Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина
№06 2017

Хлорпротиксен: обзор применения в общесоматической практике и наркологии. Часть II №06 2017

Номера страниц в выпуске:47-50
Хлорпротиксен – низкопотентный типичный антипсихотик с некоторыми интересными и атипичными фармакологическими свойствами, в частности антидепрессивной, анальгетической, анксиолитической, гипнотической, противорвотной, спазмолитической, антидиарейной активностью, сочетающейся с положительным влиянием на фазовую структуру и архитектонику сна и циркадные ритмы, урикозурическими и гипоурикемическими свойствами, что делает его применимым во многих областях соматической медицины: неврологии, наркологии, анестезиологии, ревматологии и др.
Ключевые слова: хлорпротиксен, нарушения сна, хронические болевые синдромы, психосоматические расстройства, седация в анестезиологии, премедикация в анестезиологии, нейролептаналгезия, абстинентный синдром, подагра, урикозурические препараты.
Для цитирования: Быков Ю.В., Беккер Р.А. Хлорпротиксен: обзор применения в общесоматической практике и наркологии. Часть II. Психиатрия и психофармакотерапия. 2017; 19 (6): 47–50.
Хлорпротиксен – низкопотентный типичный антипсихотик с некоторыми интересными и атипичными фармакологическими свойствами, в частности антидепрессивной, анальгетической, анксиолитической, гипнотической, противорвотной, спазмолитической, антидиарейной активностью, сочетающейся с положительным влиянием на фазовую структуру и архитектонику сна и циркадные ритмы, урикозурическими и гипоурикемическими свойствами, что делает его применимым во многих областях соматической медицины: неврологии, наркологии, анестезиологии, ревматологии и др.
Ключевые слова: хлорпротиксен, нарушения сна, хронические болевые синдромы, психосоматические расстройства, седация в анестезиологии, премедикация в анестезиологии, нейролептаналгезия, абстинентный синдром, подагра, урикозурические препараты.
Для цитирования: Быков Ю.В., Беккер Р.А. Хлорпротиксен: обзор применения в общесоматической практике и наркологии. Часть II. Психиатрия и психофармакотерапия. 2017; 19 (6): 47–50.

Chlorprothixene in somatic medicine and in drug addiction medicine: a systematic review. Part II

Yu.V.Bykov1, R.A.Bekker2
1Stavropol State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation. 355017, Russian Federation, Stavropol, ul. Mira, d. 310;
2David Ben-Gurion University in Negev. 8410501, Israel, Be’er Shebayubykov@gmail.com

Chlorprothixene is a low-potency typical antipsychotic with some interesting and atypical pharmacological properties. Among them it possesses analgesic, hypnotic, anxiolytic, antidepressant, uricosuric and hypouricemic, spasmolytic, antidiarrheal and antiemetic properties. Here we systematically review the relevant literature and show that chlorprothixene still has many applications in somatic medicine.
Key words: chlorprothixene, insomnia, circadian rhythms, chronic pain syndromes, psychosomatic disorders, sedation in anaesthesiology, premedication in anaesthesiology, neuroleptanalgesia, withdrawal syndrome, gout, hypouricemic drugs.
For citation: Bykov Yu.V., Bekker R.A. Chlorprothixene in somatic medicine and in drug addiction medicine: a systematic review. Part II. Psychiatry and Psychopharmacotherapy. 2017; 19 (6): 47–50.

Хлорпротиксен в качестве гипнотика

Показано, что хлорпротиксен не только способен улучшать засыпание и поддержание сна, но и способствовать истинной нормализации циркадных ритмов при биполярном аффективном расстройстве (БАР) и при депрессивных состояниях, в частности нормализации суточных ритмов секреции кортизола, катехоламинов, мелатонина. Это отличает его действие от действия хлорпромазина и сближает с действием трициклических антидепрессантов при депрессиях и лития при БАР (H.Waldmann, 1969).
Хлорпротиксен также отличается от таких «традиционных» гипнотиков, как хлоралгидрат и секобарбитал (Секонал) положительным, нормализующим влиянием на фазовую структуру сна, в частности уменьшением количества и продолжительности REM-фаз сна (а их количество и продолжительность, как известно, значительно увеличиваются при депрессивных состояниях). Это опять-таки сближает гипнотическое действие хлорпротиксена с гипнотическим действием известных в то время трициклических антидепрессантов типа амитриптилина, тримипрамина (H.Lehmann, T.Ban, 1968). Возможно, во влиянии хлорпротиксена на циркадные ритмы и архитектонику сна играет роль его сильный 5-HT7-антагонизм (P.Hedlund, 2009).
Быстрое купирование бессонницы, тревоги и возбуждения хлорпротиксеном способствует более быстрой стабилизации состояния психически больных с острыми состояниями (H.Felger, 1971).

Хлорпротиксен при хронических болевых синдромах

Хлорпротиксен обладает анальгетической активностью, которую связывают с его влиянием на обратный захват моноаминов, подобным влиянию трициклических антидепрессантов. В частности, показано, что хлорпротиксен сравним по эффективности с амитриптилином в купировании болевого синдрома у онкологических больных (U.Reinhardt, 1987). Хлорпротиксен эффективен также в терапии постгерпетической невралгии (G.Farber, J.Burks, 1974; P.Nathan, 1978; P.Kramer, 1981), спинального корешкового болевого синдрома и ишиалгии, связанной с ущемлением бокового кожного нерва бедра (R.Jones, 1974), болевого синдрома при кожном лейомиоматозе (M.Schmidt-Holtz, 1981).
Показано, что хлорпротиксен, равно как и трициклические антидепрессанты, более эффективен по сравнению с морфином при хронических нейропатических болях, в то время как морфин более эффективен при острых болях (J.Ravn, 1976). Тем не менее в литературе имеется опыт успешного применения хлорпротиксена и для уменьшения послеоперационных болей (F.Huerlimann, 1961). А японские исследователи успешно применили хлорпротиксен в качестве анальгетика и спазмолитика (благодаря его М-холинолитическим свойствам) при почечной колике (T.Sugai и соавт., 1968).
Показано, что введение хлорпротиксена, так же как и введение другого обладающего известными анальгетическими свойствами нейролептика левомепромазина (тизерцина), и антидепрессантов I поколения (имипрамин) и II (циталопрам, ролипрам) приводит к повышению содержания b-эндорфина и количества опиоидных рецепторов в ткани мозга, в особенности в гипоталамусе, а в случае с имипрамином, левомепромазином и хлорпротиксеном – еще и к повышению содержания динорфина. Предполагается, что именно это опосредованное взаимодействие с опиоидной системой является конечным механизмом реализации анальгетического действия как антидепрессантов (трициклические антидепрессанты, селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина), так и «антидепрессивных нейролептиков» хлорпротиксена и левомепромазина (R.Przewlocki и соавт., 1985).
Также показано, что хлорпротиксен и левомепромазин подобно традиционным трициклическим антидепрессантам амитриптилину и имипрамину повышают содержание серотонина в центральной нервной системе (ЦНС) и увеличивают количество и чувствительность 5-HT2A- и 5-HT2C-рецепторов в ЦНС, и это также может служить одним из механизмов их анальгетического действия. Хлорпротиксен и левомепромазин, подобно традиционным трициклическим антидепрессантам, также увеличивают количество и чувствительность опиоидных рецепторов ЦНС (мест связывания меченого 3H-налоксона) [L.Antkiewicz-Michaluk и соавт., 1984].
Известно также, что хроническое лечение хлорпротиксеном, так же как хроническое лечение антидепрессантами, приводит к десенситизации (уменьшению количества) кальциевых каналов L-типа, чувствительных к дигидропиридинам и участвующих в передаче болевых сигналов и развитии феномена гипералгезии, и анальгетическая активность антидепрессантов и хлорпротиксена усиливается, а гипералгезия снимается или предотвращается нифедипином (L.Antkiewicz-Michaluk и соавт., 1991).
Хлорпротиксен (15–100 мг/сут) наряду с малыми дозами флупентиксола (до 3 мг) также хорошо зарекомендовал себя в терапии таких психосоматических болевых синдромов, как синдром раздраженного кишечника, головные боли напряжения (F.Matsunaga, A.Kubo, 1963; P. van Coller, 1971).

Хлорпротиксен в анестезиологической практике

Хлорпротиксен также зарекомендовал себя в качестве эффективного и безопасного средства для седации педиатрических пациентов в возрасте от 1 сут до 8 лет перед такими требующими неподвижности процедурами, как компьютерная (КТ) и магнитно-резонансная томография (МРТ). При этом препарат не вызывал угнетения дыхания, миорелаксации, не выключал сознание и в применяемых дозах не вызывал экстрапирамидных побочных явлений, не требовал участия анестезиолога, лишь в двух случаях пациентам потребовалась дополнительная седация хлоралгидратом (E.Volle и соавт., 1996). 
Показано, что сочетание хлорпротиксена с мидазоламом, в отличие от сочетания мидазолама с дроперидолом, не оказывает негативного влияния на газообмен, не угнетает дыхания и не приводит к развитию гиперкапнии при седации или премедикации у маленьких детей (W.Büttner и соавт., 1989). В сравнительно недавней статье 2003 г. сравнивали седацию у детей при КТ и МРТ с использованием g-оксимасляной кислоты (ГОМК) и комбинации хлорпротиксена и фенобарбитала. Было показано, что при седации с использованием ГОМК дети быстрее пробуждаются после окончания процедуры, у них реже наблюдаются тахикардия, дезориентация, гипотензия, но хлорпротиксен имел преимущество в том, что благодаря его противорвотному действию у детей редко возникала рвота (S.Meyer и соавт., 2003).
Ранее хлорпротиксен широко применяли и в предоперационной премедикации, и в качестве компонента нейролептаналгезии. Особенно популярны были комбинации хлорпротиксена с декстроморамидом – пальфиумом (H.Persillon, 1970), меперидином или феноперидином, тримеперидином (промедолом) [P.Viars, T.Gaveau, 1968; T.Gaveau, P.Viars, 1970]. В одном из исследований сравнивали комбинацию дроперидола и феноперидина с комбинацией хлорпротиксена и декстроморамида при операциях на сердце и делали вывод о большей стабильности артериального давления и ритма сердца и лучшей перфузии органов при комбинации хлорпротиксена и декстроморамида (P.O'Byrne и соавт., 1976). В другом исследовании сравнивался эндокринный ответ на хирургическую травму и предоперационный стресс (выброс кортизола, адренокортикотропного гормона, пролактина, соматотропина и других гормонов) при использовании нейролептан-алгезии хлорпротиксеном и декстроморамидом и при использовании альфадиона с фентанилом, и делался вывод о более выраженном уменьшении эндокринной реакции на стресс при использовании нейролептаналгезии хлорпротиксеном и декстроморамидом (M.Romieu и соавт., 1975). 
А еще одна группа хирургов показала, что нейрохирургические операции по удалению крупных аневризм мозговых артерий, проводимые в условиях управляемой гипотензии, безопаснее проводить в сознании, под нейролептаналгезией (в качестве которой применялись хлорпротиксен с декстроморамидом), чем под эндотрахеальной анестезией галотаном (R.Chacornac и соавт., 1978). А финские анестезиологи показали, что при удалении феохромоцитомы сильное a-адреноблокирующее действие хлорпротиксена, обычно считающееся в анестезиологии недостатком, является преимуществом и позволяет избежать резкого повышения артериального давления в ходе операции (M.Salo и соавт., 1972).
Однако высокая частота таких нежелательных побочных эффектов, как ортостатическая гипотензия, тахикардия, замедленное пробуждение после анестезии, чрезмерная сухость слизистых оболочек из-за атропиноподобного действия, дезориентация, делирий, привела к тому, что от использования хлорпротиксена, так же как и хлорпромазина, левомепромазина, прометазина, анестезиологи отказались (H.Persillon, 1970; U.Bauer-Miettinen, R.Horazdovsky-Nabak, 1982).

Хлорпротиксен в качестве урикозурического препарата

Хлорпротиксен обладает способностью понижать содержание мочевой кислоты в крови и ускорять ее выведение с мочой, что вместе с его анальгетической активностью дало основание применять препарат в качестве компонента комплексной терапии подагры (L.Healey и соавт., 1965; B.Stavric и соавт., 1975; A.Shalev и соавт., 1987; A.Shalev и соавт., 1989). На его урикозурические и гипоурикемические свойства и эффективность при подагре указывают и российские авторы (М.Ю.Дробижев, 2001). Более того, снижение уровня мочевой кислоты наблюдается даже после однократного приема 50 мг препарата и держится до 10 сут (R.Weinshilboum и соавт., 1975). А его гипоурикемический эффект даже был предложен в качестве маркера, позволяющего мониторить комплаентность больного, соблюдение им режима лечения (A.Shalev и соавт., 1989). 

Хлорпротиксен в наркологии

Показано, что введение хлорпротиксена в средних дозах до 500 мг/сут или левомепромазина в средних дозах до 300 мг/сут больным с героиновой абстиненцией приводило к купированию не только соматовегетативных и психических (инсомния, тревога, агрессивность, возбуждение), но и алгических проявлений абстиненции, чего не наблюдалось при применении хлорпромазина в сопоставимых дозах (P.König, 1979; H.Schanda и соавт., 1982; O.Presslich и соавт., 1983). Авторы связывают этот факт с наличием у хлорпротиксена и левомепромазина анальгетической активности. По данным российских авторов, хлорпротиксен также положительно зарекомендовал себя при лечении психических расстройств и купировании абстинентного синдрома на фоне героиновой наркомании (С.Н.Авдеев и соавт., 2001).
Показано, что при алкогольной абстиненции наблюдается гиперчувствительность a2-адренореактивных структур, и хлорпротиксен наряду с клонидином способны эффективно ее уменьшать (J.Balldin и соавт., 1992). В другом исследовании показано, что комбинация хлорпротиксена и карбамазепина не менее эффективно уменьшала проявления алкогольного абстинентного синдрома, измеренные по шкале общей психопатологии алкогольного абстинентного синдрома (AWIP), чем комбинация карбамазепина и клонидина (J.Balldin, K.Bokström, 1986; K.Bokström, J.Balldin, 1992). Хлорпротиксен пытались применять даже при купировании алкогольного делирия (A.Masciocchi, A.Marino, 1962; M.Sainsbury, 1975; J.Boucek, 1982).
В то же время хлорпротиксен в наркологии не лишен и некоторых недостатков. Одним из известных его недостатков является способность подобно алифатическим фенотиазинам (хлорпромазин, промазин и др.) сильно понижать судорожный порог, вызывать коллаптоидные состояния, провоцировать делирий или удлинять и утяжелять его течение. Это заставило авторов японского исследования предостеречь от бездумного использования хлорпротиксена для седации и купирования абстиненции у пациентов с алкогольной, барбитуровой или бензодиазепиновой зависимостью и особенно – от попыток за счет использования седативного эффекта хлорпротиксена снизить «замещающую» дозу фенобарбитала или бензодиазепинов, поскольку хлорпротиксен оказывает лишь седативное действие, но не предотвращает абстинентные судороги, а, наоборот, усиливает (потенцирует) и удлиняет их и повышает риск их возникновения (E.Tagashira и соавт., 1981).
По данным некоторых авторов (Е.А.Казутина., 2004), следует избегать назначения хлорпротиксена у больных гепатитом С на фоне купирования опийного абстинентного синдрома, так как данный препарат оказывает гепатотоксическое действие.
Хлорпротиксен показал эффективность при психической патологии у лиц, страдающих алкогольной зависимостью (М.Ю.Дробижев, 2001).

Выводы

Хорошая переносимость хлорпротиксена позволяет применять его в качестве анксиолитика и гипнотика при психосоматических расстройствах в общесоматической медицине, в частности неврологии.
Хлорпротиксен обладает анальгетической активностью и может применяться в качестве адъювантного анальгетика при различных хронических болевых синдромах, в частности нейропатических болях, постгерпетической невралгии, спинальном корешковом синдроме, ишиалгии, болях, связанных со злокачественными новообразованиями.
Сильная антигистаминная и противозудная активность хлорпротиксена позволяет применять его в дерматологии при зудящих дерматозах.
Хлорпротиксен обладает противорвотной активностью и в этом качестве может применяться, например, при психогенной рвоте, вестибулярных нарушениях, для уменьшения тошноты и рвоты при терапии селективными ингибиторами обратного захвата серотонина и др.
Хлорпротиксен обладает урикозурической и гипоурикемической активностью и может применяться в комплексной терапии подагры.
Сильная М-холинолитическая, спазмолитическая и анальгетическая активность хлорпротиксена, позволившая японским исследователям применить его при почечной колике, обусловливает целесообразность его применения, например, при таких психосоматических заболеваниях, как сидром раздраженного кишечника с преобладанием поносов.
Хлорпротиксен может также применяться в наркологии в комплексной терапии при купировании алкогольной и опиоидной абстиненции, но не является идеальным средством для этого (следует, в частности, учитывать снижение судорожного порога, риск возникновения коллаптоидных состояний, делирия и др.).

Сведения об авторах
Быков Юрий Витальевич – ФГБОУ ВО СтГМУ. E-mail: yubykov@gmail.com
Беккер Роман Александрович – исследователь в области психофармакотерапии, Университет им. Давида Бен-Гуриона в Негеве
Список исп. литературыСкрыть список
1. Авдеев С.Н., Надеждин А.В., Тетенова Е.Ю. Применение препарата Труксал у героиновых наркоманов. Рус. мед. журн. 2001; 25: 1183–5. / Avdeev S.N., Nadezhdin A.V., Tetenova E.Iu. Primenenie preparata Truksal u geroinovykh narkomanov. Rus. med. zhurn. 2001; 25: 1183–5. [in Russian]
2. Дробижев М.Ю. Труксал (Хлорпротиксен) при лечении больных в общесоматической сети. Психиатрия и психофармакотерапия. 2001; 6: 215–6. / Drobizhev M.Iu. Truksal (Khlorprotiksen) pri lechenii bol'nykh v obshchesomaticheskoi seti. Psychiatry and Psychopharmacotherapy. 2001; 6: 215–6. [in Russian]
3. Казутина Е.А. Особенности опийного абстинентного синдрома у больных гепатитом С (клиника, биохимия, лечение). Автореф. … канд. мед. наук. М., 2004. / Kazutina E.A. Osobennosti opiinogo abstinentnogo sindroma u bol'nykh gepatitom S (klinika, biokhimiia, lechenie). Avtoref. … kand. med. nauk. M., 2004. [in Russian]
4. Antkiewicz-Michaluk L. The influence of chronic treatment with antidepressant neuroleptics on the central serotonin system. Pol J Pharmacol Pharm 1986; 38 (4): 359–70.
5. Antkiewicz-Michaluk L, Rokosz-Pelc A, Vetulani J. Increase in rat cortical [3H] naloxone binding site density after chronic administration of antidepressant agents. Eur J Pharmacol 1984; 102 (1): 179–81.
6. Antkiewicz-Michaluk L, Romańska I, Michaluk J et al. Role of calcium channels in effects of antidepressant drugs on responsiveness to pain. Psychopharmacology (Berl) 1991; 105 (2): 269–74.
7. Balldin J, Berggren U, Engel J et al. Alpha-2-adrenoceptor sensitivity in early alcohol withdrawal. Biol Psychiatry 1992; 31 (7): 712–9.
8. Balldin J, Bokström K. Treatment of alcohol abstinence symptoms with the alpha 2-agonist clonidine. Acta Psychiatr Scand Suppl 1986; 327: 131–43.
9. Bauer-Miettinen U, Horazdovsky-Nabak R. Chlorprothixene-induced central anticholinergic syndrome. Article in German. Anaesthesist 1982; 31 (2): 98–100.
10. Bokström K, Balldin J. A rating scale for assessment of alcohol withdrawal psychopathology (AWIP). Alcohol Clin Exp Res 1992; 16 (2): 241–9.
11. Boucek J. Our experience with treatment of delirium tremens. Article in Czech. Cesk Psychiatr 1982; 78 (5): 332–8.
12. Büttner W, Heuser-Grannemann E, Krizanits F et al. Significant CO2 retention in children after premedication with Dormicum and Thalamonal. Article in German. Anaesthesist 1989; 38 (6): 285–7.
13. Chacornac R, Charlot M, Duret N. General anesthesiologic conditions in the surgical treatment of intracranial aneurysms under induced hypotension with sodium nitroprusside. Article in French. Neurochirurgie 1978; 24 (3): 155–63.
14. Farber GA, Burks JW. Chlorprothixene therapy for herpes zoster neuralgia. South Med J 1974; 67 (7): 808–12.
15. Felger HL. Chlorprothixene-enforced sleep for newly admitted patients with acute mental decompensation. Dis Nerv Syst 1971; 32 (1): 46–51.
16. Gaveau T, Viars P. Combination of chlorprothixene and phenoperidine in peripheral surgery. Article in French. Anesth Analg (Paris) 1970; 27 (6): 1007–21.
17. Healey LA, Harrison M, Decker JL. Uricosuric effect of chlorprothixene.
N Engl J Med 1965; 272: 526–7.
18. Hedlund PB. The 5-HT7 receptor and disorders of the nervous system: an overview. Psychopharmacology (Berl) 2009; 206 (3): 345–54.
19. Huerlimann F. Postoperative pain control with “Taractan”, a new thioxanthene derivative. Article in German. Praxis 1961; 50: 223–5.
20. Jones RK. Meralgia paresthetica as a cause of leg discomfort. Can Med Assoc J 1974; 111 (6): 541–2.
21. König P. Psychiatric intensive therapy after acute alkaloid withdrawal syndrome. Article in German. Infusionsther Klin Ernahr 1979; 6 (1): 56–9.
22. Kramer PW. The management of postherpetic neuralgia with chlorprothixene. Surg Neurol 1981; 15 (2): 102–4.
23. Lehmann HE, Ban TA. The effect of hypnotics on rapid eye movement (REM). Int Z Klin Pharmakol Ther Toxikol 1968; 1 (5): 424–7.
24. Masciocchi A, Marino A. Taractan in the treatment of delirium tremens. Article in Italian. Riv Sper Freniatr Med Leg Alien Ment 1962; 86: 993–1016.
25. Matsunaga F., Kubo A. Tranquilizing agents in the therapy of gastrointestinal diseases. Article in Japanese. Chiryo 1963; 45: 1614–22.
26. Meyer S, Gottschling S, Georg T et al. Gamma-hydroxybutyrate versus chlorprothixene/phenobarbital sedation in children undergoing MRI studies. Klin Padiatr 2003; 215 (2): 69–73.
27. Nathan PW. Chlorprothixene (taractan) in post-herpetic neuralgia and other severe chronic pains. Pain 1978; 5 (4): 367–71.
28. O'Byrne P, Huguenard P, Romano P et al. Neuroplegia and extracorporeal circulation. Comparison between combinations of droperidol-phenoperidine and chlorprothixene-dextromoramide in cardiac surgery. Article in French. Ann Anesthesiol Fr 1976; 17 (12): 1405–10.
29. Persillon H. Palfium-Taractan-Valium association. Ideal vigil anesthesia in ophthalmology. Article in French. J Med Lyon 1970; 51 (182): 685–702.
30. Presslich O, Schanda H, Hermann P. Inpatient withdrawal treatment of heroin dependence with neuroleptics – an approach to addicts. Article in German. Psychiatr Prax 1983; 10 (2): 60–3.
31. Przewłocki R, Lasoń W, Majeed NH et al. Antidepressants and endogenous opioid peptide systems. Neuropeptides 1985; 5 (4–6): 575–8.
32. Ravn J. Letter: Treatment of severe chronic pain. Article in Danish. Ugeskr Laeger 1976; 138 (17): 1038.
33. Reinhardt U. Modification of tumor pain by psychotropic drugs. Article in German. Z Arztl Fortbild (Jena) 1987; 81 (4): 173–6.
34. Romieu M, Orsetti A, Jaffiol C et al. Comparison of the endocrine response under 2 kinds of anesthesia: neuroleptanalgesia of the chlorprothixene-dextromoramide type and venous anesthesia of the type alfadione-fentanyl. Article in French. Ann Anesthesiol Fr 1975; 16 (9): 711–20.
35. Sainsbury MJ. The management of delirium tremens. Med J Aust 1975;
1 (1): 15–6.
36. Salo M, Laaksonen V. The maintenance of the circulation during anaesthesia in patients with phaeochromocytoma. Ann Chir Gynaecol Fenn 1972; 61 (3): 142–51.
37. Schanda H, Presslich O, Hermann P et al. In-patient withdrawal treatment of heroin addicts with neuroleptics (author’s transl). Article in German. Wien Klin Wochenschr 1982; 94 (2): 43–8.
38. Schmidt-Holtz M. Leiomyomatosis cutis with Paroxysmal pain (author’s transl). Article in German. Z Hautkr 1981; 56 (20): 1342–51.
39. Shalev A, Hermesh H, Munitz H et al. Chlorprothixene-induced hypouricemia: a biologic indicator of drug compliance. J Clin Psychiatry 1989; 50 (11): 424–7.
40. Shalev A, Hermesh H, Munitz H. The hypouricemic effect of chlorprothixene. Clin Pharmacol Ther 1987; 42 (5): 562–6.
41. Stavric B, Clayman S, Gadd RE et al. Some in vivo effects in the rat induced by chlorprothixene and potassium oxonate. Pharmacol Res Commun 1975; 7 (2): 117–24.
42. Sugai T, Kimura S, Niimura K. Effects of methixene hydrochloride on urinary tract calculi: effects as an analgesic and on spontaneous passages of stones. Article in Japanese. Hinyokika Kiyo 1968; 14 (8): 605–18.
43. Tagashira E, Hiramori T, Urano T et al. Enhancement of drug withdrawal convulsion by combinations of phenobarbital and antipsychotic agents. Jpn J Pharmacol 1981; 31 (5): 689–99.
44. Van Coller PE. Flupenthixol (fluanxol) in the treatment of psychosomatic disorders in medicine. Psychosomatics 1971; 12 (4): 256–9.
45. Viars P, Gaveau T. Reflections on the clinical use of phenoperidine (continued). Article in French. Anesth Analg (Paris) 1968; 25 (4): 373–87.
46. Volle E, Park W, Kaufmann HJ. MRI examination and monitoring of pediatric patients under sedation. Pediatr Radiol 1996; 26 (4): 280–1.
47. Waldmann H. Circadian phase alteration in the manic-depressive disease. Article in German. Fortschr Neurol Psychiatr Grenzgeb 1969; 37 (7): 383–96.
48. Weinshilboum RM, Goldstein JL, Kelley WN. Prolonged hypouricemia associated with acute chlorprothixene ingestion. Arthritis Rheum 1975;
18 (Suppl. 6): 739–41.
Количество просмотров: 1707
Предыдущая статьяОсобенности клинико-социального патоморфоза суицидального поведения у современных подростков
Следующая статьяПерициазин в лечении психических расстройств: на пути к повышению комплаенса
Прямой эфир