mood disorders. J Clin Psychiat 1995; 56 (10): 466–70.
22. Keefe RS, Sweeney JA, Gu H et al. Effects of olanzapine, quetiapine, and risperidone on neurocognitive function in early psychosis: a randomized, double-blind 52-week comparison. Am J Psychiat 2007; 164 (7): 1061–71.
23. Lemmens P, Brecher M, Van Baelen B. A combined analysis of double-blind studies with risperidone vs. placebo and other antipsychotic agents: factors associated with extrapyramidal symptoms. Acta Psychiatrica Scandinavica 1999; 99: 160–70.
24. Leucht S, Pitschel-Walz G, Abraham D, Kissling W. Efficacy and extrapyramidal side-effects of the new antipsychotics olanzapine, quetiapine, risperidone and sertindole compared to conventional antipsychotics and placebo: a meta-analysis of randomized controlled trials. Schizophrenia Research 1999; 35: 51–68.
25. Leysen JE, Gommeren W, Eens A et al. Biochemical profile of risperidone, a new antipsychotic. J Pharmacol Exp Ther 1988; 247 (2): 661–70.
26. Lieberman JA, Stroup S, McEvoy JP et al., for the Clinical Antipsychotic Trials of Intervention Effectiveness (CATIE) Investigators. Effectiveness of antipsychotic drugs in patients with chronic schizophrenia. N Engl J Med 2005; 353: 1209–23.
27. Luby J, Mrakotsky C, Stalets MM et al. Risperidone in preschool children with autistic spectrum disorders: an investigation of safety and efficacy. J Child Adolesc Psychopharmacol 2006; 16: 575–87.
28. Marder SR, Meibach RC. Risperidone in the treatment of schizophrenia. Am J Psychiat 1994; 151: 825–35.
29. Marder S, Davis J, Chouinard G. The effects of risperi the five dimensions of schizophrenia derived by fac ysis: combined results of the North American trial. Psychiat 1997; 58 (12): 538–46.
30. Marder SR, Glynn SM, Wirshing WC et al. Maintenance treatment of schizophrenia with risperidone or haloperidol: 2-year outcomes. Am J Psychiat 2003; 160: 1405–12.
31. Mattes JA. Risperidone: how good is the evidence for efficacy? Schizophrenia Bulletin 1997; 23: 155–61.
32. McCracken JT, McGough J, Shah B et al. Risperidone in children with autism and serious behavioral problems. N Engl I Med 2002; 347: 314–21.
33. McEvoy JP, Lieberman JA, Perkins DO et al. Efficacy and tolerability of olanzapine, quetiapine, and risperidone in the treatment of early psychosis: a randomized, double-blind 52-week comparison. Am J Psychiat 2007; 164 (7): 1050–60.
34. Muller-Spahn F. And International Risperidone Research Group. Risperidone in the treatment of chronic schizophrenic patients: An International double-blind parallel-group study vs. haloperidol. Clinical Neuropharmacology 1992; 15 (Suppl. 1): 90–1.
35. Nasrallah HA, Targum SD, Tandon R et al. Defining and measuring clinical effectiveness in the treatment of schizophrenia. Psychiatr Serv 2005; 56 (3): 273–82.
36. Nelson JC. Overcoming treatment resistance in depression. Clin Psychiat 1998; 59 (Suppl. 16): 13–9.
37. Nemeroff CB. Use of atypical antipsychotics in refractory depression and anxiety. О Clin Psychiat 2005; 66 (suppl. 8): 13–21.
38. Ostroff RB, Nelson JC. Risperidone augmentation of selective serotonin reuptake inhibitors in major depression. J Clin Psychiat 1999; 60 (4): 256–9.
39. Peuskens J, Van Baelen B, De Smedt C, Lemmens P. Effects of risperidone on affective symptoms in patients with schizophrenia. Int Clin Psychopharmacol 2000; 15 (6): 343–9.
40. Peuskens J. Risperidone in the treatment of patients with chronic schizophrenia: a multi-national, multi-centre, double-blind, parallel-group study versus haloperidol. Brit J Psychiat 1995; 166: 712–26.
41. Raedler TJ, Schreiner A, Naber D, Wiedemann K. Early onset of treatment effects with oral risperidone. BMC Psychiat 2007; 7: 4.
42. Reveley MA, Libretto SE. Treatment outcome in patients with chronic schizophrenia during long-term administration with risperidone. J Clin Psychopharmacol 2004; 24 (3): 260–7.
43. Sachs GS, Grossman F, Ghaemi SN et al. Combination of a mood stabilizer with risperidone or haloperidol for treatment of acute mania: a double-blind, placebo-controlled comparison of efficacy and safety. Am J Psychiat 2002; 159 (7): 1146–54.
44. Segal J, Berk M, Brook S. Risperidone compared with both lithium and haloperidol in mania: a double-blind randomized controlled trial. Clin Neuropharmaeol 1998; 21: 176–80.
45. Siris SG. Depression in schizophrenia: perspective in era of «atypical» antipsychotic agents. Am Psychiat 2000; 157: 1379–89.
46. Textbook of psychopharmacology. 3-rd ed. Eds. A.F.Schatzberg, C.B.Nemeroff, 2004.
47. Tollefson GD, Sanger TM. Negative symptoms: a path analytic approach to a double-blind, placebo- and haloperidol-controlled clinical trial with olanzapine. Am J Psychiat 1997; 154: 466–74.
48. Tran PV, Hamilton SH, Kuntz AJ et al. Double-blind comparison of olanzapine versus risperidone in the treatment of schizophrenia and other psychotic disorders. J Clin Psychopharmacology 1997; 17: 407–18.
49. Umbricht D, Kane JM. Risperidone: Efficacy and Safety Schizophrenia Bulletin 1995; 21 (4): 593–606.
50. Vieta E, Goikolee JM. Atypical antipsychotics: new option for mania and maintenance therapy. Bipolar Disorder 2005; 7 (Suppl. 4): 21–33.
51. Zarate CA, Baldessarini RJ, Siegel AJ et al. Risperidone in the elderly: a pharmacoepidemiologic study. J Clin Psychiat 1997; 58 (7): 311–7.
Количество просмотров: 1565
Предыдущая статьяПсихогенное головокружение. Определение и представленность психогенного головокружения
Следующая статьяО работе клиник первого психотического эпизода
Прямой эфир