Психиатрия Всемирная психиатрия
№02 2014

Социальная диетологическая нейронаука в психиатрии №02 2014

Номера страниц в выпуске:151-152
Cacioppo и соавторы [1] превосходно описывают возможный вклад социальных нейронаук в психиатрию. Значительный вклад в их междисциплинарный подход может внести диетология. Действительно, несмотря на то, что головной мозг человека составляет всего около 2 % от массы тела, в нём происходит около 20 % общего метаболизма в состоянии покоя [2]. Поскольку головной мозг нуждается в интенсивном поступлении энергии, изменения в метаболизме могут оказать значительное влияние на его функционирование. В этом комментарии мы уделим внимание потенциальному вкладу в психиатрию такой развивающейся и вызывающей всё больший интерес важной области, как социальная диетологическая нейронаука.
Перевод: Данилова М.Ю.
Редактура: Алфимов П.В

Cacioppo и соавторы [1] превосходно описывают возможный вклад социальных нейронаук в психиатрию. Значительный вклад в их междисциплинарный подход может внести диетология. Действительно, несмотря на то, что головной мозг человека составляет всего около 2 % от массы тела, в нём происходит около 20 % общего метаболизма в состоянии покоя [2]. Поскольку головной мозг нуждается в интенсивном поступлении энергии, изменения в метаболизме могут оказать значительное влияние на его функционирование. В этом комментарии мы уделим внимание потенциальному вкладу в психиатрию такой развивающейся и вызывающей всё больший интерес важной области, как социальная диетологическая нейронаука.
Традиционно, диетологическая нейронаука фокусируется на эффектах, которые различные компоненты диеты оказывают на нейрохимию, нейробиологию, поведение и познавательную сферу. В социальной диетологической нейронауке используется более широкий взгляд, учитывающий ключевые двунаправленные факторы: социальные процессы и влияние диеты на поведение. Последующих биологические и алиментарные изменения могут соответственно повлиять на социальные и поведенческие процессы, таким образом формируется цепь обратной связи. В исследованиях влияния депрессии на биологические и алиментарные процессы демонстрируется важность понимания наличия этой обратной связи.
Депрессия может оказывать значительное влияние на приём пищи. Изменение аппетита является важным отличительным признаком большого депрессивного расстройства. Один из диагностических критериев этого расстройства в DSM-5 связан с пищевым поведением: набор/потеря веса или гиперфагия/гипофагия. Депрессия также оказывает влияние на пищевые предпочтения [3], например, у некоторых людей при депрессии повышается употребление любимой еды [4].
В развитии депрессии и изменении пищевого поведения могут быть задействованы одни и те же физиологические системы. В исследованиях механизмов действия было показано как депрессия может влиять на ключевые механизмы развития воспалительного процесса, включая активность симпатической системы, оксидативный стресс, активацию ядерного фактора транскрипции каппа-В (NF-kB) и продукцию провоспалительных цитокинов [5]. Пищевое поведение оказывает влияние на пищеварительные процессы и изменяет функционирование головного мозга посредством тех же механизмов (3,5). Из литературы известно, что как депрессия, так и стресс также оказывают выраженное отрицательное воздействие на вагусную активацию. Поскольку блуждающий нерв иннервирует ткани, участвующие в пищеварении, всасывании и метаболизме питательных веществ, его активация может непосредственно и выражено повлиять на метаболический ответ на пищу и на воспалительные процессы, внося вклад в активную взаимосвязь между головным мозгом и пищеварительной системой [5].
Алиментарные и иммунные изменения могут способствовать развитию депрессии. Появляется всё больше доказательств того, что у лиц с менее качественной диетой имеется большая вероятность развития депрессии, чем у лиц с более качественной диетой [6]. Более того, воздействие провоспалительных цитокинов приводит к возникновению «болезненных состояний», например, изменений поведения, напоминающих соматические симптомы депрессии, такие как ангедония и летаргия [7]. Депрессия, соответственно, может повлечь за собой цепь негативных последствий, вызывая нарушение пищевого поведения, которое, в свою очередь ещё больше усугубляет депрессию.
Двусторонняя связь между депрессией, диетой и биологическим ответом наглядно демонстрируется на примере взаимосвязи между депрессией и ожирением, которая, очевидно, связана как с диетой, так и с расстройством психологических механизмов реагирования. Клиническая депрессия и ожирение часто сопутствуют друг другу [8]. У лиц, страдающих от ожирения риск развития депрессии со временем составляет 55 %, а у лиц, страдающих депрессией риск набрать вес выше на 58 % [8]. Кроме того, по данным крупного проспективного исследования, у взрослых более старшего возраста, страдающих от депрессии в течение пяти лет, отмечалось увеличение количества подкожно-жировой клетчатки (ПЖК), а у лиц, не страдающих от депрессии, — наоборот, уменьшение количества ПЖК [9]. Важно отметить, что эта связь не отражает изменения в общей степени ожирения; предполагается, что депрессивная симптоматика специфически связана с изменением количества подкожного жира, важнейшего фактора в развитии воспалительного процесса. В жировой ткани, функционирующей в качестве эндокринного органа, секретируется большое количество различных белковых гормонов и цитокинов, оказывающих влияние на функционирование головного мозга, метаболизм и поведение [3].
В то время как низкокачественный рацион питания повышает риск развития депрессии, здоровая диета может от неё защитить. В проспективном исследовании, в котором принимало участие около 10 000 участников, у лиц, придерживавшихся средиземноморской диеты, богатой мононенасыщенными жирами, рыбой, фруктами, орехами и овощами, спустя четыре года отмечался меньший риск развития депрессии, чем у лиц, придерживавшихся диеты с меньшим содержанием данных продуктов и высоким количеством насыщенных жиров [10]. Соблюдение здоровой диеты, помимо редукции симптомов депрессии, так же может снизить тревожную симптоматику [6]. 
После освещения ключевых моментов социальных нейронаук и их потенциального вклада в психиатрию, Cacioppo и соавторы [1] делают вывод, что для исследований необходимы методы нейровизуализации и генетического обследования, фокусирующиеся на специализированных процессах, лежащих в основе социальной жизни. В области социальной диетологической нейронауки эти методы так же обладают большой ценностью. При применении междисциплинарного подхода, объединяющего социальные нейронауки и социальную диетологическую нейронауку, могут быть разрешены различные актуальные проблемы, что расширит наши знания о психических заболеваниях. Повышение внимания к роли поведения как ключевого фактора в диетологической нейронауке открывает новые перспективы для будущих исследований.

Благодарности

Работа над этим комментарием была проведена при поддержке Национального института здоровья США (гранты CA158868, CA172296 и CA154054).
Список исп. литературыСкрыть список
1. Cacioppo JT, Cacioppo S, Dulawa S et al. Social neuroscience and its potential contribution to psychiatry. World Psychiatry 2014;13:131-9.
2. Fonseca-Azevedo K, Herculano-Houzel S. Metabolic constraint imposes tradeoff between body size and number of brain neurons in human evolution. Proc Natl Acad SciUSA 2012;109:18571-6.
3. Hryhorczuk C, Sharma S, Fulton SE. Metabolic disturbances connecting obesity and depression. Front Neurosci 2013;7:177.
4. Dallman MF, Pecoraro N, Akana SF et al. Chronic stress and obesity: a new view of “comfort food”. Proc Natl Acad Sci USA 2003;100:11696-701.
5. Kiecolt-Glaser JK. Stress, food, and inflammation: psychoneuroimmunology and nutrition at the cutting edge. Psychosom Med 2010;72:365-9.
6. Jacka FN, Mykletun A, Berk M et al. The association between habitual diet quality and the common mental disorders in community-dwelling adults: the Hordaland Health Study. Psychosom Med 2011;73:483-90.
7. Jaremka LM, LindgrenME, Kiecolt-Glaser JK. Synergistic relationships among stress, depression, and distressing relationships: insights from psychoneuroimmunology. Depress Anxiety 2013;30:288-96.
8. Luppino FS, de Wit LM, Bouvy PF et al. Overweight, obesity, and depression: a systematic review and meta-analysis of longitudinal studies. Arch Gen Psychiatry 2010;67:220-9.
9. Vogelzangs N, Kritchevsky SB, Beekman AT et al. Depressive symptoms and change in abdominal obesity in older persons. ArchGen Psychiatry 2008; 65: 1386-93.
10. Sanchez-Villegas A, Delgado-Rodríguez M, Alonso A et al. Association of the Mediterranean dietary pattern with the incidence of depression: the Seguimiento Universidad de Navarra/University of Navarra Follow-up (SUN) cohort. Arch Gen Psychiatry 2009;66:1090-8.
Количество просмотров: 800
Предыдущая статьяОдиночество и социальные нейронауки
Следующая статьяОбщая смертность и смертность в результате суицида при психических расстройствах: мета-обзор
Прямой эфир